Ася Стасина.

Вертолёт. «Жизнь во время путешествия есть мечта в чистом виде»



скачать книгу бесплатно

© Ася Стасина, 2016


ISBN 978-5-4483-4788-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

– Добрый вечер, Сергей! – Жанна Станиславовна вопреки обыкновению села на заднее сиденье. – Домой, пожалуйста, только очень медленно.

Водитель завел мотор, подождал, пока пассажирка пристегнется, и не спеша встроился в поток. Стараясь двигаться максимально плавно, он часто ловил себя на мысли, что не пытается выскочить побыстрее вперед, лишь сделав колоссальное волевое усилие. Сказано – медленно, значит медленно. Видимо, сильно устала, раз даже села назад.

Обычно она всегда сидела впереди. Эта стальная леди, мегамозг. Жанна Станиславовна Сычева, владелица крупного строительного холдинга с офисом в центре города, все всегда контролировала лично. Жанна Сычева обладала феноменальной памятью на цифры и планы, была требовательной и никогда не забывала проконтролировать сотрудников. Кроме памяти не обделена она была и харизмой. На заслуженную похвалу не скупилась, ошибки видела, но всегда давала возможность их исправить. Работать на Сычеву было не только престижно. Работа у нее гарантировала защиту от проявлений самодурства.

Дело в том, что практически все серьезные решения по персоналу принимались ею лично, неважно, об увольнении шла речь или о премировании. По одной только ей известной теории результатами решений оказывались довольны все. Или почти все.

Ее обожали и ненавидели сотрудники, ее ценили и уважали партнеры, ей люто завидовали конкуренты. Невероятным образом Жанне Сычевой удавалось предлагать такие условия контрактов, которые были выгодны партнеру, но при этом она получала баснословные прибыли для себя. И все оставались довольны, договоры подписывались, сделки совершались, ненависть и обожание росли.

Всегда подтянутая, элегантная, собранная, всегда с мягкой, приветливой улыбкой, эта сорокалетняя женщина покоряла с первого взгляда. Высокие скулы, тонкий нос, мягкий контур чувственных губ. Чуть выше среднего роста, с округлыми формами, но не полная, неброский дневной макияж, мягкие волны волос. Вроде бы совершенно обычная, таких много ходит по улицам. Если бы не глаза. Они пугали и манили. В них было столько проницательности, что казалось, будто она видит человека насквозь. Рентген, а не глаза. Сычева угадывала все тайные желания собеседника.

Некоторые называли ее ведьмой. Некоторые – циничным манипулятором. И только Сергей Любимый, ее водитель, иногда, очень редко, видел, чего ей это стоило. Вот и сейчас, исподтишка разглядывая лицо начальницы, он видел, как она устала. Круги под глазами, чуть опущенные уголки рта, прикрытые веки. «Она что-то обдумывает, но сил держать лицо уже нет. Видимо, поэтому и села назад. Чтобы немного расслабиться», – решил водитель и еще аккуратнее повел автомобиль.

В таком режиме вождения он бы мог, наверное, даже подремать. Тем более что движение было слабое, пробками назвать это было сложно, но средняя скорость около 20 км/ч – это почти пешком.

Сергей вдруг вспомнил свой первый день на работе. В отделе кадров его предупредили сразу: понравишься – будешь работать, если нет – завтра можешь не выходить. Ему было все равно. Возьмут – хорошо. Нет – он не расстроится. Когда твоя «счастливая» жизнь в одночасье разрушилась, на престижность работы смотришь в последнюю очередь, впрочем, как и на наличие самой работы. Хотя, надо признаться, ждал он своего босса с легким волнением. Жанна Сычева вышла из дверей и твердой походкой, чуть покачивая бедрами, направилась к машине так быстро, что Сергей не успел обежать автомобиль, чтобы открыть ей дверцу.

– Вы, молодой человек, не швейцар, а водитель. Потрудитесь занять свое рабочее место.

Сергею пришлось срочно бежать «на рабочее место», пока шеф сама открывала себе двери авто. Он завел мотор, и начал было уже трогаться.

– Давайте договоримся: прежде чем тронуться, вы дожидаетесь, пока я пристегнусь.

– Конечно, – он нажал на тормоз и выключил поворотник, – адрес?

– Вам не сообщили список адресов, по которым я обычно езжу? – уточнила Жанна.

– К сожалению, нет. Или я не спрашивал.

Жанна назвала адрес, положила свою маленькую сумочку на колени, и Сергей отчетливо услышал в своем мозгу команду: «трогайте».

И Сергей тронул, не просто тронул, а сорвался с места. Он носился из ряда в ряд, тормозя и ускоряясь, вырываясь вперед и обходя соседние автомобили, стараясь удивить ее и даже заставить визжать от страха. Он постоянно косился на Жанну, пытаясь понять – что она чувствует? Испугалась, довольна, в гневе? Лицо женщины ничего не выражало. Как каменная статуя она, сложив спокойно руки на коленях, изредка «притормаживала» в пол на особо крутых виражах – Сергей видел, как напрягается ее правая нога.

Когда они подъехали к воротам ее дома, она спокойно подняла сумочку с колен, отстегнула ремень безопасности и, глядя ему в глаза, произнесла:

– Навыки экстремального вождения весьма впечатляют, однако впредь прошу не применять их без особой надобности. Мне нет необходимости приезжать домой на пятнадцать минут раньше. Главное – приехать, а не нервничать всю дорогу. Когда подобный стиль вождения будет необходим, я вас предупрежу. Завтра в семь. Всего доброго.

Вышла, хлопнув дверью настолько сильно, насколько требуется для закрытия двери. Сергей понял, что его жизнь, в очередной раз, сделала крутой поворот. «Вот такая вот аллюзия!» – подумалось тогда Сергею. И он снова, как тогда, кивнул утвердительно себе в ответ.


Доехав до половины дороги, он вдруг услышал:

– А давайте, Сергей, сейчас свернем налево и прокатимся по трассе?

– Конечно, Жанна Станиславовна!

Сергей повернул, доехал до выезда из города и выехал на загородную трассу.

У него застучало в висках: дальняя дорога, кофе и шашлык в придорожных кафе, сигареты и обжигающе горячий степной ветер в окна. Он даже почувствовал вкус жаренных на костре сосисок, обугленных и соленых. Незаметно для себя надавил на газ. На минуту даже забылся, но вскоре услышал сзади:

– Сейчас не разгоняйтесь, через пару километров будет съезд на грунтовку, нам туда, и держитесь правой стороны.

Сергей притормозил, разглядывая повороты, и, увидев съезд, свернул. Дальше ехал тихо и неспешно. Темнота, незнакомая дорога, овраги и косогоры, вчерашний ливень – тут, главное, в кювет не вылететь и «паркетник» не поцарапать.

Не успел додумать мысль, как остановился перед крутым спуском и огромной лужей.

– Жанна Станиславовна, может, вернемся? Зачем нам, поручик, в эту бучилу лезть?

– Вам что, Сергей, слабо? – ему показалось, что она посмеивается.

– Да нет, просто… Не понимаю, к чему машиной рисковать… Этот боливар не для подобных прогулок.

– Не трусьте, Сережа, машину и другую купить можно. К тому же, через пару километров будет асфальт.

И Сережа не струсил. Даже наоборот. «Она за кого меня принимает?» – рвалось из груди мужское, – «да я в таких…, да я такое!…» И он поехал, включив противотуманки, по наиболее плотному краю лужи; проехав одну лужу, попал на другую, потом еще объехал три, выкручивая на заносах, преодолевая ямы и выбоины, матерясь про себя и горя щеками от возмущения. «Да будь на ее месте хоть кто-то другой, уж я бы ему показал бы, кто тут трус!!!» – пульсировало в голове. Жанне он, понятно, ничего такого показать не мог. Впрочем, через пару километров действительно показался асфальт, Сергей неторопливо вырулил и покатил к городу. Доехав до ее дома, остановился. Он уже остыл и дышал ровно.

– Хорошо, Сергей. Вы поедете со мной. Завтра зайдите в бухгалтерию, получите суточные и командировочные. Кроме того, соберите вещи: небольшой сумки и трех смен белья должно хватить, не забудьте зарядку для телефона и что-нибудь любимое из вкусного. Вы БТР водили?

– Да, – Сергей сидел слегка обескураженный.

– Предупредите родных и близких, что вас не будет пару недель, постарайтесь закончить или перенести все свои дела. Вылет завтра в девятнадцать ноль пять. Регистрация за полтора часа. Возьмите что-нибудь почитать в дорогу. Завтра, как обычно, в семь. Всего доброго.

И она вышла, аккуратно хлопнув дверью.

Сергей чертыхался всю дорогу к мойке. «Да как она вообще могла! Предупреждать о командировке за сутки, мне еще машину мыть! А предупредить? Кого я должен предупредить? У меня из родных – только бомж у магазина, который каждое утро стреляет у меня сигареты! И какой нормальный человек может переделать все свои дела на две недели вперед за ночь? Иногда и трех дней не хватит!» – кипел он.

Когда загнал машину в бокс, сел покурить на лавку.

«Ну чего ты завелся? Нет у тебя тут родных, которых надо предупреждать, да и дел нет. Ты идеальная кандидатура для спонтанных командировок. Так чего ты разбушевался? Вряд ли она так поступила бы, будь у тебя семья – семеро по лавкам. Личное дело-то в отделе кадров лежит. И военный билет. Остынь. Надо, значит надо. И в бучилу эту она не зря погнала – надо было посмотреть, на что ты способен. Так что – машину в гараж и баиньки».

Утром, как обычно, он стоял у ворот ее дома. Она вышла с дамской сумкой.

«А вещи где?» – подумал водитель. Будто бы прочитав его мысли, Сычева сказала:

– Вещи, Сергей, мы заберем позже. С работы меня сегодня заберете в четыре, заедем сюда, возьмем вещи, поужинаем и поедем в аэропорт. Надеюсь, свои вещи вы взяли с собой?

– Да, они в багажнике.

– Очень хорошо. Сегодня можно ехать побыстрее – мне еще много дел нужно закончить.

Он привез ее к офису быстрее на полчаса. Смотрел, как она вошла в двери. И вдруг понял, что он счастлив поехать с ней в командировку.


В четыре он стоял у входа. Жанна Станиславовна вышла вместе с финансовым директором Андреем Геннадьевичем. Финансовым гением холдинга Сычевой был мужчина небольшого роста с телом внушительного объема. Но этот, на первый взгляд, добродушный толстяк славился своим довольно жестким характером и бескомпромиссными решениями.

Единственным человеком, которому позволялось с ним спорить, была Жанна. Они разговаривали всю дорогу. Жанна перечисляла пункты, финдиректор слегка корректировал формулировки; Жанна одобряла или не одобряла, Андрей Геннадьевич записывал. Все четко, сухо. Затем они обсуждали кого-то из персонала, а потом, слегка понизив голос, Жанна сказала:

– Андрей! И помни. Если вдруг со мной что-то случится, не прекращайте поиски, пока не увидишь – ты лично – не увидишь меня.

– Жан, перестань. Это невыносимо! Все будет хорошо. Проводник проверенный, техника – самая лучшая. Но если, что совсем невероятно, что-то случится, я буду искать, пока не найду. Обещаю тебе.

– Хорошо. Так мне будет спокойнее.

– Ты лучше подумай, что мы там будем строить?

– Это будет город-сад, – отшутилась Жанна.


Когда подъехали к дому Сычевой, пассажиры вышли, переговариваясь, а Сергей остался в машине. Андрею Геннадьевичу было позволено открыть Жанне дверь – неслыханное дело. Открыв калитку, Жанна обернулась и помахала Сергею рукой, приглашая с собой.

Удивившись, Сергей закрыл машину и вошел во двор.

Он впервые был внутри. Аккуратная округлая дорожка перед крыльцом с клумбой посередине, на клумбе поднималась первая весенняя зелень, тюльпаны приготовили свои бутоны, ожидая только солнца, чтобы раскрыться. Полукруглые ступени, стеклянная дверь, французские окна. Слева от лужайки – небольшая ротонда с искусственным водопадом, справа – баскетбольная площадка.

Гости последовали за хозяйкой в дом, попав сразу в большую гостиную. Она напомнила Сергею уютные французские ресторанчики с кованой мебелью и тоненькими официантками. В углу на полу красовался ковер с толстым ворсом и замысловатым турецким орнаментом. Сергей вдруг на минутку представил Жанну в длинном свитере, в высоких вязаных носках на голые ноги; вот она с чашкой дымящегося чая садится на ковер, намереваясь прочесть ему понравившийся отрывок из тоненькой книги, которая лежала сейчас на маленькой тумбочке у мягкого дивана.

Помотав головой, Сергей отогнал видение и прислушался к разговору.

– Вы пока ужинайте, я пойду наверх, минут на пятнадцать, не заскучаете?

– Нет, но мы будем очень ждать! – подмигнул Андрей Геннадьевич и потащил Сергея в столовую.

На столе уже стояли стаканы с морсом, прохладный салат и хрустящий хлеб, в тарелках дымилась картошка с мясом и фасолью. Аромат блюд заставил желудок урчать, и мужчины с аппетитом набросились на ужин.

– Обожаю ее угощения, – с набитым ртом сказал Андрей, – вроде бы обычное блюдо, картошка да мясо, но согласись – невероятно вкусно!

Сергей покивал – вкусно!

Минут через пятнадцать, как и обещала, Жанна Станиславовна вернулась вниз. Она переоделась в джинсы и теплый объемный свитер, на ногах у нее были теплые носки. У Сергея вновь перед глазами пронеслась картинка с ковром. Ухмыльнувшись своим фантазиям, Сергей начал подниматься – скорее рефлекторно, чем по этикету.

– Сидите, Сергей, кушайте. Что будете пить? Чай? Кофе?

– Мне бы чайку, как я люблю, с шалфеем, – скорее промурлыкал, чем сказал, сытый финдир, – если есть?

– Конечно есть, специально для тебя держу, – улыбнулась Жанна и посмотрела на Сергея.

Он слегка смутился и сказал, что ему все равно.

– Сергей, я варю очень вкусный кофе, осмелюсь и вам предложить.

– Хорошо, давайте кофе, – быстро согласился Сергей, лишь бы она отвлеклась от него. Ему было слегка неуютно от такого внимания Сычевой. Обычно он получал довольно скупые инструкции, а тут «осмелюсь предложить». Да еще и после сцены с ковром. Сергей покраснел и стал оглядываться по сторонам, чтобы скрыть смущение. Вдруг уткнулся взглядом в глаза Жанны Станиславовны – женщина смотрела на него слегка прищурившись и, как показалось Сергею, с недоумением. Сергей покраснел еще больше, вскочил из-за стола, извинился и вышел на улицу. Отойдя чуть в сторону, закурил, пытаясь успокоиться. «Вот увалень! Надо ж было так себя вести – как деревенщина! Ну чего вскакивать-то было!» Корил себя, дышал глубоко. Немного успокоившись, вернулся, снова извинился, сел на свое место. Там уже стояла чашка ароматного кофе, а рядом возвышалась ваза с горой печенья и конфет. Жанна с Андреем разговаривали о чем-то, Сергей не прислушивался. Он не любил вникать в ее разговоры. В целом он был в курсе всех ее тайн; находясь рядом, он был невольным свидетелем ее бесед, когда она вела разговоры по телефону в машине. Но всеми силами старался сделать вид, что его это не интересует, и иногда у него даже получалось отключиться, задумавшись о чем-то своем.

Тут он услышал свое имя:

– Сергей! – позвал финдиректор, – ты слышишь?

– Простите, я не вслушивался.

Женщины в столовой не было, они остались одни.

– Сергей, ты уж, пожалуйста, позаботься о ней там. Когда приедете, проверь все сам: машину, провизию, лекарства на всякий случай. Тайга – дело неожиданное. Деньги не экономь, вот, – и протянул пухлую пачку, перетянутую резинкой.

Тайга! Вот это да! Как же давно он там не был!

У Сергея засосало под ложечкой. Сейчас не самое лучшее время, чтобы ехать в тайгу. Комары размером с лошадь, клещи выходят на охоту, гады разные просыпаются… Главное – чего она забыла в тайге весной?

– Я все сделаю.

– Проверь сам все запасные аккумуляторы, все, что нужно проверить – проверь сам. Спутниковыми трубками пользоваться умеешь?

– Умею, – подтвердил водитель.

– Телефонами, навигаторами, картами?

– Все я умею. Личное дело будто не читали, – насупился Сергей.

– Там ничего толкового нет, в твоем деле. Так, кто-то что-то слышал. Потому и уточняю.

– Умею. Много чего умею.

– Ладно. Не буду пытать. Говоришь умеешь – я тебе верю. В горы ходил?

– Альпинизм, парашют, высадка, стрельбы – все есть.

– Морская пехота, что ли? Ну и отлично. Прокормить, если что, даму сумеешь?

– Фуа-гры не обещаю, но голодной не останется.

– Ну хорошо. Удачи!

Тут вошла Жанна, и мужчины сменили тему.


Небольшая сумка стояла у двери, ботинки – рядом. Сергей подхватил сумку и понес ее к машине. Хозяйка задерживалась. Сергей хотел было вернуться – вдруг еще что-то нужно забирать, но случайно увидел, как Геннадьевич обнял Жанну и, прижимая к себе, потянулся губами к ее лицу. Смутившись, что подглядел интимное прощание, водитель быстро отвернулся и поскорее сел за руль, взревев мотором. Через несколько минут парочка вышла за ворота, и Андрей Геннадьевич, помахав Сергею рукой, направился навстречу подъезжавшему служебному автомобилю.


Жанна Станиславовна села на заднее сиденье.

– Трогайте, Сергей. У нас время уже начинает поджимать.

Ехали молча, думая каждый о своем. Сергей обдумывал то, что он увидел на крыльце: такой уверенный, властный жест – иди сюда, моя женщина, я буду тебя целовать. Так это виделось Сергею. «Может, именно поэтому она – единственная, кому позволено ему перечить? Вполне реальная версия. Если она – его женщина, она может себе многое позволить», – так он размышлял по дороге. Иногда поглядывал на Жанну, стараясь понять, о чем она может думать. Но Cычева смотрела в окно, понять что-то по ее отрешенному лицу было невозможно.

«Скорее всего скучает по любовнику, – решил водитель, – ну и пусть, разлука, говорят, усиливает либидо», – он почувствовал, что хочет шутить по поводу этой ситуации – зло, обидно, мерзко. Остановил сам себя, стараясь сосредоточиться на дороге.

Подрулил к аэропорту, к вип-выходу, отдал подбежавшему парковщику ключи, взял сумки и последовал за Жанной Станиславовной. Не опасаясь, что она заметит, он разглядывал ее со спины. Привыкнув видеть ее всегда на каблуках, он вдруг увидел, что она совсем невысокая – не больше метра семидесяти. Скорее, даже меньше. «Джинсы очень правильные – обтягивающие, но не слишком узкие, самая удобная одежда для путешествий. И куртка – теплая, непромокаемая. Ботинки специальные, трекинговые, для полей и гор. Выше, чем берцы, утепленные, водоотталкивающие. Для походов лучше не придумать. Молодец», – похвалил мысленно Сергей и увидел, что Жанна смотрит на него в отражение стеклянной стойки регистрации и улыбается. Покраснев до кончиков ушей, Сергей опустил голову.

– Надеюсь, что такой подробный осмотр имел целью одобрить мой костюм? Или все-таки вы оценивали другое?

– Да, костюм одобрен. В таком можно и на Cеверный полюс, – дрожащим от волнения голосом пробормотал Сергей, – я бы еще вязаную шапку надел. Все-таки еще прохладно.

– Шапка тоже имеется. Вязаная. С помпоном. В сумке, – ответила Жанна, ее голос слегка поскучнел.

Регистратор попросила документы, проверила, долго разглядывала лицо «сопровождающего», высоко закинув голову, пригласила на досмотр. Досмотр проходили в небольшой комнате, отдельно от основной массы пассажиров. Затем их проводили в зал ожидания.

Сергей много летал в прошлом, всегда экономом и в переполненных залах ожидания. Вип-зона поразила его размерами и тишиной. Мягкие кресла, столики, напитки и закуски. Расположившись на мягком диване, Сергей стал осматриваться. Неяркий свет, кожаная мебель, пахнет кофе, коньяком и вишневыми косточками. Это закурила Жанна Станиславовна. Курила она редко, он, по крайней мере, видел ее с сигаретой всего пару раз. Терпкий, дразнящий аромат вишневых косточек. В памяти всплыло, как пили «Сангрию» на лавке в парке, как пели «Свечи» под гитару, как Катька из 9 «Б» жарко целовала, затащив в кусты. Сергей заулыбался своим воспоминаниям – как давно, как наивно. Интересно, а ведь она, скорее всего, с Жанной Станиславовной одного возраста. Действительно, а сколько Жанне лет? 35? 40?

Она сидела чуть справа, сбоку, он мог видеть ее лицо. Уткнувшись в ноутбук, она курила и водила мышкой по подлокотнику. Свет от экрана ложился чуть снизу, Сергей мог рассмотреть морщинки вокруг глаз, расходящиеся лучиками, тонкими, едва заметными. Видимо, она много смеется. Сергей стал вспоминать, когда она при нем смеялась. Не смог. Улыбалась, мило и приветливо, но глаза при этом оставались спокойными. Если она всегда так улыбается, откуда могли взяться эти морщинки? И что могло произойти в ее жизни, чтобы глаза красивой женщины перестали улыбаться. И для кого она сделала во дворе баскетбольную площадку? «Слишком много глупых вопросов в ситуации, когда тебе почти все уже очевидно!» – жестко прервал размышления внутренний голос.

– А вы были в тайге? – внезапно спросила Жанна.

– Да, был. Много раз. Я много где был. И в тайге был.

Женщина оторвалась от экрана и посмотрела ему в глаза:

– Чем хороша тайга?

– Там воля. Безопасность. Сыто и тепло. Если не зимой, – попробовал отшутиться Сергей.

– А кто там водится?

– В тайге?

– Да, в тайге.

Сергей немного помолчал и ответил:

– Военные. Много военных водится именно в тайге. Медведи есть. Рыси. Волки. Росомахи. Иногда попадаются геологи. Ну и люди, конечно. Но не везде.

Жанна рассмеялась. Глазами, прыснув в разные стороны лучиками. Вошла официантка. Предложила чай, кофе. Жанна попросила коньяк и вопросительно взглянула на своего сопровождающего.

– Я, пожалуй, выпью кофе. Чтобы быть в форме.

Официантка вышла, а Жанна спросила:

– Для чего вам нужна форма? Нам лететь почти восемь часов. Успеете еще вернуть форму.

«Я прошу прощения, но, судя по всему, мадам боится летать. Еще пару раз коньяку, потом в самолете, потом таблетка от страха, и мне придется доставлять безжизненное тело в отель» – подумал быстро Сергей, но вслух ответил:

– Я люблю летать на трезвую голову.

Жанна подняла бровь, но промолчала. Вернулась официантка, принесла стопочку коньяка и николашку. Поставила чашку кофе перед Сергеем, предупредила, что через пятнадцать минут пригласит на посадку. Жанна долго вертела стопку в руках, затем в один глоток, не залпом, но задержав дыхание, выпила, после чего снова закурила. Сергей смотрел в чашку.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное