Black Cattaleya.

Одинокие люди живут у моря



скачать книгу бесплатно


Благодарности: я никогда не устану говорить это волшебное слово – «БЛАГОДАРЮ» своим родным, близким, друзьям. В одном этом слове кроется половина моего успеха. Благодарю своих родителей за поддержку и веру в меня. Благодарю любимого человека за понимание, поддержку и ценные советы. Благодарю своих друзей за то, что щедро делились со мной своим мнением в процессе написания книги. Благодарю читателей за ваш выбор! Приятного чтения!


От автора

Конечно, читатели не берут в руки книгу с целью узнать причину, по которой однажды она была создана. Этот миг, эта радужная вспышка навсегда остаются для них тайной. Читателей больше интересует содержимое.

Но что, если предположим, среди любителей почитать всё же затерялась парочка таких, кому жизненно необходимо знать, как и, главное, почему родилась идея написать подобную книгу. Книгу об одиночестве. О любви к одиночеству.

Всё дело в том, что мир полон книг и фильмов, весь смысл которых сводится к тому, что нам, во что бы то ни стало, нужно избавиться от гнетущего и отравляющего чувства одиночества. Одиноки лишь эгоисты и неудачники, их никто не любит, они никому не нужны. Во всех фильмах и книгах, в финале, двое неизменно находят друг друга. Они навсегда прощаются с одиночеством. То, что происходит дальше, скрыто за субтитрами. Именно эти сюжеты мы берём за основу. Как только к нам приходит понимание, что пора расстаться со своим одиночеством – мы стремительно бросаемся в омут с головой. И зачастую не с одной лишь головой. Мы активно ищем, пробуем, ошибаемся, бросаем и снова находим, чтобы самим оказаться брошенными. И вот настаёт тот долгожданный миг, когда мы наконец-то находим человека, доброго, перспективного, которого в принципе устраивают наши недостатки, а мы, в свою очередь, готовы терпеть его незначительные странности. Ведь никто не идеален? Далее ничего не нужно выдумывать, всё давно уже придумали задолго до нас – свадьба, переезд, совместное проживание. И вот, проходит время, неважно сколько – мы снова чувствуем, что одиночество, которое мы оставили в наших прошлых квартирах, которое мы закрыли за семью замками вместе со старым ненужным хламом, каким-то образом выбралось на свободу и отыскало нас вновь. Оно проникло в отворённое окно спальни жаркой летней ночью и разбудило нас, своими настойчивыми крепкими объятьями.

Наутро, вы решаете избавиться от него с помощью антидепрессантов. Хвала богам, их сейчас, как грязи. Несколько дней вы бодры, веселье струиться по вашим жилам, но в перерывах, между действием препаратов, чувство одиночества накрывает вас подобно цунами. Ещё через время, когда хвалённые чудо препараты оказываются бессильными, вы решаете обратиться к психологу. Самому лучшему, к которому ходит весь город, потому что он замечательный специалист. Он наверняка знает, как навсегда изгнать из вас одиночество. К нему, в буквальном смысле, выстраивается очередь. Вы тоже стоите в ней, переминаясь с ноги на ногу.

Но что, если в этот миг, я скажу вам, что одиночество – не болезнь.

Что нет необходимости избавлять себя от этого чувства. Что, возможно, если позволить себе быть одиноким, вы наконец-то отыщете себя и полюбите. Конечно, вы посмотрите на меня, как на сумасшедшего. Что для вас моё «возможно», по сравнению с гарантией доктора, известного всему городу!


Всем, кто находит

утешение в одиночестве,

кто считает

одиночество свободой

посвящается…


Кофейня, горячий шоколад и молоко – ОНА сама себе тот человек, с которым ей всегда легко…


***

Около десяти часов вечера, по дороге, в направлении юго-запада, со скоростью, не нарушавшей правила дорожного движения, ехал автомобиль. За рулём авто была девушка, её длинные каштановые волосы свободно спадали с плеч, словно это сам водопад. Не смотря на прохладу позднего осеннего вечера, одета она была довольно легко – светло серые джинсы, белая футболка, с надписью «in love with books», чёрные замшевые полуботинки. На пассажирском сидении, в ожидании своего часа, лежало серое кашемировое пальто. Из магнитолы, заботливо встроенной заводом изготовителем, на полной громкости лилась тишина. Биение сердца девушки гармонично дополняло особый ритм этой мелодии. Слушая подобную музыкальную композицию, многие из нас сходят сума. Её уставший вид выдавал тот факт, что она немало времени провела в пути. За последние полгода она заметно похудела. Хотя сама она говорит, что пришла в норму. По крайней мере, так записано в её дневнике. «Мне нравится, как я выгляжу. Наконец-то я пришла в норму».

***

Не знаю, где начался мой путь. Я ничего не помню о месте моего старта. Не помню или не хочу помнить. Когда-то, забытое силой, даст о себе знать в самый неподходящий момент. Когда-то, но не сейчас.

Сейчас я еду во тьме, не зная куда, не зная зачем. И этот процесс, как нельзя лучше характеризует мою жизнь. Да и не только мою. Сколько таких, как я, несущихся в темноте не понимая, куда и зачем? Впервые за много долгих лет, магнитола молчит. Я слушаю тишину. Изредка в неё врывается скрип гравия под колёсами автомобиля. Но это другое, это не бесполезный шум, которым наполнена моя жизнь. Все мы интересуемся, какие фильмы смотрят люди, какую музыку они слушают, о чём разговаривают. Но никто никогда не спрашивал меня, слушаю ли я тишину. И что я слышу в ней? Если вам действительно интересно, если вы задали этот вопрос не автоматически, а с целью выяснить каков будет мой правдивый ответ, тогда, пожалуйста. В тишине я слышу свой внутренний голос. Разумеется, это эгоистично с моей стороны слушать свой внутренний голос, когда вокруг столько других интересных голосов. В наше время принято вертеться в круговороте всевозможных событий, как раз этот процесс и называется жизнью. Но что, если однажды ты познал радость уединения, одиночества. Конечно, конечно, это не нормально. Но только не для меня.

Большую часть жизни я наполняла шумом. Он беспощадно заглушал мой внутренний голос. Мешал думать. Стирал все мысли. Веселись, кричал шум со всех сторон, развлекайся, забудь о том, что действительно важно! Я потеряла себя. Как глупо с моей стороны слушать других, но не себя. Ведь я знаю, что жизнь – это подарок в единственном экземпляре, другого такого во век не жди.

Жизнь оказалась щедра. Несколько дней назад она подарила мне свободу. Я собираюсь воспользоваться этим подарком. Прямо сейчас. Багажник битком забит моими вещами. Всё, что не нашло себе места в автомобиле, лежит в контейнере службы доставки. Когда у меня появится собственный адрес, мне доставят их в течение нескольких дней.

Не помню, когда я ела в последний раз. Возможно ещё утром. Ночью голод сильнее. И я говорю сейчас не только о физическом голоде. Ночью нам отчаянно нужны объятья, долгие разговоры и торт, шоколадный, с толстой кремовой прослойкой. Пропитанный сладким, густым ромовым сиропом. С вишенкой. От этих мыслей желудок издал громкий звук, похожий на пожарную сирену.

Свет фар выхватил из темноты вывеску, гласящую о том, что за ней, в пяти метрах, находится круглосуточное кафе «Чайка».

Я сбросила скорость. В кафе-баре было многолюдно. Не удивительно, ведь сегодня пятница. Надеюсь, в меню у них не только коктейли. Я ужасно хочу есть.

Открыв дверцу автомобиля, я почувствовала, как морской бриз нежно заключил меня в свои крепкие, дышащие покоем, солёные объятья.

Сегодня прилив. Самое время появиться на берегу моря. Самое время остаться здесь навсегда.

С этими мыслями я вошла в переполненное кафе-бар. Меня тут же накрыло волной шума музыки и чужих голосов. Увидев свободный столик, я стремительно набросилась на свою жертву.

– Скучаете? – сладкий голос незнакомца отвлёк меня от стремительного потока собственных мыслей. Отчего это в вечер пятницы, в переполненном кафе мне вдруг скучать? Я посмотрела на него рассеянным взглядом, не находя что ответить на этот довольно глупый вопрос.

– Такая красивая девушка и одна? Разрешите присоединиться? В пятничный вечер никто не должен быть одинок! – не унимался незнакомец и улыбался мне своей козырной улыбкой, имя которой «я сногсшибательный безупречный обольститель, обративший на тебя внимание и рассчитывающий на вполне ясные последствия».

Не дождавшись моего разрешения, он плюхнулся рядом со мной на диван, ядовито красного цвета и поставил свой традиционный бокал пива на стол из мутного стекла.

– Так как зовут мою прекрасную незнакомку? – он настойчивым взглядом впился в мои глаза, и я подумала, что, поговорив с ним у меня куда больше шансов поскорее от него избавится.

– Анна, меня зовут Анна, и я крайне удивлена, что мой внешний вид заставил тебя предположить, что я скучаю.

После этих слов я медленным взглядом прошлась по незнакомым каштановым волосам, загорелой коже лица, как я успела заметить, довольно мужественного и приятного. Особенными казались глаза, они были удивительного фиалкового цвета. Признаться, я впервые увидела мужчину с такими глазами. Поймав меня на том, что я рассматриваю его, эти глаза рассмеялись. Да, люди могут улыбаться, и даже смеяться, обнажая свои безукоризненно белые, ровные, искусственные зубы, отчего и их смех кажется не искренним и таким же искусственным. Подлинная улыбка и подлинный смех наших душ рождается в наших глазах. В момент их рождения тысячи маленьких искорок смеха разом вспыхивают и наши губы, не в силах противостоять этому родившемуся веселью расплываются в прекрасной улыбке.

– Я – Алекс. И я бы не назвал тебя скучающей, скорее скучал я, поэтому и искал себе компанию. Одиночество всегда плохо на меня влияет, вот и приходится разбавлять тишину вечеров, после рабочих будней, шумом вечерних баров и кафе.

– Почему же тебе сложно быть одиноким? – его признание меня заинтересовало, и я решила продолжить.

– Одиночество заставляет меня задавать вопросы и искать на них ответы, зачастую, те, которые мне не хочется признавать. В одиночестве мы таковы, каковы мы есть на самом деле. Оно снимает с нас все маски, предназначенные для общества. Вот и приходится сбегать от самого себя, растворяясь в толпе таких же сбегающих от одиночества людей.

– Да, с твоей непосредственной откровенностью, весьма сложно оставаться наедине с собой.

– А тебе? Почему ты здесь? Тоже бежишь от своего одиночества?

– Скорее наоборот. Наслаждаюсь своим одиночеством. Пытаюсь понять таких как ты, тех, кто считает одиночество своим огромным недостатком. Тех, кто смущается и краснеет, перед тем, как сказать, что он одинок. Общество презирает одиноких людей, считая их эгоистами и людьми, с которыми трудно ужиться. В одиночестве видят порок, изъян, недостойное поведение, недостойную жизнь.

– А ты, что видишь в одиночестве?

Алекс забавно подложил руки себе под щёки, от чего стал выглядеть довольно смешным для такого философского разговора.

– В одиночестве я вижу свободу! Свободу жить, свободу мечтать, свободу думать.

– Интересно, ведь жить, думать и мечтать можно и не будучи одиноким, – не унимался Алекс.

– Тебе не кажется Анна, что это действительно попахивает эгоизмом. Только я, только мои мысли, только мои мечты, только моя жизнь!

– Нет, мне кажется, что эгоизмом попахивает, как ты выразился, скорее всего, тот факт, что каждому из нас навязывают определённую модель поведения. А жить так, как хочется тебе самому, я считаю отнюдь не эгоизмом. В моей жизни должны быть именно мои мечты. Это и есть свобода быть счастливым, свобода жить!

– А как же поделиться мечтой с другими людьми? С близкими, например, или ты ещё и жадина.

– Вот это и есть чистой воды эгоизм. У каждого уважающего себя человека, есть своя собственная мечта, а навязывать свои мечты, вкусы и желания или делиться ими с другими яркое проявление эгоистичности. Каждый из нас, Алекс, имеет право жить собственной жизнью, совершать собственные ошибки, иметь собственный опыт. У тех людей, которые твердят, что лучше учится на чужих ошибках, нет самого важного – подлинного жизненного опыта. Все мы разные люди и хотим разного от жизни, глупо поигрывать свою жизнь согласно чужому сценарию.

– Да, многие, в том числе и я боюсь ошибок. Это напрочь лишает меня уверенности. А ошибиться на людях, что может быть страшнее, чем показаться глупым? – Алекс отхлебнул со своего бокала больше обычного и достал сигарету. – А ты, Анна, разве не боишься показаться глупой? По-моему, этого боится каждый из нас.

– Я больше боюсь казаться кем-то, кем я не являюсь на самом деле. А глупость – это нормально. Показаться глупым боятся люди, которые зависят от чужого мнения. Мнение окружающих – вот что страшно. Я предпочитаю одиночество, оно меня не судит.

– Но нельзя же всю жизнь быть одинокой?

– От чего же? Многие люди умудряются всю жизнь прожить в иллюзии самообмана, пользуясь чужими советами, проживая чужие жизни с чужими людьми. Почему же ты считаешь, что невозможно всю жизнь быть одиноким?

– Анна, ты меня удивляешь, неужели ты собираешься прожить жизнь в одиночку? С моей стороны, для такой прекрасной девушки это просто не позволительно.

Эта реплика заставила меня рассмеяться. Какое негодование.

– Так уж сложилось, что одиночество – это моя стихия. И если, когда-нибудь, я найду человека, который скажет мне то же самое, значит, мы будем одиноки вместе. Одиночество – это стиль жизни, сейчас тебе он явно будет не по вкусу.


– Впервые я встречаю человека, который не только не избегает одиночества, но и сам стремится к нему.

– А я впервые встречаю человека, с которым можно вот так просто поговорить в баре, в пятницу вечером.

– Анна, не могу поверить, почему же ты, предпочитаешь быть одинокой? Убеди меня, наконец.

– Здесь всё просто, Алекс, ОДИНОЧЕСТВО РОЖДАЕТ МЕЧТЫ, ОНО НЕ ЗАПОЛНЕННО ПУСТОЙ БОЛТОВНЁЙ, НЕНУЖНЫМИ ЛЮДЬМИ, ГЛУПЫМИ ФИЛЬМАМИ И ШУМОМ МУЗЫКИ. Оно заполнено подлинными мыслями, чувствами, желаниями. В одиночестве мы честны сами с собой. Кто не может себе этого позволить нуждается в компании.

– Когда-нибудь ты встретишь свою половинку и прекратишь эти странные разговоры. Каждый из нас нуждается в партнёре. Жизнь в одиночку лишена смысла. И это преступление по отношению к такой прекрасной девушке. Ты просто обязана влюбиться. Хотя бы в меня. Ну, так, что скрасишь моё одиночество? По крайней мере, сегодня?

Странно, но я не могла сказать ни «да» ни «нет». Я просто молча смотрела в бездонные фиалковые глаза и видела в них то самое подлинное одиночество. Да, его трудно не узнать, оно смотрит на меня каждый раз, когда я смотрюсь в зеркало. Моя душа наполнена этим сладким чувством. Алекс не был похож на мужчин, сбегающих от себя, хотя и утверждал это. Скорее всего, его пугало то, что его одиночество наполняло смыслом его самого. Он боялся привыкнуть, ему было страшно узнать себя.

– Алекс, я не собираюсь до конца своих дней жить одна. Просто считаю, что всему своё время. Не стоит его торопить. На моих часах – время одиночества. Я собираюсь вдоволь им насладиться. Сколько бы это не продлилось. Даже, если это протянется всю мою жизнь.

–А ты бесстрашна. Я бы на такое никогда не согласился. Прожить всю жизнь одному – полное безумие.

– Мне пора, Алекс. Было приятно познакомиться. Не бойся себя, не бойся оставаться наедине с собой, я совершенно уверенна, что это не принесёт вреда. Скорее наоборот.

– Анна, я не могу вот так просто тебя отпустить.

– Может быть, зато я могу вот так просто уйти.

– Скажи хотя бы, где тебя найти?

– Одинокие люди, живут у моря, Алекс.

Пока я шла к выходу я чувствовала на себе взгляд фиалковых глаз.

Мне хотелось думать, что в этот вечер я разбудила в этом человеке желание. Желание найти себя, познать свой внутренний мир. А для этого необходимо быть одиноким, хотя бы пару часов в день. Одиночество способствует отказу от всего бесполезного.

Я всегда это знала. Но знать и применять накопленные знание в своей жизни, это разные вещи.

Ветер усилился, я плотнее закуталась в серое кашемировое пальто и медленным шагом пошла вдоль берега. Поесть мне так и не удалось. Что ж, не велика беда. Голод довольно специфическое чувство, оно заставляет действовать. Здесь и сейчас. И пока ты не избавишься от этого чувства, оно властвует над тобой. Я проголодалась не только физически. Мой голод значительно глубже. Мне нужен дом. Нужен покой. Я изголодалась по нормальной жизни. Всё, что было до этого – существование. Как я различаю эти два понятия? Спросите себя, с какими чувствами вы просыпаетесь по утрам? Что руководит вами на протяжении дня? С какими мыслями вы погружаетесь в сон? Если утром вы уже чувствуете себя усталым, если вам приходится брести на нелюбимую работу, ради денег, которых едва хватает на кров и еду, если перед сном вас одолевает чувство тревоги и страха – вы – существуете. Жить – это совсем другое. Жить – это быть счастливым в настоящем настолько, чтобы не тяготиться своим прошлым и не беспокоиться о своём будущем.

Я подошла к одиноко стоящему дому. В его окнах не горел свет, в нём было темно. Мелкий недавно прошедший дождик освежил дорожку из гравия. В его каплях скопился лунный свет. От этого казалось, что нежно розовые английские розы у входной двери, небывалой щедрости богач, осыпал драгоценными камнями. Дверная ручка была мокрой и холодной. Дом пустовал. Я пыталась рассмотреть что-то в окнах, насколько это позволяла ночная тьма и тусклый свет луны.


***

Она всегда мечтала о таком месте. И вот, кажется, нашла его. Анна смотрела на него и не могла, не влюбится. Дом стоял на обрыве. Под ним бушевало море. Издалека он казался маленьким и ненадёжным, даже игрушечным. Первое желание, возникшее у неё – защитить это крошечное строение. Чем ближе девушка подходила, тем больше убеждалась в своём предубеждении. Дом был сложен из прочного камня. Дверь, массивная с железным кольцом вместо ручки, изготовлена из грубого дерева. Она неестественно сочеталась с аркой из плетистых английских роз. Словно за этими бледно-розовыми цветами хозяин стремился скрыть грубость входа в своё жилище. Анна обошла вокруг. Он был пуст. Его давно лишили жизни. Таблички о продаже нигде не было видно.


***

Я вернулась в паб. Мне необходимо узнать о хозяине дома.

– Привет, – я улыбнулась незнакомому здоровяку. Только не подумай, что я флиртую. О, Боже, я совсем не умею начинать разговор с незнакомыми людьми.

– Привет. Я – Чак. Чем могу помочь?

– Я Анна. Хочу снять жильё в ваших краях. Знаешь, кому принадлежит дом на берегу? Тот, который стоит над обрывом.

– Это былое укрытие старого, к сожалению, уже покойного, Скотта. Он любил эту коробку с крышей. Хотя, как по мне, слишком шумно. Море ведь не всегда бывает спокойным. Иногда оно проявляет характер. Спросите Марию, она знает побольше моего. Скотт был её мужем. Она за барной стойкой, седовласая, в тёмно-зелёном платье. Видишь?

– Да, спасибо, Чак. Увидимся. Было приятно поболтать.

Мария стояла ко мне спиной. Каштановых густых волос уже коснулась седина. Это была одна из немногих пожилых женщин, не утратившая свою живость, красоту, лёгкость.

Дом принадлежал её семье. В нём никогда не жили. Это скорее было убежищем. Как раз то, что было нужно. Познакомившись и немного поговорив, мы без труда договорились о сделке. Она назначила вполне сносную цену. Но настояла, чтобы окончательное решение я приняла, когда осмотрю дом изнутри. При свете дня. Думаю, она сочла меня сумасшедшей.

– И учти, Анна, люди будут считать тебя не вполне нормальным человеком. Для здешних обитателей уже тот факт, что молодая, симпатичная девушка появляется в такой глуши и покупает дом в дали от всех, делает тебя немного странной.

– Спасибо, Мария. Прошу не волноваться. Общественное мнение меня интересует меньше всего. Сейчас меня больше интересует, какой дом изнутри. Я просто умираю от желания посмотреть, какой вид открывается из его окон.

– Тогда это место тебя не разочарует. После смерти моего Скотта, он словно осиротел. Скотт был единственным человеком, кто по-настоящему любил его. Он сам построил этот дом. Это стоило ему здоровья. Он был счастлив, когда выпадала возможность уединиться на побережье денёк другой. Знаешь, в твоих глазах, я словно вижу его. Только не подумай, что от старости я схожу сума. В них есть что-то, что связывает вас воедино. Грусть. Она появляется в глазах тех, кто подолгу остаётся наедине с собой.

Я кивнула в знак согласия.

Мария протянула мне ключи.

– Заглядывай ко мне, Анна.

Меня съедало любопытство, желание поскорее осмотреть своё убежище. То, что оно стало моим, я почувствовала задолго до того, как открыла этот ржавый замок и потянула на себя железное кольцо грубой деревянной двери.

Я чувствовала, что поселилась в этом месте значительно раньше – в своих мыслях, с тех самых пор, когда впервые увидела море.

В доме царила тишина. Чувство безопасности и покоя захлестнуло меня целиком. Я просто растворилась в этой тишине. Из окон гостиной видно море. Я сразу же принялась снимать занавески. Они здесь ни к чему. Было бы настоящим преступлением закрывать такой восхитительный вид. Мои глаза наполнились слезами. Впервые за много лет это были слёзы счастья, избавления от всех душевных пыток, бесконечных часов ожидания чего-то лучшего и собственной беспомощности.


***

У меня новый папа. Его зовут Дилан. Я зову его Ди. Он мне позволил. Наверное, ему понравилось. Маме не нравится, мама говорит, что я уже взрослая, что мне нужно учится разговаривать, как следует, а то ей со мной стыдно. Мне с ней хорошо. Я знаю, что такое хорошо, а что такое стыдно пока не знаю. Мне бы хотелось, чтобы это было похоже на хорошо. Мамам не должно быть плохо со своими детьми. Мамы наши добрые феи. Иногда мама говорит, что я вообще не приношу ей ничего хорошего, одни проблемы. Нужно завтра принести ей цветок. Цветок – это хорошо. Маме нравится, когда Ди приносит цветы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное