Астафьева Олеговна.

Реинкарнация. Игры судьбы



скачать книгу бесплатно

– Лин, – он меня так всегда называл, – что ещё должно произойти, чтоб ты поняла, что, кроме тебя, меня никто более не интересует?

  Макс подошёл ко мне и обнял за талию. Чисто механически, я обвила ногами его бёдра и запрокинула голову, и он чмокнул меня в шею… Чёрт! Что я сейчас себе позволила? Забылась и позволила всему отделу смотреть в моё окно на это представление… Мать моя женщина! Я медленно, пребывая в шоке, повернула голову в сторону сотрудников и увидела просто ошеломлённые лица. Больше всего меня волновало лицо Марины… Нет! На ней не было лица: женщина находилась в полном ауте.

– Не думай, – ухмыльнулся он, – я прекрасно знаю, что делаю: мне надоели их приставания ко мне и ухмылки по поводу твоей "отсутствующей" личной жизни.

– Ма-а-акс, – выдохнула я. – Мне плевать на других, но ты сейчас поцеловал меня на глазах у моей подруги – начальницы и твоей тёти!!!

– Знаю, – он повернулся в сторону ошеломлённой толпы, что была за окном, и прямо в глаза посмотрел своей тёте. Той самой, которая, в буквальном смысле, его вырастила, – только, чтобы она знала…

– Макс, – тут пискнула я. – Она ж меня уволит за развратные отношения с племянником, который в два раза младше меня…

– Выходи за меня, – он резко встал на одно колено передо мной и протянул руку с открытой коробочкой, в которой красовалось обручальное кольцо. – Пожалуйста, Линда!..

  Бог мой! Моё сердце, как будто, остановилась… Не это ли – моя мечта? Да! Я мечтала об этом все 22 года, что прошли с тех пор, как я влюбилась в Макса. И вот, воскресший Макс предложил мне руку и сердце. На глаза навернулись слёзы. Мысль об Марине ушла на второй план. Я не могла выдавить из себя ни слова и поэтому просто кивнула Максу.

– Что всё это значит, – в кабинет внезапно ворвалась Марина. – Макс, ты сейчас решил нас всех разыграть?

– Нет, Марин, нисколько, – он встал и, как ни в чём не бывало, взял мою руку и надел кольцо; потом из кармана достал похожее и надел себе на палец. Полюбовавшись несколько секунд на свою руку, Максим поднял глаза на замершую в дверях тётю:

– Это – всё правда, тётя, – давно он так её не называл. – Я люблю Линду, мы с ней вместе с тех пор, когда я первый раз пришёл к тебе на работу. Теперь же, – он обнял меня за талию, – я хочу жениться на этой, – он повысил голос, – прекраснейшей женщине!

– Ты… – Марина начала медленно приходить в себя и наступала на нас всем своим грозным видом, – сошёл с ума, Макс? Да ты был у меня на работе, когда тебе было всего-то десять лет, и она же, – она показала на меня рукой, – ещё умилялась тобой, называя "Маленьким принцем"… Ты осознаёшь, что встречаешься, – она грозно взглянула на меня, – с женщиной, которая в два раза старше тебя!

  Я обошла вокруг стола и села за своё место, начиная собирать свои вещи. Марина закатила глаза и захлопнула дверь, опустила жалюзи и села в кресло, закрыв глаза и пытаясь успокоиться.

– Линда, – её голос чуть смягчился, – я не уволю тебя: мои рабочие отношения с тобой и те, что за пределами работы, – две разные вещи.

Ты отличный сотрудник, и такие кадры очень ценны для меня.

  Я перестала собирать вещи. Теперь смысл слов до меня доходил в два раза медленнее. Я села, тупо смотря на свои руки. На месте Марины, я бы уволила себя за такие отношения, которые развивались за её спиной. В конце концов, это же – единственный племянник Марины. Она – бездетна, и Макс фактически стал для неё сыном за несколько последних лет. Каково же было осознавать, что подруга встречалась с твоим молодым сыном? Мне не было прощения!

– Поэтому ты так изменилась, – в её голосе звучала нотка презрения. – Ты нашла себе молодого любовника? А как же твои слова – насчёт вечной любви к своему погибшему парню?

  Я просто закрыла глаза. Слёзы непроизвольно потекли по моим щекам. Как же мне хотелось всё объяснить ей и вернуть обратно её доверие ко мне.

– Я и есть тот парень, – Макс подошёл к своей тёте и сел на корточки рядом с ней. – Я – тот погибший на мотогонках Максим. Понимаешь… – он остановил её гневную речь. – Я – реинкарнация самого себя… В это трудно поверить, Марин, но я, действительно, возродился. Конечно, мне ничего не вспомнить из прошлой жизни, но Линда помогает мне заполнить пробелы.

– Ты веришь в эту чушь, – она резко встала и подошла к моему рабочему месту, стукнув кулаком по столу. – Это она запудрила тебе мозги? Она же больна своей первой любовью! Если ты чуточку похож на него, это вовсе не говорит о реинкарнации!

  Я открыла папку на рабочем столе компьютера с названием "Память" и развернула монитор – лицом к Марине. Там были наши фотографии – те самые, где были запечатлены я и Макс, – восемнадцатилетней давности. Там крупно были пропечатаны даты, когда были сделаны фотографии.

– Это невозможно, – она нервно усмехнулась. – Такого не бывает.

– Я точная копия себя в прошлом, до малейших деталей тела и моего характера. И мы были в Индии, в монастыре, где один Монах умеет с точностью определять переродившихся людей. Он и сам является реинкарнацией, только, в отличие от меня, он помнит свою прошлую жизнь. Мастер сказал мне, что я являюсь реинкаранцией прошлого себя. Я, действительно, Макс – тот самый парень Линды.

– Это правда? – она всё ещё не верила нам. – Мне не кажутся все эти фотографии?

– Это судьба, – дружелюбно улыбнулся он в ответ. – Меня тянуло к этой женщине, и мне была непонятна природа моих чувств. А после нашей поездки я убедился, что меня вернули обратно на землю – ради неё. Она же все восемнадцать лет не была ни с кем другим! А вернулся я в день своей смерти, и одновременно – в день своего рождения. Это чудо!

– Марин, – прошептала я. – Дай своё согласие на брак, мне же без него – не жить…

– У тебя, кажется, подруга – психолог? – не ответив на мою просьбу, спросила она у меня. – Запиши меня к ней на приём, срочно!!!

  Она вышла из кабинета. Накричала на всех и заставила работать дальше. Макс обнял меня и прошептал чуть слышно: "Она будет не против брака. Она же меня любит. Ты для неё – подруга, и всё будет хорошо".

  Вплеереиграет: Manowar – Die for Metal

Свадьба была не совсем скромной. У меня были накоплены деньги, да и он работал в два раза больше обычного. Как оказалось, кольцо, подаренное мне, – это было кольцо его матери… Нет, вы не поняли: его первой матери – той самой, которая открыла дверь и увидела своего погибшего сына. Она же была для меня второй матерью после смерти Макса, ведь моя мама отказалась от меня в мои детские годы, и моя жизнь прошла в детском доме. Мила… Так звали мать Макса. Он рассказал мне, как её откачивала скорая помощь , как он долго объяснял ей в больнице то, что произошло с ним. Мила была в диком восторге: ведь какое счастье – снова увидеть сына, хоть не помнившего о своей любимой маме. Она, узнав о том, что судьба снова свела меня с ним, отдала своё обручальное кольцо. Макс обрёл ту мать, о которой мечтал данным давно. Он также сам разыскал своих старых друзей, которые также пребывали в шоке. Многим по нескольку раз подряд пересказывал свою историю.

  В итоге, на нашей свадьбе были все наши старые и новые друзья. Марина была подружкой: у меня выбора не было, так как моей благодарности за её понимание и снисхождение к нашей разнице в возрасте не было предела. Свадьба была маленькой, но весёлой. Макс создал весь этот уют только для меня. Ведь не было счастливее женщины, которая спустя много лет обрела своё счастье в кругу дорогих сердцу друзей.

  Наш медовый месяц прошёл в путешествии по всему миру. Моя мечта осуществилась.

  Нет, определённо, чувствовать себя настолько живой и нужной мне никогда не доводилось…

  Когда мы вернулись обратно, то на работе мне было теперь уже не так противно – ощущать столь явственную зависть к себе, как это было раньше. Никто прежде не считал меня достойной соперницей. А сейчас – невзрачная простушка была начальницей отдела и женой самого желанного сотрудника во всём здании в двадцать этажей. Да, этот высокий, спортивный, сексуальный парень был моим мужем…

Дорогой, нам надо серьёзно поговорить.

В плеере играет: Alex Hupburn – under

  Прошло два необыкновенных года. Два года счастья. Конечно, случались истерики, сцены ревности и ссоры. Но их сменяли страстные примирения с чувственными словами. Это всё кружило меня в вихре счастья. Я уверенно шагала вверх по карьерной лестнице, у меня была дружная компания друзей, начальница-подруга, муж, который обожал меня с каждым годом всё больше… Но как преподнести ему новость о том, что обожать теперь придётся не только меня? Всему причиной был тест. Моему восторгу не было предела, когда я узнала о том, что жду ребёнка. Не зная, как преподнести новость виновнику торжества, я решила переговорить об этом с Мариной.

– Я так волнуюсь, – я не могла усидеть на месте: вызвала его в кабинет, но он шёл очень долго. – Он так молод, он же не готов стать отцом.

– Возможно, он струсит, так что, заранее настрой себя на это, – с улыбкой сказала Марина. – Но ты-то так хотела ребёнка. Тебе уже пора иметь детей!

– Один уже стал моим мужем, – засмеялась я. – Осталось только дождаться второго…

  Я так сильно волновалась, что начала много есть. И он не замечал, что я меня немного разнесло? В момент его прихода я съедала уже пятую шоколадку за день, запивая её молоком. А когда Макс вошёл, мне стало страшно. Господи, пожалуйста, пусть он отнесётся к новости нормально!!!

– Вы меня вызывали, босс?

– Ещё годик, – вмешалась Марина, – и ты сможешь стать коллегой своей жены. Только получи сперва высшее образование!

– Обязательно, – закатил он глаза. – А что за собрание у вас?

– Я жду ребёнка, – выпалила я. Ох, это было не запланировано, это получилось случайно. Его беззаботная улыбка сползла с лица. – Я беременна, Макс!

– Что?.. – он опешил. – Хочешь сказать, что мне предстоит стать отцом?

– Да, – я встала, и у меня немного закружилась голова. – Прошу, не пугайся, ведь я более чем готова стать матерью…

– А я нет, – он отступил на шаг от меня. – Я не готов стать отцом, ведь у меня вся жизнь впереди…

  Он увидел выражение муки на моём лице:

– Нет, Лин. Я тебя очень люблю, и семейная жизнь мне нравится. Однако насчёт детей в ближайшее время – уговора не было.

– Мне уже достаточно лет, мне пора иметь детей! Я научу тебя обращаться с ребёнком, – прошептала я, – только не противься…

  Он сел на стул и обхватил голову руками. Мне было видно, что он не знал, как себя вести и что ему делать. Многие становятся отцами в достаточно раннем возрасте, но… не все же так пугаются!

  Ох, что будет, если он не захочет этого ребёнка?.. Нет! Никакого о каком аборте речи быть не могло. А если поставит меня перед выбором: он или ребёнок? Линда, что ты будешь делать?

– Я боюсь, – наконец, выдохнул он. – Мне ещё рано становиться отцом. Ребёнок – это крики, время и забота… Я не готов!

– А я готова стать матерью, – прошептала я. – Этот ребёнок будет рождён, и мы должны с удовольствием принять дар небес!

– Принимай, – крикнул он. – Моё мнение тебя совсем не интересует?

  Он пронзительно посмотрел в мои глаза, и в них пылали гнев и страх:

– Делай, что хочешь, женщина!!!

  Что я могу сказать вам о той боли, что я испытала в тот миг? Достаточно. У меня не было матери и отца. У меня не было хорошего детства и заботы родителей. Я всегда мечтала о ребёнке, – чтобы дать ему всё то, чего не было у меня самой. Я любила всегда только одного парня – Макса. Все годы я представляла себе нашего с ним ребёнка. Мне хотелось, для начала, мальчика. Чтобы он был точной копией отца и плодом нашей любви… Всё это звучит так красиво, не правда ли? А как ребёнку сказать, как объяснить, что его отец не хотел его появления на свет?

  Он пропал на несколько дней. Я переживала и плакала. Марина всё это время находилась рядом со мной. Она убедила меня, что он одумается и вернётся. А я уверила себя в том, что, в любом случае, ребёнок появится на свет. Даже если его отец предпочтёт покинуть нас и уйти… Что ж, ему будет достаточно огромной любви матери. Если Макс меня бросит, – на этот раз меня спасёт ребёнок. Если меня, вообще, что-то сможет спасти…

  Макс пришёл домой спустя три дня. На часах – я для себя отметила время прибытия этого парня – было три часа ночи. Он подумал о том, что мне нельзя нервничать? Нет! Ему же, на самом деле, кроме него самого, никто не нужен!.. Я даже и не думала, что когда-нибудь буду его презирать…

  Я выгнала его из квартиры. Мы решили пожить отдельно друг от друга. Осознав, что его возраст – это логичная причина его страха, я "растаяла" и сказала, что ребёнка буду растить сама. Если он так не хочет его, то пусть живёт, как жил раньше, а о нашем ребёнке я позабочусь сама.

  Все девять месяцев, он, как будто, не осознавал, что я ношу под сердцем частичку нашей любви. Для него самым ужасным было то, что интимные отношения пришлось прекратить с седьмого месяца. Так как у меня была поздняя беременность, для меня всё было чуть сложнее, чем для более молодых будущих мам.

  Ему не нравились мои перепады настроения, мои вкусовые предпочтения в еде, мои истерики и просьбы изменить своё мнение к ребёнку, пока не стало поздно.

  Я уже смирилась с тем, что не нужна ему в качестве матери его ребёнка: ведь его интересовали только секс и отношения только между нами. А ребёнок, по его пониманию, будет мешать нашим отношениям….

  Я была готова морально – сама растить ребёнка и рожать в гордом одиночестве. Я любила Макса очень сильно, но – впервые в жизни – моя любовь начала превращаться в ненависть. Это был уже не мой Макс – это был трусливый, самовлюблённый эгоист. И возраст не может оправдывать его эгоистичного отношения к женщине, которая носит под сердцем его ребёнка!..

  Ночь. У меня начались схватки… Макса рядом не было. Я позвонила Марине, и она приехала за мной. Мне было страшно, ведь никто, кроме неё, меня не поддерживал всё это время. Мне было больно и обидно: отца ребёнка никак и нигде не могли найти. Сможет он измениться, если возьмёт на руки своего сына? Если нет, то он станет мне отвратителен в конец!

  Шёл пятый час схваток… Мне становилось всё хуже и хуже. Я практически теряла сознание от боли. Врачи не могли понять, почему приборы упорно показывали только негативные показатели моей жизненной активности. Я слышала шёпоты о том, то могу не выдержать родов. И тут я вспомнила слова Мастера: "Вам нельзя заводить ребёнка. У вас одна жизнь – на двоих"… Господи, неужели мне придётся умереть, чтобы ребёнок выжил? И я больше не увижу Макса и не смогу увидеть своего малыша? Я готова была пойти на что угодно, только чтобы моя любовь к Максу – мой ребёнок – остался жив. Только нужен ли он будет отцу после моей смерти?

  …В операционную ворвался Макс. Он был испуган, в его глазах не было ни капли адекватности. Я плохо различала слова, которые он пытался мне сказать. Обрывки были мне не понятны: "Я с тобой… Всё будет хорошо… Не думай о плохом…"

– Ма-а-акс, – прохрипела я, – я, кажется, начинаю тебя ненавидеть

– Глупая, – он держал меня за руку, – ребёнок не сможет отобрать тебя у меня!

– Марин, – я резко повернулась к подруге, – если я умру…

  Она открыла рот, чтобы переубедить меня, но не дала ей сказать ни слова:

– Слушай меня, – я закричала, как только начались новые схватки, – у тебя же нет ребёнка!.. Если я умру, возьми малыша себе! Я хочу, чтоб ты заботилась о нём как родная мама. Прошу!.. – тут я снова закричала. – Ведь Макс никогда не сможет любить и оберегать его так, как мне того хочется. Никогда не подпускай его к малышу!

  Что было сил, я сжала руки.

– Слышишь! Он не достоин быть отцом моего мальчика!

  …Я погружалась в темноту от дикой боли. Я услышала крик ребёнка и сквозь полузакрытые веки увидела, что Макс не обращал на малыша никакого внимания и прорывался ко мне. Санитары с трудом сдерживали его в стороне, пока врачи пытаюсь спасти мою жизнь.

  …Моя смерть ничего не изменит. Мой сын не сможет получить любовь отца. А отец, он мне так противен… Он вернул меня к жизни, но потом не захотел продлить мне её – нашей любовью к сыну.

  Свет погас… Я ничего не чувствовала. Я умерла?

Жизнь после смерти

  Я слышала пикание приборов рядом с собой. Какие-то трубочки и иголки впивались в моё тело. Я понимала, что не умерла, но и назвать живой себя не могла… Голоса, я начала различать знакомые голоса…

– Ты – полный придурок, – что это, Марина плачет? – Ты же осознанно связывал жизнь со взрослой женщиной, и ты должен был быть готов стать отцом!

– Марин… – сколько боли в этом голосе. – Хватит…

– Я не могу иметь детей, – она увещевала кого-то. – Она всегда знала об этом и решила, что лучше отдать сына мне, чем оставить с его отцом.

– Если она не очнётся… – неужели Макс почувствовал боль от того, что мог потерять меня? Так ему и надо! Все девять месяцев он не замечал меня, а тут – вдруг одумался. – Я умру вместе с ней. Она спит уже пятый день…

  Он подошел, судя по всему, к Марине:

– Она отдала жизнь за нашего сына…

  О боже, он назвал малыша – не "ребёнок", не "этот плод", даже – не "мальчишка". А – "наш сын"… Мне не послышалось? Я еле смогла заставить себя приоткрыть глаза.

– Дай мне его взять на руки… Хватит! – он, как будто, выдернул ребёнка у неё из рук. – Я его отец, и никакие бредни его матери перед смертью не могут заставить меня отказаться от сына.

  Он замолчал. Повисла тягостная пауза. И вдруг Макс произнёс:

– Я… я всё осознал. Я люблю тебя, малыш! – он, насколько возможно – бережно, качал нашего ребёнка на руках. – Мне не жить без твоей мамы, но я постараюсь быть сильным ради тебя. Ты поможешь мне…

  Что, Макс заплакал?.. Я, однозначно, услышала нотки истерики в его голосе – до этого он был всего лишь мрачным. В голове закружились картинки воспоминаний, чередой они пронеслись перед тем, как я потеряла сознание. Последнее, что я услышала и запомнила, – это был дикий крик Макса. Врачи, кажется, попытались вывести его из операционной, а он всё кричал: "НЕ-Е-ЕТ! Линда, не смей умирать! Я готов стать тем, кем ты захочешь. Не смей умирать!.. Слышишь?.. Я не могу без тебя!" Значит, за всё это время он успел нагореваться и сейчас просто был опустошён от безысходности.

– Марин, ты поможешь, мне заботиться о нём?

– Я помогу тебе, – прохрипела я, так и не открыв до конца глаза. – Дай мне моего малыша!

– Линда, – он повернулся и ринулся ко мне с ребёнком на руках. – Лин, моя Лина…

  Он, действительно, плакал:

– Вот, смотри, – он протянул мне ребёнка. – Это наш сын…

  Я взяла его на руки и почувствовала тепло, исходившее от маленького тела. Это – моё всё! Весь мой мир, малыш и его отец. Больше для меня никого не существует!

  Макс наклонился и поцеловал меня в губы. Я ответила ему со всей пылкостью, на которую была способна сейчас. Он шептал мне на ухо много разных тёплых слов, и самыми главными из них были:

– Ты научишь меня быть отцом. Ты никогда не бросишь меня! Я люблю тебя больше жизни. Мой сын – прекрасен. Спасибо тебе за него… Я исправлюсь, клянусь! Прости!

  … Сегодня нет заботливее отца на планете, чем Макс. Он успешно навёрстывал упущенное время. Посчитать количество его извинений передо мной и сыном – было просто не реально. Когда я умерла, – Макс повзрослел. Мы смогли разделить одну жизнь на троих!

  Небеса могут возродить человека, но они не могут дать ему чувства, которым он должен научиться сам…


Женщины, девушки, девочки, я обращаюсь к вам, – будьте сильными! Вы, ваша жизнь, увлечения, таланты и внутренний мир – вот центр вселенной. А любовь, это пламя, которое может вас согреть. Однако, если это пламя потухло, найдите в себе силы разжечь другое или согреться самостоятельно…

P/S Музыкальная рок-группа «След моей стихии» – действительно существует и также как и я активно идёт по своему творческому пути к признанию, славе и популярности.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4