Артем Кириллов.

Patrial of Girronia: Начало неизбежного



скачать книгу бесплатно

Неожиданно раздался голос из динамика, который призывал к вниманию:

– Сопровождающие, благодарю за службу, – после этих слов повсеместно вытянулись сопровождающие гвардейцы, отдали честь и пошли на выход, а неизвестный голос продолжил: – Призывники, все кто с высшим образованием встаньте в сектор "Д", все кто имеет спортивные разряды в сектор "Г", призывники обладающие высшим образованием и спортивными разрядами встаньте в сектор "А".

Перестановки происходили очень долго, пока все не были поделены на сектора, в которых вскоре появились особые подгруппы. Когда невидимого командира устроила позиция людей в зале, он объявил:

– Группа "АР" семь, "БВ" три, "ДГ" один – покидают зал, – приказал голос и я пошел вперед с остальными на выход, около которого уже стоял офицер.

– За мной призывники, – скомандовал он.


Через несколько минут мою группу построили на плацу, недалеко от ПРОНСа. Остальные, кто не покинул зал распределения, отправятся в другие части на Земле. Военная часть, в которой мне довелось служить, была площадью семь тысяч квадратных километров. Стена, которая ограждала нас от свободы, была высотой пятьдесят метров. Тут же находился почти весь флот Земли, состоявший из семисот сорока тысяч воздушных единиц класса «Истребитель», а так же около двухсот двадцати тысяч наземных машин, и здесь же находилось около десяти легионов гвардейцев для защиты Земли от вторжения из космоса. Объявлял статистику, подтверждающую мощь Космической гвардии, зам командира полного комплекса – мастер-сержант Том Алдовар. Он был очень злым по характеру, но внешне этого не никогда показывал, а напротив – ходил всегда с веселым и добродушным выражением лица. Ростом Алдовар был метр с небольшим, он очень стеснялся этого, от чего выдавал наряды и километры бега от души, если кто-то из солдат не так на него посмотрит или же где-то прозвучит его прозвище: «Том-коротышка». На голове ветерана Баредеского восстания 3017 года собрались остатки седых волос, под густыми бровями того же цвета сидели карие тусклые глаза. Когда я вспоминаю этого человека, то на ум приходит его любимое выражение, которое гласило: «Дисциплина – залог успеха!».

Его прошлое не очень веселое, – жена его умерла в открытом космосе, два сына погибли жуткой смертью в лагерях врагов и их тела прислали ему в уцелевшем истребителе той разгромленной дивизии в которой они служили, это была устрашающая акция во время Баредеского восстания, в тот день многим семьям выпал такой ужасный билет, по случайному стечению обстоятельств. Третьего сына разорвало снарядом прямо на глазах у Тома.

Многие историки считают, что именно галлы спонсировали восстание на планете Баредес, а так же устроили бесчеловечную акцию устрашения, которую в народе прозвали "Летающие гробы".

От таких потрясений у Тома Алдовара стали наблюдаться психические расстройства и его решили отправить в штаб, учить быть солдатом таких как я и мои знакомые. Единственное, что поддерживало в нем жизнь это последний четвертый сын.

Находясь на плацу, Том Алдовар рассказывал о дисциплине и долге перед Гирронией:

– Зарубите на своем гребаном носу, болваны, обращение к командирам и гвардейцам старшим чем вы по званию, происходит через слово – "Триарий"! А обращение к своим подчиненным или гвардейцам одинакового звания происходит через слово – "Гастат"! Уяснили? Как вы должны ответить?

– Так точно, триарий мастер-сержант!

– Кто сказал гастат? – спросил Том, явно предвидя такой случай. – Кто это вашу мать сказал?

Помолчав некоторое время, Том оглядел всех взглядом хищника и подитожил:

– Я буду следить за каждым из вас, лично! Разойдись!

После этого, местный сержант, проводил нашу группу к складам, где нам выдали пакет: "Младший гвардеец", в него входило: три комплекта одежды: внутренний, парадный и полевой.

"Внутренний комплект" – включал в себя износостойкое термобелье, простой комбинезон бежевого цвета из кожзаменителя, который всегда надевают под броню, и черные сапоги из того же материала.

На груди находился металлический символ серебряного цвета – латинская буква "Z" – символ пехотинца не имеющего специальности.

"Парадный комплект" – набор простой формы красного цвета, обычно ее надевали во время приезда какого-нибудь генерала или какой-нибудь комиссии. На груди тоже висел все тот же символ "Z".

