Барбара Картленд.

Романтическое плавание



скачать книгу бесплатно

Ее спутник потер лоб:

– Наверное, у меня сегодня с головой непорядок. Никак не могу понять: почему вы оказались в безвыходном положении и при чем тут маркиз?

Девушка сердито посмотрела на него:

– Вы сказали, что знакомы с маркизом, верно?

– Пожалуй, что так… – пробормотал мужчина.

– Он не должен узнать… Пожалуйста, пообещайте, что не скажете ему! Иначе па меня убьет!

– Обещаю, – заверил ее собеседник. – Мы с его светлостью о таких вещах не говорим. Я ему не расскажу о нашем разговоре, чем бы вы сейчас со мной ни поделились. Так о чем я не должен говорить?

– Что видели меня в мужской одежде.

– Договорились! Но почему это так важно?

– Потому что речь идет о нашей с ним свадьбе.

Пауза.

– Что? – только и смог выговорить он.

– Па готов на все, лишь бы выдать меня за маркиза. Дурацкая идея, потому что маркизу я нужна не больше, чем он мне, но как объяснить это отцу?

Собеседник Лексии переменился в лице.

– А кто ваш отец, простите?

– Гарри Дрейтон. Мы снимаем Хайклифф-холл.

– Гарри Дрейтон… Тот самый миллионер?

– Вы о нем слышали?

– Думаю, все в этих краях о нем слышали. Только я слухам не верю. Никогда не видел человека, у которого был бы миллион фунтов!

– О, у папы денег намного больше, – равнодушно заметила девушка. – Он сделал состояние на золотых приисках Калифорнии.

– В Калифорнии… – пробормотал мужчина.

– В Штатах. Мы там жили последние восемнадцать лет.

«Это объясняет ее акцент», – подумал он.

– Я забыла представиться: Лексия Дрейтон!

Девушка протянула руку и дружелюбно улыбнулась. Заметив очевидное смущение собеседника, она подумала, что снова нарушила какие-то нормы приличия. Наверное, в Англии не принято подавать руку слуге.

Мужчина протянул руку в ответ:

– Фрэнсис!

– Фрэнсис… А для друзей, наверное, Фрэнк?

Собеседник задумался, как если бы этот вопрос застал его врасплох.

– Раньше никто меня так не называл, – честно ответил он. – Но вы можете звать меня Фрэнк, если вам нравится.

– Спасибо! – Девушка вздохнула. – Фрэнк, это так ужасно!

– Ужасно быть миллионером? – эхом отозвался он.

– Просто невыносимо! – доверительно сообщила Лексия. – Все хотят на мне жениться ради папиных денег.

– А чего хотите вы? – сочувствующе поинтересовался он.

– Вообще не видеть этого маркиза! Не хочу, чтобы меня тащили к алтарю со связанными за спиной руками, а он стоял, потирая руки и предвкушая, как запустит их в папины денежки!

– Так вы думаете, он решительно настроен на вас жениться?

– Не на мне, на деньгах! По слухам, он на мели и готов на все, лишь бы раздобыть наличные.

– Так о нем говорят?

– Но я не хочу выходить за человека, который чуть ли не королем себя воображает! И порядки у него в доме наверняка феодальные – подстрелить пару-тройку крестьян перед завтраком или что-то в этом духе…

Фрэнк от удивления лишился дара речи.

– Зачем маркизу стрелять крестьян? – спросил он наконец.

– Потому что он – их сеньор и крестьяне работают на него.

А если он не доволен их работой – он их убивает.

– Но мы живем в девятнадцатом веке, и ваши понятия устарели столетий на шесть, не меньше. Поверьте, уже много лет маркизы не отстреливают крестьян – и уж точно не перед завтраком!

– Вы уверены?

– Это давно запрещено.

Девушка с сомнением посмотрела на него:

– Вы надо мной смеетесь?

– Ну, может, самую малость, – улыбнулся он.

– Но вы не нарушите своего слова? Не расскажете маркизу, что видели меня в такой одежде и одну, без сопровождения? Не хочу, чтобы он смотрел на меня с презрением!

– Да, это может ему не понравиться. Но разве не этого вы желаете? Он может не захотеть такой жены.

– При моих деньгах и его проблемах? Вот уж не думаю!

– То есть, по-вашему, маркиз так отчаянно нуждается в деньгах, что женится на той, кого презирает?

– Некоторые люди на все готовы ради денег, – с мрачным видом проговорила Лексия. – Но он не должен усомниться в том, что я – настоящая леди, даже если я таковой и не являюсь!

Губы Фрэнка дрогнули в улыбке.

– Значит, вы не против, чтобы он пал к вашим ногам, но только затем, чтобы вы могли его растоптать?

– Это слишком сильно сказано, – возразила девушка.

– Хотя… Я понимаю, почему вы не против получить от маркиза предложение руки и сердца, несмотря на то, что не собираетесь его принимать.

– Вы действительно понимаете?

– Если маркизу так нужны деньги, как вы говорите, но предложения он не сделает, то в обществе скажут, что вы настолько нехороши, что не помогли даже папенькины миллионы!

Лексия впилась в него взглядом, онемев от возмущения, а Фрэнк между тем спокойно продолжал:

– Конечно же, вам бы этого не хотелось, особенно если учесть, что ваш отец ни от кого не скрывает свои амбиции и планы. Для наследницы признаться, что она охотится за титулом маркизы, – само по себе тяжело. Но если ожидания не оправдаются – о, это будет жуткое унижение!

– Эй, поосторожнее со словами! – возмутилась оскорбленная Лексия. – Я ни на кого не охочусь!

– Но люди скажут именно так и осуждать будут именно вас.

– Меня?

– Да. И потом, вы не особенно справедливы к маркизу. Заявляете, что ненавидите и презираете его, но при этом хотите, чтобы он вами восхищался.

– Вы на его стороне, Фрэнк? – спросила Лексия с вызовом.

– Признаюсь, да.

– Ну конечно, вы же у него служите. Этого и следовало ожидать, – кивнула она, пытаясь выглядеть справедливой.

– Но и вас я тоже могу понять. Вы хотите подвести его к женитьбе и ответить отказом, но чтобы при этом маркиз не создал вам никаких проблем. Я правильно понял?

– Совершенно правильно! Но если я получу предложение, па заставит меня согласиться. А если я заупрямлюсь, он впадет в ярость!

– Уверен, вы знаете, как повлиять на отца.

– Хочется верить, что это так.

– Но мы же пока говорим о будущем? Может, вы даже не встретитесь с маркизом.

– Я увижу его завтра. Нас пригласили на чаепитие, чтобы он мог на меня посмотреть.

– Что ж, это ваш шанс поразить его своей красотой, изяществом и остроумием! Наденьте лучшее платье, и пусть он только попробует посмотреть на вас свысока!

– Пусть даже не мечтает!

– Сейчас на кону ваша репутация. Вы поставите его на место позже.

– Дело в том, что… Я не хочу никому делать больно.

– Но это вам и не удастся, – заверил ее Фрэнк. – У маркиза нет сердца, так что ранить его невозможно.

– Неужели?

– Это правда. Он именно такой, как вы говорите, и даже хуже. Самовлюбленный, надменный, считает себя лучше всех на свете…

– Какой ужас!

– И уверен, что все женщины, с которыми его знакомят, охотятся за его титулом. Холодное презрение – вот все, на что вы можете рассчитывать!

– Каков наглец!

– Вы можете преподать ему очень ценный урок. По вине маркиза вы оказались в щекотливом положении, вот пусть он за это и расплачивается!

– Сделать это мне будет приятно, – призналась девушка.

Фрэнк встал, протянул руку и помог ей подняться на ноги.

– Спасибо за добрый совет!

– Всегда рад помочь, мисс!

Лексия с улыбкой пожала ему руку и сказала:

– Если я приеду на это место послезавтра, мы, может быть, увидимся.

Он улыбнулся:

– Думаю, так и будет. А пока – до свидания!

* * *

Никто из слуг не посмел рассказать мистеру Дрейтону о вылазке дочери, и тот так и остался в блаженном неведении.

На следующий день он с удовольствием отметил про себя, что Лексия тщательно готовится к встрече с маркизом. Его опасения, что мятежный нрав дочери не позволит ей продемонстрировать все свои достоинства, не оправдались.

К его величайшему удовлетворению, девушка целое утро «прихорашивалась» – так он сам это называл.

Целый час ушел на купание в ванне с надушенной водой, еще час – на выбор подходящего платья…

Это было ответственное мероприятие, поскольку приходилось учитывать тысячу тончайших нюансов. Предстать перед маркизом в лучшем виде, но так, чтобы ни он сам, ни окружающие не сказали, что она завлекает его, выставляя себя напоказ, – задача, решить которую было под силу разве что библейскому царю Соломону.

В итоге Лексия с горничной выбрали серовато-зеленое шелковое платье, очень элегантное – зауженное в талии и с расширяющимся книзу подолом. Лиф платья украшали крошечные бархатные цветочки зеленого цвета.

Наряд дополняла зеленая соломенная шляпка с серой лентой и несколькими небольшими черными перьями.

Прошел еще час, прежде чем Энни добилась результата, к которому стремилась: роскошные светлые волосы хозяйки она гладко зачесала с боков и собрала в изысканную высокую прическу, на которую эта шляпка и была водружена.

Еще одно ответственное мероприятие – выбор драгоценностей. Одной безупречной жемчужиной было решено украсить жабо на платье. С ней идеально гармонировали серьги Лексии, тоже жемчужные, тон в тон. Стоила эта «простота» фантастически дорого.

Наконец Энни протянула хозяйке зонтик из зеленого шелка, отделанный кружевом.

Теперь Лексия выглядела именно так, как и желала. Великолепна… Ослепительна… Женщина, которая никому не позволит играть своими чувствами…

Отец ожидал ее в холле. Увидев, как она спускается по лестнице, он едва не замурлыкал от удовольствия:

– Прекрасно! Ты выглядишь так, как я и хотел.

– Рада, что тебе нравится, папа, – последовал краткий ответ.

– Да от тебя глаз невозможно оторвать! – заявил мистер Дрейтон. – Пойдем, дорогая! Пойдем и завоюем этот мир!

Глава 3

– Ты сегодня просто великолепна, – сказал Лексии отец, когда карета тронулась. – Ни один мужчина перед тобой не устоит!

– Не хочу этого слушать, – сухо отвечала дочь. – Лучше любоваться природой и радоваться солнцу, чем думать о том, что тебе придется связать свою жизнь с мужчиной, с которым мы еще ни разу не встречались и который нас наверняка презирает!

По тому, как отец расправил плечи, Лексия догадалась, что сейчас последует гневная отповедь, и упредила его, ласково взяв за руку:

– Па, я тебя люблю и хочу, чтобы ты был счастлив. Но с женщинами, боюсь, управляться тяжелее, чем с фунтами и шиллингами… Дай мне время подумать – и все образуется.

Мистер Дрейтон ничего на это не ответил, и Лексия продолжала просительным тоном:

– К тому же мне совсем не хочется тебя покидать…

По выражению его лица Лексия поняла, что отец растроган. Он тихонько сжал ее пальчики.

– Я тоже люблю тебя, дорогая, – пробормотал он. – Тебе действительно может показаться, что я слишком тороплю события, но я хочу видеть тебя счастливой и чтобы у тебя было все, чего ты только пожелаешь!

Девушка улыбнулась и поцеловала руку отца.

– Я правда очень тебя люблю, па. – Она вздохнула. – Но каждый человек должен бороться за то, что считает для себя правильным, и ты знаешь это лучше, чем кто-либо. Поэтому не сердись на меня. Дай мне время подумать и самой решить, чего я хочу от жизни. А еще не забывай: я – твоя дочь, и это означает, что я, как и ты, хочу сама принимать все важные решения.

Отец усмехнулся:

– Ты права, Лексия. Помню, мой отец не раз говорил мне: «Сделаешь, как я скажу», а я в это время думал: «Черта с два!»

Лексия тоже улыбнулась:

– Если я скажу «Черта с два!», тебе это не понравится.

– Еще бы!

– Значит, найду другие слова. Па, мы с тобой очень похожи, поэтому мне придется делать одновременно и то, что я сама считаю правильным, и то, что считаешь правильным ты.

На этот раз мистер Дрейтон засмеялся.

– Я тоже тебя обожаю, мое сокровище! – сказал он. – И горжусь тем, что у меня такое разумное дитя. Конечно, ты хочешь иметь некоторую свободу выбора, это естественно. И я не тиран…

Какое-то время они оба молчали. Лексия знала, что отец не отнесся к ее словам всерьез. А Гарри Дрейтон был уверен, что, несмотря ни на что, сумеет все сделать так, чтобы дочь выбрала себе в мужья маркиза Уимбортона.

Да, у Лексии имелась свобода выбора, но в пределах его собственных пожеланий. То есть – никакой.

«И папа не знает о маркизе того, что знаю я», – думала девушка, вспоминая слова Фрэнка.

«Самовлюбленный, надменный, считает себя лучше всех на свете»

Хорошо еще, что она вовремя об этом узнала, – благодаря Фрэнку, который повел себя с ней как добрый приятель. Теперь Лексия знала, как ей себя вести: она заставит маркиза пасть к своим ногам, но сама при этом останется холодна.

Может быть, завтра они с Фрэнком снова увидятся? Она расскажет, как прошло чаепитие в особняке маркиза, и Фрэнк снова посоветует что-нибудь дельное?

Вспомнив о нем, Лексия невольно улыбнулась – Фрэнк такой симпатичный!

Она закрыла глаза и представила себе его лицо – выразительный нос, твердо очерченный подбородок, темные волосы с рыжеватым отливом…

И его губы она помнила очень ясно – крупные и красивые, словно созданные для поцелуев.

Лексия одернула себя. Фрэнк – наемный слуга, проживающий в доме маркиза. Она представила себе, что бы сказал отец, сумей он прочесть ее мысли, и ужаснулась.

Но природная тяга к независимости все же заставила ее произнести:

– Знаешь, па, в Штатах я узнала много важного для себя. Например, что все люди равны.

– Нонсенс! И чем скорее ты выбросишь это из головы, тем лучше.

– Почему нонсенс? А если я выберу в мужья очень достойного мужчину, но без титула?

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении