Барбара Картленд.

Романтическое плавание



скачать книгу бесплатно

– Если все, о чем я слышал, – правда, то так оно и будет, – отвечал отец. – Общество в Беркшире – очень приятное, и я тоже хочу завязать приятельские отношения с соседями. И в первую очередь с маркизом.

Немного помолчав, Лексия промолвила:

– Ты упоминал о маркизе, когда мы переезжали, и, насколько я помню, нередко сокрушался о том, что в Лондоне вы так и не познакомились.

Последовала новая пауза – судя по всему, мистер Дрейтон тщательно подбирал слова. Наконец он заговорил:

– Речь идет об очень знатной особе, доченька. Маркиз – один из самых родовитых аристократов Англии.

Лексия насмешливо улыбнулась:

– И ты хочешь, чтобы он в меня влюбился, не так ли?

– У меня на этот счет свои планы.

– Но это же невозможно – заставить людей полюбить друг друга! Или в твои планы входит, чтобы и я влюбилась в него?

– Маркиз молод и, как поговаривают, хорош собой.

– Меня не особо привлекают красавчики, – кокетливо отвечала Лексия. – Они постоянно любуются лишь собой, а мне хочется, чтобы с обожанием смотрели на меня!

– Благодаря ему ты станешь маркизой, и этого тебе должно быть достаточно.

– Но я хочу выйти замуж по любви! А английские аристократы, насколько я знаю, – а наслушалась я о них предостаточно – любят только самих себя. Поместья и жены у них всегда на втором месте.

– И что в этом странного? – спросил отец. – Мужчина должен быть хозяином в доме. Я же решительно настроен перед смертью увидеть тебя в великолепной тиаре на официальной церемонии открытия парламента.

Лексия вздохнула. Все это она уже слышала. У отца на ее счет были очень честолюбивые планы: разбогатев, он вбил себе в голову, что его дочь выйдет замуж только за аристократа.

И этот особняк отец снял только для того, чтобы она могла лучше узнать нравы английской знати, так сказать, на ее территории.

Лексия, унаследовавшая от отца рассудительность, знала, что он навел справки о нескольких графствах, прежде чем сделал свой выбор. И только в Беркшире нашлось требуемое – холостой маркиз.

– Па, а почему бы тебе самому не обзавестись титулом? – попыталась пошутить она. – Ты мог бы стать герцогом или даже жениться на королеве!

– Королева до сих пор оплакивает супруга, умершего тридцать лет назад. И потом, дорогая, ты прекрасно знаешь, что забочусь я не о себе, а о тебе!

– Ты заботишься обо мне даже больше, чем следовало бы, – упрекнула отца Лексия. – А ведь я, как и ты, хочу прожить свою жизнь по-своему.

Это заявление озадачило мистера Дрейтона.

– Что ты имеешь в виду?

– Все просто: я не хочу, чтобы меня выдавали замуж насильно. Я сама хочу выбрать себе супруга, если уж без замужества никак нельзя обойтись.

– «…если без замужества нельзя обойтись»? Ушам своим не верю! Женщина должна выйти замуж! Это ее удел!

– А может, я желаю для себя другой судьбы. Па, в Америке я общалась с девушками, которым хотелось жить собственной жизнью, а не быть неким подобием запасного колеса в жизни какого-нибудь мужчины.

– Чем скорее эти бредовые идеи выветрятся из твоей головы, тем лучше! – рассердился мистер Дрейтон. – Куда катится этот мир?..

Хорошо воспитанные молодые женщины – и вдруг заявлять такое?

– Ну, я-то не слишком хорошо воспитана, – лукаво улыбнулась ему Лексия. – Знаешь, па, когда я была по-настоящему счастлива? Когда мы жили на нашем ранчо в Аризоне и меня учили кататься верхом без седла и арканить коров. Йох-ху! Это было здорово!

– И чтобы я не слышал больше этого «йох-ху»! – отрезал отец. – Где графин с виски? Мне нужно выпить!

– Еще слишком рано! Лорд Иглтон говорит, что джентльмены не пьют виски по утрам! – возразила девушка.

– У лорда Иглтона нет дочки, которая кричит «йох-ху!» и разгуливает в мужских штанах, – с чувством заявил мистер Дрейтон.

– Как же тебе не повезло со мной, па! Бедняжка!

– Не называй меня «па»! Неужели я неясно выражаюсь?

– Да, па! То есть нет, па! Па-па… Йох-ху, чувствую себя дурочкой, когда так говорю!

– И переоденься во что-нибудь приличное. Леди не носят штанов!

– Терпеть не могу женскую одежду, – возразила девушка. – Не представляю себе, как в платье вообще можно двигаться.

– Если будешь ходить в таком виде, тебе ни за что не заполучить мужа!

– И меня это вполне устраивает.

– Лексия! – громыхнул отец.

– Прости, па… папа! Я не хочу тебя расстраивать, но слова сами слетают с языка.

– Неужели твоя милая матушка так ничему тебя и не научила?

– Это почему же? Она научила меня оставаться верной самой себе.

– А разве быть верной себе означает скакать верхом и арканить коров на ранчо в Аризоне?

– Это еще не самое худшее! Мама говорила, что быть верной самой себе – самое главное в жизни, а ей можно верить – она подтвердила свой принцип практикой, и это сработало.

– Твоя мать так говорила?

– Она говорила, что послушалась своего сердца, когда выходила за тебя замуж, и была с тобой очень счастлива.

Мистер Дрейтон не нашелся с ответом. Несмотря на свою некоторую грубость и подчас даже жестокость, он очень любил свою жену. Годами он лелеял мечту привезти ее назад в Англию богатой дамой и внести в ее жизнь комфорт, какого, по его мнению, она заслуживала.

Но супруга умерла год назад, незадолго до отъезда, и вспоминать о ней ему до сих пор было очень больно.

– Что ж, она была права, – сказал он. – Когда мы познакомились, она была для меня недосягаема – как луна и звезды. Дочь рыцаря, которую семья планировала выдать за кого-то более родовитого – баронета или даже виконта. Когда мы встретились, у меня уже было свое небольшое, но процветающее дело. Но для ее родных я был всего лишь торговцем. Поэтому, когда мы вместе сбежали и поженились, семья от нее отвернулась, однако нам до этого не было дела. Мы были счастливы. Но мне этого показалось недостаточно. Я хотел стать успешным, богатым. И тогда мы перебрались в Америку – я был абсолютно уверен, что там я смогу сделать большие деньги и никто не станет интересоваться моей родословной. Что ж, я добился своего, и теперь они вынуждены со мной считаться. И я хочу, чтобы ты вышла замуж за человека из той среды, в которой выросла твоя мать. Это твое законное право, и я убежден, именно этого она и хотела!

Лексия предпочла промолчать, поскольку уверенности отца не разделяла. Ее мать хотела бы, чтобы дочь вышла замуж по любви.

Покончив с завтраком, она убежала наверх, чтобы надеть на себя то, что папенька называл «подобающим для леди одеянием», а она сама – «тюремными оковами».

Лексия прекрасно понимала, что, не соглашаясь с отцом, ступает на зыбкую почву. Мистер Дрейтон всегда и все решал единовластно, и как бы дочь его ни любила, она знала: переубедить его не получится.

Вопрос о замужестве повлечет еще немало боев, и Лексия рассчитывала их выиграть.

Она была дочкой богача, поэтому с недоверием воспринимала мужские знаки внимания. К тому же у нее были собственные представления о том, какого именно спутника она себе желает.

«Я не выйду за первого встречного только затем, чтобы порадовать папочку, – заверила она себя. – Даже если это будет какой-нибудь король! Я хочу мужа, который будет любить меня, а не деньги моего отца!»

Девушка подбежала к туалетному столику и достала из верхнего ящичка крошечную фотографию, запечатлевшую нежные черты молодой женщины, удивительно похожей на саму Лексию.

Это была фотография ее матери.

– Ты поняла бы меня, мамочка, правда же? – прошептала Лексия. – И если бы ты до сих пор была с нами, ты бы и его убедила понять…

Со вздохом она прижала фотографию к груди и проговорила едва слышно:

– Что же мне теперь делать?

Глава 2

Письмо пришло с утренней почтой. Получив его, мистер Дрейтон широко улыбнулся.

– От лорда Уимбортона! – воскликнул он. – Наконец-то!

– Ты хочешь сказать, он в конце концов заметил нас на краешке своей блистательной орбиты? – иронично отозвалась Лексия. – Как мило с его стороны!

– Мне не нравится твой тон, Лексия, – возмутился отец.

– Меня злит, что ты так радуешься, получив от него какую-то писульку! Кто он вообще такой? Чем он лучше тебя?

– Он – маркиз, – ответил мистер Дрейтон таким тоном, словно одно это слово объясняло все.

– Допустим. Но чем он лучше тебя?

– Ты не понимаешь! Он – маркиз!

– Обедневший?

– Полагаю, без гроша за душой.

– В таком случае он не только не лучше тебя. Он – хуже, потому что ты не просиживал…

– Лексия!

– …штаны, дожидаясь, пока деньги свалятся с неба! Ты занялся делом и добился своего, поэтому я и говорю: ты намного лучше, чем он!

– Спасибо, дорогая! Мне приятно, что ты так меня ценишь, но прошу: выбирай выражения! Особенно в присутствии лорда Уимбортона.

– Ведь в противном случае он на мне не женится, ты это хочешь сказать? – ничуть не смутилась девушка. – Пожалуйста, передай мне тост.

– Маркизу нужны деньги, а я даю за тобой такое приданое, что он женится вне зависимости от того, что ты говоришь и как.

Это был опрометчивый ход, и Лексия не замедлила этим воспользоваться:

– Тогда я буду говорить все, что придет мне в голову. Раз нет никакой разницы…

– Ты не станешь говорить все, что придет в голову! – рассердился отец. – Ты будешь разговаривать, как подобает английской леди.

– То есть лгать?

– Если понадобится – да. Святые небеса, девочка, чему тебя учили твои воспитатели?

– Может быть, мы с маркизом вообще никогда не встретимся…

– Вы встретитесь уже завтра. Он пригласил нас к себе.

И мистер Дрейтон стал читать вслух:


«Для меня будет большим удовольствием познакомиться с вами и поприветствовать вас на землях Беркшира и в своем доме, где я буду иметь честь представить вам наших общих соседей, которые также с нетерпением ждут возможности быть вам представленными».


– Он хочет собрать всех своих рафинированных друзей, дабы посмотреть, той ли вилкой мы разделываем рыбу! – с отвращением произнесла Лексия.

– Ты поедешь со мной на этот прием и будешь вести себя достойно! И наденешь все самое лучшее, – распорядился мистер Дрейтон тоном, не допускающим возражений.

– Хорошо, папа.

– И будешь выглядеть как настоящая леди.

– Хорошо, папа.

– В платье!

– Хорошо, папа.

Лексия убежала прежде, чем разговор примет новый, возможно, еще менее приятный поворот. В своей комнате она стояла у занавешенного кружевом окна до тех пор, пока отец не уехал из дома.

– Слава богу! – воскликнула она. – Теперь можно прогуляться!

– Приготовить новое бархатное платье для верховой езды? – спросила Энни, ее горничная.

– К черту бархат! Я поеду в штанах!

Энни воскликнула в ужасе:

– Но ваш папенька…

– Разъярится, если узнает? Поэтому-то я и ждала, пока он уедет. Ну же, помоги мне переодеться!

Расстроенная горничная молча принялась за дело: возражать хозяйке, когда та в таком настроении, было бесполезно.

– И передай конюхам, что я поеду на Скайларке, – добавила Лексия. – Седло мужское.

Энни послушно передала распоряжения, молясь про себя, чтобы не попасться на глаза хозяину, если он узнает об этой очередной выходке мисс Лексии.

А та между тем надела штаны для верховой езды, ботинки и твидовый жакет – скорее удобный, чем модный. Свои длинные волосы она уложила на макушке и заколола булавками, а поверх нахлобучила кепку.

В таком наряде, при хрупкой и высокой фигуре, издалека Лексию можно было принять за мальчишку, и это ей нравилось.

«Как было бы славно, если бы я родилась мальчиком! Жить было бы намного проще, – вздохнула она. – И веселее!»

В конюшне ее ожидал оседланный Скайларк. Пофыркивая от нетерпения, конь гарцевал так, что двое грумов с трудом его удерживали.

– Лучше бы взяли другого, мисс, – взмолился главный конюх. – Конь с норовом!

– Вот и прекрасно! – жизнерадостно отвечала Лексия, взлетая в седло. – Таких я и люблю.

Хоукинза, который направился было к своей лошади, девушка остановила словами:

– Ты остаешься дома! В этот раз я еду одна.

– Но, мисс…

– С дороги! – прикрикнула Лексия на грума, который удерживал Скайларка за голову.

Конюхи были рады подчиниться: один отпустил поводья, а другой – коня, уворачиваясь от его тяжелых копыт.

На первые пару миль Лексия дала Скайларку полную свободу, и сильное животное, радуясь предоставленной возможности подвигаться, буквально летело над землей. Девушка же наслаждалась скоростью.

– Молодец, мальчик! – воскликнула она, пуская коня рысью. – Скайларк, ты – чудо!

Неожиданно для Лексии местность оказалась совершенно незнакомой: сегодня она заехала дальше, чем обычно.

Оглядевшись по сторонам, она подумала, что более красивого деревенского пейзажа ей видеть не доводилось. Окружающая зелень приятно ласкала глаз.

Невдалеке блестел ручей, и Лексия направилась туда, чтобы напоить коня.

Скайларк наклонился к воде, и, пока он пил, взгляду девушки открылась новая картина: вдалеке, на открытом пространстве, раскинулся величественный каменный особняк оттенка светлого меда с фасадом ярдов в двести, не меньше.

– Интересно, не здесь ли живет этот маркиз, – пробормотала она. – Дом красивый, и, если бы там давали бал или торжественный прием, я бы с удовольствием поехала…

Склонив головку набок, Лексия какое-то время рассматривала особняк.

«И эта терраса… Лучшего места для флирта и не придумать! Вы с партнером кружитесь в танце, а потом выходите на свежий воздух через французское окно, тени вокруг вас сгущаются и… м-м-м!» – замечталась она.

Девушка улыбнулась приятным воспоминаниям о балах, которые ей довелось посетить, и о молодых людях, которые были счастливы провести с ней несколько минут наедине под сенью деревьев, – как же упоительны были эти минуты!

Внезапно мысли Лексии приняли новое направление.

«Чтобы содержать такой особняк, нужна уйма денег, – сказала она себе. – И этот маркиз решил, что получит их, женившись на мне. И если дать папе волю, так оно и будет!»

Еще минута – и решение было принято:

– Нет, мне это не нравится. Даже ради такого дома – нет! Вперед, мальчик!

Она потрепала Скайларка по шее, и они повернули обратно.

Через некоторое время у Лексии возникло ощущение, что кто-то смотрит ей в спину.

Она оглянулась. Какой-то скромно одетый мужчина помахал ей рукой, а потом и окликнул:

– Эй, парень! Подъедь-ка сюда!

– Господи, только этого мне и не хватало! – прошептала девушка. – Если папа узнает, что меня видели в мужской одежде, упрекам не будет конца!

Она сжала коленями лошадиные бока, и Скайларк ее понял. Лексия снова оказалась в своей стихии – она обожала по-настоящему быструю езду, и все остальное в такие мгновения просто переставало существовать.

Сзади снова послышались крики, на этот раз рассерженные. Она различила слова «чужие владения» и «нарушать», но останавливаться не стала.

«Кто бы это ни был, разговаривать нам не о чем», – подумала девушка, понукая коня.

Не хватало только, чтобы кто-нибудь из слуг его светлости устроил ей взбучку или, что еще хуже, отвел к своему хозяину!

Но даже если этого не случится, оставалась вероятность быть узнанной. Маркизу непременно доложат, что мисс Лексия Дрейтон – дурно воспитанная девица, настоящая сорвиголова.

Не сказать, чтобы ее беспокоило, что он о ней подумает… Будь он хоть трижды маркиз, замуж по принуждению Лексия выходить не собиралась.

Но отказ должен последовать исключительно с ее стороны, и никак иначе. Быть отвергнутой потому, что ты «недостаточно хороша», – ужасная участь для любой девушки.

Снова послышался окрик. Лексия оглянулась. К сожалению, чужак не только не отстал – расстояние между лошадьми неуклонно сокращалось.

Она отвлеклась и не заметила поваленного дерева, перегородившего тропинку. И когда Скайларк перепрыгнул препятствие, всадница оказалась к этому не готова.

Резкое движение лошади – и Лексия потеряла равновесие, свесилась набок, и в следующий момент держаться ей было уже не за что.

Мир завертелся перед ее глазами, затем последовал удар о землю – такой сильный, что из нее едва не вышибло дух.

Она лежала на спине, тяжело дыша, пока наконец предметы вокруг не встали на свои места. А потом девушка увидела лошадь, перепрыгивающую через поваленное дерево, рядом с которым она и упала.

– Ой! – с этим возгласом Лексия откатилась в сторону, прикрыв голову руками – как раз вовремя, иначе оказалась бы под копытами.

Лошадь ступила на землю, повернулась и замерла. Всадник спешился, подошел и опустился на одно колено рядом с девушкой.

– Ты цел? – В голосе его не было и намека на волнение.

– Думаю, да. Это вы виноваты… – огрызнулась Лексия.

– А мне кажется, ты получил по заслугам, – ответил незнакомец. – Это частные владения, и доступ сюда запрещен.

– Нельзя даже прокатиться верхом?

– Ты не имеешь права тут находиться. Так что пускай это послужит тебе уроком. Ну, парень, вставай!

– Не трогайте меня! – вскричала девушка, отталкивая его.

Но мужчина схватил ее за запястья и рывком поставил на ноги.

Столь неуважительное отношение разъярило Лексию, и она пнула его сначала ногой, а потом, выдернув одну руку, попыталась ударить.

– Прекрати! – сердито крикнул мужчина, едва успевая увернуться от удара.

В раздражении Лексия топнула – и была вознаграждена болью в ноге.

– Хватит! Довольно!

– Нет, не хватит! – Задыхаясь, Лексия все еще пыталась дотянуться до своего преследователя.

– Прекрати или пожалеешь! – сквозь зубы процедил ее обидчик.

Он схватил ее за плечи и встряхнул – не настолько сильно, чтобы причинить боль, но вполне ощутимо. Кепка свалилась с головы девушки.

Ее длинные светлые волосы водопадом рассыпались по плечам. Мужчина застыл.

– Ты – девчонка? – в изумлении воскликнул он.

От бессилия Лексии хотелось плакать. Ничего хуже случиться не могло!

– Да, я – девушка, и что? – резко ответила она.

– И ходишь в таком виде?

– И что? Посмотрела бы я на вас, если бы вам пришлось ездить в дамском седле и носить платья!

Удивление на лице мужчины сменилось улыбкой.

– Что ж, в этом есть доля здравого смысла. Скорее всего, мне бы это не понравилось, – согласился он.

Улыбка сделала его лицо еще более привлекательным – по крайней мере так показалось Лексии. Незнакомец оказался очень хорош собой – высокий, широкоплечий, с темно-рыжими волосами.

