Барбара Ханней.

Приглашенная невеста



скачать книгу бесплатно

The Prince’s Convenient Proposal

© 2017 by Barbara Hannay

«Приглашенная невеста»

© «Центрполиграф», 2018

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2018

Глава 1

Утром в среду в галерее всегда безлюдно, поэтому случайный посетитель обязательно привлек бы внимание Чарли, дежурившей за стойкой администратора. Она сразу обратила внимание на рослого темноволосого мужчину, шагнувшего на порог с непринужденностью хозяина. Мужественная красота незнакомца поразила девушку, а от самоуверенного вида она опешила настолько, что чуть не забыла одарить его своей обычной приветливой и солнечной улыбкой.

Большая ошибка! Безупречный покрой темно-серого костюма наводил на мысль, что у посетителя достаточно средств, чтобы купить в галерее картину.

А Чарли совершенно необходимо продать картину, причем быстро. Работы ее отца, художника Майкла Моррисета, были наиболее широко представлены в галерее, а его финансовое положение – хуже некуда. Впрочем, так было всегда. Как ни печально, но ее замечательный и талантливый отец отличался редкой непрактичностью в том, что касалось денег. Они едва сводили концы с концами до недавнего времени, когда Чарли удалось наконец выправить ситуацию, однако тут ее отец повторно женился. Новая жена родила ему прелестную дочь, и семья снова оказалась на грани банкротства.

Протягивая посетителю каталог галереи, Чарли думала о хрупкой, трогательной сродной сестре – новорожденной Иле.

– Доброе утро, – приветливо улыбнулась она.

– Доброе, – с холодком ответил тот без улыбки, смерив ее ледяным взглядом серых глаз.

– Первый раз в нашей галерее, сэр? – спросила она как можно приветливее.

На лице незнакомца мелькнуло удивление.

– Да, конечно.

Чарли уловила легкий акцент. Взгляд мужчины стал еще холоднее, несколько испортив впечатление от высоких скул, твердой челюсти и густой темной шевелюры.

– Как поживаешь, Оливия? – спросил он.

Она не ослышалась? Чарли чуть не рассмеялась, но он говорил совершенно серьезно.

– Извините, меня зовут не Оливия.

Незнакомец покачал головой.

– Хватит прикидываться, – на его лице появилась сдержанная улыбка, – мне не до игр. Я проделал долгий путь, чтобы найти тебя, – сама знаешь.

Настала очередь Чарли вытаращить глаза. Ее мысли метались. Может, он не в себе? Стоит позвать охрану? Она быстро оглядела помещение. Две пожилые дамы в дальнем конце зала, склонив головы, любовались изящной акварелью Дафны Холден. Еще один посетитель мирно дремал на стуле у окна – вероятно, бездомный, приютившийся под кондиционером. Никто не прислушивался к их странному разговору.

– Извините, – сделала еще одну попытку девушка, – вы ошиблись. Меня зовут Чарли.

По лицу было видно, что незнакомец не верит ей.

– Шарлотта, если быть точной. – поправилась она. – Шарлотта Моррисет. – Она кивнула на каталог. – Может, хотите осмотреть галерею? У нас представлены очень…

– Нет, меня не интересуют картины. – Мужчина явно терял терпение. – Я приехал не для того, чтобы любоваться искусством.

Не знаю, зачем ты это делаешь, но ты, Оливия, по меньшей мере должна объяснить.

Чарли на сей раз не стала извиняться.

– Я сказала, что я не… – замолчала она на полуслове. Какой смысл повторять все сначала. Она хотела было достать из сумки водительские права, чтобы подтвердить имя, но не стала рисковать. Вдруг перед ней мошенник, отвлекающий внимание от грабителей? Или она насмотрелась детективов по телевизору?

К ее облегчению, в галерею вошла пожилая пара. Чарли всегда любезно встречала посетителей. На сей раз мрачному незнакомцу пришлось ждать, пока она приветствовала гостей солнечной улыбкой и вручала им каталоги.

– Нас особенно интересуют работы Майкла Моррисета, – сказал мужчина.

– Прекрасно! У нас большая коллекция. – Чарли указала на стену с картинами отца – яркими, полными драматизма городскими пейзажами Сиднея.

– Они все продаются? – уточнила женщина.

– За исключением нескольких ранних полотен, но вся информация дана в каталоге. Если возникнут вопросы, с удовольствием отвечу. Я здесь как раз для этого.

– Спасибо.

Улыбаясь, пожилая пара с энтузиазмом устремилась к картинам. Чарли суеверно скрестила пальцы – отцу срочно требовалась большая сумма денег.

К сожалению, мрачный тип все еще стоял рядом.

– Ты отлично имитируешь австралийский акцент, но меня не проведешь. Раз уж я нашел тебя, Оливия, не уеду, пока мы все не выясним.


– Ничего подобного, – Чарли готова была запаниковать, – вы ошиблись. Я не знаю никакой Оливии. – Она кинула тревожный взгляд на пожилую пару возле картин отца, думая о том, что через несколько минут подойдет к ним и попробует уговорить купить одну из его работ. Она будет действовать очень осторожно: убедительно, но не слишком настойчиво. Однако сначала надо избавиться от приставучего парня. Показывая, что разговор окончен, Чарли повернулась к компьютеру.

– Когда у тебя обеденный перерыв? – спросил он.

Чарли замерла. Он невероятно раздражал ее. И потом, что значит обеденный перерыв? Обычно она съедала бутерброд с чашкой чая, заваренного в подсобке, но ему об этом знать не обязательно.

– Я не ухожу из галереи до конца дня, – категорически отрезала она.

– Тогда подожду до закрытия. И не думай сбежать, мои люди все равно найдут тебя.

Его люди? Что за черт! Не скрывая негодования, Чарли кинула сумку на стол и резко расстегнула молнию.

– Послушай, приятель, я тебе вовсе не Оливия. – Она достала водительские права. – Меня зовут Шарлотта Моррисет, и отстань от меня.

С участившимся пульсом она наблюдала, как он внимательно изучает официальный документ. Что-то не сходилось. Мужчина производил впечатление богатого и успешного человека: красивый, холеный, сероглазый, с блестящими темными волосами, он мог быть актером, адвокатом или даже политиком, привыкшим к вниманию публики. Что ему нужно от простой, скромной Чарли Моррисет из небогатого пригорода Сиднея? А может, он из криминального мира? Услышал, что ее отец близок к заслуженному признанию в артистических кругах?

«Мои люди найдут тебя». Чарли быстро убрала документ, чтобы он не прочитал адрес и дату рождения.

– Значит, ты изменила имя, но не дату рождения? – произнес он с оттенком угрозы.

Чарли побледнела от негодования и страха.

– Послушай, парень. Я хочу, чтобы ты ушел, иначе вызову полицию. – Она потянулась за телефоном.

В этот момент мужчина сунул руку во внутренний карман пиджака, явно доставая пистолет. Дрожащей рукой Чарли набрала номер полиции – поздно, она должна умереть! Однако мужчина достал не оружие, а фотографию и положил на стол перед ней.

– Вот девушка, которую я разыскиваю, – сказал он, внимательно наблюдая за реакцией Чарли. – Ее зовут Оливия Бельэр.

Чарли так и ахнула, увидев на фотографии свое лицо. Сомнений быть не могло: пышная шапка белокурых волос, голубые глаза, слишком широкий рот и даже ямочка на правой щеке.

Чарли услышала голос диспетчера полиции о причине вызова.

– Нет-нет, – заторопилась она. – Ложная тревога.

Отложив телефон, Чарли уставилась на фото, убеждаясь, что совпадают даже детали: лукавая улыбка, заправленная в джинсы белая футболка. Даже полоса песка на заднем плане могла быть частью сиднейского пляжа Бонди-Бич. Чарли пыталась вспомнить, когда она была там в последний раз.

