Арутюн Мурадян.

Перед выбором. Часть 1



скачать книгу бесплатно

ПЕРЕД ВЫБОРОМ


ПОВЕСТЬ


Часть первая


ГЛАВА 1


Пасмурный ноябрьский день. Через осенние шуршащие листья чёрный внедорожник въехал на церковный двор. Грохотал гром, и молнии сверкали вокруг. Из открытой двери показалась изящная женская ножка. Едва её туфелька коснулась брусчатки, грянул оглушительный раскат грома. Вдруг тучи над храмом разверзлись, и ослепительный солнечный луч наполнил ярким светом церковный двор. Две пары глаз внимательно следили за женщиной сверху.

Какое-то оцепенение сковало её тело, но усилием воли она заставила себя двигаться дальше в раскрытые врата храма. В это самое мгновенье у Вероники (так звали женщину) возникло чёткое ощущение того, что за ней кто-то наблюдает…


Шестью месяцами ранее.

Возбуждённая Вероника буквально влетела в свой номер. Впопыхах собрав свои вещи, она поспешно выбежала из гостиницы «Армани». На улице она остановила такси и крикнула: «В аэропорт!» По дороге она позвонила в Москву и со слезами в голосе, но слегка приказным тоном, произнесла:

– Задержи рейс из Милана в Москву… Меня совершенно не волнует, как ты это сделаешь, но я обязательно должна успеть на этот рейс! Встречать меня не нужно – подруга встретит…

Выйдя из такси, Вероника молниеносно вбежала в здание аэропорта и, посмотрев по сторонам, попыталась найти нужную ей стойку регистрации. Подбежала к одной стойке – это не тот рейс. А в это время от самолёта, который должен был вылететь в Москву, уже отъезжал трап. Вероника, ругая всех проституток и своего мужа одновременно, наконец-то нашла с помощью администратора свою стойку регистрации. Пассажиры самолёта «Милан – Москва» были в полном недоумении от задержки рейса. Обстановка сильно накалилась. Все уже начали волноваться.

Как только Вероника прошла регистрацию, двое сотрудников аэропорта на служебной машине быстро доставили её к самолёту, и по вновь подъехавшему трапу она буквально впорхнула в салон. Рейс уже задерживался на десять минут, когда Вероника шла между рядами. Всем в салоне стало ясно, что причина их опоздания – в ней. Возмущённые пассажиры бросали ей вслед нелицеприятные реплики.

Вероника сдержанно спросила стюардессу:

– Где моё место?

Стюардесса ответила, что они уже были готовы к взлёту, и все пассажиры расселись. Теперь она должна искать свободное место сама.

Протискиваясь вглубь салона в поисках свободного места, Вероника, на чём свет стоит, ругала и пассажиров, и стюардов. Перебранка с пассажирами продолжалась до тех пор, пока она в середине салона не уселась на свободное место возле нетрезвого пассажира, от которого помимо перегара, ещё и дурно пахло. Он спал возле иллюминатора, уткнувшись лицом в стекло. Пассажиры всё не прекращали возмущаться по поводу опоздания самолёта. Оскорбления так и сыпались в адрес Вероники со всех сторон. Не выдержав, она встала с места и закричала:

– Да закройте вы рты, в конце концов! Ну, подумаешь, на десять минут позже прилетите в Москву – ничего страшного!

В соседнем ряду, неподалёку, поднялся полупьяный парень и крикнул:

– Давайте, поехали, поехали! Вашу мать, поехали! Да, что вы на эту блондинистую дуру внимание обращаете?

Услышав это, Вероника вскипела:

– Эй, ты, Гагарин, закрой рот и сядь на место!

Она швырнула в него пакет, который держала в руках.

– Да угомонитесь вы все и пристегните ремни! – приказала стюардесса.

Стюардесса подошла к Веронике, вернула брошенный ею пакет и попыталась разбудить спящего у иллюминатора пассажира.

Убедившись, что это ей не удастся сделать, она махнула на него рукой. Нетрезвый пассажир, с которым ругалась Вероника, наклонился под сиденье и начал шарить там руками. Стюардесса подошла к нему, велела сесть на место и пристегнуться.

– Да просто я наушники уронил,.. – оправдывался виновато парень. – А без своей любимой песни «Sail away» в исполнении группы «Deep Purple» я ни взлетать, ни приземляться не могу.


Пятью днями ранее…

В маленькой деревеньке под Воронежем, проснувшись ночью, семилетний мальчик с радостным криком подбежал к женщине, обнял её и с восхищением в глазах воскликнул:

– Мама, мама, ты не представляешь, я видел ВСЁ!

– Что ты видел сынок? – спросонья не поняла его мать.

– Я много-много всего видел! Очень много, мама, ты не представляешь! Очень.

– Успокойся, Даниил. Тебе, наверное, что-то приснилось…

– Нет, мама, не приснилось. Я видел Господа Бога и сына его. И скоро я пойду к нему. Отпусти меня, пожалуйста! – воодушевлённо произнёс ребёнок.

Немного успокоившись, он тихим голосом и как-то по-взрослому сказал:

– Я видел так много… Мама, отпусти меня, пожалуйста. Я должен уйти.

– Куда, сынок? Ведь на улице ночь!

– Отпусти меня к отцу.

– К какому отцу?

Даниил многозначительно поднял палец вверх и с невероятной радостью сказал:

– К Небесному отцу!

Роза оторопела и хлестнула мальчика рукой по лицу. И сама тут же устыдилась порыва своего. Она обняла Даниила и заплакала. Что это было?

Даниил с горечью и удивлением посмотрел на Розу, в самую душу её заглянул. Слёзы потекли по щекам мальчика от обиды, что она не поняла его. И больше он не вымолвил ни слова… А Роза, забыв про сон, начала метаться по комнате, как раненный зверь: она не знала, что ей делать, у кого просить помощи. И страх окутал её – так она испугалась словам сына.

– Стоп! – сказала Роза сама себе. – Стоп. К кому же, как не к брату, обратиться? Конечно же, нужно срочно позвонить Алексею. Он поможет. Он найдёт выход!

Внимательно выслушав Розу, разбуженный среди ночи Алексей сказал:

– Утром первым же поездом выезжайте в Москву! Мы покажем Даниила врачам и на месте всё решим. Только не тяни – это надо сделать немедленно!…


Когда люди в салоне самолёта успокоились, он наконец-то взлетел и взял курс на Москву. Вероника, та самая разъярённая, сногсшибательная блондинка с необыкновенно красивыми и такими выразительными глазами, приняла успокоительное и уже не обращала ни на кого внимания. Она откинулась в кресле, закрыла глаза и задремала, даже не замечая пассажира слева, мирно спавшего в соседнем кресле, от которого ужасно разило потом и алкоголем.

Сзади, на соседних сиденьях, взрослые пассажиры тоже отдыхали, а их непоседливые дети, двое мальчишек трёх и пяти лет, весело резвясь, подбрасывали сомбреро и своей вознёй разбудили Григория, того самого спящего мужчину. Он «отлип» от иллюминатора, попытался потянуться и несколько раз неловко задел Веронику. Григорий был очень уставшим, да и количество выпитого сделало своё дело. И тут неожиданно злополучное сомбреро приземлилось прямо на голову Григория под звонкий смех детей. Григорий махнул рукой и развалился в кресле по диагонали. Так и оставшись в этой дурацкой шляпе, он спокойно продолжал полёт. Через некоторое время несчастный снова задел Веронику, сидевшую рядом, нечаянно зацепившись своей ногой об её ножку.

Женщина, до этого не обращавшая на него никакого внимания, так как была полностью поглощена мыслями о случившемся, резко повернула голову в его сторону. Вероника увидела сомбреро, и… её прекрасные глаза цвета морской волны превратились в ядовито-зелёные, как у фурии. Ярость обуяла её. Словно раненая львица, она бросилась на Григория и начала бить и царапать его, восклицая:

– Ах ты, сволочь! Ты ещё и тут надо мной издеваешься, скотина!

С невероятной силой Вероника вытащила пьяного Григория в проход между рядами и начала его бесцеремонно пинать ногами. Мужчина упал в проходе, а она, просто озверев, яростно продолжала бить его руками и сумкой. При этом Вероника не переставала плакать и всё продолжала ругать мужчину на чём свет стоит:

– Сволочь! Да как ты посмел, скотина ты эдакая! Урод! Вот тебе!

Хмель и упавшая на глаза шляпа мешали Григорию разобраться, в чём дело. В самолёте снова началась паника. Люди просто опешили от дикого поведения Вероники. Её снова начали ругать. Вовремя подоспевшие стюард и стюардессы разняли парочку при помощи пассажиров. Ничего не соображающего Григория подняли с пола. Веронику с трудом оттащили в сторону.

– Да что это происходит?! – кричали возмущённо пассажиры. – Почему эта женщина кидается на всех?

Мальчишки, уронившие сомбреро, от страха спрятались за родителей. Они очень пережевали, что им попадёт, если чужие дядя и тётя испортят шляпу, купленную родителями как сувенир. Пытаясь снять проклятое сомбреро, которое слишком плотно сидело на голове, Григорий, наконец-то окончательно проснувшийся, закричал в сторону женщины:

– Что за кобра в самолёте появилась? Я тебя убью, сука!

Услышав такое оскорбление в свою сторону, Вероника, ещё раз замахнувшись сумочкой на длинной ручке, огрела Григория по голове.

– Ах ты, скотина! Да ты меня ещё оскорбляешь!!!

И тут шляпа слетела с головы Гриши, не выдержав натиска Вероники. Увидев открытое лицо Григория, женщина остолбенела… Как она могла так ошибиться?! И слёзы потекли безвольно у неё по щекам.

– Простите меня, пожалуйста… – вдруг прошептала она с дрожью в голосе. – Я приняла Вас за другого. Правда, простите!

Но Григорий уже не услышал этих слов, он возмущённо махал руками и гневно что-то рассказывал стюардессам. В это время самолёт пошёл на снижение, и всем пришлось занять свои места. Григория пересадили на другое место, попытавшись успокоить.


ГЛАВА 2


Полёт подошёл к концу. Но Григорий всё никак не мог успокоиться. Он никак не мог взять в толк, почему вдруг эта женщина набросилась на него? А ведь он даже не запомнил её лица. Лишь её зеленые глаза и белокурые локоны ярко врезались в его память.

Наземная служба полиции уже ожидала дебоширов в аэропорту, но Вероника успела проскользнуть через VIP-зал. Недоумевающего Григория в сопровождении двух полицейских повели в здание аэропорта. Но летевшие с ним пассажиры вступились за мужчину, рассказав об истинном положении дела. Полиция задерживать его не стала, и его тут же отпустили. Григорий выскочил из здания аэропорта, чтобы отыскать Веронику и поговорить со своей разъярённой попутчицей. Издали он увидел стройный силуэт блондинки, садившейся в серебристый «BMW» .

Девушка, сидевшая за рулём машины, спросила подругу:

– Вероника, это не тебя случайно зовёт какой-то мужик? Вон он бежит к моей машине и машет руками. Чего он хочет?

– Жми на газ, Юля! – вскрикнула Вероника. – Я по дороге тебе всё расскажу. Я приняла этого несчастного за своего мужа. Можешь представить, что я с ним сделала? Я его чуть не растерзала! Поехали, поехали скорей!

– Ну, ты даёшь, подруга! – хихикнула Юля, набирая скорость.

Григорий остановился, расстроившись, что не смог догнать свою попутчицу. Он вернулся к стоянке, где договорился о встрече с дядей, который должен был приехать за ним в аэропорт. Он подождал полчаса, но дядя Агасси так и не появился. Григорий достал телефон, чтобы позвонить, но батарейка оказалась разряженной. Тогда он решил воспользоваться такси, но, пошарив по карманам, с ужасом обнаружил, что денег нет. Григорий, с расцарапанным лицом, уставший, обросший и помятый, с жутким запахом перегара, подошёл к стоянке такси.

– Мужики, тут такое дело… – переминаясь с ноги на ногу, произнёс он. – Вы не поверите! У меня деньги кончились, и телефон разрядился. Одолжите телефон – позвонить очень нужно.

– Ищи дураков! Да знаем мы таких! – услышал он в ответ.

– Куда катимся, Господи, куда? Что творится? – обречённо произнёс несчастный Григорий. – Люди стали недружелюбными и завистливыми. Воды попросишь – не дадут! А ещё о душе говорят, что хорошая! Слишком уж глубоко сидит эта душа – никак наружу не выйдет! Вот жизнь пошла…

А в это время, немного поодаль, за всем происходящим наблюдал тридцатилетний таксист по имени Максим. Он поманил Григория рукой.

– Садитесь, поехали! – произнёс он дружелюбно, открыв дверь перед Григорием. – Не так всё плохо, как Вы говорите!

– Но у меня сейчас денег нет. Деньги дома.

– Да, не беда! Дашь деньги – хорошо, а не дашь… – буду считать, что доброе дело сделал! Помог человеку в трудную минуту, – и Максим широко улыбнулся.

В машине мужчины разговорились.

– Ну, скажи, неужели у меня вид такой опасный? Что за невезенье?! В первый раз за границу поехал и вляпался… И так на душе хреново! Да ещё эта бешенная в самолёте на меня напала – вон как всё лицо мне исцарапала кобра эта! – произнёс Гриша, развернув на себя зеркало.

Максим всю дорогу пытался отвлечь Григория от тяжёлых мыслей: шутил, много говорил – и ему это даже немного удалось. Когда машина остановилась у подъезда, они уже успели познакомиться. Гриша предложил водителю подняться к нему домой на седьмой этаж и выпить чашечку кофе, пока он приведёт себя в порядок, для того чтобы после поехать к дяде. Максим улыбнулся и тактично отказался.

– Я Вас лучше здесь подожду, внизу, – произнёс он и включил музыку.

Григорий зашёл подъезд. Лифт, как всегда, не работал.

– Да что за день сегодня?!

Гриша пнул несколько раз со злостью дверь лифта и на одном дыхании Григорий поднялся на свой этаж. Он подошёл к двери своей съёмной квартиры и позвонил. Дверь открыла жена. Бросив на него злобный взгляд, она процедила сквозь зубы:

– Прибыл? Откуда приехал, туда и возвращайся.

Она попыталась закрыть дверь, но Григорий, оттолкнув её в сторону, ворвался в квартиру. Жена побежала вслед за ним, приговаривая и всплёскивая руками:

– Как мне всё это надоело! Тридцать лет с тобой живу – и всё мучаюсь! Уже мог бы и не ехать сюда! Никакой жизни с тобой нет. Вечно тебя где-то носит: то приходишь, то уходишь – что есть ты, что тебя нет… Уходи! Всё! Видеть тебя не хочу. Надоел!

Григорий наскоро собрал сумку и взял деньги. Затем он подошёл к старшей дочери, нежно поцеловал её и вышел на лестничную клетку. Жена, продолжая выговаривать ему, выскочила за ним на лестницу и крикнула:

– Чтоб твоей ноги здесь больше не было, слышишь!

Григорий замер на мгновенье, потом повернулся к жене и спокойным голосом сказал:

– Я лично не жалею ни о чём. Но если ты считаешь, что между нами больше ничего нет, будь по-твоему. С сегодняшнего дня ты свободна. Делай, что хочешь. О детях я позабочусь – об этом не переживай. Будь счастлива! Пока. В принципе, ты могла бы остаться и дома, а не ехать за мной в Москву.

– Я за детьми поехала, – крикнула она в ответ, – а не за тобой… Да кому ты нужен!

– Так не бывает, чтобы кто-то никому не был нужен, – ответил он ей с шестого этажа.

Гриша быстро побежал дальше вниз по ступенькам, а она молча посмотрела ему вслед. Стиснув зубы от злости, жена вернулась в квартиру. Когда Григорий вышел из подъезда, она крикнула ему с балкона:

– Это тоже твоё! Ты забыл!!!

Вниз полетел саквояж с вещами. Григорий едва успел отскочить в сторону, как сумка, упав возле его ног, лопнула, и вещи рассыпались по тротуару. Возбуждённый Григорий сел в машину Максима. Тот окинул его удивлённым взглядом.

– Да-а-а, помыться и переодеться явно не удалось, – слегка усмехнулся Максим. – По-видимому, сегодня не Ваш день.

– Максим, поехали отсюда быстрей! – поторопил его Григорий.

– Куда едем?

– Давай к Белорусскому вокзалу. Там недалеко моя работа. А потом к дяде поедем… Максим, как здорово, что я тебя встретил. И давай уже перейдём на ты, наконец-то. Хороший ты парень, дай Бог тебе здоровья. Давай я тебе свой номер телефона напишу, и ты мне свой оставь. И вот тебе деньги сразу, чтобы ты обо мне ничего плохого не думал, как те, на вокзале…

Максим удивлённо посмотрел на своего пассажира, который так неожиданно положил рядом с ним немалую сумму денег. Машина тронулась в сторону Белорусского вокзала.

– Можно я музыку включу? «Я группу «Кабриолет» люблю», – произнёс Максим.

– Давай, давай! Хоть нервы успокою…

Из динамиков полилась дивная цыганская мелодия песни в исполнении группы «Кабриолет». Григорий слегка улыбнулся и стал тарабанить пальцами по подлокотнику в такт мелодии.

– За душу берёт! Красивая мелодия. Здорово поют, – Григорий помолчал немного, наслаждаясь приятной песней, вздохнул и продолжил. – Слушай, что за времена пошли такие? Люди озлобились, подозрительные стали. Уже даже одна рука другой не доверяет. А знаешь, бывает так: кому-то в деревне стало плохо или заболел кто, или пожар у кого – и вся деревня бежит и хочет помочь. Но если вдруг тому стало хорошо, то всей деревне становится плохо. Вот так и живём… Зависть впереди нас бежит! – рассуждал расстроенный Григорий вслух. – Вот сижу у тебя в машине и думаю: сколько лет с ней прожил и ничего, оказывается, о ней не знаю! Вся жизнь, как один миг, пролетела, – горько усмехнулся Григорий. – Да…, блин, скоро восемьдесят лет будет, а я без ничего остаюсь! И чувствую, что к ней я уже не вернусь. Надоело это всё!

Максим, удивившись словам Гриши, на мгновение отвлёкся от дороги и чуть не врезался в проезжавший рядом автомобиль. Резко притормозив у обочины, он уставился на Григория. Тот же, испуганно взглянув на водителя, воскликнул:

– Что с тобой?! Ты что, с ума сошёл? Чуть на тот свет не ушли преждевременно!

– Сколько? Сколько Вам лет? – переспросил Максим.

– Восемьдесят. Восемьдесят! А что? – уже смеялся Григорий.

– Ну ты, дед, молодец! Я бы, честно, тебе больше семидесяти и не дал бы, – на полном серьёзе сказал Максим, разглядывая небритого, помятого пассажира с царапинами на лице.

– Молодец ты, что восемьдесят мне не дал! Ну, спасибо. Спасибо… Значит, двадцать лет у меня ещё в запасе есть,.. – усмехнулся Гриша. – А вообще-то, мне только исполнилось пятьдесят. Неужели я так старо выгляжу?!

Максим тронулся с места, подозрительно взглянул на своего необычного пассажира и ответил:

– Нет, нет. Всё нормально! Я тоже пошутил.

Тем не менее, он продолжал с удивлением разглядывать странного неопрятного пассажира, размышляя, восемьдесят ему всё-таки или пятьдесят?


ГЛАВА 3


За окном уже мелькали центральные улицы Москвы, когда Григорий, всматриваясь в здания, неожиданно произнёс:

– Слушай, Максим, останови машину, пожалуйста. Что-то мне не по себе стало – чуть не убились! Я подышу свежим воздухом, покурю, немного подумаю… Да, ещё что-то я проголодался резко. По-моему, где-то здесь неподалёку пирожки продавали, если я не ошибаюсь. Пойду, пройдусь. Скоро вернусь.

Максим притормозил у обочины. Григорий вышел из машины и, повернув за угол, прошёл метров тридцать в горку. Задумался: тут или не тут? Засомневавшись, он остановился, закурил и стал озираться по сторонам. Краем глаза Григорий заметил чуть выше молодую женщину с детской коляской. Она оставила коляску с ребёнком возле небольшого магазина, а сама зашла внутрь.

Четверо мальчишек, проходившие мимо, балуясь и толкая друг друга, случайно задели коляску. Она покатилась по тротуару вниз, набирая скорость, в сторону оживлённой главной дороги. Мальчишки попытались её догнать, но один из них споткнулся, и все гурьбой, налетев на него, тоже упали. Парень из магазина напротив выскочил и попытался догнать коляску, но прямо перед ним проехала машина, помешав ему. Люди из верхнего магазина тоже выскочили на улицу и стали кричать: «Коляска! Ребёнок!»

Мгновение. И Григорий увидел коляску, уже ехавшую внизу. Он метнулся что есть силы, и в последний момент, выпрыгнув вперёд, ухватил коляску за колёса, успев остановить её перед проходящим мимо автобусом.

В магазине, где была женщина, поднялся шум. Люди наперебой говорили: «Украли ребёнка! Нет, покатилась коляска!…» А молодая мамочка, вскрикнув, тут же потеряла сознание. Тем временем Григорий подкатил коляску с красивой годовалой девочкой обратно к магазину. Все люди аплодировали ему, восхищались его поступком. Некоторые хлопали его по плечу и наперебой расхваливали. А малышка в коляске улыбалась, как будто ничего не произошло. Григорий был крайне смущён: он просто сделал то, что смог.

Мамочка, вернувшись в сознание, подошла к спасителю своей дочери. Светлана, так её звали, улыбаясь сквозь слёзы, обняла Григория:

– Спасибо! Спасибо Вам огромное! Как я могу Вас отблагодарить? Пожалуйста, оставьте свой адрес и телефон, – запричитала она. – Муж так любит дочку! Он Вас за это на руках носить будет.

– Да, что Вы! На моём месте любой бы так поступил. Не волнуйтесь! Будьте осторожнее впредь. Ведь жизнь и смерть ходят всегда рядом. Никто не знает, что будет через секунду, – смущённо ответил ей Григорий.

Выслушав Григория, Светлана внимательно посмотрела на него.

– Я Вас всё равно найду! И мы с супругом вместе придём к Вам. Оставьте свой адрес, ну, пожалуйста, умоляю Вас! – не отставала молодая женщина от него и всё шла за Гришей по пятам.

– С сегодняшнего дня у меня нет адреса. Всё нормально! И запомни: никто никому ничего не должен! Не обязывай себя тем, что ты кому-то должна. На твоём месте могла быть и моя дочь. А вообще-то я шёл сюда, чтобы купить пирожки. Так что всё нормально.

Купив в магазине пирожки, Григорий направился обратно к машине. Светлана всё стояла с коляской неподалёку и смотрела ему вслед. Она взяла малышку на руки. Взглянув на свою дочь, а потом на Григория, Светлана на миг представила, что бы случилось, если бы этот человек не оказался рядом и не спас её девочку. Ей стало снова плохо и она заплакала.

– Что-то ты задержался, – сказал Максим.

Григорий обстоятельно и как-то отстранённо рассказал ему о случившемся.

– А что ты так спокойно об этом говоришь? – спросил Максим.

– А что, мне нужно теперь плакат на себя повесить, что я спас ребёнка? Любой бы поступил так же на моём месте. И все там одинаково переживали. Просто я в этот момент был ближе всех и успел остановить коляску с девочкой. Вот и всё.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное