Елена Блаватская.

Разоблаченная Изида. С комментариями. Том 2



скачать книгу бесплатно

© Предисловие, комментарии, словарь. Н. Ковалева, 2017

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2018

От издателя

В первом томе «Разоблаченной Изиды» Е. П. Блаватская раскрыла миру правду о природных законах, которые не знает и в существование которых даже не верит официальная наука; во втором томе она раскрыла правду о происхождении и первоначальных доктринах мировых религий, – правду, тщательно скрываемую в течение целых веков. А эта правда далеко не всем пришлась по вкусу. Вот потому и было вылито – и продолжает выливаться в наши дни! – столько клеветы на великую русскую женщину-просветительницу, принесшую людям истинное знание, скрываемое от них в течение долгих веков. Читая эту книгу, понимаешь, за что Блаватскую так ненавидели клерикалы и почему так много преследований, клеветы и травли выпало на ее долю…

Но все тайное рано или поздно должно стать явным. Крылатая египетская богиня – символ тайной мудрости – устами своей последовательницы Елены Блаватской открывает нам как тайны возникновения древнейших религий мира, так и тайны тех превращений, которые претерпели их первоначальные идеи по воле служителей церкви. Свои выводы Блаватская основывает на материале десятков исторических и философских источников, сравнивая тексты священных писаний разных стран и народов.

Теоретический уровень «Разоблаченной Изиды» легко понять, взглянув на список авторов и источников, цитируемых в этой работе. Ни одно утверждение Е. П. Блаватской не является голословным: свое мнение она подкрепляет многочисленными цитатами, как и положено в научных исследованиях. Источниковая база «Изиды» поражает своей обширностью и солидностью: это многочисленные произведения древнеиндийской философии: Веды, упанишады, брахманы, пураны, «Бхагавадгита», «Манавадхармашастра», «Законы Ману», «Типитака», «Дхаммапада», а также «Изумрудная скрижаль» Гермеса Трисмегиста, «Зенд-Авеста», «Пополь-Вух», Библия, «Pistis Sophia», «Зогар», «Апокрифическое Евангелие» Никодима и другие древнейшие религиозно-философские источники.

Помимо этого, в «Изиде» приводится такое множество ссылок на труды античных философов, историков, географов, писателей, какое можно встретить только в энциклопедической литературе. Сократ, Платон, Аристотель, Сенека, Климент Александрийский, Ориген, Плотин, Порфирий, Ямвлих, Иосиф Флавий, Филон Иудейский, Геродот, Плиний Старший, Гай Светоний Транквилл, Тертуллиан, Павсаний, Гомер, Эврипид, Плутарх, Аристофан, Овидий, Виргилий, Апулей, Эсхил – это далеко не полный перечень выдающихся авторов Античности, на которых ссылается в своей книге Блаватская. Столь же полно представлены в «Разоблаченной Изиде» и выдающиеся представители средневековой религиозно-философской мысли, и философы Нового времени. Обращают на себя внимание и частые упоминания Блаватской имен выдающихся ученых XVIII–XIX веков, в частности знаменитых востоковедов Макса Мюллера, Жана-Франсуа Шампольона, а также многих историков церкви и духовных орденов, религиоведов, философов, путешественников.

Конечно, цитирует Блаватская и западных корифеев эзотерического знания, таких как Парацельс, Месмер, Элифас Леви, Агриппа, Сведенборг и других.

Обилие исторических фактов, а также обширнейшие философские, этнографические, лингвистические, религиоведческие познания, которые легли в основу материала, представленного в этом томе «Изиды», поражают воображение. Истинное происхождение религиозных учений, истоки возникновения тех или иных догм, происхождение всевозможных искажений и ошибок в священных писаниях и их переводах на другие языки, а также многочисленные изменения первоначальных религиозных доктрин, сделанные теологами ушедших эпох, – все это проанализировано и показано на страницах данной книги.

Никто и никогда до Блаватской не давал еще столь серьезного, глубокого, фундаментального анализа различных религиозно-философских источников в вопросе происхождения религий. Для кого-то это может оказаться настоящим шоком, – читая строки «Изиды», понимаешь, как мало мы знаем о происхождении христианства и об истинном, первоначальном, историческом учении Христа. Блаватская ставит все точки над «i» в данном вопросе, не оставив своим оппонентам-клерикалам ни малейшего шанса оспорить ее выводы.

