Бэкка Хайд.

Принцами надо делиться!



скачать книгу бесплатно

– Герцогиня опять читала всю ночь? – услышала она ироничный голос оруженосца принца, Ирвина. Он стоял, привалившись плечом к стене и сложив руки на груди. Сегодня его глаза были желтые, как у совы, значит, Ирвин не в духе. – Так можно и ослепнуть во цвете лет.

Живой клинок, он вел себя, как всегда, немного вызывающе, но Гвен и не думала обижаться. Подцепила складки юбки пальчиками и вежливо сделала реверанс, приветствуя Ирвина.

– Со мной можете не притворяться, герцогиня, – сказал оруженосец и подошел к ней. – Кандидаток набрали на помойке, особенно некоторых. Так что не переживайте, ваш драгоценный принц никого из них не выберет.

– Но правила отбора строги, – возразила Гвендолин. – Победительница выйдет замуж за принца.

– А то вы не знаете нашего Дарнелла! Если ему чего-то не хочется, рогом упрется, но с места не сойдет.

– Но отбор уже начался… – еще тише сказала Гвен, то ли оправдываясь, то ли убеждая себя не возрождать умирающую надежду.

– Как начался, так и закончится, – подмигнул Ирвин, и его глаза начали медленно приобретать цвет молодой листвы.

– Та, что пройдет все испытания, точно станет женой Дарнелла.

– Не скажите. Невестой станет, а вот женой… – Ирвин загадочно улыбнулся. – Не плачьте, герцогиня. Если что, знайте, я бы болел за вас.

Он закинул руки за голову и, насвистывая, пошел дальше по коридору.

Гвендолин проводила взглядом его ровную спину со скользящей по ней длинной красной косой. Если бы все было так просто, как он говорит… Гвен так давно любила принца, что он уже ответил бы ей взаимностью, если бы она была возможна. А говорить о таком напрямую леди не положено.

Она пошла дальше и еще с лестницы услышала гомон, будто в замок по прихоти природы занесло стайку воробьев. Гвендолин, наплевав на приличия, перевесилась через перила и увидела, как холл пересекает толпа разряженных девиц, одна другой пестрее. К своему ужасу герцогиня узнала среди них принцессу Земли Алого Пламени, о которой по всему континенту ходили слухи, будто она сжирает неугодных женихов, предварительно поджарив на своем драконьем пламени. В пышном красно-черном платье она сама казалась издалека языком огня, и Гвен поспешила отвести взгляд, чтобы не спровоцировать принцессу.

В изумрудном платье – младшая дочь королевы Фей. Ей едва исполнилось триста лет, совсем молоденькая, а уже туда же, за принцем охотится. Радужные крылышки у нее пока не убираются и колышутся за плечами, как переливающаяся всеми цветами радуги шаль.

Еще несколько благородных девиц Гвен были знакомы, а вот та странная пара – явно новенькие в высшем свете Ландории. Одна – худенькая, маленькая, веснушчатая, с двумя тонкими косичками соломенного цвета. Даже на первый взгляд видно, что простолюдинка. Наверняка король по совету госпожи Жизель решил пустить подданным пыль в глаза – и дочка крестьянина может стать принцессой! Но даже Гвендолин, воспитанной на романтических книжках, было ясно, что так бывает только в сказках.

А вот вторая шокировала Гвен до глубины души.

Высокая, с распущенными волосами такого же, как у самой Гвен, цвета, но ее одежда… Это тихий ужас. Сначала Гвен подумала, что какая-то бродяжка затесалась в общество невест, но сразу отмела этот вариант. Случайно попасть во дворец невозможно. Но если допустить мысль, что это тоже претендентка, то последние надежды Гвендолин рушились на глазах, ведь всем известно, что принц любит все необычное, а что может быть необычнее узких, как вторая кожа, брюк и короткой полосатой кофточки, при движении открывающей – о ужас! – узкую полоску голого живота. Девушка цеплялась за объемную суму и вертела головой по сторонам. Когда ее взгляд столкнулся со взглядом Гвен, герцогиня отпрянула от перил. Незнакомка точно была иномирянкой. Говорят, иногда их приглашают на отборы низшего ранга. Вроде бы в соседнем королевстве одна такая стала третьей женой визиря. Гвендолин почувствовала, что по щекам опять текут слезы, и побежала прочь.

К сожалению, чтобы пройти в библиотечную башню, пришлось спуститься в холл и с достоинством пройти мимо толпы невест, держа голову высоко поднятой. Только скрывшись в боковом коридоре, Гвен торопливо достала новый платок и шумно высморкалась, напугав парочку горничных, шепчущихся в тени колонны. Девчушки мигом слились с обстановкой и присели в глубоком реверансе. Гвен пронеслась мимо и мельком им кивнула.

Вот же позор!

В библиотечной башне, как всегда, стоял неискоренимый запах старых книг, бумаги и чернил. Королевский летописец сидел за столом и кропотливо вырисовывал письмена на новой странице летописи королевского рода Ландории.

– Здравствуйте, мэтр Корнэль, – вежливо поприветствовала Гвендолин старика, но тот даже не поднял головы. Что ему юная герцогиня, когда он занят такой важной работой! – Я почитаю, мэтр Корнэль.

Седая борода едва заметно качнулась, что Гвен приняла за согласие. Она подобрала юбки и пошла к дальнему стеллажу, где накануне присмотрела для себя новую книгу. Каково же было ее удивление, когда она увидела ее в руках виновника сегодняшнего торжества!

– Принц Дарнелл?

– А, это ты, Гвендолин, – рассеянно улыбнулся принц и снова уткнулся в книгу. – Я снова взял ту, которая тебе приглянулась? Скажи, не стесняйся.

Гвен коротко кивнула и разом потеряла дар речи. Дарнелл убрал волосы за ухо и перевернул страницу. Гвен, как завороженная, смотрела на него и не могла налюбоваться. Как красиво свет магического факела ложится на его золотистые локоны, как густые тени библиотеки подчеркивают его благородный профиль, мужественные черты его лица, как нежно его чуткие пальцы обхватывают корешок книги…

– Я возьму ее? Обещаю вернуть завтра. Гвен? Гвендолин, ты меня слышишь?

Гвен тяжело сглотнула и тут же покорно опустила голову.

– Как вам будет угодно, мой принц.

Дарнелл прошел мимо, обдав ее свежим запахом душистой воды, и Гвен опустила голову ниже.

– Спасибо, Гвен, ты настоящий друг.

Она стояла, глядя на мысы своих туфелек, пока за принцем не закрылась дверь. Из тени скользящей походкой вышел Ирвин и криво усмехнулся.

– Герцогиня такая добрая, – сказал он. – Я вами восхищен!

– Ты издеваешься, – уныло констатировала Гвен и выпрямилась.

– Заметьте, вы сами так решили, я тут ни при чем.

Ирвин наклонился и заглянул ей в лицо. Гвен терпеливо выдержала его изучающий взгляд. Оруженосец вздохнул:

– Надо что-то делать. Может, вам стоит присмотреться к претенденткам на нагретое место? Кто знает, какие идеи могут прийти в голову…

Оруженосец подмигнул и пошел за своим хозяином. Гвен нахмурилась, но так и не смогла понять, что он имел в виду.


Полина Покровская, иномирянка

В глубине души я была рада, что Клодия выделила меня среди всех девушек и лично отвела в предназначенные покои, ведь с почти родным человеком на новом месте не так страшно. Но это не решало мою проблему! Да, спальня прекрасная, о трюмо и банкетке я раньше могла только мечтать, и кормить обещали вкусно, только все это не вписывалось в мои планы!

– Клодия, ну хоть вы меня поймите. Не могу же я у вас остаться! Скажите, кто здесь организатор? К кому мне подойти? Если надо написать официальный отказ или подписать что-то – без проблем. Обратно не попрошусь!

Я уже несколько минут выносила бедной женщине мозги, а она оставалась нордически спокойной. За это время Клодия не только чуть ли не за ручку отвела меня в гостевую комнату, но и раздвинула шторы, поправила многочисленные подушки на кровати, переставила горшок с неизвестными мне лиловыми цветами с этажерки на окно, к солнышку.

– К сожалению, миледи, от участия в отборе невозможно отказаться.

– Одна психанутая чуть не превратила меня в шашлык. Разве это не достойный повод для самоотвода?

– В истории отборов были и более серьезные конфликты. Могу лишь посоветовать вам обходить стороной леди Фейлу. Она славится своим несдержанным характером.

Зашибись.

– А еще мне надо забрать свой диплом. Понимаете, я работу писала про штюрмеров, это писатели немецкие. Вообще-то я больше люблю французов и хотела писать про Гюго, но мой куратор тащится по Гете и Шиллеру, поэтому я уступила… А, вам же неинтересно.

– Напротив. Когда у меня появится свободная минутка, буду счастлива узнать от вас что-нибудь про писателей вашего мира.

Вежливость восьмидесятого уровня.

– Договорились, – тоже из вежливости ответила я и нехотя бросила сумку на комод. – В общем, мне надо обратно в универ – закончить там свои дела. Что я, зря пять лет училась? Да и родители не в курсе, что меня забрали в другой мир. Телефон тут не ловит, я не могу маме позвонить и предупредить, что не приду к ужину. Она же волноваться будет!

– Сочувствую, миледи. С вами поступили в высшей степени нечестно.

– Еще бы!

– Отборы невест – давняя традиция. С этим ничего не поделаешь. Если желаете, вам принесут чай и успокоительные капли.

Чувствуя себя раздавленной, я села на кровать. Хорошо, что не плюхнулась со всего маху, а то точно упала бы на спину, как перевернутая черепаха. Матрасы во дворце сказочно мягкие.

– Нет, капли мне не помогут. Даже если я немного успокоюсь, обстоятельств это не изменит. Я в самом настоящем плену!

Клодия взяла мою сумку и педантично положила в шкаф.

– Утешьтесь, миледи. Людям выпадает участь куда хуже той, что выпала вам. Я обращусь к управляющему, и, надеюсь, к вечеру принесут более подобающую одежду. Пожалуйста, подумайте, что вам еще нужно, мы постараемся сделать ваше пребывание во дворце комфортным.

Я тихонько хмыкнула. С моими запросами и половины предметов из списка не найдут. Интересно, а что за платье мне дадут поносить? В принципе какая разница! Лишь бы без удушающих корсетов!

Мой взгляд вдруг остановился на одеянии Клодии. Клянусь, оно недавно было голубоватым, а теперь по цвету напоминало ягодный компот. Точь-в-точь как шторы, покрывало и ковер…

– Клодия?

Она повернулась в дверях.

– Да, леди Полина?

– Ваше платье. То ли я схожу с ума, то ли оно изменилось.

На ее губах появилась мягкая, почти материнская улыбка.

– Все в порядке. Принимать доминирующий цвет в помещении – особенность формы дворцовых горничных. Хорошую прислугу не должно быть видно. По-простому моих девочек называют «хамелеончиками». Я же сейчас просто главная горничная. Кстати, вы можете в любой момент позвонить, – она указала на украшенный бахромой шнур, – и к вам придет служанка.

– Ясно. Постараюсь задавать поменьше тупых вопросов.

– Лучше задавайте. Лишняя информация никому не вредит, к тому же вам надо освоиться.

Я мученически закатила глаза. На потолке застыли нарисованные нимфоподобные танцовщицы.

Меньше всего мне нужно здесь осваиваться.

Едва прокрутила в голове последние события, услышала стук в дверь. Отличненько, попробую еще с кем-нибудь наладить контакт.

– Леди Полина, к вам можно?

Я узнала голос.

– Заходи, Марко. Я одета.

Мальчик-паж мне нравился, потому что не внушал опасений, как все остальное в этом чудном мире. Однако меня поджидал очередной сюрприз. Если меняющее цвет платье еще входило в рамки разумного, то изменения, произошедшие в мальчике, были более внушительными. К бархатному берету плотно прижимались стоячие, как у собаки, уши!

– Ой, это кто тебе наколдовал? – Я аж на ноги вскочила от возмущения. Кто так ребенка изуродовал?

Паж слегка смутился:

– Никто. Я родился таким.

И неловко дернул пушистым хвостом. Хвостом?!

– Э… – Я с трудом продолжила разговор. – Извини, я тебя обидела?

– Нет, что вы. Я уже ко всему привык.

Возможно, я поступила невоспитанно, но все-таки, покорившись любопытству, обошла Марко кругом.

– Слушай, а тебе идет. Но в моем мире ты был как все, или я совсем слепая. Почему так?

– А я иллюзию наколдовал. Тяжело, но этому меня научили. У нас не принято ходить с хвостами, таких, как я, не очень-то любят, поэтому иногда приходится хитрить. Но это тяжело, – повторил он.

– Правда? Не могу представить, если честно. Я же не колдунья.

Мальчик грустно кивнул:

– Как будто разговариваешь с человеком и пытаешься сделать так, чтобы он не заметил, что у тебя есть голова.

Вот бедняга. Подстраивается под всяких расистов и страдает от этого.

– Марко, ты можешь меня не стесняться. Не надо иллюзий.

– Вы очень добры, миледи.

Хотя он старался держаться и не выдавать собственных эмоций, его хвост предательски завилял. Словно передо мной благовоспитанный ретривер, милый, как все щеночки.

– Я просто хотел узнать, как у вас дела. Нравится ли вам здесь? Не обижают ли?

Я села на дрогнувшую, как большое желе, кровать и похлопала по покрывалу, приглашая пажа присесть.

– Приземляйся, все тебе расскажу, – в этот момент у меня родилась многообещающая идея. – Только, пока не забыла, спрошу: за что невесту могут дисквалифицировать?

Марко сел. С опаской, будто боялся, что матрас его поглотит.

– Дисквалифицировать? – Он в задумчивости почесал переносицу. – Вам это не грозит.

– И все же?

– Если дева не чиста. – Мальчик деловито загнул палец.

Не ожидала, что собственная девственность так меня подставит.

– Если невеста позорит себя своим поведением, – загнул второй.

Нет, я морально не готова изображать из себя шлюху. И в драку не полезу – заклинания из «Гарри Поттера» меня не спасут.

– Если она сделала что-то ужасное. – Марко загнул третий палец и вновь погрузился в свои мысли. – Конюшню там подожгла, чтобы избежать конного состязания, или серьги у кого-то украла… Хм… Больше случаев не припомню.

– Ладно, не переживай. Мне и так у вас весело. Сначала меня похитил Ирвин…

Так-так-так. Я обязательно что-нибудь придумаю.

В итоге план мой оригинальностью не блистал.

Я всегда была хорошей девочкой. Не пила, не курила, стены непристойными надписями не разрисовывала. Бывало, в силу юного возраста шалила или вредничала, но никогда не совершала ничего уголовно наказуемого. И все же мне надо перебороть себя и пойти на преступление. Поджог конюшни – дело серьезное, только коняшек жалко, поэтому лучше придумать что-нибудь другое. Жертвы нам ни к чему. Думай, думай… О! Марко говорил, что одну дамочку убрали из списка участников за кражу сережек. Что мешает мне поступить так же? Кроме воспитания, разумеется. Ничего, переживу, это лучше, чем убивать королевских скакунов или вешаться на первого попавшегося мужика с воплем: «Возьми меня!» Несколько минут позора я перетерплю, главное, что меня вернут домой, а пропажу отдадут хозяйке. Всем будет хорошо.

Волнуясь, как перед сложным экзаменом, я бродила по коридорам и воровато касалась то одной двери, то другой. Заперто… Заперто… Я малодушно радовалась этому, так как оттягивала задуманное, и вот одна дверь наконец поддалась. Я обернулась – далеко меня занесло, но возвращаться нельзя!

Все, деваться некуда.

Вошла в маленькую, явно дамскую гостиную и повертела головой. Столько всего красивого! Беда в том, что ничего этого не утащишь. Подсвечник в виде оленя с ветвистыми рогами с виду казался невесомым, а на деле был как хорошая гиря. Диванная подушечка с кисточками подходила мне по весу, но, минуточку, это ж какой надо быть идиоткой, чтобы спереть подушку? В надежде на более весомую добычу я проникла в смежную комнату. Спальня! А это вход в гардеробную. Прекрасно, сейчас схвачу бусики или пару колечек и смоюсь.

Вор из меня получился аховый. Хозяйка апартаментов не разбрасывала свои украшения, чем грешат многие представительницы нашего пола. Я не нашла даже шкатулки с бижутерией. Странно. Либо эта дама не любит побрякушки, либо очень хитро их прячет. Повертев в руках костяной гребень, я вздохнула, положила его на место и направила стопы к гардеробной. Не сопру, так платье испорчу. Грех большой, а куда деваться?

И здесь идеальный порядок. Все на вешалочках, на полочках. Блин, даже если я что-то отсюда заберу, не факт, что пропажу быстро обнаружат.

Я вздрогнула, найдя идеальный вариант. На свободной от полок стене висело платье. Рядом на маленькой тумбочке лежал свернутый пояс, под ней на подставочке стояла пара туфель. Они были замшевые с бантиками, на низком каблучке-рюмочке. Видимо, живущая в этих покоях женщина приготовила этот комплект одежды, чтобы вскоре в него облачиться. Отлично, тогда она быстро поймет, что что-то не так.

Прокручивая в уме песню про лабутены, я взяла обе туфли и, поборов желание их померить, направилась к выходу.


Гвендолин, герцогиня Армельская

Гвендолин в ужасе замерла на пороге своей гардеробной. После библиотечной башни она немного погуляла в саду, поплакала, успокоилась, опять поплакала и еще раз успокоилась, но уже окончательно. И вот что она видит перед собой? Воровку!

– Простите, – робко сказала герцогиня. – Это мои туфли. Не могли бы вы положить их на место?

Воровка тоже растерялась, посмотрела на туфельки, потом на Гвен и, дернувшись, кивнула.

– Да, конечно. Прошу прощения, это случайно вышло. Я не хотела.

Она вернула туфли на подушечку под вешалкой с платьем для вечернего приема. Гвен с затаенным интересом изучала незнакомку: та самая иномирянка в короткой кофточке и нелепо узких штанах. Растрепанные длинные волосы свободной волной падали на узкие острые плечи. До крайности неприличный вид, хотя пару раз Гвен видела иномирянок похуже этой, но стало как-то не по себе от того, что они наедине, и, если незнакомке придет в голову что-то недоброе, Гвен не успеет позвать на помощь.

Поэтому она срывающимся голосом предупредила:

– Если вы замыслили что-то нехорошее, я буду кричать, тогда вас отправят в подземелье.

Вообще-то в подземелье давно никого не отправляли, а уж тем более кандидаток в будущие королевы, но Гвен показалось, что слова должны были прозвучать… угрожающе.

– Не надо подземелья! – испугалась воровка. – Я готова сдаться, пусть меня дисквалифицируют, и разойдемся по домам. Хорошо? Мы же сможем как-то договориться? Мне и туфли не нужны, правда. Просто лошадок жалко было.

– Лошадок? – совсем растерялась Гвендолин. – А что с лошадками?

Девушка тяжело вздохнула, махнула рукой и сказала:

– Долго объяснять… Зовите стражу или кто тут у вас есть?

Гвен неуверенно оглянулась на дверь. Если она закричит, стража появится в тот же миг – король тщательно заботился о безопасности своей осиротевшей воспитанницы. Но девушка в странном наряде выглядела такой несчастной, что Гвен не устояла.

– Давайте присядем и выпьем чаю, – предложила она и трижды хлопнула в ладоши. В комнату в ту же секунду заглянула служанка, как будто все это время стояла за углом и ждала сигнала. Платье на ней мгновенно стало светло-голубым, в тон обитым тканью стенам гардеробной, только ярко-рыжие волосы выделялись на общем фоне.

– Принеси травяного чая в комнату для приема гостей, – распорядилась Гвен. – Вы не против?

Иномирянка кивнула.

Они прошли в комнату с большим балконом. Широкие стеклянные двери пропускали солнечные лучи, и столик с тремя уютными мягкими креслами был залит желтоватым теплым светом. Уже принесли вазочку с печеньем и тарелочку с пирожными. Служанка быстро организовала горячий чай, и Гвен кивнула своей гостье.

– Присаживайтесь. Меня зовут Гвендолин. Гвендолин, герцогиня Армельская.

– Полина Покровская, – представилась иномирянка. – Мм… Приятно познакомиться. А когда меня будут арестовывать?

Какое-то навязчивое желание быть пойманной на месте преступления! Гвен читала о таком в книге, но не очень поняла смысл прочитанного. Чтобы унять волнение, сама принялась разливать чай по фарфоровым чашечкам.

– А ты правда герцогиня? – вдруг спросила Полина. – Я имею в виду, у тебя папа герцог и все такое?

Рука у Гвен дрогнула, и горячие капли пролились на скатерть и подол платья.

– Да, – проронила она тихо. – Получается, что герцог.

– Я что-то не то сказала? Прости, я не подумала.

Гвен часто захлопала ресницами, но стоило Полине дружески хлопнуть ее по плечу, как в носу предательски защипало, и девушка зарыдала. Совсем не как положено леди, а с надрывом, громко, подвывая и шумно сморкаясь в платок.

– Ну ты чего? – Полина погладила ее по плечу. – А тут и водички нет. Эй, что случилось? Не надо плакать, я же сейчас тоже заплачу…

Гвен услышала, как гостья шмыгнула носом, и постаралась успокоиться, но из глаз лило, и щеки жгло солеными слезами.

– Отпустило? – спросила Полина, запустила руку в свою сумку, достала оттуда маленькую прямоугольную упаковку и протянула Гвен. – Держи, они лучше текстильных.

– Что… что это?

Гвен приняла подарок, но не поняла, что с ним делать.

– Ох, я и забыла, в какие дали меня занесло, – вздохнула Полина и вскрыла упаковку. На свет явились сложенные плотные белые бумажки. Полина развернула одну и сунула Гвен в руку. – Это бумажный платок. После использования выкидываешь, и все.

Бумажный платок очень приятно пах персиками, и Гвендолин почувствовала, как ей становится легче. Она улыбнулась, и на непривычно загорелом лице Полины засияла ответная улыбка.

– Давай по пироженке, – предложила она Гвен. – От нервов еще не придумали средства лучше, поверь моему опыту.

Гвендолин пригубила чаю, не сводя заплаканных глаз с Полины. Вот странная девица. Ведет себя не по этикету, но не кажется невоспитанной, с герцогиней разговаривает как со своей подругой, ворует чужие туфли и тут же извиняется.

Полина будто поняла, о чем Гвен думает.

– Я не просто так твои туфли хотела стащить. Понимаешь, меня никто не спросил, хочу ли я участвовать в этом вашем отборе, просто поставили перед фактом и нагло похитили. А ведь мне надо было свою дипломную работу забрать. Я ради этого пять лет училась, в университет ходила. Хотя… наверное, ты меня все равно не понимаешь. Ты же герцогиня, ни забот ни хлопот. Аж завидно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7