"Полевой комплект" – состоял из доспехов темно-серого цвета, а на груди была припаяна та же латинская буква. Для тех кто не представляет, как выглядит броня, объясняю: гвардейские доспехи всегда были слитными, то есть как скафандр. Он плотно прилегает к владельцу, не стесняя движений, так как он более-менее гибкий. В отличии от армий других государств, где часто использовали раздельную броню, нагрудник – отдельно, поножи – отдельно. Гвардейский шлем можно полностью снять или надев его, открыть переднюю часть, которая отъезжала на макушку. Этот бронированный элемент защищает широкую стеклянную вставку (она так же может открываться, только она отъезжала не на макушку, как бронированный элемент, а внутрь шлема), которая так же закрывает лицо солдата и позволяет ему видеть все вокруг своими глазами, а не через электронный визор. Он встроен в бронированный элемент (о котором я говорил выше) и имеет форму прорези, как у древнегреческих воинов.

Несмотря на это шлем герметично соединялся с броней, что позволяло гвардейцу находиться даже в открытом космосе, правда недолгое время. Он также не был статичен и солдат мог спокойно поворачивать голову. Офицерские доспехи включали в себя запас воздуха и его очистку. Все дополнительное оборудование устанавливали в задней части брони, на спине, к примеру: реактивный ранец.

Так же нам выдали новые КЛД – Капсула Личных Данных. Первую я получил в двадцать лет, а это была уже вторая. Всего гражданин должен получить две КЛД, в двадцать и после призыва в армию или в призывном пункте, если гражданин по каким либо причинам отстранен от службы. Если он не получит вторую КЛД, то его нигде не примут на работу, не разрешат пользоваться медицинскими услугами, в общем не дадут спокойно жить.


После выдачи комплектов формы, нас отправили в казармы. Всего в военной части сорок шесть полных комплексов с тремя видами казарм в каждом, в народе их называют: зеленая, бывалая и дембельская. В Зеленой казарме находились все солдаты которые служили не более трех лет, в Бывалой казарме были солдаты отслужившие пять лет, а в Дембельской казарме, те кто служит уже семь лет. Всего служба в родной части длится, как раз около семи лет, но срок может затянуться и до десяти, обо всем этом я расскажу позже.

До отбоя оставалось шесть часов, это были последние безмятежные часы на военной службе. Вся казарма делилась на множество отделов, в каждом из них было около двухсот человек. Кстати эти самые отделы были еще разделены по половому признаку, в левой части казарм находились – женские отделы, в правой – мужские, а около их общего, единственного входа, стояли караульные. Это было самой отвратительной должностью, потому что каждую ночь, когда начальство спит, многие жители женских и мужских отделов пытались перейти в противоположный, и единственный кто их отделял от объекта воздыхания, был караульный. Солдаты находящиеся на таком посту делились на два типа, одни пропускали, другие нет, те кто пропускали обычно не делали это бесплатно и многие по окончанию службы возвращались чуть ли не миллионерами. Но чаще всего такие случаи заканчивались штрафами, в особенности для караульного, так как скрывать живот дамы долго не могли. В таких случаях служба забеременевших женщин завершалась, их отпускали домой, и заставляли платить отдельный налог, по статье "Организация дезертирства по причине беременности", а отцу будущего ребенка приходилось отслужить максимальный срок. В отчетах военных частей часто фигурировала вышеназванная статья, несмотря на то что в мед частях была организована официальная выдача контрацептивов, по одной штуке в два месяца.

Войдя в казарму, я первым делом огляделся вокруг, помещение больше напомнило торговый центр с бутиками, только вместо товаров были трехъярусные кровати. В коридорах стоял гул – солдаты что-то обсуждали и смеялись, так как у них был небольшой перерыв. Когда я нашел нужный отдел, то начал искать номер своей кровати, она должна быть в самом дальнем углу, но оказалось она была занята. На ней сидел здоровый солдат, болтая с кем-то, он смотрел куда-то вдаль. Подойдя ближе я, по своему обыкновению, вежливо обратился:

– По-моему, это моя кровать, не могли бы вы пересесть?

Мое обращение вызвало смех у этого громилы, он ответил с ухмылкой:

– О! Интеллигент приперся сюда! Че надо дятел?

– Это моя кровать, олигофрен! – не подумав выпалил я, но только потом понял что допустил ошибку.

Этот ответ ему явно не понравился, от чего его улыбка исчезла, он встал и начал засучивать рукава. Солдафон оказался выше меня на целую голову и шире в два раза, одним словом – шкаф. Гул в отделе стих, все с интересом наблюдали что будет. "Дело – дрянь…" – подумал я и слегка дрожащими руками тоже начал засучивать рукава. Но мне повезло, неожиданно подошел какой-то солдат и сказал:

– А-я-яй! Плохо обижать "зеленых", Вонг!

– Отойди Райн, это не твое дело! – ответил через плечо громила и затем обратно повернулся ко мне.

– Мне что, зубы тебе пересчитать? – заправски произнес Райн и облокотился на близстоящую кровать. – Тем более это была моя кровать тоже.

– Следи за словами, Райн или однажды ты заснешь и не проснешься… – ответил громила, повернувшись к нему, но не поспешил атаковать.

Внезапно мимо нашего отдела проходил мастер-сержант Том, он остановился в проходе и с презрением посмотрел на конфликтующих солдат. Райн и Вонг пронзили друг друга стальными взглядами и Вонг ушел. Гул в отделе начал набирать обороты, а мастер-сержант, немного постояв, пошел дальше. Мой заступник повернулся ко мне и сказал:

– В следующий раз выбирай выражения, парень, эти ребята странно реагируют на незнакомые им слова. Кстати меня зовут Райн Дониван! – с улыбкой сказал он и протянул мне руку. – А тебя?

– Очень приятно! Арториус Кирэго, – с улыбкой в ответ сказал я и пожал ему руку. – Можно просто Арторий.

В этот момент к нам подошли еще двое, один из них осуждающе спросил:

– Опять нарываешься Райн?

– Ты не поверишь, но не в этот раз. Здесь себя проявил этот зеленый, Арторий, – кивнув в мою сторону, ответил Райн и, повернувшись ко мне, сказал:

– Это Далон и Васл.

Так я познакомился с новыми людьми и эта троица стала моими друзьями, ну а сейчас я подробней опишу их.


Райн Дониван был буйным, свободолюбивым и обожал подраться, а так же не очень лояльно относился к другим расам. Вероятно причиной этому послужила его первая школа на Варказе девять, где по большей части учились представители разных рас из не самых благоприятных семей.

Поступив на службу Райн записался сразу на две специальности: штурмовик и сапер. У него были темные волосы, уложенные в виде короткого ирокеза, зеленые глаза, правый пересекал большой шрам, который Райн получил в нечестном бою против ребят с ножами. У него было немного узкое лицо без скул и узкая челюсть. Сам Райн был среднего роста и крепкого телосложения. Он всегда любил ходить вызывающе, надеясь, что кто-нибудь из солдат скажет что-то вроде: "Смотри какой петух!". Тогда Райн сразу с разбегу наносил хороший хук справа и выбивал как минимум два зуба, а потом обязательно левый хук и того – где-то четыре. Однажды после драки с рядовым, Райн шуточно сказал: "Эхх, теряю хватку – сегодня только два зуба увидел, может парочку он проглотил?". Конечно если кто-нибудь рассказал про его феноменальную силу, я бы не поверил. Наверное это у него наследственное, как он иногда хвастается, в его роду были только люди.

Райн всегда вступался за своих друзей (что удивительно, так как он – человек) и за это иногда сильно получал. Он даже не побоялся высказать своё мнение о ротном, когда тот прилюдно оскорбил Васла, за что Райна посадили в карцер на неделю.

Далон Нотиван был командиром нашего отряда и не любил пустых разговоров.

С десяти лет он воспитывался в военном училище и после успешной сдачи экзаменов и по достижении тридцати лет Далон пошел в ряды гвардии.

Он всегда относился ко всему с ответственностью. Высок, строен, умен и хорошо физически подготовлен. У него были темные волосы, а карие глаза и блестящая улыбка всегда сияли на его приветливом лице. Он никогда не дерзил начальству и четко выполнял приказы. Далон был неким идеальным солдатом – исполнительный, всегда опрятный, сдавал нормативы на отлично. Далона всегда ставили в пример другим гвардейцам, от чего к нему было предвзятое отношение со стороны младшего состава; в общем все офицеры хвалили его, ну а сослуживцы презирали.

Наш снайпер Васл Верт был микандром, и как большинство из них, он был малоразговорчив и необщителен. Вырос Васл в детском доме на Земле, куда его и десятки других брошеных детей привезли сотрудники приюта, объезжавшие бедные районы Карелии. До двадцати лет он проучился в школе своего детского дома, а затем работал на заводе сборщиком снайперских винтовок. Когда Васлу исполнилось тридцать лет, его призвали в Космическую гвардию на службу.

Васл в чем-то похож на Далона – такой же исполнительный, но он всегда относился к любому делу по принципу поговорки: "На работу не напрашивайся, от работы не отказывайся", но если брался за задание, то всегда его выполнял на отлично. Черные густы волосы и желтые глаза, придавали его острому лицу загадочный и серьезный вид. Роста он был невысокого, крепкого телосложения, как Далон и Райн. Васл не был центром компании, он всегда наблюдал со стороны, и хотя с ним мало кто вел разговоры во время дискуссий, все же было заметно когда он рядом, а когда нет. Он любил молчать и слушать и если чего говорил, то только по делу и точно в цель.

Все эти ребята служили как минимум два года.

Вот была вся наша компания: Далон – командир; Васл – снайпер; Райн – штурмовик, сапер и я – штурмовик.



Глава 2. Космическая гвардия.


"Солдат всегда должен быть чем-то занят,

иначе он начнет думать, если он начнет

думать, то это уже не солдат"

– старая офицерская поговорка.


На следующий день нас подняли в шесть часов утра. Пребывая в полусне, я нехотя начал вставать. Наш мастер-сержант, увидев меня, торжественно и со счастливым лицом стал медленно приближаться ко мне. Все остальные "бывалые" солдаты начали шептать: "Вставай дурак, вставай!". Мастер-сержант, подойдя к кровати, посмотрел на меня, улыбнулся и сказал чуть слышно:

– Наряд вне очереди.

Все переглянулись, я ничего не ответил, поскольку еще не пришел в себя и сквозь сон только еле-еле услышал его голос и в ответ только зевнул. Он тогда улыбнулся шире прежнего и опять так же тихо сказал:

– Два наряда вне очереди, это лично для тебя, – затем он оглядел всех и громко прибавил: – Это всех касается, сегодня будем драить всю казарму, пока швабры не сотрете. Так как у меня хорошее настроение завтрака я так и быть вас всех не лишу.

Затем Том вновь повернулся ко мне и сказал:

– В честь первого дня на службе заступаешь в наряд завтра, рядовой Кирэго! Кстати неплохо отработал инженером, надеюсь из тебя выйдет что-то полезное, в Текар индастрист тебе цены не знали, так что не разочаровывай меня, – после этого Том еще раз оглядел всех солдат, а потом победоносно вышел из казармы.

Все его проводили взглядом, затем повернулись и стали злобно смотреть на меня. Кто-то сказал в пол голоса:

– Темную ему бы устроить…

Гул одобрения прошелся по всему отделу. Райн, услышав это, радостно подбежал ко мне и выкрикнул:

– Давайте, если что – я с ним. Кому зубы посчитать?

Желающих сразу уменьшилось, в основном это были те у которых уже как минимум не доставало пары зубов. Проклиная меня, Райна и ротного, все стали одеваться.

Через пять минут мы все стояли в по стойке смирно, на бетонном плацу военной части. Черные блестяще начищенные сапоги ротного сверкали на солнце. Том медленно и молча расхаживал, то в одну сторону, то в другую и все время смотрел на нас исподлобья, а мы вынуждены были делать то равнение направо, то равнение налево, в ожидании команды "Смирно". Наконец мастер-сержант остановился и объявил:

– Смирно! И так, новобранцы, вас это касается в первую очередь, с этого дня для вас наступит ад нах*, потому что вы молокососы и ни к чему не подготовленны, но я это исправлю. Предупрежу сразу, я не терплю слабаков и не буду давать поблажки ни на физ-подготовке, ни на лекция о нашей славной родине. В семнадцатом году такие как вы уже были в окопах и убивали людей! Глядя на вас мне бл* становиться страшно, как бы вы сами себя нах* не застрелили! Если кто-то считает, что я обхожусь с вами не по уставу или слишком много требую, пишите рапорт на имя генерала, воля ваша. Если меня отстранят от службы я только обрадуюсь, что больше не увижу таких кусков дерьма как вы! Направо! Шагом марш!

Когда колонна двинулась вперед, я тихо сказал Райну, который шагал впереди меня:

– Еще раз спасибо за помощь, но по-моему я и сам бы мог справиться.

– Не храбрись, ты бы мало что сделал один, такие шакалы вершат свой суд ночью. А так – не стоит благодарности!

– Слушай, а куда мы идем?

– Сейчас сядем в грузовики и поедем к полигону наверное…

– С чего ты взял?

– Ну я тут уже два года, Алдовар так говорит, когда не доволен нашей физической подготовкой.

После того, как все заняли свои места, машины тронулись и стали разгоняться. Мы мчались по наземной дороге, точнее это было своеобразное шоссе. Справа, вдоль нашего пути были ангары, казармы, небольшие тренировочные площадки.

– Во смотри! – толкнув меня, воскликнул Райн. – Это Белые береты!

Посмотрев в ту сторону, куда указывал Дониван, я увидел небольшую площадку, где проходила тренировка рукопашного боя. Когда мы подъехали чуть ближе, бывалые гвардейцы в нашей машине закричали и засвистели в сторону Белых беретов. Они же не подали вида и продолжили занятие, их движения были точны и молниеносны, а боевая стойка была крепка словно скала. С первого взгляда они сразу зарекомендовали себя как полубоги своего ремесла.

– Вот это я понимаю! – одобрительно покивал Далон Нотиван.

– Ну да, не то что мы, – ответил Райн и хлопнул Васла по плечу.

– Разговоры бл*! – оборвал мастер-сержант. – Белые береты – это конечно хорошо, но им никак не сдержать натиск врага без пехотных подразделений! Без вас, ребята, они бы долго не протянули! Только благодаря нашим пехотным подразделениям, Гиррония всегда побеждает нах*! И именно пехотные подразделения смяли восстание в семнадцатом году! Вы поняли?!

Это короткое объяснение заставило многих по новому оценить свое положение и вдохновиться новой ролью.

Спустя пару мгновений, машины начали останавливаться близ ворот с надписью: "Тренировочный полигон К7".

Мы вылезли из машин и построились около входа, мастер-сержант опять начал расхаживать перед нами, но вскоре остановился и сказал:

– Обращаюсь к вновь прибывшим. С этого момента вы – новобранцы, и каждый божий день будите проводить тут все свое время, пока я не увижу, что вы хоть немного стали похожи на настоящих гвардейцев нах*! У остальных расписание остается тем же! – но сказав это мастер-сержант не дал команды, он призадумался, а затем добавил: – Хотя вы тоже еще дохляки… Нет, это не дело, какой твой результат по бегу, Райн?

– Пять, триарий мастер-сержант! – отрапортовал Райн.

– Х*ть! – в рифму ответил Том. – Отвратительно, такого результата я даже в школах не видел!

– Триарий мастер-сержант, но это же высший бал! – ответил Райн.

– Для инвалидов может быть так и есть! Так, теперь не важно сколько вы здесь служили! Все без исключений каждый день вы будете все время проводить здесь нах*! С начальством я считайте договорился!

В строю сразу прошла унылая волна: "Ууу…". В ответ мастер-сержант крикнул:

– Отставить бл*! Этого для вас итак мало, бестолочи! Вы сейчас не солдаты, вы – куча дерьма, и я не успокоюсь пока из вас не выйдет что-нибудь толковое!

Мастер-сержант Том подошел к воротам, постучал по ним, спустя пару мгновений они открылись. Оглядев полигон, нас охватил ужас, перед нами были препятствия, которые преодолеть было просто невозможно.

Первое – надо было перелезть высоченный забор используя два ножа. Второе – проползти сто метров под электрической проволокой, напряжением в сто вольт. Третье – не заблудиться в подземных катакомбах, площадью два километра. Четвертое – нырнуть под воду и проплыть, с полной экипировкой, под землей пятнадцать метров, на одном дыхании. Райн был удивлен этому не менее чем все остальные, включая новобранцев.

– Мдаа… Когда только они успели это отстроить, с каждым годом все веселее…

Далон посмотрел на Райна, потом с ухмылкой посмотрел на препятствия и заявил:

– Нет ничего невозможного! Прошлогодние испытания нам тоже казались невыполнимыми.

– А что, раньше вы здесь не каждый день проводили? – спросил я, не отрывая глаз от полигона.

– Почему? Каждый день. У нас всегда был такой распорядок, – ответил Райн, а затем прошептал: – Просто если Том-коротышка говорит "каждый день", то это еще означает целый день.

– Разговорчики! – крикнул Том, а затем добавил: – Итак, куски вонючего дерьма, кто из вас первый пройдет все это нах*?

Далон, Васл и Райн сделали шаг вперед, они оказались единственными добровольцами. Внезапно я услышал шепот Райна:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Поделиться ссылкой на выделенное