Барбара Эрлих-Уайт.

Ренуар. Частная жизнь



скачать книгу бесплатно

Младенца Пьера увезли, по видимости, в парижскую лечебницу для найденышей, до нее было 6,5 километра[154]154
  См. прекрасную работу: Fuchs. Abandoned Children.


[Закрыть]
. Крестьянки-кормилицы регулярно забирали детей к себе в качестве приемышей; государство платило им за это до достижения ребенком двенадцатилетнего возраста. К сожалению, половина незаконнорожденных детей, разлученных с матерью, умирали, не дожив до года. Возможно, та же судьба постигла и Пьера. Помимо свидетельства о рождении, о Пьере Трео не сохранилось никаких документов или писем.


Лиза Трео в возрасте 16 лет. 1864. Собрание Шеро, Париж. Фотограф неизвестен


Отказавшись от сына, Лиза осталась любовницей и натурщицей Ренуара. Почти два года спустя, 21 июля 1870 года – через два дня после того, как Франция объявила войну Пруссии, Лиза произвела на свет еще одного отпрыска Ренуара. Роды прошли в муниципальном лечебном заведении – сегодня это клиника Фернана Видаля в Десятом округе Парижа, по адресу: рю дю Фобур-Сен-Дени, 200. В это время Ренуар, прошедший начальную воинскую подготовку, ждал призыва в кавалерию. Присутствовал ли он при родах, неизвестно. От квартиры Мэтра на рю Таран, в Шестом округе, до лечебницы можно было дойти пешком. Согласно свидетельству о рождении, Лиза тоже жила неподалеку, в доме 26 по рю дю Колизе, в Восьмом округе[155]155
  Le Coeur. Renoir au temps de la boh?me. P. 83.


[Закрыть]
. На сей раз Лиза родила девочку и назвала ее Жанной-Маргаритой Трео. Мать Ренуара, как известно, звали Маргаритой – возможно, что второе имя предложил он. В свидетельстве о рождении в качестве матери указана Лиза Трео, отец не упомянут. Трое свидетелей – сотрудники лечебницы. Повзрослев, Жанна стала очень похожа на обоих родителей – это видно по ее более поздним фотографиям (см. далее). Через две недели Базиль, который уехал рисовать в свой дом в Монпелье, шутливо писал Мэтру: «Поделись новостями об общих знакомых… Ренуар того и гляди должен стать отцом, – может, он родит картину?»[156]156
  Базиль – Мэтру, без места [Мерик], 2 августа 1870 // G?lineau. Jeanne Tr?hot, la fille cach?e. P. 18.


[Закрыть]
Базиль упоминает о рождении ребенка, как упоминает и Ренуар двумя годами раньше в письме к Базилю, – из чего следует, что Мэтр и Базиль знали про обоих незаконных детей Ренуара от Лизы.

Возможно, что знал и Жюль ле Кёр.


Жанна-Маргарита Трео. Ок. 1910. Фотография Шарля Галло, Париж


Как и после рождения в 1868 году Пьера Трео, после рождения в 1870-м Жанны-Маргариты ни у Лизы, ни у Ренуара не было ни средств, ни желания растить младенца. В свидетельстве о рождении Жанны Лиза указала: «без профессии», тогда как в свидетельстве о рождении Пьера написала «портниха»[157]157
  Le Coeur. Renoir au temps de la boh?me. P. 82, 83 соответственно.


[Закрыть]
. Поскольку все французские девочки в школе обучались шитью, многие потом становились портнихами или швеями. В обоих свидетельствах Лиза постеснялась указать, что работает натурщицей, поскольку этот род занятий стоял разве что на шаг выше проституции.

Скорее всего, еще до выписки из лечебницы Лиза отдала новорожденную Жанну Огюстине-Мари-Клементине Бланше (урожденной Ванье, двадцати восьми лет от роду), профессиональной кормилице и воспитательнице приемных детей, которую, возможно, подыскал Ренуар[158]158
  G?lineau. Jeanne Tr?hot, la fille cach?e. P. 19.


[Закрыть]
. Нет никаких свидетельств о том, что Лиза хоть раз связывалась с приемной семьей дочери или посылала ей деньги[159]159
  Ibid. P. 21.


[Закрыть]
. Лиза мечтала выйти замуж за богатого человека, чтобы и она, и ее будущие дети могли жить обеспеченной жизнью представителей высшего или среднего класса. Если бы она согласилась воспитывать Пьера или Жанну, она лишилась бы возможности найти такого мужа – при незаконных детях это исключалось. Однако в 1870 году Лиза решила не порывать с Ренуаром, в надежде, что он прославится и разбогатеет, впрочем пока эта перспектива представлялась туманной.

Реакция Ренуара на рождение второго ребенка отличалась от реакции Лизы, – во-первых, он был мужчиной, а во-вторых, прожил совсем другую жизнь. Как мужчина, пусть и из бедного сословия, и на момент рождения Жанны все еще нищий, он все-таки мог разбогатеть. Его великодушное решение стать Жанне настоящим отцом было также следствием его семейной истории: мне представляется, что важную роль сыграли сострадание к незаконнорожденному деду, чувство вины за то, что он бросил первенца, своего тезку Пьера, и неизменная любовь к Лизе. В 1868 году почти половина (47,9 %) покинутых родителями детей умирали на первом году жизни – для сравнения, среди детей, оставшихся в семье, цифра составляла 19,1 %[160]160
  Fuchs. Abandoned Children. P. 196.


[Закрыть]
. Возможно, до Ренуара дошли сведения, что Пьер Трео умер в младенчестве. Не исключено, еще до рождения Жанны Ренуар принял решение взять на себя заботы о дочери. Через много лет, в тяжелый для Жанны момент, он написал ей: «Я никогда тебя не бросал. Я делаю все, что могу. У меня нет никаких причин не заботиться о тебе»[161]161
  Ренуар – Жанне Трео, Бурбон-ле-Бэн, без даты, август 1908 (воспроизведено в: G?lineau. Jeanne Tr?hot, la fille cach?e. P. 52–53).


[Закрыть]
. В то же время Ренуар всю жизнь твердо придерживался решения хранить существование Жанны в тайне от родителей, братьев, сестер, друзей, а потом – от жены и детей. Только после его смерти, сорок девять лет спустя, трое его сыновей узнали из завещания о существовании сводной сестры. Из уважения к отцу сыновья Ренуара решили не раскрывать его тайну. Поэтому сыну Жана Ренуара, Алену Ренуару, никогда не рассказывали про его тетю[162]162
  Ален Ренуар в личном общении с автором; он также сказал, что и Жану Слейду, сыну натурщицы Ренуара Габриэль, ничего не было известно про Жанну.


[Закрыть]
. Те немногие, кто знал про беременности Лизы, знали и то, что от детей отказались, и полагали, что они навсегда исчезли и из жизни художника, и из жизни его натурщицы. Когда после пятидесяти Ренуар серьезно заболел, ему пришлось заручиться содействием троих людей, чтобы пересылать Жанне деньги и встречаться с ней (см. четвертую главу). Скрытность Ренуара в отношениях с Жанной очень осложнила ему жизнь, однако это достаточно типично для житейских ситуаций, в которых есть тайна или запутанные отношения. Именно поэтому Писсарро впоследствии написал сыну, что Ренуара совершенно невозможно постичь[163]163
  Камиль Писсарро – сыну Люсьену, Эрайни, 23 февраля 1887 // Pissarro. Correspondance de Camille Pissarro.Vol. 2. P. 131.


[Закрыть]
.

Ренуар сохранил отношения с дочерью в тайне, однако продолжал заботиться о ней всю жизнь. По всей видимости, именно он нашел приемную мать для Жанны. Про Огюстину он узнал от одного бакалейщика и его жены – они держали лавку на Монмартре, в квартале художников[164]164
  Бакалейная лавка Бланше находилась на углу рю Раме и рю Кюстин, рядом с рю Коланкур и рю Жирардон, где, по совпадению, Ренуар будет жить двадцать лет спустя.


[Закрыть]
. Бакалейщик Жак Бланше (возможно, он был в родстве с мужем Огюстины, Франсуа Бланше) и его жена Мари-Дезире Готье[165]165
  Мари-Дезире Готье, мадам Бланше, возможно, была в родстве с друзьями Огюстины и Франсуа, Альфонсом Готье и Луизой Готье, которые стали друзьями Жанны.


[Закрыть]
были родом из Этр-Шапель, деревушки неподалеку от Сен-Маргерит-де-Карруж, городка с 950 жителями в коммуне Алансон в Нормандии. Огюстина и Франсуа были отнюдь не бедными и проживали в трехэтажном кирпичном доме вместе с двумя своими детьми, двенадцатилетним Франсуа-Огюстом и восьмилетней Эжени-Викториной; в доме хватало места и для приемных детей. Через семь лет после рождения Жанны парижский бакалейщик с женой отправили на воспитание к Огюстине Бланше и своего внука[166]166
  G?lineau. Jeanne Tr?hot, la fille cach?e. P 27. N. 9.


[Закрыть]
. Французское правительство выплачивало кормилицам около 144 франков в год, с момента рождения ребенка и до достижения им двенадцати лет, – так оно проявляло заботу о брошенных и осиротевших детях[167]167
  Fuchs. Abandoned Children. P. 241. Государство также оплачивало до того же возраста образование этих детей.


[Закрыть]
. Для Огюстины это было не просто работой: они с мужем были истовыми католиками и, принимая в дом чужих детей, совершали акт милосердия. Много лет спустя Жанна вспоминала Огюстину как свою «приемную мать» и писала про нее и ее мужа: «Они всегда были ко мне добры»[168]168
  Не опубликовано; Жанна Трео-Робине – Амбруазу Воллару, Мадре, 1 мая 1917 // Paris, Bibliotheque des Musees Nationaux du Fonds Vollard, Ms. 421 on microfilm.


[Закрыть]
. То, что Жанна и в возрасте 47 лет отзывалась о них с теплотой, подтверждает, что Ренуар мудро и дальновидно выбрал приемную мать для своей дочери.

Добраться из Нормандии в Париж в то время было непросто. Сперва Огюстина проехала 25 километров в конном экипаже до Аржантана, потом провела шесть часов в поезде. Как только Огюстина взяла на руки новорожденную дочь Лизы, то сразу начала ее кормить, и между ними сформировалась привязанность. Потом Огюстина вернулась с приемной дочерью домой. Трудно сказать, виделся ли Ренуар с дочерью в ее детские годы и переписывался ли тогда с Огюстиной[169]169
  G?lineau. Jeanne Tr?hot, la fille cach?e. P. 23.


[Закрыть]
. Известно, однако, что он часто ездил в Нормандию писать портреты и легко мог добраться поездом до дома, где жила Жанна.

Учитывая, как ревностно Ренуар хранил тайну своего отцовства (вся связанная с этим переписка поступала до востребования, а не на его реальный адрес), удивительно, что он дал Огюстине разрешение позволить Жанне использовать фамилию Ренуар. Согласно церковным документам в раннем детстве она звалась Жанной-Маргаритой Трео. Именно это имя указано в свидетельстве о крещении, которое девочка приняла в пятилетнем возрасте, 23 мая 1875 года. Крещение отложили до того момента, когда старшей дочери Огюстины, Эжени, исполнилось тринадцать лет и она смогла стать крестной матерью. Жанна приняла первое причастие 24 июля 1881 года, а конфирмацию – 15 июня 1882-го под именем Маргарита Ренуар. Видимо, под тем же именем она посещала и местную школу[170]170
  Ibid. P. 22, 23, 24. В Сен-Маргерит-де-Карруж образованием девочек занимались монахини.


[Закрыть]
. Однако в отрочестве девочка решила, что имя Жанна нравится ей больше. Ей довелось быть свидетельницей на нескольких церковных церемониях, и на соответствующих документах стоит подпись «Жанна Ренуар»: на свидетельстве о браке своего крестного отца в 1885 году, на свидетельстве о браке крестной матери в том же году и на свидетельстве о крещении ее крестника в 1893-м[171]171
  Ibid., 13 июня 1885, 23 ноября 1885, 2 февраля 1893. Р. 24.


[Закрыть]
. Кроме того, среди отцовских писем, которые сохранила Жанна, есть конверт со штемпелем от 11 февраля 1892 года, адресованный почерком Ренуара «мадемуазель Жанне Ренуар»[172]172
  Ibid. P. 26.


[Закрыть]
.

Ренуар в это время тесно общался со своими родными, написал несколько их портретов, однако, как уже говорилось, так и не рассказал им ни про Лизу, ни про их общих детей[173]173
  Портрет его сестры (1866) см.: Dauberville. Vol. 1. Pl. 426; впоследствии приобретен Волларом.


[Закрыть]
. В 1869 году, между рождением Пьера и Жанны, Ренуар написал сдержанный поясной портрет своего отца Леонара[174]174
  См.: Ibid. Pl. 531. За два года до смерти художника Пьер Ренуар продал Воллару этот портрет своего деда за 12 тысяч франков (Bailey. Renoir’s Portraits. P. 271. Pl. 6).


[Закрыть]
. Леонар недавно отошел от дел и поселился вместе с женой в домике с садом в Лувесьене (как говорилось выше, он находился неподалеку как от Виль-д’Аврея, где жил Жюль, так и от Сен-Мишеля, где жил Моне, поблизости от Буживаля). Там отец Ренуара и скончался 22 декабря 1874 года, а мать осталась жить в том же доме с дочерью и зятем. В 1870 году, когда родилась Жанна, Ренуар закончил элегантные парные портреты своего самого старшего брата Пьера-Анри и его жены Бланш[175]175
  Портрет Пьера-Анри см.: Dauberville. Vol. 1. Pl. 533. За два года до смерти художника Пьер продал Воллару и портрет своего дяди. См. также: Bailey. Renoir’s Portraits. P. 106; портрет Бланш см.: P. 272. Fig. 115. За 13 лет до смерти Ренуара этот портрет мадам Пьер-Анри Ренуар приобрел Дюран-Рюэль. См.: Bailey. Renoir’s Portrait of his Sister-in-Law. P. 684–687.


[Закрыть]
.

Точно не известно, когда именно Ренуар поступил на военную службу в разгар десятимесячной Франко-прусской войны. Однако 26 августа 1870 года, в возрасте 29 лет, он явился в свою часть в Либурне, в 575 километрах к юго-западу от Парижа, и получил официальный военный билет, в который внесены данные о военной подготовке, – Ренуар приступил к ней восемью годами раньше в рамках обязательных сборов для резервистов: он отслужил три месяца в 1862 году и еще три – в 1864-м[176]176
  Неопубликованный военный билет, 26 августа 1870, 1 октября – 21 декабря 1862, 5 января – 5 марта 1864, 10-й пехотный полк, Либурн, частное собрание.


[Закрыть]
. Четыре года спустя он опять проходил военную подготовку, которая завершилась 31 декабря 1868 года, почти за два года до призыва на действительную службу.

Хотя фотография была изобретена еще в 1839 году, в военном билете Ренуара есть только словесное описание его внешности. Он был невысок ростом, «1 метр 69 сантиметров», что же касается черт лица: «лицо: овальное; лоб: средний; глаза: карие; нос: длинный; рот: крупный; подбородок: круглый; волосы и брови: светлые». Через два месяца после прибытия в Либурн Ренуар получил письмо с назначением: «Месье Ренуар, 10 полк легкой кавалерии, 4 взвод»[177]177
  Конверт со штемпелем от 28 октября 1870, цит. по: Bailey. Renoir’s Portraits. P. 274. N. 1.


[Закрыть]
. Это подразделение готовили для стремительных маневров верхом.

За две недели до того, как Ренуара призвали в кавалерию, Базиль поступил добровольцем в полк зуавов – элитное пехотное подразделение, служба в котором считалась очень опасной. Будучи родом из богатой семьи, он мог, в случае призыва, откупиться, послав вместо себя другого. То, что Базиль решил не просто служить, но и служить в опасном месте, свидетельствует о его мужестве и благородстве. Однако его решение огорчило и даже разозлило его друзей. Узнав о его поступке, Мэтр написал ему пылкое, умоляющее письмо: «Дорогой мой единственный друг, только что получил твое послание: ты обезумел, ты явственно обезумел. Обнимаю тебя от всего сердца. Да охранит тебя Господь – тебя и моего несчастного брата! Навсегда твой, Э. Мэтр. Почему было не посоветоваться с другом? Ты не имел права поступать так безрассудно. Только что пришел Ренуар. Передаю ему перо. Э. Удачи, балбес ненормальный! Ренуар»[178]178
  Мэтр и Ренуар – Базилю, [Париж], без даты [лето 1870] // Poulain. Bazille et ses amis. P. 184.


[Закрыть]

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5