– Откуда у тебя это фото?

Впервые на лице незнакомца появилось подобие улыбки:

– Тебе хорошо известно, что снимок сделал я сам в Сен-Тропе.

Чарли потерла лоб, пытаясь понять, что происходит.

– Кто эта девушка? Откуда ты ее знаешь?

Теряя терпение, мужчина резко заметил:

– Хватит шутить, Оливия.

– Я не… – начала было Чарли. – Постой, а как тебя зовут?

Эффектно взъерошив густую шевелюру, он тяжело вздохнул. Чарли наблюдала с возрастающим интересом.

– Мое имя Рейф, – процедил мужчина раздраженно, словно повторяя то, что ей хорошо известно. – Сокращенно от Рафаэль. Рафаэль Сен-Роман.

– Первый раз слышу. Фамилия похожа на… французскую.

– Французский – наш основной язык, – подтвердил Рейф, – хотя жители говорят также на английском. Я гражданин Монтеня.

– Маленькой, игрушечной страны в Альпах?

– Именно, – согласился он, словно продолжая глупую игру.

Чарли конечно же слышала о государстве Монтень, известном престижными горнолыжными курортами и еще чем-то гламурным – кажется, торговлей ювелирными изделиями и драгоценностями. В журналах часто появлялись фотографии королевских персон и знаменитостей, отдыхающих на снежных склонах Монтеня.

– Это очень интересно, Рейф, но при чем тут…

Оглядев галерею, Чарли опомнилась. Двое посетителей все еще стояли возле картин ее отца, о чем-то горячо рассуждая и заглядывая в каталог. Ей надо поговорить с ними, чтобы помочь принять решение и не упустить потенциальных покупателей.

– У меня нет времени, Рейф, – торопливо сказала она, выходя из-за стойки навстречу пожилой паре. – Как вам понравились работы Моррисета?

– Великолепные пейзажи, – сказал мужчина, – смелые и оригинальные. Мы бы хотели купить один в гостиную.

– Нам надо подумать, – быстро добавила женщина. – Еще раз посмотреть, подойдет ли она к обстановке комнаты.

Сердце Чарли упало. По опыту она знала, что пара вряд ли решится на покупку. Как правило, любители живописи точно знали, чего хотят, а этим двоим нужен лишь декор интерьера. Женщина обернулась с извиняющейся улыбкой, понимая, что они разочаровали Чарли.

– Мы скоро вернемся, – пообещала она, и девушка приветливо кивнула в ответ.

Как хорошо, если бы ее не касались проблемы отца, но, даже переехав после его женитьбы в крошечную съемную студию, Чарли продолжала заниматься его финансами. Она занималась этим с четырнадцати лет, удерживая легкомысленного отца от экстравагантных поступков и путешествий, призванных «пробудить вдохновение». К сожалению, его новая жена Скаи была столь же непрактична, как отец, и охотно предоставила Чарли управлять бюджетом. Счета приходили в галерею, и Чарли ломала голову, как расплатиться по коммунальным платежам и найти деньги для пропитания.

После рождения дочки Скаи как никогда нуждалась в здоровом питании, чтобы выкормить малышку после тяжелых родов. Чарли обожала сестренку Илу. Девочка родилась крошечной, но была совершенно очаровательна с шапочкой темных волос, вздернутым носиком и ротиком, похожим на розовый бутон. Однако врачи почему-то настаивали на дополнительных тестах. Мысль о том, что Ила не совсем здорова, приводила Чарли в ужас.

Со дня рождения Илы отец практически жил в больнице, ночуя на раскладушке возле постели Скаи. Мрачные мысли Чарли прервал звонок телефона, и она вернулась к стойке, заметив с раздражением, что Рафаэль Сен-Роман не сдвинулся ни на сантиметр и продолжал наблюдать за ней. Чарли взяла трубку и демонстративно повернулась спиной.

– Чарли? – В голосе отца она сразу почувствовала тревогу.

– Привет.

– Плохие новости. У Илы проблемы с сердцем.

С тяжелым предчувствием Чарли облокотилась о стойку.

– Насколько серьезные?

– Очень.

– Чем врачи могут помочь?

Майкл молчал.

– Отец?

– Здесь врачи бессильны. Ее заболевание очень редкое и тяжелое. Ты бы видела ее, Чарли. Она вся обмотана трубками, подключенными к мониторам. – Голос Майкла прервался – он едва сдерживал слезы.

– Но ведь что-то можно сделать?

– Похоже, что нет. В Бостоне есть кардиолог, который сделал несколько успешных операций.

– Бостон! – простонала Чарли. Для операции в Бостоне требовались огромные деньги. Бедная Ила. Она прекрасно понимала, что отец не сможет взять деньги в долг. Ни один банк не пойдет на риск, зная его кредитную историю. Но Илу надо спасать.

Она оглядела картины отца. Без сомнения, они очень хороши. После женитьбы на Скаи у Майкла открылось второе дыхание, в манере появилась свобода и уверенность. Его последние работы отличались особым мастерством. Чарли не сомневалась, что к отцу придет мировое признание, но для Илы это будет слишком поздно.

– Обзвоню всех, попробую собрать денег, – сказал Майкл. – Вдруг кто-то поможет.

– Удачи тебе. Я тоже спрошу у своих друзей.

– Спасибо, дорогая. Позвоню позже.

– Передай привет Скаи.

Уронив голову на стойку, Чарли думала о крошечной хрупкой девочке, жизнь которой висела на волоске.

– Извини меня. – Низкий мужской голос вторгся в ее мысли. Она совсем забыла о Рафаэле Сен-Роман с его дурацкой фотографией.

Смахнув слезы, Чарли сказала:

– У меня нет времени заниматься твоей Оливией.

– Понимаю.

К удивлению Чарли, Рейф уже выглядел не грозным, а скорее озабоченным. Возможно, он слышал часть разговора.

– Ты говорила с отцом?

– Да. – Чарли вскинула голову: какое ему дело?

– В таком случае я ошибся, извини. У девушки, которую я ищу, нет отца.

– Ну и хорошо. – Чарли не сомневалась, что теперь он оставит ее в покое.

– Однако сходство поразительное, – заметил Рейф.

– Действительно, – согласилась она.

Девушка на фото, сделанном предположительно в Сен-Тропе, походила на нее как две капли воды. Несмотря на тревогу за Илу, Чарли одолевало любопытство.

– Где ты познакомился с Оливией? Кто она?

Рафаэль долго не отвечал, не сводя с Чарли внимательного взгляда. Ее даже бросило в жар. Парень был настолько красив, что при других обстоятельствах сразил бы ее наповал, но сейчас она испытывала только неловкость и раздражение.

– Оливия моя невеста, – признался он наконец. – Ради будущего моей страны я должен найти ее.

Будущее страны? Чарли в изумлении раскрыла рот. Невозможно, чтобы девушка, так похожая на нее, но живущая на другом конце света, была в ответе за будущее целой страны. Кто же эта Оливия? Чарли слыхала легенды о двойниках, но не верила, что они существуют в реальной жизни. Должно же быть объяснение.

Ее сестра-близнец? От этой неожиданной мысли волосы зашевелились на голове. У Оливии не было отца, но, как ни странно, у Чарли не было матери. Объяснения отца звучали очень расплывчато: они развелись, когда Чарли была малышкой, и ее мать уехала в Европу, после чего связь с ней прервалась. Когда-то Чарли беспокоило отсутствие матери, но дружеские отношения с отцом компенсировали это, потому что во всем, кроме денег, Майкл был великолепным родителем.

Их обоих влекли приключения: вдвоем они ходили под парусом в Южных морях, пешком бродили по Непалу, жили в палатке среди рисовых полей Бали, где отец днем преподавал английский, а ночами рисовал. Они провели две незабываемые недели в Нью-Йорке.

Когда отец женился на Скаи, Чарли обрадовалась, что он остепенился, а когда Скаи забеременела, Чарли пришла в восторг: ей хотелось быть частью большой семьи. Она только сейчас задумалась, почему отец избегал путешествий в Европу. Не хотел встречаться с ее матерью?

Глава 2

Следя за сменой эмоций на лице Чарли, Рейф пытался смириться с разочарованием оттого, что перед ним не Оливия, а ее двойник Шарлотта. Чарли.

Сходство с пропавшей невестой было поразительным – неудивительно, что его детективы ошиблись. Девушки были похожи не только внешне: обе с голубыми глазами, белокурыми волосами, изящной фигуркой. Одинаковыми были и манера поведения, и задорная улыбка, и веселый блеск глаз. Если переодеть Чарли в платье от-кутюр и смягчить австралийский акцент, никто в Монтене не заметит разницы. Мысль о подмене казалась очень соблазнительной. Рейфу, принцу Монтеня, срочно нужна была невеста.

Он был помолвлен не более двух недель, когда его невеста Оливия Бельэр сбежала. Надо признать, что он выбрал Оливию не столько по любви, сколько по необходимости. Честно говоря, это было деловое соглашение. Вероятно, Оливия опомнилась, представив себе огромную ответственность, которую повлек бы брак с принцем. Рейф тоже был в панике. Только что он вел холостяцкую веселую жизнь принца-плейбоя, развлекаясь напропалую и путешествуя по миру: Лос-Анджелес, Лондон, Дубаи, Монако… Везде его окружали девушки – блондинки, рыжие, брюнетки – длинноногие, гламурные, безотказные.

Много лет, особенно после смерти матери, Рейф не отказывал себе ни в чем. Вместе с шейхом Файзал Дауд Тариком – лучшим другом с университета – они возглавляли список самых желанных гостей на всех гламурных тусовках по всему миру. Неудивительно, что они произвели фурор на веселой вечеринке в Сен-Тропе. С тех пор прошло лишь несколько недель.

Для Рейфа стало настоящим шоком сообщение из дома, полученное в самый разгар веселья. Он как раз отчаянно флиртовал с Оливией Бельэр – девушка танцевала на столе босиком, а Рейф пил шампанское из ее туфельки, – когда официант тронул его за рукав:

– Извините, ваше высочество, вас просят к телефону.

– Не сейчас, – Рейф поднял туфельку с шипящим напитком, – я занят.

– Но вам звонят из Монтеня, из замка. Говорят, это очень важно.

– Нет, нет, нет, – немного заплетаясь языком пробормотал Рейф, – Все важные дела могут подождать до завтра.

– Речь идет о вашем отце, ваше высочество.

В мгновение ока Рейф протрезвел. Кровь застыла в жилах, когда ему сообщили, что крепкий, здоровый и очень популярный в стране князь Монтеня скоропостижно скончался от сердечного приступа.

Рейф мало помнил, чем закончилась вечеринка. От горя и раскаяния он был на грани шока, проведя полночи в телефонных переговорах с персоналом замка, канцлером, начальником службы безопасности Монтеня, секретарем отца и пресс-атташе. В течение нескольких часов на его плечи легла ответственность за княжество и необходимость срочно подыскать невесту.

Конституция Монтеня содержала один древний параграф, согласно которому наследный принц должен быть женат или, по крайней мере, помолвлен в течение двух дней после смерти правящего князя, но свадьба в таком случае должна состояться не позже чем через два месяца после этой даты. Ни больше ни меньше!

Мысль о скоропалительной женитьбе ужасала Рейфа, привыкшего к полной свободе и не готового к отношениям с одной женщиной. Во всяком случае, ни одна не привлекала его настолько, чтобы связать с ней жизнь. Однако на карту поставлено будущее страны.

Со стыдом Рейф думал о том, что до сих пор не вникал в проблему с иностранной добыва ющей компанией, угрожавшей благополучию Монтеня, но в эту ночь он в полной мере осознал опасность. Угроза была очевидной. Без невесты Рейф Сен-Роман лишался титула князя Монтеня, правление переходило к канцлеру, а хищники, стремящиеся ограбить страну, получали все права на богатейшие недра альпийских гор Монтеня.

Среди прочей важной информации Рейф получил тревожный сигнал от начальника службы безопасности, предупредившего, что канцлеру Клоду Понтье нельзя доверять.

– Мы уверены, что он подкуплен, но пока не имеем прямых доказательств, хотя активно работаем над этим. По нашим сведениям, он состоит в контакте с добывающей компанией «Лерой Майнинг».

Другими словами… если Рейф не женится в отведенный срок, канцлер позволит жадным иностранцам нанести стране непоправимый урон. Получив полную свободу действий, они уничтожат уникальный ландшафт, разрушат экономику и вековые традиции страны.

Имея в запасе всего два дня на поиск невесты, Рейф обратился к первой же девушке, оказавшейся под рукой, – красивой, но своенравной Оливии Бельэр. К сожалению, спустя две недели после грандиозного бала в честь официальной, очень громкой помолвки невеста сбежала.

В какой-то степени Рейф понимал Оливию. В ту ночь, когда она согласилась принять его предложение, в суете и спешке ей некогда было подумать о сложных обязанностях и ответственности, сопровождающих брак с принцем. Однако Рейф заплатил ей щедрую сумму за подпись под контрактом с условиями скорого неизбежного развода, и теперь был возмущен предательством в столь ответственное для его страны время.

Несмотря на репутацию плейбоя, Рейф всем сердцем любил свою страну и народ, прославившийся не только умением делать изысканные ювелирные украшения из местных драгоценных камней, но также отличной альпийской кухней, популярной среди туристов, посещавших знаменитые горнолыжные курорты Монтеня, известные еще с восемнадцатого века. Страна не переживет нашествия охотников за подземными сокровищами.

К сожалению, служба государственной безопасности еще не нашла доказательств преступных замыслов канцлера: им нужно время. А Рейфу срочно нужна невеста.

Черт побери, если бы Чарли Моррисет не была так расстроена разговором с отцом, Рейф уговорил бы ее лететь с ним на родину. Она прекрасно сошла бы за его невесту, пока он вернет Оливию на место. Конечно, он хорошо заплатит Чарли за маскарад.

Однако, по всей вероятности, Чарли переживала собственный семейный кризис. Не лучшее время предлагать ей деньги, чтобы увезти с собой.

– Как ты ухитрился потерять Оливию?

Рейф нахмурился, услышав вызов в словах девушки.

– Напугал ее? – сверкнула глазами Чарли. – Обидел, вероятно?

– Ничего подобного! – Рейф чуть не поперхнулся от несправедливых подозрений. Протрезвев после известия о смерти отца, он мгновенно оставил манеры плейбоя и, спешно покинув с Оливией Сен-Тропе, превратился в чопорного наследного принца. В Монтене, кроме нескольких формальных поцелуев во время танца с невестой, он и пальцем ее не тронул.

Конечно, он был благодарен Оливии за согласие на брак по расчету, но не мог уделить ей достаточно внимания, занятый похоронами отца и свалившимися на него обязанностями.

– Извини, что побеспокоил тебя, – обратился он к Чарли с холодной вежливостью.

Она рассеянно кивнула в ответ.

Сделав шаг назад, Рейф еще раз пожалел, что не может осуществить свой план: Чарли Моррисет была явно чем-то озабочена.

– Думаю, Оливия могла быть моей сестрой, – вдруг произнесла девушка.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3