Белла Фрэнсис.

Соблазнение по-итальянски



скачать книгу бесплатно

Все права на издание защищены, включая право воспроизведения полностью или частично в любой форме. Это издание опубликовано с разрешения Harlequin Books S. A.

Иллюстрация на обложке используется с разрешения Harlequin Enterprises limited. Все права защищены.

Товарные знаки Harlequin и Diamond принадлежат Harlequin Enterprises limited или его корпоративным аффилированным членам и могут быть использованы только на основании сублицензионного соглашения.

Эта книга является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.


The Italian's Vengeful Seduction © 2017 by Bella Frances

«Соблазнение по-итальянски» © «Центрполиграф», 2018

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2018

* * *

Глава 1

Стейси Джексон прижала палец к уголку левого глаза, чтобы остановить лавину слез, твердя себе, что она не игрушка и не идиотка. И не собирается извиняться за эти слова ни перед одним мужчиной, включая самого лучшего клиента заведения.

Значит, она снова потеряет работу. Хотя Стейси начинала понемногу уставать от нее. Работать крупье в казино Декера означало задерживаться допоздна, простоять на ногах длинную смену и все время улыбаться.

А теперь ко всему это дурацкое платье, если так можно было назвать лоскуты ткани, державшиеся вместе на честном слове и запросто раздвигавшиеся похотливым воображением.

В этом наряде Стейси была похожа на потаскуху больше, чем девушки Брюса, исполняющие приватные танцы, о чем она сказала своему боссу сразу же, как только увидела эти обрезки ткани. Он посоветовал ей заткнуться и не возражать. И Стейси пришлось послушаться, потому что она очень нуждалась в деньгах.

Но как только она наклонилась над колесом рулетки, прямо перед Брюсом и его клиентами, и увидела похоть в их глазах, ее тут же охватила ярость. Стейси буквально прорвало.

Но разве так было не всегда? И всегда заканчивалось одинаково.

Стейси убрала палец и посмотрела в зеркало на растекшуюся жидкую подводку. Порывшись в клатче, висевшем у нее на запястье, она выудила оттуда карандаш и подкрасила глаза, а потом достала помаду. Вздохнув, Стейси уставилась на свое лицо, из-за которого у нее на протяжении многих лет возникало множество проблем. Ей исполнилось двадцать шесть лет. До старости еще далеко, но как долго она сможет пользоваться своей привлекательной внешностью? Благодаря ей Стейси получила работу у Декера, как и в других местах до этого. Не то чтобы она хотела стать дурнушкой. Нет. Но разве так сложно для окружающих воспринимать ее более серьезно и видеть в ней не только попу и грудь пятого размера?

Ее синие глаза метнули молнию. Глаза ее отца.

«Тебе придется полюбить себя до того, как кто-то другой полюбит тебя», – сказал он. Легко говорить. В знак своей любви отец на прощание взъерошил ей волосы, потом запрыгнул в свой трейлер и поспешил убраться в город под названием Как-Можно-Дальше-Отсюда.

Стейси прикусила губу.

Сейчас не время для воспоминаний и глупых сантиментов. Она решила уйти с работы и не ждать, пока Брюс уволит ее. Пусть сам крутит свою дурацкую рулетку. А потом она соберет свои скудные пожитки и сядет в автобус до Нью-Йорка.

Почему нет? Она уже попытала счастья в Атлантик-Сити, а до этого плавала на круизных лайнерах. Где-то ведь должно найтись для нее место на этой земле. Потому что Стейси ни за что не вернется в Лонг-Айленд, пока не добьется чего-то в этой жизни, чтобы положить конец сплетням.

Она сжала губы, а потом проверила, нет ли помады на зубах.

Да уж, когда она вернется домой, в Монток, все только позавидуют тому, какая у нее шикарная работа и чудесная квартира. И может быть, даже бойфренд. Милый обычный парень, который умеет работать, достойный уважения и надежный. Человек, который будет любить ее и заботиться о ней. И не нужно ей ни крутой тачки, ни огромных денег.

Но для начала ей нужно убраться отсюда.

Открыв дверь, она шагнула в темный коридор. Стейси на цыпочках прокралась мимо приватного игрового зала, где ее ждал Брюс, и посмотрела на свое отражение в застекленной двери. По крайней мере, у платья была дизайнерская этикетка, так что можно будет с легкостью продать его, как только Стейси доберется до Нью-Йорка. Таким образом она получит часть своей заработной платы и причитающиеся ей чаевые, которых по-другому ей точно не видать.

У входа лежал черный коврик с сомнительным приглашением в казино Декера, и она специально со всей силы наступила на фамилию Брюса. Автоматические двери бесшумно открылись, и Стейси выскользнула на освещенную лестницу, ведущую на улицу.

Она входила в эти двери прохладным вечером, а теперь окунулась в жаркие объятия солнечного дня. Стейси прикрыла глаза рукой, жмурясь от слепящего света. Оказавшись на улице, она почувствовала себя свободной, но была по-прежнему очень далека от своей цели, без работы и с долгом в двадцать тысяч долларов, появившимся по милости Мэрилин Джейн Джексон, ее матери.

Стейси никогда бы не стала осуждать ее. Мать была гордой и никогда не просила помощи. И Стейси знала, что она просто пыталась заткнуть рот тем ужасным сплетникам. Новые шторы и новая одежда. Стейси прекрасно понимала, откуда брались все эти бредовые идеи. Не имея рядом мужчины, мать упустила из виду по-настоящему важные вещи. Но Стейси не винила ее, потому что в Монтоке и без нее хватало судей.

– Эй, ты куда это собралась?

Проклятье! Похоже, она отсутствовала слишком долго. Стейси оглянулась и увидела Брюса, стоявшего наверху лестницы. Он был похож на разъяренного быка.

– Возвращайся немедленно. Ты еще не отработала это платье.

Стейси казалось, что ее сердце сейчас выпрыгнет из груди. Брюс внушал ужас, и никто не смел перечить ему, тем более женщины. Стейси же выдала ему по полной программе прежде, чем броситься в туалет.

Можно было не оборачиваться, чтобы понять, что Брюс начал спускаться по лестнице. Светофор загорелся красным светом для пешеходов, но куда ей было деваться?

И Стейси побежала.

Вокруг засигналили машины и раздались возмущенные крики водителей. Каблук Стейси зацепился за длинный подол ее черного платья, и, падая, она подумала, сколько денег потеряет от его перепродажи, но тут перед ее глазами возник блестящий капот лимузина, и она ощутила удар.

Ее бедро… Колено… К счастью, как показалось Стейси, больше ничего не пострадало. Она рванулась вперед, оглушенная с новой силой зазвучавшими сигналами и криками водителей, и только тогда увидела его.

Из открытой дверцы лимузина вышел высокий смуглый мужчина и сделал два шага в ее сторону.

– Сюда, – коротко бросил он.

Стейси не оставалось ничего другого, как шагнуть в его объятия.

Потом она плюхнулась на кожаное сиденье, и дверца автомобиля закрылась, оставив снаружи Брюса и шум проезжавших мимо машин.

– Езжайте, – выдохнула Стейси. – Пожалуйста.

– Меньшее, что я могу сделать, – ответил мужчина и нажал на педаль газа.

Стейси услышала рев мотора, и ее отбросило назад. Она ахнула и машинально потянулась к ремню безопасности.

– Все в порядке. Со мной ты в полной безопасности, – бросил ее спаситель.

«Нет такого мужчины, с которым я чувствую себя в безопасности», – повернувшись к окну, подумала Стейси, но промолчала. Она прокручивала возможные сценарии дальнейшего развития событий. Вдруг Брюс успел заметить номер машины? Тогда у него займет не так много времени, чтобы узнать ее владельца, подкупив какого-нибудь нечистого на руку полицейского. Каким бы крутым ни был спасший ее мужчина, от Брюса так просто не отделаться.

– Ты в порядке? – спросил он.

Стейси пыталась успокоиться и быстро принять решение, что ей делать дальше.

Она посмотрела на руку мужчины, которая покоилась на руле. Ткань его дорогущего костюма выдавала принадлежность его владельца к членам закрытых клубов, а сам мужчина пахнул списком богатейших людей по версии журнала «Форбс».

Она чуточку повернулась, чтобы как следует рассмотреть незнакомца, но дернулась от жгучей боли в шее.

– Постарайся расслабиться. Я отвезу тебя в больницу.

Но у Стейси не было денег, чтобы оплатить счет, и, что бы о ней ни говорили, она никогда не брала в долг.

– Я так не думаю, – возразила она. – Просто высадите меня на ближайшей автобусной остановке.

– Конечно. Но сначала тебя осмотрит мой врач. А потом я высажу тебя где пожелаешь.

Стейси закрыла глаза и покачала головой. Почему мужчины всегда считали, что они лучше разбираются, что ей делать?

– Серьезно, я не хочу ни в какую больницу. И мне не нужна парочка рентгеновских снимков.

– Стейси Джексон, ты никогда не знала, что тебе нужно.

Она подпрыгнула от неожиданности и посмотрела на незнакомца. И тогда все стало на свои места. У Стейси перехватило дыхание.

Марко Борсатто. Мальчик из состоятельной семьи, в которого она когда-то безнадежно влюбилась и который, как она думала, ответил на ее чувства.

Какой же наивной дурочкой она была!

– Марко. Надо же. Как тесен мир.

– Да уж, – снова глядя на дорогу, согласился Марко. – Я не сразу узнал тебя. Но от кого еще можно ожидать такого драматичного появления?

– Драматичного?

Он приподнял бровь и искоса взглянул на нее.

– Именно, – с ударением подтвердил Марко.

– Думаю, ты прав, – не стала спорить Стейси. – У меня никогда не получалась роль стыдливой мимозы.

Марко тихо рассмеялся, а Стейси украдкой посмотрела на его профиль. Марко изменился за эти годы и выглядел еще более привлекательным. В дни их юности он был самым горячим парнем в городе.

По иронии судьбы, последний раз, когда они виделись, Стейси устроила первый из своих грандиозных побегов. В тот день ее сердце превратилось в бездну боли. Марко, который был ее единственной поддержкой в этом городе сплетен и снобов, отвернулся от нее и подтолкнул ее к тому, чтобы она сбежала из дома.

– Что ж, если не принимать во внимание твое драматическое появление на дороге, я не ошибусь, если скажу, что тебе нечего жаловаться на жизнь? Ты… хорошо выглядишь…

Марко бросил на нее многозначительный взгляд, и, когда Стейси проследила за его взглядом, она увидела, что ее платье, которое и так вряд ли можно было назвать пристойным, теперь оказалось на грани того, чтобы перейти всякие приличия. Стейси стало неловко, но Марко только снова приподнял бровь и улыбнулся.

– Спасибо. Не бедствую, – бросила она, натягивая платье, чтобы прикрыть ноги.

– Ты могла бы остановить движение на дороге без того, чтобы бросаться под машины. Хорошо, что включился светофор.

– Я обычно не ношу такие платья. Я как раз уходила с работы, – сказала в свою защиту Стейси и громко ахнула от боли, когда машина подпрыгнула на выбоине.

– Не надо ничего объяснять, – быстро ответил Марко. В его сдержанном тоне прозвучал скрытый приказ. – И не волнуйся – я обо всем позабочусь.

– Сколько лет прошло? – помолчав, спросила она. – Кажется, тебе было девятнадцать, когда я видела тебя в Монтоке в последний раз?

– Ага. Девятнадцать. Я как раз собирался уехать из города. А ты еще ходила в школу.

– Да. Мне было шестнадцать, и мне казалось, что я знаю о жизни все.

Ей исполнилось шестнадцать, и ее жизнь летела под откос. В тот вечер она пришла домой и обнаружила, что мать продала машину – последнее, что было у них из предметов роскоши. Стейси потеряла подработку, потому что поругалась с клиентом, который оскорбил ее, и узнала, что одноклассники одарили ее титулом «Потаскуха года». Ее охватило полное отчаяние, так что, когда Марко встретился с ней и спросил, правда ли то, что говорят о ней в городе, она зло рассмеялась ему в лицо.

Конечно же правда. Неужели он считал себя каким-то особенным?

Он отвернулся от нее, и она поступила так, как на ее месте поступила бы любая брошенная дочь. Она отправилась на поиски своего папочки.

– Мы все думали, что разбираемся в жизни, – заметил Марко. – Отказывались прислушиваться к советам других и принимали неправильные решения. Но разве не в этом заключается взросление?

– Ты сейчас говоришь о той ночи, когда я сбежала из дома?

– Не совсем. Но пример подходящий, – с улыбкой ответил он.

– Ты прав, путешествие автостопом было не лучшим из моих планов, но я ведь не знала, что моя мать поднимет на ноги каждого, у кого были фонарик и совесть. Меня не было дома всего три дня.

– Знаю. Я был там. Потому что у меня имелись и фонарик, и совесть. А еще билет до Рио, который прожигал дыру в моем кармане.

Стейси скрипнула зубами, вспоминая то время. Это были самые ужасные выходные в ее жизни. Ее, подобно бумерангу, швыряло от одной катастрофы к другой. Ее глупый план найти своего папочку провалился, и она вернулась домой без денег и лишенная всяких иллюзий, потому что ее родной отец оказался не чем иным, как жалкой эгоистичной пародией на мужчину.

– Прости, что из-за меня тебе пришлось отложить свою поездку. Но ты в конце концов уехал в Рио, не так ли?

Марко покачал головой:

– Не в тот год. Планы поменялись. Но это не имело значения. Я бы уехал куда угодно, только бы не оставаться в Монтоке.

Стейси кивнула. Она прекрасно понимала, что он имел в виду.

– Скоро я навсегда попрощаюсь с Лонг-Айлендом, – бросила она.

Всю оставшуюся дорогу они ехали молча.

Когда машина остановилась, Стейси посмотрела на красный крест и сверкающую вывеску «Медицинский центр имени Святого Варфоломея», которая ясно давала понять, что здесь обслуживают исключительно элиту.

– Думаю, мы быстро справимся. И тогда ты сможешь продолжить свой путь. Но если что-то не в порядке, не переживай, я оплачу все расходы.

– Спасибо, – выдавила Стейси. – Очень мило с твоей стороны.

Она потянулась к дверной ручке.

– Стейси. Одну секунду.

Она тяжело сглотнула и медленно повернулась к нему. Марко сидел на своем месте, одна рука покоилась на подлокотнике, другая на колене. Сплошное очарование, а также уверенность, безопасность и надежность. Именно эти ощущения Стейси когда-то переживала в его компании.

Да, в то время у него было даже сердце. В отличие от большинства его друзей он не был пустым. Или самодовольным. Или высокомерным. Наоборот. Каким-то образом Марко сделал так, что Стейси чувствовала, что представляет собой какую-то ценность. Но оказалось, что она глубоко ошибалась, потому что, как только Марко посчитал ее неидеальной, он выбросил ее быстрее, чем вчерашний мусор.

Стейси задумчиво посмотрела на него. Господи, каким же красивым он стал! С его лица исчезли юношеские мягкие черты, и он превратился в настоящего мужчину. Его глаза, темные и бездонные, буравили ее насквозь. Стейси всегда нравились мужчины с черными глазами, и теперь она понимала, с чего все началось. Но ни у одного из них не было таких, как у Марко, густых коротких ресниц и длинных широких бровей, которые делали его взгляд завораживающим. Синевато-черная однодневная щетина идеально подчеркивала его чувственный рот и волевой подбородок.

Стейси не могла оторвать от него взгляда. Ей вдруг показалось, что в легких закончился кислород. Губы Марко – эти невероятно пухлые губы, которые она помнила, – приоткрылись. И все вокруг перестало существовать, кроме громкого биения ее сердца и предвкушения, которое ракетой пронеслось по ее телу, отдаваясь бешеной пульсацией внизу живота.

– Марко… – выдохнула Стейси.

Он не пошевелился, и только его глаза блеснули, когда он окинул взглядом ее лицо. Марко не потянулся, чтобы обнять ее, и не прикоснулся случайно к ее ноге. Он не шарил глазами по ее телу и выглядел абсолютно бесстрастным. Что хуже всего, Стейси казалось, что он насмехается над ней.

– Думаю, тебе лучше накинуть мой пиджак. Так ты будешь чувствовать себя более комфортно.

Марко открыл дверцу, и Стейси судорожно выдохнула. Какой же она была дурой! Она чуть не поцеловала его! И, боже мой, ей взбрело в голову, что он тоже собирался поцеловать ее. Наверное, она сошла с ума. После стольких лет? Скорее всего, пострадали не только ее колено и бедро, но и голова тоже.

Марко стоял снаружи с пиджаком в руках, готовый набросить его ей на плечи. Стейси выставила ноги из машины, понимая, что ее длинная юбка оставляет еще меньше простора для воображения, чем лиф. Еще один минус в глазах Марко.

Превозмогая боль, она поднялась и просунула руки в рукава пиджака.

– Ты слишком добр.

Марко закрыл машину. Раздалось два звуковых сигнала, каждый по десять миллионов долларов.

– Не стоит благодарности, – безразлично ответил он.

Стейси почувствовала, как ее окутал вес его мира в этом тяжелом пиджаке с широкими плечами. Создавалось впечатление, будто в одежду были впрядены золотые нити и из рукавов, как из рога изобилия, могли посыпаться исполнившиеся желания. Жизнь оказалась абсолютно несправедливой штукой.

– Марко, а ты явно преуспел. В последний раз я видела тебя в побитом грузовичке. Сорвал джек-пот?

Проклятье! Стейси тут же пожалела о своих словах. Она знала, что отец Марко был азартным игроком. Стейси зажмурилась, чтобы не смотреть на него.

– Стейси, я не играю в азартные игры. Они вызывают у меня отвращение.

– Прости. – Она заметила вспышку его гнева. – Я забыла.

– А я не могу забыть. Мой отец проиграл все, что у нас было. Все.

Она помнила. Их с Марко объединило как раз то, что он быстро потерял свое место в элитных кругах Монтока и оказался на самом дне. Хотя он все равно оставался Борсатто.

– Будь моя воля, я бы закрыл все казино в этом городе. И в других тоже.

– Рада, что не все разделяют твою точку зрения. Последние десять лет я живу за счет этих казино.

– У тебя есть право на собственную точку зрения, – заявил он, словно ее слова были самой большой глупостью, которую он когда-либо слышал. Потом Марко развернулся и пошел по направлению к зданию.

Ну и что с того, что он потерял все, что у него было? Если на то пошло, у Стейси никогда ничего и не было.

– Знаешь ли, в азартные игры играют не только неудачники! – крикнула она ему в спину.

– Видимо, да, – медленно повернулся к ней Марко. Его взгляд говорил о том, что он считал ее абсолютно несостоятельной. – Но по собственному опыту могу сказать, что грешников намного больше, чем святых.

– Больше потаскух, чем мадонн? Ты это хочешь сказать? Потому что я одета как одна из них?

Его губы слегка дрогнули.

– Стейси, я говорил о клиентах. Не о персонале.

Опять она поспешила с выводами и открыла свой рот, как неуемная артиллерийская пушка. Стейси бросила на Марко убийственный взгляд, но он никак не отреагировал.

– Ты говорила, что обычно одеваешься по-другому? Значит, раз ты сегодня работала, на тебе твоя униформа?

Стейси не успела ответить, потому что к ним поспешила какая-то женщина, безукоризненно одетая и с идеально уложенными волосами.

– Мистер Борсатто, – сверкнула она белоснежной улыбкой, – рада видеть вас.

– Спасибо, Лидия, я тоже рад вас видеть. Боюсь, я не записан на сегодня, но буду очень признателен, если вы устроите так, чтобы этой леди сделали рентген. Срочно.

Стейси посмотрела на значок администратора на груди женщины. Та удивленно приподняла брови и смерила ее слишком знакомым взглядом, который говорил: «Что такая, как ты, делает с таким, как он? Тебе не место здесь». В юности Стейси постоянно сталкивалась с таким взглядом. И всегда выходила из себя. Потому что кто давал им право так смотреть на нее?

Но потом Стейси взглянула на Марко, и на секунду ей показалось, что она снова в Монтоке. В том самом маленьком кафе, где она подрабатывала и где Марко не сводил с нее пристального взгляда, говоря, что он на ее стороне.

Но это было тогда.

– Лидия, и нам нужно, чтобы нам оказали самый лучший из приемов вашей клиники. К несчастью, мы с мисс Джексон попали в небольшую аварию. Но она любезно согласилась, чтобы ее осмотрел доктор и чтобы я мог убедиться, что она не получила серьезных травм.

Неужели ей показалось или в его тоне на самом деле прозвучала угроза?

Но своим холодным, расчетливым взглядом женщина давала понять, что слова Марко ничего не изменили. Они обе прекрасно понимали, что Стейси – всего лишь пластиковый цветочек в роскошном саду Марко Борсатто. Сегодня здесь, завтра выброшена. Так что нечего обольщаться на свой счет.

Стейси решительно поправила пиджак Марко на своих плечах. Если Брюс, со своим красным лицом и бычьей шеей, не смог добраться до нее, то эта безупречная принцесса тоже не сможет.

– Лидия, вы все поняли? – спросила Стейси, проходя мимо и одаривая встретившую их женщину самой язвительной из своих улыбок. – Самый. Лучший. Из приемов. Вашей. Клиники.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное