Бэкка Хайд.

Принцами надо делиться!



скачать книгу бесплатно

– У вас и такие есть? – удивилась я. Браконьерство – это очень плохо, особенно если страдают такие милахи.

Гвендолин печально коснулась прутьев клетки тонкими белыми пальчиками. Так я узнала, что в волшебном мире существуют люди, которые готовы душу продать за редкую зверюшку, не важно, живую, мертвую, целую или по частям, – и заранее их возненавидела. Никогда не понимала коллекционеров, отваливающих миллиарды за левый дырявый носок Элвиса Пресли.

– Чтоб им в следующей жизни родиться тараканами, – от души пожелала я, и Гвен снова улыбнулась.

– Если хочешь, придем сюда утром. Виверны дневные существа, и при свете солнца тебе могут разрешить их погладить. Хочешь?

– Шутишь?! Конечно хочу!

Я захлопала в ладоши, но Гвендолин вдруг переменилась в лице.

– Принц… – прошептала она помертвевшими губами.

– Что?

– Не что, а где. Принц идет.

Она опустила взгляд и присела в реверансе. Я от шока не успела сразу сделать то же самое и наконец столкнулась лицом к лицу с мечтой всех местных девиц на выданье.

Как это ни прискорбно, лицо оказалось очень красивым.

– Дамы, – принц поклонился. Следующий за ним тенью Ирвин гордо вскинул голову, мол, кланяться – это не для нас.

И кто из них после этого принц?

Гвендолин молчала, как воды в рот набрала, так что необходимость вести светскую беседу упала на мои плечи.

– Э… – У меня на почве стресса резко закончился словарный запас. – Гвен… Герцогиня Гвендолин рассказывала мне о вивернах. Они… они милые.

Кукольно-прекрасное лицо Дарнелла (надо же, а я думала, его имя в жизни не запомню!) стало удивительно мягким. Я бы сказала, стало более реальным.

– Я назвал ее Ариэллой, – произнес принц почти с нежностью.

– А… красивое имя, – пролепетала я.

– Ваше имя тоже прекрасно, – улыбнулся принц. – Простите, нам с Ирвином нужно навестить вольеры с волкодлаками.

Я посмотрела на удаляющуюся парочку большими глазами.

– Принц заботится о раненых животных, – подала голос Гвен и вздохнула. – Он такой добрый…

И не такой пустой манекен, каким показался мне на «смотринах», устроенных Жизель перед первым испытанием. Мама говорила, что человек, который любит кошек, это хороший человек. Про виверн она не говорила, но уверена, она осталась бы при том же мнении.

По дороге во дворец Гвендолин только и вещала, что о своем разлюбезном принце – защитнике униженных, оскорбленных и раненых, а я размышляла: если он так хорош, почему сам себе жену не найдет? Интересно, если принц с изъяном, я могу от него отказаться?

Должен в происходящем быть какой-то подвох, но я пока его не обнаружила.


Второй раз идти на испытание было уже не так страшно. Меня до сих пор воодушевляла утренняя победа, в придачу поднятию боевого духа способствовал ужин, состоящий из легкого супчика, котлеток в хрустящей панировке, салатика и десерта, похожего на наш йогурт. Готовиться к испытанию заранее я не стала: во-первых, так и не узнала, что нам предстоит делать, а во-вторых, указаний по поводу дресс-кода опять не поступило.

Встреча с принцем в виварии немного меня встряхнула, и я чувствовала странный душевный подъем.

Всех претенденток собрали в королевской оранжерее. Чего тут только не было! Тонкие, изогнутые деревца, фигурно постриженные кустики в кадках, разномастные горшки с цветами, половину которых я видела впервые в жизни. Воздух поражал свежестью и чистотой, цветочные ароматы ощущались, только если подойти к растениям поближе. Ни духоты, ни запахов земли и удобрений – это хорошо, значит, голова не заболит.

Что-то чирикнуло, и я подняла голову. У прозрачного потолка, среди переплетенных между собой зеленых побегов, прыгала маленькая голубая птичка. Из листвы ей ответили похожим чириканьем.

– Ой, – не выдержала я, когда мы проходили мимо бассейна с кувшинками. – Лягушечка!

– Нашла себе подружку, – ехидно пробурчала одна из моих конкуренток. Жаль, не увидела, кто именно квакал, взяла бы на заметку.

Жизель со сложенными на животе руками ждала нас у длинного деревянного стола. Примерно на одном расстоянии друг от друга на столешнице стояли одинаковые коричневые горшочки с землей.

– Рада снова видеть вас, девушки. – Ведущая ухмылялась непонятно чему. – Не успели перевести дух, а уже вот оно – новое испытание. Да-да, чтобы получить принца, надо потрудиться. Вы уже догадываетесь, чем сейчас займетесь?

– Мы будем сажать цветы? – с недоверием спросила Малинда.

– Вы смеетесь над нами?! – вспыхнула Фейла. – Это же задание для грязных простолюдинок!

– У меня дома есть свой садик, я розы выращиваю, – нежным голоском прощебетала миниатюрная Виветта, но никто ее не поддержал. Я про нашу дачу в пригороде решила умолчать.

– Как интересно, мнения разделились, – резюмировала Жизель, прерывая назревающий холивар. – Равнодушных нет, и это главное. Будьте так любезны, подойдите к вашим рабочим местам.

В напряженной тишине мы встали каждая напротив своего стола с горшочком. Ведущая прошла перед нами с открытым мешочком, из которого мы достали по круглому зернышку.

– Это семена волшебного растения душецвета. Чтобы вырастить цветочек, вам нужен небольшой горшочек, влажная земелечка и… – Жизель сделала паузу, напрасно рассчитывая на возрастание интереса с нашей стороны. – Пение. Да-да, цветочку нужно петь, это позволит ему вырваться на свет.

У меня аж коленки дрогнули. Прости, душецветик или как там правильно, но тебе хана. От моего пения не только цветы, но и мухи в полете дохнут.

Ворча, девы принялись холеными пальчиками раскапывать ямки для зернышек. Многие на этот раз оделись попроще, чем утром, видимо, не понравилось, что народ осуждал их расфуфыренность, и поэтому эффект комичности был сведен на нет.

– Начнем и, естественно, продолжим по порядку. Леди Йолонда, прошу вас.

От выступления первой конкурсантки у меня похолодело в животе. С виду ничем не примечательная Йолонда что-то выла самым настоящим бесполым контральто!

Как в ускоренной съемке, проклюнулся росток и к концу пения превратился в толстенькое деревце с округлыми листочками.

Следующая девушка пела не профессионально, но вполне сносно, и на свет появился аккуратный белый цветок. Мамочки, этот душецвет еще и вырастает совсем по-разному!

Третья запела балладу о принцессе, ждущей с поля боя своего суженого, и в результате напела симпатичное растеньице с красненьким соцветием-метелочкой.

Дочка королевского поставщика Бетни (да, я запомнила ее имя) слабеньким голоском исполнила какой-то простенький романс. Итогом ее мучений стал кривенький цветочек с нераскрывшимся бутоном.

Когда очередь дойдет до меня, я буду лежать под столом, задавленная своей низкой самооценкой. И вот прозвучало мое имя. От нехорошего предчувствия захотелось сменить паспорт.

Однако деваться некуда. Никто не ломался, значит, и мне нельзя. Только что спеть-то? С моими-то скромными певческими данными? Не так давно мы с моей подружкой Леркой у нее на дне рождения пели караоке, и это был настоящий Армагеддон, от нас даже люди отошли на безопасное расстояние. Ну, семечко, от чего ты хочешь умереть? От песни про маршрутку или от нового хита Егора Крида? Нет, я не могу быть такой жестокой. Надо спеть то, для чего не нужны ни слух, ни голос.

Я убрала за спину волосы, слегка наклонилась к своей жертве и начала напевать:

 
Спи, моя радость, усни-и-и-и…
 

Кто-нибудь, пристрелите меня.

