Ауробиндо Шри.

Шри Ауробиндо. Жизнь Божественная – II



скачать книгу бесплатно

Однако это не причина для того, чтобы смотреть на бытие и деятельность Бесконечного как на что-то чудесное и иррациональное; наоборот, во всех действиях Бесконечного присутствует более великая целесообразность, но не ментальная или интеллектуальная, а духовная и супраментальная: в них есть своя логика, так как они основаны на безошибочном видении взаимоотношений и связей [между различными объектами и явлениями]; логика Бесконечного представляется чудом нашему конечному рассудку. Это более великая рациональность, более великая логика, так как она шире, утонченнее, сложнее нашей: она учитывает все данные, которые ускользают от нашего видения, и на основании этих данных делает выводы, которые мы не в состоянии предугадать ни с помощью дедукции, ни с помощью индукции, ибо наши суждения и умозаключения имеют недостаточные основания, а значит, ненадежны и подвержены ошибкам. Наблюдая явление, мы видим результаты и замечаем наиболее внешние элементы, обстоятельства или причины и, основываясь на этом, пытаемся объяснить его или судить о нем; но любое явление или событие является следствием сложного взаимодействия сил, которые мы не замечаем и не можем наблюдать, так как все эти силы для нас невидимы, – однако они не являются таковыми для духовного зрения Бесконечного: некоторые из них являются реальными силами, трудящимися, чтобы проявить новую реальность или способствовать этому, другие – потенциальными силами, близкими к тому, чтобы реализовать свои возможности и так или иначе участвовать в общей работе; однако всегда могут вмешаться новые силы, которые неожиданно получают возможность действовать и присоединяются к общему комплексу сил; а позади всей этой деятельности пребывают императивы или императив, которые эти силы пытаются претворить в жизнь. Более того, одна и та же совокупность сил может давать разные результаты; то, чем завершится их работа, уже давно предрешено высшим императивом – непререкаемой божественной волей, всё это время ожидающей своего часа, хотя и кажется, что она неожиданно вмешивается и всё меняет. Всего этого наш рассудок не может учесть, так как является орудием неведения, обладающим очень ограниченным видением и небольшим запасом не всегда надежных и достоверных знаний, а также из-за отсутствия у него средств непосредственного познания; ибо интуиция отличается от интеллекта как раз тем, что порождается непосредственным осознанием, в то время как интеллект всегда познаёт опосредованно, с трудом составляя представление о неизвестном ему объекте или явлении путем анализа признаков, показателей и накопленных данных. Но то, что не очевидно нашему разуму и чувствам, самоочевидно Бесконечному Сознанию, и если существует Воля Бесконечного, то это должна быть Воля, действующая в свете этого всеобъемлющего знания и совершенно естественно вытекающая из тотального видения всей картины. Это ни эволюционная Сила, ограниченная и связанная теми формами, что сама породила, ни наделенная богатой фантазией Воля, творящая в пустоте и по собственной прихоти; это истина Бесконечного, утверждающая себя в условиях ограничений и формах конечного.

Очевидно, что такие Сознание и Воля не обязательно должны действовать согласно выводам нашего ограниченного рассудка или привычным для него способом и в соответствии с нашими умственными представлениями или подчиняясь некоему этическому мотиву, нацеленному на частичное и ограниченное благо; они могут допустить и действительно допускают то, что кажется нашему рассудку иррациональным и неэтичным, поскольку всё это необходимо для достижения окончательного и всеобщего Блага и для осуществления космического замысла.

То, что представляется нам иррациональным или достойным осуждения, по причине нашей неосведомленности обо всех данных, мотивах и недостающих элементах, может быть совершенно рациональным и допустимым с позиции Сознания, обладающего намного более высокими мотивами и осведомленного обо всех данных и недостающих элементах. Рассудок, опираясь на свое частичное видение, создает умозрительные конструкции и делает выводы, которые пытается представить как универсальные правила познания и деятельности, а затем с помощью определенных ментальных приемов пытается втиснуть в рамки своих правил или отбрасывает то, что не согласуется с ними: бесконечное Сознание не нуждается в подобных правилах, вместо них оно руководствуется присущими ему глобальными истинами, автоматически определяющими выводы и результаты, но при этом настолько спонтанно и по-разному применяет эти истины в различных обстоятельствах, что, в силу этой пластичности и свободной приспособляемости, оно может вызвать у более узкого сознания впечатление, что не обладает вообще никакими нормами и принципами. Точно так же мы не можем судить о законах и динамических процессах бесконечного бытия исходя из стандартов конечного существования – мотивы и состояния, кажущиеся невозможными для него, могут быть вполне естественными и привычными для более великой и свободной Реальности. Именно в этом заключается различие между нашим фрагментарным ментальным сознанием, слагающим целое из отдельных элементов, и глубинным и тотальным сознанием, видением и знанием. Рассудок, конечно же, не сможет, пока он служит нам главной опорой, уступить место неразвитой или полуоформленной интуиции; но если мы примем во внимание Бесконечное и его бытие и деятельность, то нам неизбежно придется придать своему рассудку величайшую пластичность и открыть его более широким состояниям и возможностям того Сознания, которое мы пытаемся постичь. Не стоит навязывать наши ограниченные и ограничивающие умозаключения Тому, что безгранично. Если мы сосредоточимся только на одном аспекте и посчитаем его целым, мы уподобимся слепцам, ощупывающим слона, каждый из которых коснулся определенной части животного и пришел к выводу, что именно так и выглядит весь слон. Опытное постижение какого-то аспекта Бесконечного само по себе ценно, но мы не можем, исходя из пережитого опыта, говорить, что таково всё Бесконечное, более того, было бы неразумно рассматривать всё остальное Бесконечное в категориях только этого аспекта, исключая иные точки зрения, также подтвержденные духовным опытом. Бесконечное – это одновременно сокровенная суть, безграничное целое и множество; каждый из этих аспектов должен быть познан для того, чтобы по-настоящему познать всё Бесконечное. Знать только части и совсем не знать целого или видеть в нем только сумму частей – это знание, но в то же время и неведение; знать только целое и игнорировать части – это тоже знание и одновременно неведение, ибо часть может быть значительнее целого, потому что принадлежит трансцендентному; знать только сокровенную суть, потому что она ведет нас прямо к трансцендентному, и пренебрегать целым и частями, значит обладать почти высочайшим знанием, в котором, тем не менее, тоже присутствует изрядная доля неведения. Знание должно стать всеобъемлющим, а рассудок – достаточно пластичным, чтобы видеть все аспекты, все стороны и через них двигаться к тому, что их объединяет в единое целое.

Таким образом, осознавая только аспект «Я», мы можем сосредоточиться на его статическом безмолвии и упустить динамическую истину Бесконечного; осознавая только Ишвару, мы можем уловить динамическую истину, но упускаем эту вечную неподвижность и бесконечную тишину – мы постигаем только динамическое бытие, динамическое сознание, динамический восторг бытия, но упускаем чистое существование, чистое сознание, чистое блаженство бытия. Если мы сосредоточены только на Пуруше-Пракрити, мы можем осознавать только двойственность Души и Природы, Духа и Материи и не ощущать их единства. Рассматривая деятельность Бесконечного, мы должны избегать ошибки ученика, посчитавшего себя Брахманом и не пожелавшим прислушаться к крикам погонщика слона, просившего его посторониться, в результате чего слон обвил его своим хоботом и отбросил в сторону; «Ты, конечно же, Брахман, – сказал учитель своему обескураженному ученику, – но почему ты не послушался Брахмана-погонщика и не ушел с пути Брахмана-слона?» Мы не должны совершать ошибки, акцентируя внимание на одной стороне Истины, и делать свои умозаключения, исходя из нее, или действовать, опираясь на нее, не учитывая все остальные стороны или аспекты Бесконечного. Реализация «Я есть То» истинна, но она станет для нас надежной опорой только тогда, когда мы также поймем, что всё есть То; существование нашего «я» – непреложный факт, но мы также должны осознавать другие «я», а также единое «Я» во всех существах и То, что превосходит как наше собственное «я», так и «я» других. Бесконечное предстает единым во множестве, и его деятельность постижима только для высшего Разума, который охватывает своим взором всё и действует как целостное сознание, наблюдающее разные формы своего проявления и принимающее во внимание все эти формы. Таким образом, каждая вещь и каждое существо имеют свою собственную форму сущностного бытия и форму динамической природы, сварупу и свадхарму, которые учитываются в общей работе. Знание и деятельность Бесконечного, проявляясь в фантастическом разнообразии, не утрачивают своей целостности: если исходить из бесконечной Истины, то в равной степени было бы ошибкой настаивать как на совершении одного и того же действия в любых условиях, так и на разнообразии действий, за которым не стоит никакой объединяющей истины или гармонии. И если мы стремимся действовать в согласии с этой более великой Истиной, то при выработке принципов поведения в равной степени было бы ошибкой делать акцент только на нашем собственном «я» или только на «я» других; есть «Я» всего, которое должно лежать в основе как единой деятельности, так и всеобъемлющего и бесконечно гибкого, но всё же гармоничного разнообразия действий; ибо именно такова природа деятельности Бесконечного.

Если, опираясь на эту более гибкую рациональность и принимая в расчет логику Бесконечного, мы посмотрим на противоречия, с которыми сталкивается наш ум, пытаясь постичь абсолютную и вездесущую Реальность, мы увидим, что на самом деле все противоречия существуют на уровне слов и понятий, а не принадлежат самой реальности. Наш ум, рассматривая свою концепцию Абсолюта, полагает, что тот должен быть неопределимым, но в то же время он видит массу определенных объектов и явлений, которые берут свое начало в Абсолюте и пребывают в нем, – ибо им неоткуда более взяться и не в чем более пребывать; это еще более усложняется утверждением, согласно которому все эти определенные феномены – не что иное, как этот ничем не обусловленный и неопределимый Абсолют, с чем также, исходя из наших предпосылок, едва ли можно не согласиться. Однако противоречие исчезает, когда мы понимаем, что необусловленность и неопределимость следует рассматривать не негативно – как некую неспособность, сковывающую Бесконечное, а позитивно – как внутреннюю свободу от всех определяемых им же самим ограничений и неизбежную свободу от любого, внешнего и отличного от него определяющего фактора, ибо возникновение чего-то вне его едва ли возможно. Бесконечное абсолютно свободно – свободно само определять условия и бесконечно разнообразные формы своего существования, свободно от любого ограничивающего влияния со стороны своих собственных творений. На самом деле Бесконечное не творит, оно проявляет то, что находится в нем, в его сущностной первооснове; оно само является такого рода первоосновой любой реальности, а любая реальность – выражением и инструментом этой единственной Реальности. В нашем нынешнем понимании феномена творения как создания чего-то или придания чему-либо формы, Абсолют не творит и сам не является сотворенным; под творением можно понимать лишь переход Бытия из одного состояния в другое, то есть его внешнее и динамическое становление тем, чем оно уже является в своих неподвижных глубинах. И всё же необходимо еще раз подчеркнуть, что Абсолют неопределим, но не в обычном, а в особом, позитивном смысле. Его неопределимость является не просто отрицанием всякой возможности его определения, а необходимым условием его свободного и бесконечного самоопределения, ибо без этого Реальность оставалась бы вечной устойчивой определенностью или же некой неизменной неопределенностью, ограниченной изначально присущим ей набором вариантов определений. Свобода Реальности от любых уз и ограничений собственного творения не может сама превратиться в ограничение, в абсолютную неспособность, в отрицание всякой свободы самоопределения; именно это стало бы противоречием, попыткой охарактеризовать и ограничить с помощью отрицания бесконечное и безграничное. Между двумя фундаментальными сторонами природы Абсолюта – сущностной и созидательной или динамической – нет и не может быть никаких реальных противоречий; только чистая бесконечная суть может выражать себя бесконечным количеством способов. Одно состояние дополняет, а не отменяет и не отрицает другое; просто человеческий разум двояким образом толкует один непреложный факт.

Все остальные противоречия аналогичным образом примиряются, когда мы чистым и объективным взглядом смотрим на истину Реальности. Переживая ее, мы начинаем осознавать некую Бесконечность, которая изначально свободна от любого ограничения качествами, свойствами или чертами; с другой стороны, мы осознаём Бесконечность, изобилующую бесчисленными качествами, свойствами и чертами. В данном случае состояние изначальной безграничной свободы тоже следует понимать позитивно, а не негативно; она не отрицает видимого нами, а, наоборот, создает для возникновения этого необходимые условия, позволяя Абсолюту свободно и бесконечно выражать себя в качествах и свойствах. Качество – отличительный признак, характеризующий одну из способностей сознательного существа; или можно сказать, что сознание существа, выражая то, что находится в нем, придает проявляемой им способности некую характерную особенность, которую мы и называем качеством или свойством. Смелость как качество и является такой присущей мне способностью, это характерная черта моего сознания, которое выражает в определенной форме силу моего существа, проявляет или порождает определенный тип активно действующей силы моей природы. И способность лекарственного средства излечивать тоже является его отличительным свойством, специфической силой бытия, присущей растению или минералу, из которых лекарство было получено. Эта особенность обусловливается Идеей-Реальностью, скрытой в инволюционном сознании растения или минерала; такого рода идея обнаруживает в объекте то, что скрыто присутствовало при его зарождении и теперь отчетливо проявилось как сила его бытия. Все качества, свойства, черты являются такого рода силами сознательного существа, которые Абсолют обнаруживает в нем и проявляет; Он всё содержит в себе и может свободно всё проявлять[11]11
  На санскрите слово «творение» означает высвобождение или проявление того, что уже скрыто присутствует в существе.


[Закрыть]
; и всё же мы не можем сказать, что Абсолют это храбрость или целительная сила, мы даже не можем назвать это характерными чертами Абсолюта, и мы также не можем составить перечень всех его качеств и сказать, что «всё вместе это Абсолют». Но, в равной степени, мы не можем говорить об Абсолюте, как о чистом ничто, неспособном проявлять никакие качества; наоборот, в нем заключены все возможности, внутри него неизменно пребывают источники всех качеств и свойств. Ум приходит в замешательство, так как ему приходится говорить: «Абсолютное или Бесконечное не является ни одной из всех этих вещей, а все эти вещи не являются Абсолютным или Бесконечным», и в то же время: «Абсолютное есть все эти вещи, они неотделимы от Этого, ибо существует только Это и ничего, кроме Этого». Вполне понятно, что противоречие, которого на самом деле нет, возникает из-за чрезвычайной ограниченности концептуального мышления и словесного выражения – так как было бы явной глупостью сказать, что Абсолют является смелостью или целительной силой или же что смелость или целительная сила являются Абсолютом, но не менее глупо было бы отрицать то, что Абсолют способен в процессе своего проявления выражать себя в виде смелости или целительной силы. Когда логика конечного подводит нас, нам нужно смотреть непосредственным и непредвзятым взглядом на то, что пребывает по ту сторону видимости и подчиняется логике Бесконечного. Тогда мы сможем увидеть, что Бесконечное бесконечно по своим качествам, чертам и возможностям и что его не описать никаким перечнем качеств, черт и возможностей.

Мы видим, что Абсолют, «Я», Божественное, Дух, Бытие представляют собой одно Целое; Трансцендентное едино и неделимо, Космическое тоже едино и неделимо; но мы также видим множество существ, каждое из которых имеет «я», дух и природу, сходную с природой других, но в то же время отличную от нее. И поскольку дух и суть вещей едины и неделимы, мы вынуждены допустить, что всё это множество вещей должно быть этим Целым, следовательно Целое является или стало множеством; но как ограниченное или относительное может быть Абсолютом, и как человек, животное или птица могут быть Божественным Существом? Однако, выдвигая это мнимое противоречие, ум допускает двойную ошибку. Он мыслит в категориях конечной математической величины, имеющей определенное значение и отличающейся этим от других величин, и имеет в виду единицу, которая меньше двойки и может стать двумя только за счет деления или дробления или путем прибавления и умножения; но мы имеем дело с бесконечным Целым – это то сущностное и бесконечное Целое, которое способно вместить и сотню, и тысячу, и миллион, и миллиард, и триллион. Какие бы астрономические или сверхастрономические цифры мы бы ни складывали и ни умножали, они не могут превзойти или превысить это Целое; ибо, согласно Упанишадам, оно не движется, но всякий раз, когда мы намереваемся достичь его и овладеть им, оказывается далеко впереди. О нем можно было бы сказать, что не будь оно способно к бесконечной множественности, оно не было бы бесконечным Целым; это не означает, что Целое состоит из отдельных единиц или может быть описано или охарактеризовано как сумма элементов, составляющих Множество: наоборот, оно может быть бесконечным Множеством, так как превосходит любые ограничения или описания в категориях множественности и одновременно превосходит любые ограничения умозрительного конечного целого. Плюрализм – заблуждение (хотя и существует духовная множественность), так как мириады душ зависимы и взаимозависимы; их сумма также не является Целым, не является им и космическая тотальность; они зависят от Целого и существуют благодаря его Целостности: и всё же множественность не иллюзия, ибо во всем этом сонме душ пребывает одна Душа, наделяющая их личностными качествами, и они вечны в Едином и благодаря единому Вечному. Это трудно понять ментальному рассудку, противопоставляющему Бесконечное и конечное и ассоциирующему конечность с множественностью, а бесконечность с единичностью; но в логике Бесконечного такого противопоставления нет, и вечное пребывание Множества в Едином и Неделимом становится совершенно естественным и возможным.

И опять мы видим, что существует бесконечное чистое состояние и неподвижное безмолвие Духа; мы видим также, что существует безграничное движение Духа, беспредельное могущество, динамическое духовное всеобъемлющее саморазвертывание Бесконечного. Наши представления налагают на это восприятие, само по себе точное и достоверное, это противопоставление покоя и неподвижности динамизму и движению, но с позиции разума и логики Бесконечного такого противопоставления быть не может. Одно неподвижное и безмолвное Бесконечное, Бесконечное, лишенное бесконечной силы, динамизма и энергии, допустимо только как аспект; невозможно представить себе беспомощный Абсолют, бессильный Дух: в Бесконечном должна быть заключена бесконечная энергия, Абсолюту должно быть присуще всемогущество, сила Духа должна быть безграничной. Но покой, статичность являются основой движения, вечная неподвижность – необходимое условие, поле, можно даже сказать, сама сущность вечной подвижности, устойчивое бытие – условие и основа безграничной деятельности Силы бытия. Именно когда мы обретаем что-то похожее на этот покой, устойчивость, неподвижность и можем твердо опереться на этот фундамент, у нас появляется возможность действовать с такой мощью и силой, которые были бы немыслимы в нашем обычном поверхностном и беспокойном состоянии. Все наши противопоставления ментальны и умозрительны; на самом деле покой Духа и динамизм Духа являются дополняющими друг друга и неотделимыми друг от друга истинами. Неизменный спокойный Дух может удерживать внутри себя свою бесконечную спокойную и неподвижную энергию, ибо он не связан своими собственными силами, не является их орудием или инструментом, а, наоборот, сам владеет ими, высвобождает их, способен к вечной и бесконечной деятельности, не устает и не нуждается в передышке, но при этом его деятельности и движению неизменно присуща спокойная неподвижность, ни на мгновение не нарушаемая и не изменяемая его деятельностью и движением; созерцающее молчание Духа лежит в основе всего многозвучия и всей деятельности Природы. Подобные парадоксы могут быть нам не совсем понятны, так как наше поверхностное конечное мышление ограничено в обоих направлениях, а в основе наших представлений лежат наши ограничения; однако совершенно очевидно, что подобные относительные и конечные представления неприменимы к Абсолютному и Бесконечному.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Поделиться ссылкой на выделенное