Несколько мгновений девушка не без удовольствия рассматривала его лицо. «Надо же, какие симпатичные слуги у его светлости», – подумала она.

Лексия еще не научилась различать нюансы выговора, свойственные представителям различных слоев английского общества, иначе она давно бы почувствовала, что речь у незнакомца слишком правильная для слуги, хотя одет он очень и очень скромно.

Она и подумать не могла, что перед ней маркиз Уимбортон собственной персоной!

– Нет, мне бы это точно не понравилось, – повторил мужчина. – Но я ведь и не леди.

– Я тоже не леди! По крайней мере па так говорит, – пробормотала Лексия. – И вдобавок ко всему я сбежала из дома и попала в переплет…

Он посмотрел на нее с недоумением:

– Что вы имеете в виду?

– Это длинная история.

– С удовольствием послушаю! Почему бы нам не прогуляться к озеру?

Тропинка спускалась через небольшую рощу вниз, к берегу. Лошади отлично утолили жажду, а Лексия, встав на колени, умылась. Вода оказалась приятно прохладной.

Покончив с этим, она вернулась к своему спутнику, который устроился на бревне, и присела рядом. Двигалась Лексия осторожно и медленно – давала себя знать ушибленная при падении нога.

– У вас что-то болит? – спросил он. – Вы падали с высоты, могли ушибиться…

Девушка передернула плечами:

– Пустяки. Бывало и похуже.

– Если ничего не болит, тогда что вас беспокоит?

Лексия вздохнула:

– Маркиз.

– Что, простите? – изумился ее собеседник.

– Маркиз! Он владеет этим поместьем. Уорбартон… Нет, Уилбери! Или…

– Уимбортон, – поправил ее мужчина.

– Вы уверены? По-моему, все-таки Уорбартон.

– Маркиз Уимбортон, мне это доподлинно известно.

– Конечно, вы-то должны это знать.

– Уж кому и знать, как не мне, – согласился мужчина с совершенно серьезным видом.

– И долго вы у него служите?

– Служу?

– Хотя это неважно. Скажите, а вы его знаете? Я хочу сказать, можете узнать в толпе?

– Думаю, могу. Но при чем тут маркиз?

– Дело в том, что… Хотя, по правде сказать, его вины в этом нет, – проговорила Лексия рассеянно.

– Святые небеса! В чем провинился этот бедолага?

– Не называйте его бедолагой, – насупилась девушка. – Это ужасный человек. Я ненавижу и презираю его!

Минуту собеседник смотрел на нее ошарашенно, но, тут же взяв себя в руки, заговорил спокойным голосом:

– И давно вы с ним знакомы?

– Мы никогда не встречались.

– Но вы тем не менее уверены, что он ужасен и достоин презрения? Наверное, тяжело жить, зная, что кто-то тебя ненавидит.

– Ему на это плевать.

– Думаю, маркизу было бы крайне неприятно узнать, что он навлек на себя неодобрение юной леди, которая с ним даже не знакома.

– Почему бы это? Я уверена: женщины так и падают к его ногам, мол, делай с нами что хочешь! И все это – ради титула!

Собеседник открыл было рот, чтобы возразить, но потом подумал, что доля правды в этом есть, – и подавил свое возмущение.

– Думаю, находятся и такие, – осторожно сказал он. – Но это не значит, что ему это нравится.

– Он вряд ли вообще об этом задумывается, он просто к этому привык, – продолжала Лексия. – Так было всегда, и он, конечно же, ожидает, что любая девушка поведет себя точно так же. Маркиз привык повелевать и думает, что стоит ему щелкнуть пальцами, как все вокруг начнут суетиться, чтобы ему угодить!

– Но вы так и не объяснили, чем он заслужил ваше неодобрение, – парировал мужчина, сознательно не реагируя на последнюю ремарку собеседницы.

– По его вине я в безвыходном положении. Ну и па, конечно, тоже неправ. Но все бы обошлось, если бы не этот маркиз! Так что все из-за него!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении