Блаженный Феодорит Кирский.

Сокращенное изложение Божественных догматов



скачать книгу бесплатно


Рекомендовано к публикации Издательским Советом Русской Православной Церкви

ИС 13-311-1858



Печатается по изданию: Бл. Феодорит Кирский. Творения. М.: Паломник, 2003 (Библиотека отцов и учителей Церкви; т. 12).

Блаженный Феодорит Кирский как богослов-догматист в «Сокращенном изложении Божественных догматов»


О жизни, произведениях и богословской деятельности блж. Феодорита, епископа Кирского (393–466), крупного представителя христианской антиохийской школы V века, богослова, экзегета и церковного историка, на русском языке написано не так много работ, но зато глубоких и обстоятельных[1]1
  См.: Глубоковский Н.Н. Блаженный Феодорит, епископ Киррский. Его жизнь и литературная деятельность. Т. 1–2. М., 1890; Сидоров А.И. Блаженный Феодорит Кирский: архипастырь, монах, богослов. Его значение в истории древнехристианской Церкви и православного богословия // Сидоров А.И. Святоотеческое наследие и церковные древности: В 5 т. Т. 3: Александрия и Антиохия в истории церковной письменности и богословия. М., 2013. С. 581–725. См. также раздел в книге: Флоровский Г.В. Восточные отцы V–VIII веков. М., 1992. С. 74–94. О новозаветной экзегезе блж. Феодорита см. нашу статью: Доброцветов П.К. Блаженный Феодорит Кирский как толкователь Посланий св. апостола Павла // Блж. Феодорит, епископ Кирский. Толкование на Послания св. апостола Павла. М., 2013. С. 5–36.


[Закрыть]
. Если кратко обрисовать его жизнь, то можно сказать, что она была насыщена событиями, нередко довольно драматическими.

Родился будущий епископ Кирский около 393 года в знатной христианской семье в Антиохии. Он был вымолен у Бога своими родителями, долго не имевшими детей и обращавшимися за молитвенной помощью к известным святым подвижникам, жившим в окрестностях Антиохии[2]2
  Впоследствии блж. Феодорит, который общался со многими из них лично и весьма близко, собрал их жизнеописания и оформил в свой известный агиографический труд «История боголюбцев». См.: Блж. Феодорит Кирский. История боголюбцев / Пер., коммент. и вст. ст. А.И. Сидорова. М., 2012.


[Закрыть]
.

Уроки святости Феодорит получил у этих сирийских угодников Божиих, но, кроме того, учился он и разным светским наукам. По оценке Н.Н. Глубоковского, «нет ни одной области знания, которая осталась бы неведомой Феодориту. Философия, история, астрономия, медицина, геометрия – все эти и другие науки были достоянием ума ученого епископа»[3]3
  Глубоковский Н.Н. Блаженный Феодорит… Т. 1. С. 8–9.


[Закрыть]
. Относительно же богословского образования, как замечает А. И. Сидоров, «не менее (если не более) вероятно предположение, что христианскую науку юный Феодорит освоил самостоятельно путем усердного чтения Священного Писания и творений святых отцов»[4]4
  Сидоров А.И. Александрия и Антиохия в истории церковной письменности и богословия. С. 585.


[Закрыть]
. В 16 лет он стал чтецом в церкви, а затем, возгоревшись желанием угождать Богу в иноческом образе, Феодорит поселился в монастыре Никерт недалеко от Апамеи.

В 423 году в возрасте около 30 лет, уступив настояниям церковного руководства, Феодорит принял архиерейский сан и стал епископом небольшого города Кира, находившегося к востоку от Антиохии. Здесь блж. Феодорит отдал все свои силы на служение местной церкви и городу в целом, став не только руководителем паствы в вопросах духовных, но и вложив много труда в устройство внешнего – материального благополучия Кира. От этих архипастырских забот и трудов его оторвали события, связанные с деятельностью Нестория, патриарха Константинопольского, бывшего другом Феодориту. Став патриархом, Несторий с 428 года начал открыто проповедовать еретические взгляды о Христе и Божией Матери и потому был осужден свт. Кириллом Александрийским на III Вселенском Соборе 431 года, собравшемся в Ефесе. Феодорит поначалу защищал Нестория и даже написал некоторые сочинения против свт. Кирилла, во взглядах которого видел будто бы возрождение аполлинарианской ереси, смешивавшей Божество с человечеством во Христе и умалявшей человеческую природу Христа. Эти сочинения были впоследствии, век спустя, осуждены Церковью на V Вселенском Соборе 553 года. Но личности блж. Феодорита это осуждение не коснулось. Он также участвовал в «антикирилловском» «соборике восточных», прошедшем в Ефесе в 431 году после III Вселенского Собора. Впрочем, в 433 году между свт. Кириллом и «восточными», к которым относился блж. Феодорит, было заключено богословское примирение, многое из формулы которого впоследствии легло в основу вероопределения IV Вселенского Собора 451 года в Халкидоне. Предполагается, что автором этой формулы 433 года был блж. Феодорит.

После победы над несторианством в Церкви наступило затишье, и епископ Кирский, вернувшись на свою кафедру, продолжил архипастырское попечение о вверенной пастве и церковно-писательские труды. Но затишье оказалось всего лишь затишьем перед бурей новой ереси, на сей раз более грозной – монофизитства, так как после кончины свт. Кирилла Александрийского в 444 году на кафедру Александрии вступил его фанатичный племянник Диоскор. Пользуясь покровительством императора Феодосия II и видя в блж. Феодорите одного из главных идейных врагов, он начал плести вокруг него интриги. Сначала указом императора в 448 году епископ Кирский был фактически заключен под домашний арест с запретом покидать епархию, а в 449 году Диоскор провел в Ефесе так называемый Разбойничий собор, на котором блж. Феодорита, даже не пригласив для ответа, заочно низложили по разным надуманным обвинениям. Он был отправлен в ссылку в один из монастырей в Апамее. Но после кончины Феодосия II и вступления в 450 году на трон православного императора Маркиана был созван Халкидонский IV Вселенский Собор 451 года, утвердивший учение о двух природах во Христе и в свою очередь низложивший Диоскора и Евтихия. На нем блж. Феодорит был восстановлен в епископском сане, а затем после произнесения анафемы на Нестория (произнесенной, правда, не без колебаний) здесь же, на Соборе, был принят в церковное общение как православный архиерей. После этого практически никаких сведений о жизни престарелого кирского епископа мы не имеем и можем лишь предположить, что он вернулся на кафедру в Кир и закончил свои дни в служении Богу и народу Божиему. Кончина его приходится, по разным предположениям, на 457–466 годы.

Мы не будем касаться всех сторон жизни и деятельности блж. Феодорита, поскольку они хорошо освещены в вышеупомянутых русскоязычных работах, а остановимся лишь на его деятельности как догматиста и автора «Сокращенного изложения Божественных догматов» («????? ???????? ???????»).

Это небольшое по объему богословско-догматическое произведение блж. Феодорита составляет пятую книгу его более крупного ересеологического сочинения под названием «Сокращенное изложение зловредных еретических басен» («Haereticarum fabularum compendium»), написанного около 453 года. Оно представляет собой краткий богословско-догматический трактат, в котором в конспективном виде излагаются основные положения догматического учения Церкви, начиная с учения о Боге, сотворении мира, Боговоплощении и спасении и заканчивая вопросами христианской нравственности – покаяния, воздержания, брака и девства. Свое «Сокращенное изложение зловредных еретических басен» блж. Феодорит задумывал как изложение и опровержение известных ему ересей, а затем в качестве образца истины для сравнения он посчитал нужным поместить краткое и ясное изложение церковного учения, чтобы, как он пишет в своем предисловии, «после того как показали мы гнусность лжи, раскрыли еретические басни и явны стали их злочестие, мерзость и невероятность, теперь, сравнив с ними евангельское учение, покажем разницу между светом и тьмою, между полным здравием и тяжкою болезнию» (с. 33).

В этом произведении «изложение веры блж. Феодорита по справедливости признается прекрасным опытом православного богословия в древней христианской письменности»[5]5
  Иванцов-Платонов А. М., прот. Ереси и расколы первых трех веков христианства. Ч. 1. М., 1877. С.325.


[Закрыть]
. По своей выверенности и зрелости «Сокращенное изложение Божественных догматов» «есть итог всего прежнего развития в догматико-научной сфере, последнее слово христианской теологии в V веке. По своей законченности и систематичности это сочинение является лучшим памятником богословской науки своего времени»[6]6
  Глубоковский Н.Н. Блаженный Феодорит… Т. 2. С. 197.


[Закрыть]
.

По жанру «Сокращенное изложение Божественных догматов» можно назвать кратким и полным очерком христианской догматики, подкрепленным «преимущественно библейскими текстами»[7]7
  Флоровский Г.В. Восточные отцы V–VIII веков. С. 88.


[Закрыть]
. Сочинение состоит из 29 глав и имеет краткое вступление. «Автор зараз обнимает всю христианскую систему, собирая в один фокус все ее части, и развивает с замечательной постепенностью и логической стройностью»[8]8
  Глубоковский Н.Н. Блаженный Феодорит… Т. 2. С. 196.


[Закрыть]
. Однако очевидно, что блж. Феодорит не ставил пред собой задачу изложить абсолютно все положения церковного учения в этом небольшом трактате. По словам митрополита Макария (Булгакова), блж. Феодорит в этом произведении «рассматривает исключительно одни догматы веры, отдельно от прочих истин христианства и без всяких других отступлений, рассматривает с большею последовательностью, отчетливостью и связностию, хотя и короче прежних опытов, и подобно им не обнимает всех истин веры»[9]9
  Макарий, митрополит Московский и Коломенский. Православно-догматическое богословие. Т. 1. СПб., 1883; Тутаев, 1999. С. 42.


[Закрыть]
.

Блж. Феодорит последовательно и постепенно раскрывает христианскую догматику. Начинает он с четкого постулирования первоначала всего – Бога Отца и перечисления свойств Божественной природы вообще (глава 1 «О начале и Отце»). Затем переходит к триадологии, раскрывая догматы о предвечном рождении Бога Сына от Отца и свойствах Сына (глава 2 «О Сыне»), предвечном исхождении и свойствах Святого Духа (глава 3 «О Святом Духе и о Божественных именах»). Далее говорит о сотворении мира видимого (глава 4 «О творении») и невидимого (главы 6–7 «Об эонах», «Об Ангелах») и об участии всех трех Лиц Святой Троицы в созидании мира из ничего (главы 4–5 «О творении», «О веществе»). Затем блж. Феодорит объясняет возникновение зла в мире, и прежде всего в мире духов (глава 8 «О диаволе и демонах»). Рассматривая сотворение человека Богом из праха земного и устроение души, Феодорит склоняется к двухчастной парадигме устроения человека (душа – тело), а трехчастную (дух – душа – тело) подвергает критике (см. с. 94, 106–107). В главе 9 «О человеке» говорится о цели существования души. Далее блж. Феодорит пишет о власти Бога над миром и заботе о нем (глава 10 «О Промысле»), а также о спасительной Божественной деятельности по отношению к миру, главным событием которой является Воплощение Сына Божиего (называемое блж. Феодоритом, как представителем антиохийской школы, отстаивавшем совершенство Христова человечества, Вочеловечением), и о совершённом Им искуплении (глава 11 «О Домостроительстве Спасителя»). Здесь Кирский архипастырь раскрывает некоторые[10]10
  Исследователь истории христологических взглядов блж. Феодорита Пол Клэйтон отмечает, что, несмотря на столь блестящее изложение церковной догматики в «Сокращенном изложении», христологические взгляды и терминология Кирского архипастыря здесь остаются такими же, как в более ранних – до Собора в Халкидоне 451 года – произведениях («Эранист», «О том, что един Господь наш Иисус Христос» и письма 444–451 гг.). Здесь нет упоминаний халкидонской формулы о соединении двух природ в одном Лице и одной Ипостаси Христа (см.: Clayton Paul B. The Christology of Theodoret of Cyrus. Antiochene Christology from the Council of Ephesus (431) to the Council of Chalcedon (451). Oxford Early Christian Studies, Oxford University press, 2007. P. 282). Впрочем, это не отменяет православность учения блж. Феодорита, зафиксированную еще участниками Халкидонского Собора. Догмат о единстве Господа Иисуса Христа блж. Феодорит выражает несколько другими словами, подобно свт. Григорию Богослову (с. 118). По-видимому, чтобы воспринять халкидонскую терминологию (но не халкидонские идеи), Феодориту, как уже к тому времени престарелому и сформировавшемуся богослову, нужны были время и силы. Кроме того, примечательно, что здесь блж. Феодорит, следуя традиционным антиохийским богословским «штампам», не упоминает имени «Богородица», которое стало предметом жарких споров во времена III Вселенского Собора 431 года между свт. Кириллом Александрийским и Несторием вместе с другими «восточными», в числе которых был и блж. Феодорит.


[Закрыть]
главные положения православной христологии (совершенство обеих природ Христа). Особый акцент он делает на совершенстве и полноте Его человеческой природы (глава 14 «О том, что Он воспринял на Себя совершенное человеческое естество», глава 12 «О том, что Владыка воспринял на Себя тело», глава 13 «О том, что Он с телом воспринял и душу») и раскрывает догмат о воскресении Христовом (глава 15 «О том, что Он воскресил воспринятое Им на Себя естество»).

В главах 16–17 блж. Феодорит переходит к нравственному измерению Домостроительства спасения и свойств Божиих («О том, что Один и Тот же и благ, и справедлив») и историческому измерению этого Домостроительства с точки зрения различных этапов и степеней подготовки человеческого рода к восприятию плодов этого Домостроительства («О том, что Один и Тот же дал и Ветхий, и Новый Завет»). Плодами же является учреждение Церкви и дарование спасительных средств человеческому роду – церковных

Таинств. При этом главный акцент блж. Феодорит делает на Крещении и его последствиях для человека (глава 18 «О Крещении»). Предпоследний догматический блок посвящен теме эсхатологической (глава 23 «Об антихристе», глава 19 «О Воскресении», глава 20 «О Суде», глава 21 «Об обетованиях», глава 22 «О Втором пришествии Бога и Спасителя нашего»), а последний – теме христианской нравственности, и прежде всего в сфере интимных отношений мужчины и женщины (главы 24–27, 29 «О девстве», «О браке», «О втором браке», «О блуде», «О воздержании»).

В этом сочинении чувствуется влияние предыдущих четырех книг, целиком посвященных разбору ересей и нецерковных мнений[11]11
  «Сокращенное изложение» содержит в себе около 110 упоминаний 42 нецерковных авторов – еретиков и философов, а также названий еретических и философских течений.


[Закрыть]
. В нем много упоминаний о древних еретиках I–V веков (всего около 85 упоминаний 29 авторов и названий течений)[12]12
  Среди упоминаемых блж. Феодоритом еретиков и нецерковных авторов в этом труде на первом месте стоят гностики (59 упоминаний): Маркион (16 раз), Валентин (6 раз), Василид (6 раз), Кердон (6 раз), Керинф (4 раза); Карпократ (3 раза), Епифан (3 раза), Продик (3 раза), Марк (2 раза), каиниты (2 раза), Секунд (1 раз), сифиане (1 раз), антитакты (1 раз) и евтихиты (1 раз), Сатурнин (1 раз), Татиан (1 раз). Часто упоминает блж. Феодорит основателя манихейства Мани (10 раз), чьи взгляды также во многом напоминают гностицизм. Встречаются 18 раз упоминания и других еретиков, более близких к церковному учению, но имевших заблуждения: в области триадологии и учения о Боге – Арий (4 раза) и Евномий (4 раза), Македоний (1 раз), Авдей (1 раз), феодотиане (1 раз); христологии – артемониане (1 раз), фотиниане (1 раз), евиониты (1 раз), Аполлинарий (1 раз); экклезиологии – Новат (3 раза).


[Закрыть]
, с которыми блж. Феодорит вступает в полемику. Он четко показывает их заблуждения, чтобы еще ярче засияла истина Православия. С ересями и еретиками Кирскому архипастырю приходилось сталкиваться в своей деятельности весьма часто и близко: «Феодорит на самых первых порах своего святительства столкнулся с еретиками разнейших формаций, приютившимися в его епархии, а в конце жизни подвел итог своей прежней догматико-полемической производительности»[13]13
  Глубоковский Н.Н. Блаженный Феодорит… Т. 2. С. 71.


[Закрыть]
в вышеупомянутом трактате. Поэтому изложение церковных догматов блж. Феодоритом в разбираемом сочинении не лишено полемического запала. В своих рассуждениях автор отталкивается от ошибочных еретических мнений. Это определяет и предпочтения автора в отношении порядка своего изложения: «…прежде всего Феодорит преимущественно останавливается на тех сторонах, которые подвергались искажению в историческом процессе постижения их свободным разумом и своевольною мыслью, и старается дать точное их определение»[14]14
  Там же. С. 197.


[Закрыть]
. Упоминает 21 раз блж. Феодорит и 13 языческих авторов – философов, историков и т. д[15]15
  Платон (6 раз), Аристотель (3 раза) и его последователи перипатетики (1 раз), Сократ (2 раза), Гиппократ (1 раз), Ксенофонт (1 раз), Гален (1 раз), Пифагор (1 раз), Плотин (1 раз), Диагор (1 раз), Эпикур (1 раз), Пифагор (1 раз), врачи (1 раз).


[Закрыть]
.

Свои рассуждения блж. Феодорит прочно основывает на Священном Писании. «Задача богослова – собрать библейские тексты, систематизировать их и привести в законную гармонию между собой»[16]16
  Глубоковский Н.Н. Блаженный Феодорит… Т. 2. С. 76.


[Закрыть]
, что и делает автор. Трактат насыщен как прямыми библейскими цитатами, так и аллюзиями на библейский текст. Цитат и аллюзий из Ветхого Завета здесь встречается около 170, из Нового Завета – около 260. Среди ветхозаветных книг чаще всего упоминаются: Бытие – 50 раз, Исаии – 32 раза, Псалтирь – 31 раз, Исход – 14 раз; из новозаветных книг чаще всего упоминаются: Первое Послание к Коринфянам – 50 раз, Евангелие от Иоанна – 48 раз, Евангелие от Матфея – 42 раза, Евангелие от Луки – 20 раз, Послание к Римлянам – 18, Послание к Евреям – 15. При этом на книгу Откровения Иоанна Богослова есть лишь одно смутное указание.

Нельзя не отметить превосходное чувство меры блж. Феодорита в подборе библейских цитат: «Он всегда опирается на библейские тексты, комментируя их в православном смысле. Он ограничивается здесь лишь важнейшими местами по их очевидности и по тому значению, которое они приобрели в глазах еретиков, и не загромождает своего творения массою цитат»[17]17
  Глубоковский Н.Н. Блаженный Феодорит… Т. 2. С. 197.


[Закрыть]
; «В изложении православных догматов, как и в описании ересей, блж. Феодорит немногословен. При отличном и самом подробном знании Священного Писания и произведений древней богословской письменности, он заботится не о том, чтобы на каждую излагаемую им истину привести как можно больше текстов и доказательств, но главным образом о том, чтобы каждую истину представить по возможности яснее и определеннее»[18]18
  Иванцов-Платонов А. М., прот. Ереси и расколы первых трех веков христианства. Ч. 1. С. 325.


[Закрыть]
. И в этом заключается очевидное достоинство данного труда.

Нужно упомянуть и об аспекте экзегетическом сочинения этого святого отца. В понимании и истолковании библейского материала блж. Феодорит, как представитель антиохийской школы, стремится к буквальному, историко-грамматическому толкованию Писания, и приводимые цитаты столь наглядны и иллюстративны, что даже не подразумевают какого-либо дополнительного истолкования в силу их самоочевидности.

Что касается предшествующей традиции церковной письменности, используемой блж. Феодоритом в этом произведении, то стоит отметить, что блж. Феодорит (как и многие авторы той эпохи) нередко не подкреплял каждое заимствуемое мнение ссылкой на имя автора. Подобные влияния и заимствования прослеживаются преимущественно в предыдущих четырех книгах «Сокращенного изложения еретических басен» («Haereticarum fabularum compendium»), в которых Феодорит во многом опирается на ересеологические труды св. Иустина Философа, св. Иринея Лионского, Климента Александрийского, на Оригена, Евсевия Кесарийского, Евсевия Емесского и других[19]19
  См.: QuastenJ. Patrology. Vol. 3: The Golden age of Greek Patristic Literature from the Council of Nicaea to the Council of Chalkedon. Westminster, 1986. P. 551–552.


[Закрыть]
. А.А. Бронзов отмечает, что блж. Феодорит в порядке изложения истин христианской веры ориентировался на доматический труд Оригена «О началах»[20]20
  См.: Бронзов А.А. Предисловие переводчика // Творения преп. Иоанна Дамаскина: «Источник знания». М., 2002. С. 42.


[Закрыть]
, но все же с уверенностью можно предположить, что в пятой книге «Сокращенного изложения еретических басен» блж. Феодорит проявил себя как зрелый и оригинальный богослов. По оценке Н.Н. Глубоковского, «этот труд был исповедью Кирского пастыря, заветом его потомству, завершением всей его блестящей литературно-творческой деятельности»[21]21
  Глубоковский Н.Н. Блаженный Феодорит… Т. 2. С. 195.


[Закрыть]
.

Нужно отметить и литературные достоинства этого сочинения: «Как всегда, сжатое и спокойное изложение, выразительный и приятный по своей простоте язык – одно из многих блестящих качеств этого сочинения, бывшего венцом литературной производительности Феодорита и украшением христианской литературы древней восточной Церкви»[22]22
  Там же. С. 197.


[Закрыть]
. Поэтому еще свт. Фотий, патриарх Константинопольский, в IX веке писал в своей «Библиотеке» (кодекс 56): «В пятой книге [ «Изложения зловредных еретических басен»] сделав сокращенное изложение Божественных и правых догматов, против болтовни еретиков, он показывает его четкость, чистоту и безупречность. Речь же его здесь ясна и без излишеств»[23]23
  PG. T. 103. Col. 97.


[Закрыть]
.

Труд блж. Феодорита, как один из древних образцов изложения церковной догматики, был использован и последующими авторами, и в особенности – в VI–VII веках преп. Иоанном Дамаскиным в знаменитом труде «Точное изложение Православной веры». Помимо прямого цитирования из этого произведения блж. Феодорита «св. Иоанн Дамаскин взял себе за образец тот порядок, которого держался блж. Феодорит в упомянутых его 29 главах при изложении христианских догматов веры… и конечно, [хотя] св. Иоанн Дамаскин делает много отступлений от него, но тем не менее общие свойства св. Иоанном заимствованы, что не подлежит никакому сомнению. Заимствовав в своем “Точном изложении Православной веры” тот порядок, св. Иоанн Дамаскин не придерживался, однако, того же метода, какой мы видим у блж. Феодорита. Блаженный Феодорит обыкновенно ограничивался указаниями на Священное Писание, руководствуясь которым он затем усилиями собственного ума слагал против еретиков различные роды доказательств. Св. Иоанн Дамаскин, постоянно пользуясь Св. Писанием, постоянно имел у себя и собранные им воедино мнения отцов, неисчерпаемый источник Священного Предания, излагая все это ясно, кратко и пр.»[24]24
  Бронзов А.А. Предисловие переводчика // Творения преп. Иоанна Дамаскина. С. 35.


[Закрыть]
. Еще раз подчеркнем, что в числе «мнений отцов», используемых преп. Иоанном, находились и творения блж. Феодорита, и среди них – упомянутый трактат.

Поэтому можно с уверенностью сказать, что данное произведение представляет собой один из лучших обзоров церковной догматики в Древней Церкви и находится в одном ряду с такими произведениями, как трактат «О началах» Оригена, «Большое огласительное слово» свт. Григория Нисского, «Энхиридион» блж. Августина и «Точное изложение Православной веры» преп. Иоанна Дамаскина. По словам И. Кастена, этот труд блж. Феодорита является «уникальным в греческой патристической литературе и очень ценным в истории догматов»[25]25
  QuastenJ. Patrology. Vol. 3. P. 551.


[Закрыть]
. Впрочем, очевидно, что он и до сих пор не потерял своей актуальности.

Первый перевод на русский язык был осуществлен в 1844 году и затем не раз переиздавался.


В процессе работы над текстом и сличения с греческим оригиналом по изданию в «Патрологии» Ж.-П. Миня (PG. T. 83. Col. 440–556) были сделаны стилистические и фактические исправления в дореволюционном русском переводе, внесены номера колонок по изданию Миня, а также для большей ясности заменены новозаветные цитаты на церковнославянском языке на аналогичные по русскому

Синодальному переводу. Поскольку многие реалии первых веков истории Церкви для широкого читателя являются труднодоступными без сопутствующих разъяснений, то такие разъяснения имен и учений по возможности даются в комментариях к основному тексту.

Редакция надеется, что предлагаемая книга найдет самого широкого читателя, интересующегося учением Церкви как в его догматической составляющей, так и в историческом аспекте, и с точки зрения экзегетики и библейского богословия – правильного и православного понимания Священного Писания.

П. К. Доброцветов

Предисловие


[PG. T. 83]


[Col. 440] Мед и без сравнения с чем-либо другим всякому человеку кажется сладким, а после сравнения с какою-либо горечью оказывается еще более сладким. Все признают вожделенным здоровье, но еще вожделеннее оно после болезни. И тишина приятнее после бури. Так и об истине здравомыслящие люди знают, что она – стяжание, достойное приобретения, однако же более светозарною [Col. 441] и божественною делает ее сравниваемая с нею ложь. Поэтому, после того как показали мы гнусность лжи, раскрыли еретические басни и явны стали их злочестие, мерзость и невероятность, теперь, сравнив с ними евангельское учение, покажем разницу между светом и тьмою, между полным здравием и тяжкою болезнию. Но невозможно найти подобия, подходящего настоящему сравнению1, потому что и тьма, хотя не имеет света, однако же удовлетворяет необходимой потребности людей, и ночь утрудившимся в продолжение дня доставляет упокоение. Да и болезнь для многих была полезною, потому что во время нее, познав Спасителя и Создателя, у Него стали они просить избавления от страданий и, получив просимое, позаботились о добродетели. Следствием же этих негодных басен и несказанных хулений для верящих им бывает всевозможный вред. Посему невозможно найти подобия, соответствующего различию между этими противоположными учениями, лучше же сказать, можно найти одно только самое очевидное. Ибо каково расстояние между Богом и дьяволом, такова же разность между учением Божиим и дьявольским. И сие яснее покажет сравниваемая с этими баснями красота Божиих словес, испускающая лучи мысленного света. Но прежде всего прочего надлежит сказать, чему научены мы о Начале всяческих.




скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3