Барбара Эрлих-Уайт.

Ренуар. Частная жизнь



скачать книгу бесплатно

В конце сентября 1869 года, когда Базиль оказывал им финансовую помощь, Ренуар и Моне создали первые из сохранившихся подлинно импрессионистских картин – написаны они были в «Лягушатнике»[106]106
  Dauberville. Vol. 1. Pl. 113–116.


[Закрыть]
. (Примерно в это же в время к импрессионизму пришел и Писсарро, однако его работы 1869 года погибли во время Франко-прусской войны.) Моне писал Базилю: «Ренуар, который провел здесь два последних месяца, тоже хочет писать эту картину [„Лягушатник“]»[107]107
  Моне – Базилю, без места [Сен-Мишель], 25 сентября 1869 // Wildenstein. Monet: biographie. Vol. 1. P. 427.


[Закрыть]
. Получается, что они первыми применили этот новый стиль к пейзажам с мелкими фигурами. На пленэре каждый из них написал по пять работ, в которых использованы приемы, сегодня считающиеся типичными для импрессионизма: броские и разнообразные оттенки, световые акценты, цветные тени, кажущаяся случайной композиция с фигурами, как бы устремляющимися прочь за пределы рамы, мелкие, динамичные яркие мазки, которыми намечены неопределенные формы, расплывчатые детали, тающие края и линии, неоднородные массы. Помимо пяти парных картин из «Лягушатника», Ренуар и Моне в 1873 году создали, работая бок о бок, четырнадцать изображений одних и тех же пейзажей и натюрмортов. Кроме того, Ренуар написал одиннадцать портретов Моне и Камиллы[108]108
  О том, как Моне и Ренуар работали вместе, а также о портретах Моне кисти Ренуара см.: White. Impressionists Side by Side. P. 60–105.


[Закрыть]
.

Несмотря на помощь Базиля, средств Ренуару не хватало, пришлось обращаться за поддержкой к другим состоятельным знакомым. Через два года после того, как Ренуар познакомился с Базилем, Моне и Сислеем в мастерской у Глейра, он встретил Жюля ле Кёра – тот, как и Мане, и Пьер-Анри Ренуар, был его старше на девять лет[109]109
  Le Coeur, Charles. P. 26.


[Закрыть]
.

Жюль происходил из богатой парижской семьи, члены которой изготавливали мебель для европейских королевских дворов. Неудивительно, что ле Кёра и Ренуара потянуло друг к другу. Ренуар, не имевший ни денег, ни связей, стал искать знакомства с Жюлем, одним из самых приветливых и щедрых студентов старшего курса. Жюль, который раньше занимался архитектурой, восхищался Ренуаром за его более обширный опыт в рисунке и живописи. Впоследствии Ренуар и ле Кёр сблизились еще больше, поскольку завели тайные романы с двумя сестрами.

О более ранних отношениях Ренуара с женщинами нам ничего не известно, Жюль же уже побывал в браке. Тогда и он, и его старший брат Шарль были преуспевающими архитекторами – они решили не идти по стопам отца. Жюль вступил в брак 4 мая 1861 года. В следующие полтора года ему пришлось пережить две трагедии. 3 ноября 1862 года у него родился сын, а через две недели и он, и его мать скончались[110]110
  Ibid. P. 196–197.


[Закрыть]
. Опустошенный, ле Кёр отправился в путешествие по Европе, совершая которое осознал, что не хочет больше работать архитектором. 24 августа 1863 года он высказал в письме к матери желание стать живописцем[111]111
  Жюль ле Кёр – матери, без места, 24 августа 1863 // Ibid. P. 217. N. 7.


[Закрыть]
. Получив ее одобрение, он в возрасте 32 лет поступил в мастерскую Глейра, где учился его двоюродный брат[112]112
  Огюст Росселен (1841–1916); Ibid. P. 225.


[Закрыть]
. Там в начале 1864-го он и познакомился с Ренуаром и его друзьями.

Ле Кёр и Ренуар стали близкими приятелями. Когда в конце того же года мастерская Глейра закрылась, Жюль и его родные, желая помочь Ренуару, стали заказывать ему портреты и росписи плафонов, а также покупая его картины. Кроме того, Жюль, как и Базиль, поддерживал Ренуара финансово и приглашал работать у себя в мастерской и жить в его сменявшихся домах – в Париже, Марлотте и Виль-д’Аврее. Таким образом, на третьем десятке лет Ренуар квартировал то у ле Кёра, то у Базиля. Жюль познакомил Ренуара с родными – его семье принадлежал просторный особняк на рю Александр Гумбольдт (теперь рю Жан-Долан) в Девятнадцатом округе, на северо-востоке Парижа. В этом семейном владении, состоявшем из жилой и деловой части, проживали все члены семьи, за исключением Жюля: его мать Фелиси, брат Шарль и две сестры, Луиза и Мари, с супругами и детьми. Отец Жюля, Жозеф ле Кёр, скончался в 1857 году. После этого старшая сестра Жюля Луиза – ей на тот момент было 29 лет, и она так и не вышла замуж – стала помогать матери вести семейное дело. Семейное предприятие, получившее в 1861 году название «Ле Кёр и компания», процветало – на нем трудились сотни рабочих, это была одна из самых известных столярно-мебельных мастерских в Париже; она даже участвовала в ремонте интерьеров Лувра[113]113
  Ibid. P. 206.


[Закрыть]
.

Первое свидетельство о том, что Ренуар познакомился с родными Жюля, можно почерпнуть из письма, написанного весной 1865 года младшей сестрой Жюля Мари к мужу Фернану Фуке, известному минерологу и геологу: «Жюль завтра уедет, чтобы провести несколько дней в доме месье Брюне неподалеку от Фонтенбло. Месье Ренуар также поедет в деревню»[114]114
  Мари ле Кёр-Фуке – Фернану Фуке, без места, 22 марта 1865 // Ibid. P. 31. N. 6.


[Закрыть]
. В то время Ренуар, Сислей и их друзья-художники пользовались гостеприимством ле Кёра в его съемном доме в Марлотте, почти в 75 километрах к юго-востоку от Парижа, рю ла Шемине Бланш (теперь – дом 30 по рю Делор)[115]115
  Parker. Topographical Chronology. P. 270.


[Закрыть]
. Ренуар иногда привозил туда и брата Эдмона, начинающего семнадцатилетнего журналиста и писателя; впоследствии он помог брату получить место секретаря на предприятии ле Кёров.

В течение восьми лет, начиная с 1866-го, Ренуар написал для семейства ле Кёр довольно много картин. Сестра Жюля Мари так описывает его подход к делу: «Когда бедняжка не работает, он напоминает тело без души»[116]116
  Мари ле Кёр – неизвестному лицу, без места, 29 марта 1866 // Cahiers d’aujourd’hui (January 1921), n.p.


[Закрыть]
. Ее наблюдение очень точно: все следующие 53 года, до самой своей смерти, Ренуар был одержим творчеством и, если позволяло здоровье, писал каждый день. Ле Кёры приобрели три его натюрморта: «Весенний букет», который он подписал: «О. Ренуар. 1866», и в том же году – «Цветы в вазе». Два года спустя он написал для Шарля ле Кёра «Корзину и куропатку». Помимо натюрмортов, ле Кёры приобретали у Ренуара и другие его живописные работы, например картину «Лиза с полевыми цветами в руках».

Но особенно охотно ле Кёры покупали портреты. Первым из них стало выполненное в апреле 1866 года изображение матриарха семьи, мадам Фелиси ле Кёр[117]117
  Dauberville. Vol. 1. Pl. 21, 22, 49, 284, 311.


[Закрыть]
. Когда она сделала Ренуару заказ, Мари уведомила об этом мужа. Через некоторое время он презрительно написал теще: «Я очень рад, что Вы заказали свой портрет, однако должен признаться, что предпочел бы, чтобы его исполнил кто-то другой, а не Ренуар. Я совсем не верю в талант этого молодого человека; на мой взгляд, и поведение его, и характер крайне неприятны. Боюсь, что впечатление, которое он на меня произвел, отразится и в портрете»[118]118
  Фернан Фуке – Фелиси ле Кёр, без места, 1 апреля 1866 // Charles Le Coeur. P. 26.


[Закрыть]
. Эти выпады, возможно, связаны с низким происхождением Ренуара, которое по-прежнему вызывало брезгливость у тех, кто еще не был покорен обаянием личности художника.

Весной 1866 года Ренуар продолжал работать над портретом матери Жюля, одновременно ожидая новостей о том, приняты ли Салоном две поданные им работы. Ренуар заранее дал Жюлю обещание, что сразу оповестит его о результате. Не имея от него известий, Жюль в раздражении написал матери: «Ренуар, эта свинья, уехал в понедельник и сказал, что напишет, как только что-то узнает. Полагаю, он не пишет, потому что пока никаких новостей нет. Однако мог бы все-таки сообщить, что пока ничего не знает, а не заставлять меня думать, что новости будут неприятными»[119]119
  Жюль ле Кёр – матери, без места, без даты // Cooper. Renoir, Lise and the Le Coeur Family. P. 164.


[Закрыть]
. Жюль обзывает Ренуара «свиньей», но одновременно признает, что тот, возможно, еще и сам не осведомлен о решении комиссии. В том же году Ренуар не только закончил портрет мадам ле Кёр, но и написал Жюля с его собаками в лесу Фонтенбло: это скорее пейзаж, чем портрет[120]120
  Dauberville. Vol. 1. Pl. 78.


[Закрыть]
.

Через два года, в 1868-м, Ренуар предложил брату Жюля Шарлю сделать портрет его жены и сына Жозефа у них в саду; он сделал набросок и послал его Шарлю[121]121
  Cooper. Renoir, Lise and the Le Coeur Family. P. 172. Pl. 20.


[Закрыть]
. Эта работа осталась незаконченной, однако примерно тогда же Ренуар написал маслом этюд головы Жозефа. В 1869-м он создал портрет тещи Шарля, мадам Теодор Шарпантье. На следующий год были написаны портреты Шарля и его жены. После Франко-прусской войны Ренуар продолжал писать портреты членов этого семейства: старшую дочь Шарля Мари в двенадцатилетнем возрасте, его следующую дочь Марту в возрасте девяти лет, еще одну голову Жозефа. В 1874-м Ренуар написал поясной и ростовой портреты Шарля: на последнем тот изображен на открытом воздухе[122]122
  Dauberville. Vol. 1. Pl. 560, 346, 532, 491, 492 561, 514 соответственно. Портрет жены Шарля и бюст Шарля см.: Daulte. Auguste Renoir: catalogue raisonn?. Pl. 63, 100.


[Закрыть]
.

Шарль не только заказывал Ренуару портреты и покупал другие его работы, он организовал для друга возможность осуществить давнюю мечту: поучаствовать в оформлении интерьера, а именно расписать стены. Шарль и Жюль с детства дружили с румынским князем Георгием Бибеску (1834–1902), который еще мальчиком переехал в Париж. Бибеску учился во Французской военной академии, получил чин офицера, участвовал в составе французской армии в мексиканской и алжирской кампаниях. В 1867 или 1868 году Шарль работал над проектом городского особняка Бибеску в Седьмом округе Парижа, по адресу: бульвар Тур-Мабург, дом 22. При содействии Шарля Ренуар получил заказ на роспись двух плафонов в здании. Весной 1868 года он подготовил два акварельных эскиза, один в стиле Фрагонара, другой в стиле Тьеполо[123]123
  Dauberville. Vol. 1. Pl. 675, 676.


[Закрыть]
. Кроме того, он написал герб семьи Бибеску над камином в Фехтовальном зале[124]124
  Patry. Renoir’s Early Career. P. 75. Pl. 24.


[Закрыть]
. Особняк Бибеску был заложен 23 апреля 1869 года. Строительство прервала Франко-прусская война 1870 года, однако вскоре оно было возобновлено; Ренуар закончил стенные росписи в конце лета 1871-го[125]125
  Parker. Topographical Chronology. P. 273.


[Закрыть]
. К сожалению, в 1910-е дом снесли и росписи Ренуара погибли.

Свободное от работы время Ренуар проводил в обществе Жюля. Начиная с весны 1865 года он часто жил у своего друга в его парижской квартире, в доме 43 по авеню д’Эйлау (теперь авеню Виктор Гюго), в северо-западной части Парижа, в Шестнадцатом округе. Когда в 1865 году работа Ренуара была впервые принята для показа на Салоне, в буклете с именами участников он указал именно адрес Жюля[126]126
  Ibid. P. 270.


[Закрыть]
. Весной 1866 года, когда Ренуар находился в Париже и писал портрет мадам ле Кёр, Жюль пригласил его съездить с ним в Марлотт (куда уже уехал Сислей). Ренуар колебался – закончить ли работу в Париже, поехать ли с друзьями. Сестра ле Кёра Мари так описывает в письме его нерешительность и порывистость: «Вчера утром он наконец-то пришел поработать [над портретом ее матери] со словами, что решил не уезжать [в Марлотт]. Сегодня утром он был твердо уверен, что останется, но поехал провожать Жюля на вокзал и в последний момент отбыл с ним в Марлотт. Чемодана при нем не было, придется ему возвращаться за своими вещами»[127]127
  Мари Фуке – неизвестному лицу, без места, 19 марта 1866 // Cahiers d’aujourd’hui (January 1921), n.p.


[Закрыть]
.

Именно в Марлотте, несколько месяцев спустя, Ренуар создал первый свой групповой портрет, ставший также его первой жанровой картиной: «Трактир матушки Антони, Марлотт», где его друзья изображены после трапезы: стоящий мужчина с бородой, который скручивает сигарету, это и есть Жюль ле Кёр[128]128
  См. фотографию Жюля ле Кёра (1865) в: Bailey. Renoir’s Portraits. P. 270. Fig. 107.


[Закрыть]
. На переднем плане изображена одна из его собак, бишон Тото[129]129
  См. картину Ренуара «Жюль ле Кёр прогуливает собак в лесу Фонтенбло» (1866) в: Dauberville. Vol. 1. Pl. 78.


[Закрыть]
. Справа в шляпе – Сислей, он читает газету L’?v?nement, в которой Золя поместил благожелательный отзыв о друзьях Ренуара Моне и Мане. Кто такой безбородый человек напротив него, неизвестно. Обрамляют трио мужчин подавальщица Нана, слева, и хозяйка заведения матушка Антони – справа на заднем плане. На стене за их спиной – карикатура Ренуара на Анри Мюрже, автора «Сцен из жизни богемы», книги, по которой Пуччини впоследствии написал оперу: книга изображает богемное существование, чем-то похожее на жизнь Ренуара. Богемное движение в Париже с 1840-х по конец 1860-х переживало расцвет; оно славило свободу духа, творчество, романтизм и отличающийся от общепринятого образ жизни, на который Ренуар и намекает карикатурой на Мюрже.

Через некоторое время после начала их дружеских отношений там же, в Марлотте, Жюль познакомил Ренуара с натурщицей Лизой Трео, которая с 1866-го по 1872 год оставалась самой важной женщиной в жизни художника. Сам Жюль встретился с Лизой вскоре после того, как начал заниматься у Глейра и возобновил отношения с одним из бывших своих друзей-архитекторов, Матье Трео, – тот представил Жюля двум своим сестрам[130]130
  Поскольку 8 декабря 1864 года Жюль ле Кёр написал письмо Матье Трео, возможно, он познакомился с сестрами Трео в 1864 г.


[Закрыть]
. В 1866 году Клеманс было двадцать три года, а Лизе – восемнадцать. Их отец Луи Трео держал винно-табачную лавку в доме 71 по авеню де Терн на северо-западе Парижа, в Семнадцатом округе, семья жила неподалеку. К 1866 году Клеманс стала любовницей Жюля. Жюль заказал Ренуару ее портрет. В том же году Ренуар написал акварельный портрет Жюля и Клеманс «Украденный поцелуй»[131]131
  Dauberville. Vol. 1. Pl. 395, 673.


[Закрыть]
.

Лиза Трео стала натурщицей Ренуара в 1866 году – она позировала для трех поясных картин: «Лиза за вышивкой», «Портрет Лизы» и «Женщина с птицей»[132]132
  Ibid. Pl. 396, 413, 286. Примерно через два года их одиннадцатилетний брат Луи-Феликс Трео позировал для «Мальчика с кошкой» (1868–1869): Ibid. Pl. 559.


[Закрыть]
. Следующие семь лет она оставалась единственной натурщицей художника. Она позировала для всех картин, которые он писал для ежегодных Салонов: для обнаженной, «Дианы-охотницы» (1867), «Лизы с зонтиком» (1867), «Летом. Цыганка» (1868), «Алжирской одалиски» (1870), «Купальщицы с грифоном» (1870) и «Парижанок в алжирских костюмах» (1872)[133]133
  Ibid. Pl. 578, 283, 410, 293, 596, 576 соответственно. «Лиза с зонтиком» и «Летом. Цыганка» были приняты на Салон через год после их создания. Все остальные картины были поданы на Салон в год создания.


[Закрыть]
. Первую и последнюю отвергли, остальные четыре были показаны на весенних Салонах.

Если сравнить фотографию Лизы (см. далее) с картинами, для которых она позировала, станет ясно, что Ренуар каждый раз сильно преображал ее облик. Ренуар тысячи раз изображал людей, но всегда идеализировал их в соответствии с канонами красоты, созданными художниками прошлого, – от ваятелей греческих статуй до Рафаэля, Рубенса и Энгра. Эти художники всегда льстили своим моделям, изображая их более красивыми, здоровыми и счастливыми, чем на самом деле. Но хотя Ренуар изменял внешность тех, кого писал, он предпочитал работать с натуры, поскольку ему важны были общение и вдохновение. Лиза была не только натурщицей Ренуара, но еще и его любовницей и музой. Она вдохновила его на создание первой романтической работы, «Лиза и Сислей» (1868), которую принято неправильно называть «Портрет Сислея с женой»[134]134
  Ibid. Pl. 256.


[Закрыть]
.

В письме Базилю от сентября или октября 1869 года Ренуар называет эту работу «Лиза и Сислей», поясняя: «Я выставил „Лизу и Сислея“ у Карпантье»[135]135
  Ренуар – Базилю, без места, без даты [сентябрь или октябрь 1869] // Poulain. Bazille et ses amis. P. 155.


[Закрыть]
. Мари-Шарль-Эдуард Карпантье, державший магазин в доме 8 по бульвару Монмартр, снабжал Ренуара красками и багетом[136]136
  Bailey. Renoir’s Portraits. P. 104.


[Закрыть]
. Ренуар надеялся продать картину за 100 франков – в то время столько стоили большие фотографии модных фотографов Диздери и Адам-Саломона[137]137
  Ibid. P. 17.


[Закрыть]
. К сожалению, продать «Лизу и Сислея» тогда не удалось.

Возникает искушение предположить, что роман с Лизой подстегнул Ренуара к тому, чтобы писать влюбленных людей, – к этой теме среди импрессионистов обращался только он один. Безусловно, чувства к Лизе сделали картины, для которых она позировала, особенно страстными. «Лиза и Сислей» – первая из многих работ, изображающих романтические чувства на фоне современного Парижа, где красивые галантные мужчины ухаживают за прелестными, модно одетыми молодыми женщинами. Здесь, как и в более поздних работах Ренуара, любовь передана через взгляд, жест, позу. Романтическая тема была созвучна и жизни самого художника, и тому, чем он занимался или хотел заниматься. В бытность свою молодым здоровым общительным холостяком он создавал крайне новаторские сцены из повседневной жизни Парижа и его пригородов. Два года спустя, в 1870-м, Лиза позировала для «Прогулки» – первой романтической работы Ренуара в импрессионистическом стиле[138]138
  Dauberville. Vol. 1. Pl. 257.


[Закрыть]
. Изображая любовные сцены, Ренуар шел по стопам Буше, Фрагонара и Ватто, а также своего кумира Рубенса. Для этих романтических работ ему, помимо Лизы, позировали друзья-мужчины.

Поскольку живописью Ренуар зарабатывал мало, а никаких документов не сохранилось, трудно сказать, платил ли он Лизе за работу. Однако Лиза позировала не только Ренуару, но еще и Базилю. Связь между Ренуаром, Базилем и Лизой подтверждается в письме, которое Ренуар написал Базилю в 1869 году: «Лиза видела твое письмо»[139]139
  Ренуар – Базилю, без места, ок. октября 1869 // Poulain. Bazille et ses amis. P. 155.


[Закрыть]
. В том же году Лиза позировала для работ Базиля «Картежник», «Молодая женщина с опущенным взглядом», «Женщина в полосатом платье» и «Женщина в мавританском костюме»; в 1870-м она позировала ему для картины «За туалетом»[140]140
  Daulte. Frederic Bazille. Pl. 46, 44, 45, 50, 55 соответственно.


[Закрыть]
.

Возможно, использовав Лизу как натурщицу для «Женщины в мавританском костюме» в 1869 году, Базиль подал Ренуару идею его соблазнительной «Одалиски» (1870), парной к картине «Нимфа у источника» (1860–1870), где Лиза изображена обнаженной[141]141
  Dauberville. Vol. 1. Pl. 593.


[Закрыть]
. Сходство мотива и горизонтальный формат заставляют вспомнить «Маху одетую» и «Маху обнаженную» Гойи. Однако, в отличие от Гойи, Ренуар изобразил две фигуры в зеркальном отражении. Примерно в то время, когда писалась «Нимфа у источника», Лиза родила Ренуару ребенка, а ко времени работы над «Одалиской» была беременна вторым.

В те времена отсутствия надежной контрацепции, да еще и в католической стране, где сделать аборт было невозможно, незамужней женщине рискованно было вступать в связь. Через год после знакомства Ренуара с Лизой у Сислея и Моне родились незаконные дети от их натурщиц и одновременно любовниц. Натурщица и сожительница Сислея Мари-Аделаида-Эжени Лескуэзек 17 июня 1867 года подарила ему сына, Пьера Сислея[142]142
  Bailey. Renoir’s Portraits. P. 92. Мари Лескуэзек была также флористкой.


[Закрыть]
. Через два месяца, 8 августа, натурщица и сожительница Моне Камилла Донсье родила ему сына Жана (о чем уже говорилось выше). Поскольку обе эти пары в браке не состояли, дети считались незаконнорожденными. Однако после рождения детей и Сислей, и Моне их признали и записали под своей фамилией; тем самым они дали формальное согласие их содержать. Впоследствии оба, как положено, женились на своих любовницах, тем самым узаконив детей[143]143
  Моне женился на Камилле в 1870 г.; Сислей на Мари – только в 1897-м. Другие их друзья-художники поступили схожим образом: Сезанн признал Поля Сезанна-младшего в 1872 г. и женился на Гортензии Фике в 1886-м; Писсарро признал Люсьена Писсарро в 1863-м и женился на Жюли Веллэ в 1870-м. А вот Берта Моризо, напротив, вышла замуж за Эжена Мане в 1874-м, а дочь Жюли родила только четыре года спустя.


[Закрыть]
.

Заводить внебрачных детей в открытую, вместо того чтобы прятать их, как то было принято в буржуазной среде, считалось поступком богемным и непорядочным. Родители Моне и Сислея осудили поведение своих сыновей. Более того, Базиль, оказывавший Моне финансовую поддержку, явно не обрадовался, что тот попал в такой переплет. Базиль был родом из буржуазной протестантской семьи, нет никаких сведений, что у него имелись любовницы[144]144
  Le Coeur. Le Peintre, son premier mod?le et ses premiers amateurs. P. 204.


[Закрыть]
. Лиза позировала и для Базиля, однако, по всей видимости, близких отношений у них не было.

Через год после рождения Пьера Сислея и Жана Моне забеременели, почти одновременно, и любовницы Ренуара и Жюля ле Кёра – Лиза и Клеманс. Жюля это обрадовало, ведь шестью годами раньше он лишился жены и сына. Ренуара же удручали его финансовые обстоятельства. Он знал, что у Базиля эта ситуация вызовет неодобрение, и тревожился, что тот откажется ему помогать. Большинство знакомых считали Лизу просто натурщицей Ренуара, Базилю же было известно, что она его тайная возлюбленная. В связи со всем этим за месяц до Лизиных родов Ренуар написал Базилю: «Я в Виль-д’Аврее… и если ты при деньгах, не мог бы ты прислать мне сколько-то немедленно, прежде чем растранжиришь. За меня можешь не тревожиться, ведь у меня нет ни жены, ни ребенка, да я и не готов в ближайшее время ими обзаводиться»[145]145
  Ренуар – Базилю, Виль-д’Аврей, конец августа 1868 // Poulain. Bazille et ses amis. P. 153–154.


[Закрыть]
. Упирая на то, что он одинок, Ренуар пытался заверить помогавшего ему Базиля, что не собирается следовать по тому же пути, по которому двумя годами раньше пошел Моне: после рождения ребенка он стал требовательнее к Базилю в отношении денег[146]146
  Bailey. Renoir’s Portraits. P. 103.


[Закрыть]
. Ренуар хотел дать Базилю понять, что не станет его обременять, подобно Моне, хотя тайно готовился стать отцом.

В этой непростой ситуации руки Ренуару связывало его низкое происхождение, хотя Лизу он любил не меньше, чем Моне – Камиллу. Моне, выходец из среднего класса, считал, что имеет полное право на ребенка и будущую жену, а плебей Ренуар слишком сильно зависел от поддержки друзей и не мог в обозримом будущем позволить себе обзавестись семьей. Тем не менее Ренуар продолжал отношения с Лизой, однако решил не оформлять их официально, да и вообще сохранить в тайне. Родные Ренуара так и не узнали, что у них с Лизой были дети, – так же как родные Жюля никогда не узнали про Клеманс и их ребенка. Как говорилось в предисловии, только из случайно найденных в 2002 году Жан-Клодом Гелино неопубликованных писем Ренуара стало известно, что у них с Лизой было двое незаконных детей[147]147
  G?lineau. Jeanne, fille d’Auguste Renoir. P. 223–227.


[Закрыть]
. При жизни Ренуара из посторонних о беременности Лизы наверняка знали только Базиль и ле Кёр, хотя, возможно, это было также известно Сислею, Моне и Мэтру.

Летом 1868 года, когда и Клеманс, и Лиза были беременны, Жюль уехал из Марлотта и снял квартиру в небольшом здании по адресу: рю Сен-Клу, 38, в Виль-д’Аврее под Лувесьеном, в 20 километрах к западу от Парижа. Там он жил с Клеманс, туда часто приезжали Ренуар с Лизой. К середине сентября обе пары ожидали прибавления. 14 и 15 сентября 1868 года, в одной и той же квартире, Клеманс произвела на свет дочь Жюля Франсуазу ле Кёр (в четыре часа пополудни), а Лиза – сына Ренуара Пьера Трео, на следующее утро в половине одиннадцатого[148]148
  Le Coeur. Renoir au temps de la boheme. P. 81–82.


[Закрыть]
. Надо сказать, что ле Кёр обращался со своей тайной семьей иначе, чем Ренуар, поскольку у него были и возможность, и желание содержать Клеманс и их дочь, несмотря на то что узаконить их он отказался: они с Клеманс так никогда и не вступили в брак. Из свидетельства о рождении их дочери следует, что ле Кёр ее признал, поскольку дал ей свою фамилию. А вот Клеманс свою дочь при рождении не признала. В свидетельстве о рождении она указала не свою настоящую фамилию Трео, а придуманную: «демуазель Клеманс-Элизабета-Анжелика Люсеней»[149]149
  Le Coeur. Le Peintre, son premier mod?le. P. 204. Она также назвала вымышленное место жительства – Фонтенбло.


[Закрыть]
. Она исказила свою фамилию, чтобы не превратиться в одинокую женщину с ребенком и не лишиться в дальнейшем возможности выйти замуж. Впрочем, десять лет спустя, в тридцатипятилетнем возрасте, Клеманс отказалась от мысли найти мужа и официально внесла себя в документы как мать Франсуазы[150]150
  Le Coeur. Renoir au temps de la boh?me. P. 83 – о признании Клеманс 4 декабря 1878. Франсуаза умерла в доме своей матери в 1894 г.


[Закрыть]
. Судя по всему, Жюль ле Кёр так и не сообщил родным о существовании Клеманс и Франсуазы – их имена в его письмах никогда не упоминаются[151]151
  Le Coeur. Le Peintre, son premier mod?le. P. 205.


[Закрыть]
. Жюль скончался, когда Франсуазе было четырнадцать лет, в 1882 году, и после этого Клеманс всегда называла себя «вдовой ле Кёр»[152]152
  Внуки Лизы Трео вспоминают, что звали тетушку Клеманс «тетей ле Кёр» // Ibid. P. 223. N. 147.


[Закрыть]
.

История Ренуара, Лизы и маленького Пьера Трео сложилась совсем иначе. Ни у Ренуара, которому исполнилось 27 лет, ни у двадцатилетней Лизы не было денег на то, чтобы содержать сына. Судя по всему, Лиза не хотела обременять себя ребенком и его нищим отцом. Возможно, Ренуар понимал, что если он станет зарабатывать на ребенка, это погубит его творческую карьеру и заставит Базиля и других друзей-буржуа, от которых он зависел, от него отступиться. Ренуару и Лизе не на что было растить своего сына, и они от него отказались. В свидетельстве о рождении Пьера Трео Ренуар не указан в качестве отца, там записано: «Отец младенца не известен». Однако Ренуар и ле Кёр подписали документ о рождении Пьера в качестве свидетелей: «В присутствии господина Пьер-Огюста Ренуара, художника-живописца, 27 лет, проживающего в Париже, рю Пэ, дом 9, в Батиньоле, друга матери новорожденного». Тем самым Ренуар подтвердил, что в то время жил у Базиля. Другим официальным свидетелем стал Жюль ле Кёр, про которого в документе сказано: «тридцатишестилетний художник-живописец», который «не является родственником матери»[153]153
  Le Coeur. Renoir au temps de la boh?me. P. 82.


[Закрыть]
. Хотя ребенок был отдан на усыновление, Лиза и Ренуар решили дать ему имя Пьер Трео, в честь Пьер-Огюста Ренуара.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5