Любой честный исследователь, ознакомившись с трудами Блаватской, вынужден будет признать: Блаватская – поистине великая исследовательница, не только историк философии, но и религиовед. Правда, Е. П. Блаватская никогда не скрывала, что писала эту книгу не одна – ей помогали собрать этот обширнейший научный материал ее духовные Учители, которых последователи теософии называли Махатмами. Почему другие религиоведы не смогли сделать то, что сделали Елена Блаватская, никогда не претендовавшая на академические лавры, и ее таинственные Учители? Ответ на этот вопрос прост: ни один из западных ученых в эпоху Блаватской не владел столь обширными, поистине энциклопедическими познаниями, которыми обладали Блаватская и Махатмы, с помощью которых она создавала свои фундаментальные труды. Востоковеды-индологи изучили многие философские источники Древней Индии (хотя отнюдь не всегда правильно интерпретировали многие положения индийской метафизики), но при этом не обладали большими познаниями в раннехристианской литературе, истории церкви и тонкостях богословских доктрин. Историки западной религии и церкви разбирались в теологии, но не знали санскритскую литературу и не могли проследить происхождение важнейших религиозных доктрин. В «Изиде» же генезис основных положений мировых религий дается на основе сравнительного анализа текстов древнейших источников джайнизма, буддизма, иудаизма, христианства с писаниями отцов церкви, заложивших основы христианской догматики. И едва ли кто-то даже из современных ученых смог бы совместить в себе столь необычную, поистине колоссальную эрудицию, какой обладал автор «Изиды», чтобы оперировать подобными познаниями, да еще в таком объеме.

Эти уникальные познания дали автору этой книги ключ к решению многих проблем религиоведения, в особенности в вопросе возникновения христианской религии. Близость христианства с буддизмом, утверждаемая Блаватской, получила в этой работе убедительное, неопровержимое доказательство на основе сравнения текстов древнейших источников.

Данная книга открывает читателю и множество других тайн, связанных с историей религий и церкви. Так, история масонства, его связь вначале с древними рыцарскими орденами, а затем с печально известным орденом иезуитов, тоже нашла отражение в этой работе.

Наконец, еще одной значимой темой книги являются многочисленные прегрешения церкви против истинного духа христианского учения: инквизиция, религиозные преследования и войны, а также причастность деятелей западной церкви к занятиям черной магией и колдовством…

Напоследок отметим, что фундаментальные философские труды Елены Блаватской (помимо них, Блаватская является автором захватывающе интересных художественных книг и эссе) не бывают легкими для чтения. Такова их специфика – они содержат в себе чрезвычайно концентрированный, насыщенный научный материал. Таков и второй том «Разоблаченной Изиды». В этой книге есть немало живых и увлекательных повествований о различных исторических событиях и психологических феноменах, но есть главы, посвященные теологии и содержащие в себе подробный анализ генезиса важнейших положений целого ряда богословских доктрин. Изучение этих материалов может стать для читателей, не имеющих философского образования, настоящим испытанием. Ничего не поделать: «Разоблаченная Изида» – это настоящая научная работа, посвященная значимым проблемам религиоведения, теологии и истории церкви. Но зато читатель, преодолевший неизбежные трудности изучения этой книги, будет вознагражден такими познаниями, которые невозможно почерпнуть ни в одном другом источнике по истории религий и церкви.

Думается, что недалек тот час, когда уникальность содержащейся в трудах Е. П. Блаватской информации будет оценена по достоинству не только немногочисленными пытливыми умами нашей эпохи, но и официальной наукой…

Н. Ковалева

Предисловие

Если бы это было возможно, мы бы не давали этот труд в руки многим христианам, которым чтение его не принесет пользы и не для которых он был написан. Мы имеем в виду тех, кто искренне и чистосердечно верит в свои соответственные церкви, и тех, чья безгрешная жизнь отражает блестящий пример Пророка из Назарета, чьими устами дух истины громко говорил человечеству. Такие были во все времена.

История сохраняет имена многих героев, философов, филантропов, мучеников, святых мужчин и женщин; но насколько больше таких, которые жили и умирали, оставаясь неизвестными, за исключением близких друзей, лишенными благословения, кроме как от своих скромных облагодетельствованных! Они облагородили христианство, но принесли бы такой же блеск любой другой вере, какую бы они ни исповедали, ибо они были выше своего вероисповедания. Благотворительность Питера Купера и Элизабет Томпсон в Америке, которые не являются правоверными христианами, не менее христоподобна, чем благотворительность баронессы Анджелы Бадет-Кутц в Англии, христианки. И все же, по сравнению с теми миллионами, которые считаются христианами, они всегда образовывали ничтожное меньшинство. Их можно найти и в наши дни: на кафедре и на церковной скамье, во дворцах и в хижинах; но растущий материализм, увлеченность мирскими делами и лицемерие быстро уменьшают их численность. Их благотворительная деятельность и простая, как бы детская, вера в непогрешимость их Библии, их догм и их духовенства приводят в действие все добродетели, какие заложены в присущей нам всем натуре. Мы лично знали таких богобоязненных жрецов и священнослужителей и всегда избегали вступать с ними в споры, чтобы не быть виновными в совершении жестокости, задевая их чувства; также мы не лишали ни одного мирянина его слепой веры, если только она одна делала для него возможной святую жизнь и спокойную смерть.

Являясь анализом религиозных верований в целом, этот том, в частности, содержит критику христианского богословия, главного противника свободной мысли. Он не содержит ни одного слова против чистых учений Иисуса, но нещадно разоблачает их вырождение в пагубно вредные церковные системы, которые разрушают веру человека в свое бессмертие, в своего Бога и подрывают всякую нравственную свободу.

Мы бросаем перчатку догматическим богословам, которые хотели бы поработить и историю и науку, и в особенности – Ватикану, чьи деспотические претензии стали ненавистными большей части просвещенного христианского мира. Оставляя духовенство в стороне, никому, кроме логически мыслящих и отважных исследователей, не следовало бы заниматься книгами, подобными этой. Такие ныряльщики за истиной обладают мужеством иметь свое собственное мнение.

Глава I
Церковь – где она?

Даже наступает время, когда всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу.

Евангелие от Иоанна, XVI, 2


Анафема тому… кто скажет, что человеческими науками следует заниматься в таком духе свободы, что человеку может быть позволено считать истинными их утверждения, даже когда они противоречат божественным откровениям.

Вселенский Собор 1870 г.


ГЛАВК – Церковь! Где ж она?

«Король Генрих VI», акт I, сцена I

Церковная статистика

В Соединенных Штатах Америки шестидесяти тысячам (точнее, 60 428) человек платят жалованье, чтобы они изучали науку о Боге и Его отношениях со Своими созданиями.

Эти люди принимают на себя обязательства передать нам знания, которые трактуют о существовании, характере и свойствах нашего Творца; Его законах и правлении, а также учения, которым мы должны верить, и обязанности, которые должны исполнять. Пять тысяч (5141) из них[1]1
  Эти цифры взяты нами из «Статистики религий США на 1871 год». Здесь и далее примечания без подписи принадлежат Е. П. Блаватской. – Прим. ред.


[Закрыть]
, с перспективой 1273 студентов богословия, которые со временем будут им помогать, преподают эту науку согласно доктрине, предписанной им Епископом Римским, пяти миллионам людей. Пятьдесят тысяч (55 287) местных и странствующих священников, представляющих пятнадцать различных вероисповеданий[2]2
  Они суть: баптисты, конгрегационалисты, епископалианцы, северные методисты, южные методисты, различные методисты, северные пресвитерианцы, южные пресвитерианцы, объединенные пресвитерианцы, объединенные братья, братья во Христе, реформисты голландские, реформисты германские, реформисты пpecвитерианские, камберлендские пресвитерианцы.


[Закрыть]
, из которых каждое противоречит остальным по более или менее существенным вопросам богословия, – наставляют, каждый по своей вере, тридцать три с половиной миллиона (33 500 000) других людей. Многие из них учат по канонам заатлантической ветви одного учреждения, которое признает своим духовным главою дочь покойного герцога Кентского. Также имеются многие сотни тысяч иудеев, несколько тысяч разного рода ориенталистов, и очень мало тех, кто принадлежат к Греческой церкви. Один человек в городе Солт-Лейк, имеющий двенадцать жен и более сотни детей и внуков, является высшим духовным правителем над девяноста тысячами людей, которые верят, что он часто общается с богами – так как мормоны являются как политеистами, так и полигамистами, и их главный бог представлен живущим на планете, которую они называют Колоб.

Бог унитарианцев – холостяк; божеством пресвитерианцев, конгрегационалистов и других ортодоксальных протестантских сект является лишенный супруги Отец с одним Сыном, который тождественен Ему самому. В попытках превзойти друг друга в воздвижении своих шестидесяти двух с лишним тысяч церквей, молитвенных домов и залов собраний, в которых преподают эти противоречивые богословские доктрины, было израсходовано 354 485 581 доллар[3]3
  В те времена это было огромной суммой. – Прим. ред.