 
В доме погасли огни-и-и-и…
 

Как я сейчас себя ненавижу, господи!

 
Птички замолкли в саду-у-у-у…
Рыбки уснули в пруду-у-у-у…
 

Фух, вроде не перепутала.

 
Мышка за печкою спи-и-и-ит…
Месяц в окошке блести-и-и-ит…
 

Блин, я плаваю в тексте!

Допев до конца, я с облегчением выпрямилась и поглядела на свое творение. На свет появился славный цветочек на крепкой ножке с бархатными листочками и ярко-фиолетовыми, как мое платье, лепестками. А неплохо вышло. На мое счастье, растения не слишком хорошо разбираются в музыке.

Дыхание выровнялось, предынфарктное состояние сменилось благостным пофигизмом. С любопытством наблюдая за оставшимися участницами, я дождалась конца состязания.

– Вы все молодцы. – Жизель манерно похлопала в ладоши. – Что я хочу вам сказать, милые. Среди вас много талантов, а цветы вышли прелюбопытными, что говорит о ваших качествах. Да вы сами, наверное, это поняли, хи-хи-хи! А угадайте, какой сюрприз я вам приготовила? Выбирать победителя будет сам принц Дарнелл! А вот и он!

Жизель сделала широкий жест рукой, хотя и без этого все заметили, как отворилась замаскированная плющом дверь и к нам вышел приз… то есть принц. На нем был все тот же наряд, что и пару часов назад, – белая рубаха, темно-синий жилет с ненавязчивыми цветочными узорами и черные, заправленные в высокие сапоги штаны. У меня сложилось впечатление, что принц занимался какими-то своими делами, а потом как бы между делом заскочил к нам. Может, у своих волкодлаков пропадал. Нечего сказать, удобно устроился, все дерутся за него, а он в ус не дует.

– Добрый вечер, леди. – Вежливая, не такая фанатичная, как у Жизель, улыбка спровоцировала несколько стонов и предобморочных вздохов. – К сожалению, мне нельзя было наблюдать за ходом соревнования, поэтому я буду оценивать только результат. Признаюсь честно, я мало что разумею в ботанике, но, надеюсь, эти душецветы многое поведают о тех, кто борется за мое сердце.

Принц Дарнелл медленно прохаживался вдоль стола с горшочками и внимательно рассматривал наши цветы. Нюхал их, трогал кончиком пальца и отпускал вполне невинные комментарии, хотя некоторые экземпляры были – просто караул! О творение драконихи Фейлы наш жених укололся до крови, от цветка Нарелль расчихался, а с «выпетым» феей живым вьюном вступил в настоящую схватку – уж слишком настойчиво тот цеплялся за принца.

– Итак, победителем становится… – принц Дарнелл сорвал с шеи остатки вьюна-убийцы. – Вот этот малыш.

И взял в руки мой цветок.

Я открыла рот, вспомнила, что меня снимают на волшебный шарик, и моментально его закрыла. Надо же, самому принцу понравился мой цветочек! Ву-ху, я снова первая!

– Ваш? – Дарнелл нашел меня взглядом и незаметно подмигнул, как бы напоминая о нашей недавней встрече. – Благодарю. Этот душецвет украсит мои покои. Глядя на него, я буду спать как младенец.

Не зная, что следует в таком случае говорить, я неловко сделала книксен. И, кажется, покраснела – щеки полыхнули огнем. Еще бы ему не спать, я же такую колыбельную спела!

Я не нервничаю. Все идет отлично. Все идет по плану.

Даже не верится!


Такая необходимая вещь, как банные процедуры, заставила меня принять непростое решение. Накануне, перед сном, мне прямо в комнату принесли похожую на огромный сияющий таз ванну. Слуги на моих глазах наполнили ее водой, а после того как лакеи удалились, горничная помогла забраться внутрь, намылила мою голову и, несмотря на слабое сопротивление, потерла губкой спину. Забота – это, конечно, приятно. Реально, в таких условиях голову я сама нормально не вымыла бы, шевелюра мне досталась густая и длинная, однако остальное казалось перебором. К тому же было неудобно из-за того, что девушка еще и протерла пол от лужиц и клочков пены, а потом пара молодцев унесла ванну с использованной водой. Короче говоря, я решила больше никого не напрягать. Гвен обмолвилась, что во дворце есть купальни, правда, составить мне компанию не предложила. Да я и не настаивала.

В шкафу среди полотенец я нашла стеклянную бутылочку с желеобразным содержимым салатового цвета. Пахла субстанция травами и ментолом, не то что вчерашнее горькое мыло, и я без раздумий прихватила ее с собой. Какие молодцы тут работают: кормят меня, спать укладывают, спинку трут, грязь за мной убирают, а еще нашли гель для душа, прямо как я просила.

Прокручивая в уме маршрут, я со свернутым полотенцем под мышкой бодро прошагала по заставленной пустыми рыцарскими доспехами галерее. Не знаю, как они тут организуют отопление – попробуй напаси дров на такую махину, – но пока шлепала в тапочках по толстому ковру, меня не беспокоили сквозняки. Халат, который я обнаружила там же, где и полотенца, тоже был мягонький и тепленький, я завернулась в него, как в кокон. И вообще, жизнь на глазах налаживалась.

Я вышла на потайную лестницу для прислуги. Горничная-хамелеончик дала мне четкие указания, так что вряд ли заблужусь. В крайнем случае у кого-нибудь спрошу дорогу, благо слуги поняли, что я позиционирую себя среди знати как мизантроп и социопат, и поэтому не были против того, что я стану пользоваться их тайными тропами. А может, тоже видели во мне простолюдинку, кто их разберет.

Купальня поразила меня с порога. Передо мной раскинулось обширное, отделанное серым мрамором пространство. Потолок был такой высокий, что я не рискнула задирать голову из страха шмякнуться на попу. Успокаивающе шумела вода, вытекающая в огромный бассейн из фонтанчиков и причудливых статуй, неуловимо пахло ароматическими маслами. За одно это я готова была простить наглое похищение.

Предвкушая возможность расслабиться, разделась, оставила одежду на каменной лавочке и спустилась в бассейн по ближайшим ступенькам. Водичка теплая, просто восхитительная!

– Кто здесь?

От страха я взвизгнула так, что по купальне прокатилось эхо, и обернулась на голос. Из-за статуи в виде изрыгающего воду дракона вышел насупленный Ирвин с распущенными волосами, кончики которых, как водоросли, плавали в воде. Естественно, принимающий ванну оруженосец светил обнаженным торсом, и я ответила на вопрос чисто на автомате. Потом снова взвизгнула и прижала к голой груди губку и бутылочку с гелем.

– Интеллигенция, ты совсем из ума выжила? – прорычал оруженосец, и от его гнева даже вода погорячела.

– Я… Я другой дорогой шла. Я просто не знала, что здесь кто-то есть!

– Сказки не рассказывай.

– Ирвин, сбавь тон. – Из-за злополучной статуи выглянул… принц Дарнелл! Именно выглянул, и то я заметила потрясающий торс с блестящими капельками воды. – Это же девушка с отбора, иномирянка.

Блин, куда бежать, что делать? Нырять? Удирать, сверкая попой?

– Ага, – только и смогла выговорить я.

В отличие от яростно пожирающего меня глазами оруженосца, принц немедленно вернулся в укрытие. А жаль… Когда мне еще доведется увидеть голого принца из параллельного мира!

– Так неловко получилось, миледи, – сказал он из укрытия. – Мы сейчас уйдем, а вы можете спокойно купаться.

– Пусть уйдет она, – не согласился Ирвин. – Явилась сюда вся такая невинная, как будто не знала, что сейчас тут сам принц намывается. На двери, кстати, предупреждение висело.

– Чего?! Я не специально!

– Все вы так говорите.

– Я – не все!

– Одна из многих, – переиначил красноволосый.

– Ирви-и-ин, – предостерегающе протянул принц.

– Ты что, слепой? Она же хочет тебя прибрать к рукам в обход отбора!

Какая же свинья этот Ирвин! Знал же с самого начала, что я отбрыкивалась от отбора как могла, а теперь видит во мне бесстыжую хапугу! Или после моих побед испугался, что я все-таки взойду на престол и брошу его в темницу прямо с колокольни?

– Прошу его извинить, миледи, – снова заговорил принц. – У моего оруженосца храбрости хоть отбавляй, а воспитания, увы, не хватает. Не будете ли вы так любезны закрыть глаза, пока мы выбираемся из воды?

Я послушно зажмурилась и еще голову опустила.

– Да, конечно.

Под несмолкающие возмущения Ирвина оба мужчины действительно вышли из бассейна.

Противный, противный фрик! И так я опозорилась, приперлась голая в купальню, когда здесь было, мягко говоря, занято, так он еще попытался выставить меня продуманной гадиной! Я же не виновата, что на двери для слуг никаких опознавательных знаков не было! Ну ничего. Вот станет Гвен принцессой, я попрошу ее, чтобы прижучила рыжего вредину.

Голоса парней еще не стихли, а я уже вовсю намыливалась. Скорее, пока меня тут кто-нибудь не застал!

Внезапно кожа под густой пеной нестерпимо зачесалась. Я поскребла ногтями руку и живот, но стало только хуже. Прекрасно, аллергии мне для полного счастья не хватало! Отбросив в сторону губку, присела, чтобы смыть с себя раздражающую тело пену, и тут же зашипела от боли. О нет! У меня не аллергия, а химический ожог! Мама, мамочка, как больно! Мышцы словно что-то рвет изнутри! И ноги судорогой сводит… От новой вспышки боли я уперлась руками в бедра и заорала буквально как резаная – вместо ногтей будто выросло десять ножей. В следующий миг мой позвоночник пронзила режущая боль, и, захлебываясь, я упала на дно бассейна.

Меня что, убили?


Принц Дарнелл

Дарнелл знал, как оруженосца выводит из себя его желание видеть в людях только хорошее. Стоило признать, что цинизм Ирвина часто избавлял принца от тлетворных, недостойных будущего короля иллюзий, однако порой он перегибал палку. Какими бы ни были намерения той девушки, не нужно было раздувать скандал. Вежливость не только показывает тебя с лучшей стороны, но и сохраняет нервы.

Принц натянул штаны на влажное тело, потянулся за следующим предметом гардероба и резко встрепенулся, услышав пронзительный женский крик.

– Она привлекает к себе внимание, – пояснил Ирвин, явно не желая выходить из раздевалки.

– Я так не думаю. Ирвин, скорее!

Красноволосый парень исчез в алой вспышке, потом алый огонь перелетел в руку Дарнелла, материализуясь в сверкающий меч.

«Спорим, я прав», – раздался в голове принца ехидный голос Ирвина.

Спорить было некогда, и оставшийся без ответа клинок замолчал, а Дарнелл со всех ног кинулся к бассейну.

– Миледи!

От увиденного у него перехватило дыхание. В красной от крови воде плавала мелюзина, существо, которое он ненавидел всей душой. Гибкое бирюзовое девичье тело с мелкими чешуйками перетекало в длинный, мощный хвост с широким раздвоенным плавником. Черные глаза без белков, похожие на две большие капли ртути, с людоедским интересом разглядывали человека. Острые когти на руках способны были разорвать любого, кто приблизится.

Неужели та девушка… уже мертва?

Сила воли позволила Дарнеллу подавить эмоции. Откуда бы ни появилась здесь мерзкая коварная тварь, первым делом необходимо от нее избавиться.

– Ирвин, «карающий огонь»!

Из меча вырвалась закручивающаяся спиралью струя пламени и ударила в то место, где только что находилась мелюзина. Поднялась стена пара. Проворная хищница успела отплыть подальше, вынырнула на несколько секунд и завопила, как стая голодных летучих мышей. Продемонстрировала иглообразные зубы и снова скрылась под водой. Леди Полины нигде не было, но красная от крови вода намекала на печальные события.

Принц побежал к другому краю бассейна.

Он не позволит мелюзине остаться в живых. Около двух лет назад русалки натравили своих кровожадных сородичей на королевский флот, память о том сражении была еще свежа. Стая мелюзин полностью вырезала экипаж нескольких боевых кораблей, и море выбросило на берег истерзанные тела. Его высочество накануне по велению отца прибыл на флот на одно маловажное мероприятие. Вероятно, он и был целью коварного морского народа.

– «Удар справедливости»!

От взрыва в воздух поднялся столб воды высотой с двухэтажный дом. Мелюзину подбросило вверх, и она тяжело плюхнулась в бассейн.

– «Карающий…»

«Нет, Дарнелл, нет!»

Принц опешил, но меч не опустил.

– Ирвин, в чем дело?

«Я чувствую колдовство. Клянусь, это все та же девчонка, а мы ее чуть не зажарили!»

– Не понимаю. Как такое возможно? – спросил Дарнелл, не сводя напряженного взгляда с тонко пищащей твари.

«Говорю же, ты наивный, как теленок. Женщины нелогичны в своем поведении. Может, она у бабки какой-нибудь зелье купила, захотела стать красивей и обольстительней, да накладочка вышла».

Предполагаемая жертва колдовства уже немного оклемалась, подплыла к краю бассейна и легко выбралась на мраморный пол. Дарнелл отпрянул: в отличие от русалок мелюзины со своим умением быстро передвигаться с помощью сильных рук и мощного хвоста даже на суше представляли угрозу.

– Ирвин, соберись. Попробуем это исправить.

Оруженосец даже ворчать не стал.

Мелюзина оскалилась и зашипела. Плавники, выросшие на месте ушей, устрашающе всколыхнулись.

Дарнелл направил на нее кончик меча.

– «Исцеление от скверны».

И зажмурился от непривычно яркого света.


Полина Покровская, иномирянка

Не люблю этого. Терпеть не могу. Когда сладко спишь, а над тобой кто-то бубнит и бубнит, бубнит и бубнит…

А еще целует в лоб.

Я еле-еле разлепила веки и увидела склонившегося надо мной красавчика со взъерошенными светлыми волосами.

– Ты кто? – спросила, стараясь снова не отрубиться.

– Я? Принц Дарнелл.

– Принц? Мм… Это хорошо, что принц. А ты мне купишь розового пони?

Он погладил меня по щеке.

– Куплю, куплю.

Сладкие, как сахарная вата, мечты о сказке затянули обратно в сон.


– Леди Полина, нельзя больше спать. Вам надо выпить лекарство.

– Клодия? – Я подтянулась, попыталась принять сидячее положение. – Зачем лекарство? Я что, заболела?

Главная горничная помогла мне сесть.

– Вы ничего не помните, миледи?

Я потерла кулаком глаза.

– Мне приснилось, будто меня поцеловал принц. Только промахнулся и вместо губ залепил поцелуй в лоб.

– Ничего я не промахнулся.

Вздрогнув от неожиданности, чуть не выбила из рук Клодии наполненный чем-то бурым стакан.

– В детстве нянюшка всегда так проверяла, нет ли у меня жара, – объяснил принц Дарнелл и, встав с кресла, направился ко мне. – Вам лучше?

– Смотря с чем сравнивать, – пробормотала я и поспешила спрятать пылающее от смущения лицо. Лекарство пришлось как раз кстати.

Теплый напиток был густым и сладковатым, будто очень жидкое непересахаренное варенье. На несколько секунд я с удовольствием присосалась к вкусняшке, и только тогда, когда на дне стакана почти ничего не осталось, сообразила: ведь даже не поинтересовалась, что это.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7