[Закрыть]
. Стоимость одних только домов протестантских пасторов, в которых приютились эти диспутанты вместе со своими семьями, оценивается приблизительно в 54 115 297 долларов. Шестнадцать миллионов долларов (16 179 387), кроме того, ежегодно вносятся на текущие расходы по одним только протестантским вероисповеданиям. Одна пресвитерианская церковь в Нью-Йорке обходится в круглый миллион, один только католический алтарь – в одну четвертую этой же суммы!

Не станем упоминать множество меньших сект, общин и причудливо оригинальных малых ересей в этой стране, которые возникают в один год с тем, чтобы погибнуть в следующем, подобно неисчислимым спорам гриба в дождливый день. Мы не остановимся даже для того, чтобы посчитать якобы миллионы спиритуалистов, ибо у большинства из них не хватает храбрости отойти от своих соответственных вероисповеданий. Они – Никодимы, приходящие в ночи.

А теперь вместе с Пилатом зададим вопрос: «Что есть истина?» Где следует ее искать среди этого множества воюющих друг с другом сект? Каждая из них заявляет, что она основана на божественном откровении и что она держит ключи от врат небесных. Каждая ли из них владеет этой редкостной истиной? Или же мы должны воскликнуть вместе с буддийским философом: «Есть только одна истина на земле, и она неизменна, и она заключается в том, что нет никакой истины на ней!»

Хотя у нас нет ни малейшей склонности посягать на данные, которые так исчерпывающе были собраны теми учеными, кто показал, что каждая христианская догма ведет свое происхождение от какого-либо языческого обряда, все же факты, которые они извлекли со времени предоставления свободы науке, ничего не потеряют от повторения. Кроме того, мы предлагаем рассматривать эти факты с другой и, пожалуй, новой точки зрения – с точки зрения древних философских учений в эзотерическом понимании. В нашем первом томе мы очень бегло их коснулись. Мы будем пользоваться ими в качестве стандарта, при помощи которого сопоставим христианские догмы и чудеса с доктринами и феноменами древней магии и современного «нового провозвестия», как называют спиритуализм его последователи. Так как материалисты отрицают феномены, не потрудившись исследовать их, а богословы, признавая их, предоставляют нам очень бедный выбор из двух явных нелепостей – дьявола и чудес, – мы мало потеряем, обращаясь к теургам, и они действительно могут помочь нам пролить великий свет на этот весьма темный предмет.

Профессор А. Бутлеров из Императорского университета в Санкт-Петербурге говорит в недавней статье, озаглавленной «Медиумистические проявления», следующее:

«Пусть эти факты (современного спиритуализма) относятся, если хотите, к числу тех, которые более или менее были известны древним; пусть они будут тождественны тем фактам, которые в темные века придавали значительность должности египетского жреца и римского авгура; пусть они даже составят основу колдовства нашего сибирского шамана… пусть они будут всем этим, но если они действительные факты, это не наше дело. Все факты в природе принадлежат науке, и каждое добавление к ее запасам обогащает науку, вместо того, чтобы обеднять. Если человечество когда-то признавало какую-то истину и затем по слепоте самомнения отвергло ее, то возвращение к ее пониманию будет шагом вперед, а не назад!»

С того дня как современная наука нанесла догматическому богословию то, что можно считать смертельным ударом, основываясь на том, что религия полна тайн, а тайна не научна, – ментальное состояние образованного класса выявило любопытный аспект. Кажется, что общество с того времени балансирует, стоя на одной ноге на невидимой, туго натянутой веревке, протянутой из нашей видимой Вселенной в невидимую, и будучи не уверенным, не оборвется ли конец веревки, нацепленный на вере в последнюю, и не ввергнет ли ее в окончательное уничтожение.

Великое количество номинальных христиан можно разделить на три неравные части: материалистов, спиритуалистов и настоящих христиан. Материалисты и спиритуалисты объединяются в общей борьбе против иерархических претензий духовенства, которое в отместку поносит обоих с одинаковой резкостью. Материалисты находятся в столь же малом согласии, как и христианские секты; контисты, или, как они себя называют, позитивисты, презираемы и ненавидимы до последней степени всеми школами мыслителей, одну из которых Модсли с достоинством представляет в Англии. Позитивизм, не забудем, является той «религией» будущего, относительно основателя которой даже Гёксли пришел в негодование в своей знаменитой лекции «Физическая основа жизни»; а Модсли почувствовал себя обязанным ради современной науки выразиться так:

«Неудивительно, что ученые с такой яростью отвергают Конта как своего законодателя и протестуют против назначения такого короля над ними. Не признавая себя чем-либо обязанными его писаниям – сознавая, насколько он в некоторых отношениях неправильно истолковал дух и претензии науки, – они отвергают вассальную зависимость, которую его последователи-энтузиасты хотели бы навязать им и которую популярное мнение быстро начинает считать естественной. И они правильно поступают, делая своевременное заявление о независимости; так как если бы они не сделали этого вскоре, то потом оказалось бы слишком поздно, чтобы сделать это успешно»[4]4
  H. Maudsley. «Body and Mind». (Генри Модсли. «Тело и разум».)


[Закрыть]
.

Если материалистическую доктрину отвергают с такою силой два таких материалиста, как Гёксли и Модсли, то мы должны думать, что она, действительно, сама нелепость.

Католические «чудеса» и спиритуалистические «феномены»

Среди христиан нет ничего, кроме разногласий. Различные их церкви представляют всякие степени религиозного верования, от всепожирающей доверчивости слепой веры до снисходительной почтительности к божеству, которая едва прикрывает очевидную убежденность в божественной мудрости их самих. Все эти секты более или менее верят в бессмертие души. Некоторые признают сношения между обоими мирами как факт; другие придерживаются мнения, что это дело чувств; третьи категорически отрицают это, и только меньшинство пребывает в состоянии внимания и ожидания.

Раздраженная ограничением, мечтающая о возвращении к векам мрака Римская церковь хмурится на дьявольские манифестации и дает понять, как бы она поступила с их приверженцами, будь в ее руках прежняя власть. Если бы не тот самоочевидный факт, что она сама привлечена наукой к суду и что руки ее в наручниках, – она сразу же была бы готова возобновить в XIX веке отвратительные сцены прежних дней. Что касается протестантского духовенства, такого свирепого в своей единодушной ненависти к спиритуализму, то, как очень верно высказывается одна светская газета: «Кажется, они готовы были бы подорвать веру людей во все духовные феномены прошлого, содержащиеся в Библии, если бы им только удалось ранить в самое сердце вредную современную ересь[5]5
  Речь идет о спиритуализме. – Прим. ред.


[Закрыть]
»[6]6
  «Boston Sunday Herald», от 5 ноября 1876 г.


[Закрыть]
.

Ссылаясь на давно позабытые воспоминания о Моисеевых законах, Римская церковь претендует на монополию на чудеса и право судить о них, как единственная наследница по праву прямого наследования. Ветхий Завет, отправленный в изгнание Колензо, его предшественниками и современниками, снова вызван обратно из изгнания. Пророки, которых его святейшество папа наконец снизошел поместить если и не на одном уровне с собою, то по крайней мере на менее почтительном расстоянии[7]7
  См. самопрославление нынешнего папы в труде под заглавием «Речи папы Пия IX» дона Паскаля де Франциска и в знаменитой статье о той же великой личности, написанной достопочтенным У. Э. Глэдстоном. Последний приводит из вышеупомянутого труда следующую сентенцию, произнесенную этим папой: «Я желаю, чтобы все правительства знали, что я говорю по этому поводу… И я имею право говорить, даже большее, чем пророк Натан – царю Давиду, и намного большее, чем св. Амвросий – Феодосию!!»


[Закрыть]
, – подчищены и освобождены от пыли. Снова воскрешена память о всякой дьявольской абракадабре. Кощунственные ужасы, совершенные язычеством, его фаллический культ, тавматургические.[8]8
  Здесь и далее знаком. выделены слова, значение которых поясняется в словаре, с. 830. – Прим. ред.


[Закрыть]
чудеса, совершаемые Сатаною, человеческие жертвоприношения, заклинания, колдовство, магия и чародейство вспомянуты, и демонизм сопоставлен со спиритуализмом для взаимного опознания и отождествления. Наши современные демонологи для удобства пропускают несколько незначительных подробностей, среди которых находится неоспоримое присутствие языческого фаллизма в христианских символах. Сильный духовный элемент этого культа может быть легко продемонстрирован в догмате Беспорочного Зачатия Девственной Матери Бога; и можно равно найти физический элемент в фетишистском культе священных конечностей святых Козьмы и Дамиана в Изернии близ Неаполя, ex-voto*[9]9
  Здесь и далее знаком * выделены фрагменты текста, к которым даются комментарии на с. 808. – Прим. ред.


[Закрыть]
которых из воска духовенство ежегодно выносило едва ли полвека тому назад[10]10
  См. «Гностики» Кинга (C.W. King. «The Gnostics and their Remains») и другие труды.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22