Арсений Кожухов.

Смотри! Удивительные истории про зрение. О любви, боли, надежде и счастье обрести мир заново



скачать книгу бесплатно

К 90-летию со дня рождения академика Святослава Николаевича Фёдорова



«Моему дяде, другу и учителю посвящается»



 
Нам крыльев очень не хватает,
Что б над землёй парить везде,
И лишь отважные летают
Без крыльев и наперекор судьбе.
 
А. Кожухов

* * *

Все права защищены. Книга или любая ее часть не может быть скопирована, воспроизведена в электронной или механической форме, в виде фотокопии, записи в память ЭВМ, репродукции или каким-либо иным способом, а также использована в любой информационной системе без получения разрешения от издателя. Копирование, воспроизведение и иное использование книги или ее части без согласия издателя является незаконным и влечет уголовную, административную и гражданскую ответственность.


© Кожухов А., текст, 2017

© Щепин С., иллюстрации, 2017

© ООО «Издательство „Э“», 2017

Пора лечиться правильно


Спросите кого-нибудь из своих знакомых: кто самый известный офтальмолог в нашей стране? Если Вам назовут какое-то имя, то это будет Святослав Фёдоров, создавший огромный центр восстановления зрения, известный сейчас как «Микрохирургия глаза» Министерства здравоохранения РФ, носящий его имя. Его влияние на отечественную медицину не ограничилось созданием нового направления и огромного числа новых клиник по всей стране. Я знаю лично несколько его блестящих учеников, продолжающих дело своего знаменитого учителя.

Автор книги, Арсений Кожухов, тоже ученик Святослава Фёдорова, но не только. Он его племянник, под влиянием Святослава Фёдорова с детства влюбившийся во вселенную под названием «глаз». Арсений Александрович и сейчас влюблён в свою работу. Став хирургом высшей категории, профессором, доктором медицинских наук, выполнив более 30 тысяч сложных глазных операций, он не перестал быть человеком, уверенным, что медицина – это не та область, где зарабатывают деньги. С первых минут общения становится понятно: он человек удивительной доброты, который живёт своей профессией. Доктор Кожухов, автор 34 эффективных методик, дал согласие на безвозмездное их использование и сам обучает всему, что умеет, молодых специалистов.

Его книга, написанная легко и очень изящно, доставляет удовольствие каждому, кто её читает. Но кроме приятного времяпрепровождения с отличной книгой читатель получит ценные знания от одного из трёх универсальных микрохирургов нашей страны. Доктор Кожухов может выполнить абсолютно любую операцию на глазах из всех ныне существующих, владеет самыми передовыми методиками и регулярно изобретает новые.

Но ведь лучшая хирургическая операция – это та, которой удалось избежать. Поэтому стоит прислушаться к его советам. Некоторые не были известны даже мне, хотя сама ношу очки и занимаюсь вопросами сохранения здоровья почти 30 лет. А вы знали, что:

• косоглазие можно и нужно исправлять, так как со временем это может привести к атрофии зрительного центра в головном мозге. Поэтому лучше это сделать в первые пять лет жизни;

• 45 лет – критический возраст, и надо обязательно начинать следить за своим зрением: так устроен организм, что в этом возрасте начинаются изменения, приводящие к прогрессирующей дальнозоркости;

• не существует капель, препятствующих катаракте. Вообще. Вот в этом случае необходима операция, причём, довольно быстрая – при первых признаках. Длится она совсем недолго и дает отличные результаты;

• глаукома – страшнейшая вещь. Но здесь, к счастью, временно помогают капли, а затем операция. Капли нужны обязательно вместе с проверкой у врача каждые три месяца;

• контактные линзы – любые! – приводят к врастанию сосудов в роговицу через много лет ношения. Всегда. Поэтому ежедневные линзы – не решение проблемы, надо обязательно давать глазам отдых.

Огромное количество информации, почти 80%, человек получает, как говорят физиологи, – через зрительный анализатор, т. е. попросту говоря, через глаза. А сколько красоты можно увидеть вокруг! От души желаю Вам получить удовольствие и пользу, прочитав трогательные и поучительные истории опытного и талантливого врача.

Будьте здоровы!


Руководитель медицинского направления

кандидат биологических наук


Ваша Ольга Шестова

Вместо предисловия

«Увидеть в ярких красках мир… Точнее и не скажешь. Вот уже несколько лет я и не подозревал, насколько красив окружающий меня мир, насколько яркими красками окрашено всё вокруг. Всё, что меня окружало, было серым, тусклым, с нечёткими, размытыми границами, я и не верил, что когда-нибудь смогу вернуть зрение. Встреча с Арсением Александровичем изменила в моей жизни всё! Перед операцией был большой страх: „А вдруг будет только хуже?“ Но отступать было некуда, зрение было всё хуже и хуже, я не мог водить машину, не видел ценников в магазинах, не мог прочитать меню в ресторане, смотреть телевизор, читать газету.

После операции хотелось плакать от счастья – настолько был поражён результатом, как я мог так жить раньше!? Теперь я всё вижу, живу полной жизнью, снова радуюсь каждому дню. Всем этим я обязан одному человеку – доктору Кожухову Арсению Александровичу, чьи золотые руки буквально вернули меня из тьмы. И каждый раз, просыпаясь утром, я мысленно говорю ему: „СПАСИБО!“».


«Это Врач с большой буквы, это Врач от Бога. Мне посчастливилось работать с этим прекрасным человечком 2 года в клинике. Я помню, как многие пациенты очень боялись операций на глазах, переживали, а я, помню, говорила: „Как только вы увидите этого доктора, вы забудете обо всем… и доверитесь этому человеку, это волшебник!“ И действительно, после операции эти люди были счастливы, они видели мир широко открытыми глазами».


«Мне 26 лет. С 13-ти я носила линзы. Близорукость -7, астигматизм -2,5. До операции читала на этом сайте отзывы и удивлялась – неужели правда? Разве можно после коррекции видеть лучше, чем в линзах или очках? На следующий день после операции я могу с уверенностью сказать: ТАК я не видела никогда! Ни очки, ни контактные линзы не давали такой коррекции. Это счастье – рассматривать деревья в парках, видеть все знаки и указатели на дорогах, не щуриться, рассматривая мелкие предметы. А как непривычно видеть постоянно! Не близоруко нащупывать утром очки и идти надевать линзы, а просто открывать глаза и видеть ВСЁ! Арсений Александрович – врач с золотыми руками, профессионал, знаток своего дела. Огромное Вам спасибо!»

Это – отзывы с сайта профессора Арсения Кожухова, известного и очень талантливого офтальмолога-хирурга. Если собрать все отзывы об этом человеке, то получится довольно толстая книга. За каждым отзывом – история выздоровления пациента. И портрет нашего героя.

Книги таких людей читаются запоем. Ведь каждая строчка – не выдуманная, а прожитая. А если прибавить к этому опыт, мастерство, талант рассказчика, то получится захватывающее чтиво. И главное в нем не только интерес, но и польза!

Вступление

В этой главе рассказывается о том, что «скучно быть счастливым одному».

Для врача главное – любить людей, остальное приложится. С детства я мечтал посвятить себя лечению людей. По счастливому стечению жизненных обстоятельств моим дядей, другом и учителем, а также человеком, заменившим мне отца, был величайший человек и врач-офтальмолог академик Святослав Николаевич Фёдоров, которому я обязан всем, что умею и что делаю в офтальмологии, начиная с самых азов и заканчивая сложнейшими офтальмологическими операциями.

Даже сегодня, по прошествии многих лет, его личность с трудом поддается осознанию и осмыслению человеческим разумом. Был он одновременно простым и сложным, добрым и очень жёстким, требовательным, хитрым и доверчивым, как ребёнок. Все это каким-то непостижимым образом в нем гармонично сочеталось. А он жил просто, счастливо и свободно. И меня этому научил. Я точно знаю, что жить надо сейчас. Что самое дорогое – это время. Поэтому, когда иду по коридору клиники, полы моего белого халата развеваются, как паруса. И коллеги говорят: «Вон, Кожухов полетел». У меня перед глазами часто стоит Фёдоров. Если я в чём-то не уверен, то мысленно к нему обращаюсь за советом. Если в чём-то сомневаюсь, то сразу представляю, что бы он мне сказал на это, и часто тогда понимаю, как всё правильно сделать.

Однажды в детстве он отучил меня врать – раз и навсегда. У него был очень красивый нож десантника, чей-то подарок, который он держал на даче и любил брать с собой в лес, на охоту. Этот нож прекрасно резал, рубил, и его можно было точно метать. Он был отполирован, красиво блестел, был невероятно острый и перерубал даже очень толстые сучья с одного удара. Каждое лето я проводил все летние школьные каникулы на даче Фёдорова. И вот однажды, когда его не было на даче, я взял этот нож и начал рубить им доски. И, о ужас! Оказалось, что в досках были вбиты гвозди. Когда я это заметил, нож был уже весь в зазубринах. Я не придумал ничего лучше, как просто положить его на место. Когда Святослав Николаевич приехал на дачу и взял нож в руки, он, конечно же, сразу заметил зазубрины на нём и спросил меня: «В чём дело, откуда это?» Я ответил: «Не знаю», – и потупил взгляд. Он посмотрел на меня очень строго и коротко сказал: «Никогда не ври!» Отвернулся и ушёл. И это всё: ни ругани, ни долгих разъяснений о том, что такое хорошо и что такое плохо, и как делать не надо. Но эта короткая фраза была сказана им так, что мир для меня на время перестал существовать. Мне было безумно стыдно, и я не знал, куда деть себя весь день. После этого происшествия я больше не врал. Никогда.

Сейчас этот случай вспоминаю с большой теплотой и улыбкой, а тогда мне казалось, что весь мир рухнул.

Самая интересная жизнь с Фёдоровым началась у меня сразу после института. Он почти каждый день фонтанировал новыми интересными идеями.

Какие-то из них мы успели воплотить при его жизни, а какие-то уже после. Некоторые его идеи казались совершенно невероятными и невозможными. Например, офтальмологический конвейер «Прозрение», автобус-операционная, корабль-операционная, самолет-операционная, самые передовые в мире, сложные новейшие технологии в офтальмологии, которые поначалу трудно поддавались освоению, а затем всё легче и легче, по мере накопления опыта. Но Фёдоров всегда говорил: «Ребята, вперёд!» И мы, его ученики, коллеги, соратники, шли вперёд и зачастую все вместе делали невозможное, потому что не знали, что это невозможно. Ведь Фёдоров сказал, что всё получится. И у нас с ним всё получалось.

ОДНОЙ ИЗ ЛЮБИМЫХ ФРАЗ СВЯТОСЛАВА ФЁДОРОВА БЫЛО: «ЭТО ЖЕ ПРОСТО, КАК ПОМИДОР!»

И нам не только казалось, что мы просто можем делать сложные вещи, – мы их действительно делали. Только после этого я понимал смысл таких фраз, как «простота – высшая мудрость» и «простота – признак гениальности». Благодаря его колоссальной жизненной энергии и поистине железной воле, у Фёдорова была уникальная способность: он умел, в хорошем смысле, искажать окружающую реальность силой своей мысли и воли. Это искажение реальности основывалось на глубочайшей и непоколебимой уверенности в своей собственной огромной силе и вере в людей и, в первую очередь, во всех нас – окружавших его учеников и коллег. Поэтому общие правила его и нас как будто не касались. Мы многое делали по правилам, установленным самим Фёдоровым. Благодаря всему этому вокруг него образовался удивительно сплоченный и творческий коллектив, для которого практически не было преград и невыполнимых профессиональных задач.

Мне было очень интересно всё время делать что-то новое. И это тоже школа моего дяди, который считал, что человек обязательно должен каждый день делать что-то новое, и это один из главных факторов человеческого счастья. По мере моего профессионального развития наши с ним отношения становились всё ближе и ближе, появлялось всё больше общих тем и интересов. Год за годом я постепенно перенимал «стиль мастера».

У него была еще одна редкая особенность – ему было скучно быть счастливым одному или приносить счастье только своей семье.

И я привык именно к такому подходу в жизни и в работе. Поэтому я усовершенствую себя в работе постоянно. Современный мир меняется быстро, развиваются новые технологии, усовершенствуются старые. И я могу с уверенностью сказать, что знаю почти всё о современных, наиболее эффективных методах профилактики, диагностики и лечения глазных болезней, таких как катаракта, глаукома, отслойка сетчатки и ее разрыв, близорукость, дальнозоркость, астигматизм, о лазерной коррекции зрения LASIK (ЛАСИК и фемтоЛАСИК) и о том, как лечить косоглазие. Но и тут нет предела совершенству. У меня 34 зарегистрированных патента на различные методики, с помощью которых я могу провести операцию любой сложности. Патент – это новый способ, с помощью которого можно выполнить ту же функцию, но лучше, эффективнее, безопаснее.

В итоге сегодня я делаю около полутора тысяч операций в год. А за всю мою жизнь сделал около 30 тыс. операций. Пациентов же принял в три раза больше.

В настоящее время происходит бурный информационно-технологический прогресс и нагрузка на глаза всё больше и больше возрастает. Одновременно возрастает из года в год и количество глазных заболеваний, люди всё чаще обращаются к офтальмологам. При этом к зрению предъявляются очень высокие требования, так как от его функционального состояния зависит качество жизни и профессиональная надёжность современного человека.

Поэтому, берегите глаза. Не бойтесь обращаться к врачу. И – любите жизнь!

1
Мой Фёдоров

В этой главе убедительно доказывается, что любовь к профессии заразна

Мне посчастливилось вырасти рядом с НИМ. Мне было 4 года, когда состоялось наше первое яркое знакомство. Этот момент глубоко врезался в мою память. Была зима, вокруг всё было покрыто белым пушистым снегом. Он легко поднял меня одной рукой и посадил прямо перед собой на лошадь, на которой сидел сам. При этом он что-то говорил мне спокойным и уверенным голосом, но эти слова стёрлись из детской памяти. В памяти остались только сильные и теплые человеческие руки, за которые я держался. Это были руки Святослава Николаевича Фёдорова – человека, который вскоре заменил мне отца, которого я почти не знал, и который стал мне другом и учителем. Этими руками он вернул зрение многим тысячам счастливых пациентов и сделал ещё очень много добрых дел. Прошло, а точнее, полетело коротких 22 года моей жизни рядом с Фёдоровым. Эти годы запомнились мне светлой полосой моей жизни, когда всё было хорошо, понятно и почти не оставалось вопросов без ответов.

Ну, это было потом.

А пока я хочу вернуться к самому началу.

Родился я в Ташкенте. Первое жизненное воспоминание – мамина грудь на фоне окна. Открываю глаза, мы лежим в кровати, видимо. И на фоне окна – мамина грудь. Красивый такой холм.

Дальше помню смутно – парк, как мы гуляли с мамой, как мы ходили в бассейн. Помню свою бабушку. Я очень сильно её любил. Она была по-настоящему мудрая женщина, опытный врач-педиатр, очень уважаемый человек в большом восточном городе.

В семье всегда был в почёте трудоголизм, начиная с моей бабушки и заканчивая мной самим. Отец очень рано ушёл из нашей семьи. А я первые годы жизни рос в круглосуточном детском садике и очень скучал по маме. Видел её не так часто, как мне хотелось, так как она очень много работала. Вскоре умерла моя любимая бабушка – у нее была онкология. Мне тогда только исполнилось 4 года, и я испытал настоящий шок, узнав, что люди умирают… «Как это, люди не живут всегда, они умирают?» – думал я.

– Мама, почему бабушка умерла?

– Она болела тяжело, поэтому умерла. Все люди когда-нибудь умирают.

– И я умру?

– Да.

– И ты, мама?

– Да, когда-нибудь.

И с тех пор я боялся, что с мамой что-нибудь случится. Я помню, брал ее за руку, гладил по голове и просил: «Ты не работай так много, отдохни, я хочу, чтобы тебя на подольше хватило».

Но мама работала много. Первые годы после переезда в Москву были очень тяжёлыми. Мама работала врачом анестезиологом-реаниматологом в 114 окружном военном госпитале в г. Красногорске. И всегда брала много дежурств. У нее было по 9 дежурств в месяц. Приходила очень уставшая после тяжелых смен, когда им привозили ребят из Афганистана с оторванными конечностями. Операции длились по несколько часов. Казалось, что они никогда не закончатся. Каждый выполнял свой подвиг на своем месте, эти ребята из Афганистана и врачи в госпитале, которые спасали им жизни.

С 5 лет я был очень самостоятельным человеком. Маме и мне нужно было попасть на работу и в садик в одно время. Поэтому уже в 5 лет я один ездил на автобусе в детский сад. Мы с мамой выходили и шли до автобусной остановки вместе, а дальше разъезжались в разные стороны. Я знал, что выходить надо на третьей остановке. Стоял у окна и считал – раз, два, три. И выходил. И вот однажды водитель не увидел, что я топчусь в дверях, поэтому проехал остановку мимо. Я был мелкий, и он меня не заметил. Это был кошмар! Что делать? Каждый день в течение года всё было чётко: раз, два, три и вышел! А сейчас что делать? И я пошёл в обратную сторону. Навстречу мне шёл какой-то дядя. Я спросил его:

– Дядя, а вы можете меня до детского сада довести?

– Я бы довёл, но тороплюсь на работу!

– Ладно, – ответил я и пошёл дальше. И, не смотря на страх, я всё-таки дошёл до детского сада один! А бедная мама в это время сходила с ума. Потому что каждое утро, прибежав на работу, она звонила в садик, чтобы спросить, пришёл ли я. А в этот раз ей ответили, что меня нет…

И вот, когда она уже была на грани истерики, я переступил порог садика воспитатели бросились звонить маме, что я на месте.

В первом классе я учился в школе-интернате. Мама работала в таком режиме, что со мной некому было сидеть дома. Мама лезла из кожи вон, чтобы у меня всё было: продукты, одежда, игрушки, отпуск на море. Но мне нужна была мама. Я видел ее два раза в неделю – по средам и в выходной. И я мечтал, чтобы она меньше зарабатывала, но мы бы были вместе. Хотя зарабатывала она копейки, как и большинство врачей в советское время.

То, что я хочу быть врачом, я знал с детства. Мама несколько раз брала меня на работу, где мне, конечно, было очень интересно.

Однажды, когда мне было 5 лет, она меня взяла с собой на наркоз. И я даже поучаствовал в судьбе больного. Ему, как я сейчас помню, удаляли аппендицит. Меня поставили на две табуретки, чтобы я мог видеть, что делают врачи. Они оперируют, между собой разговаривают. И тут я вижу: что-то не то.

– Мам, а что это за шланг висит у дяди? – спрашиваю я.

– Ох, это же шланг с кислородом! Он выпал! Сынок, спасибо! Ты мне очень помог, – поблагодарила растроганная мама.

И вот, приблизительно в это же время моя тетя вышла замуж за Святослава Николаевича Фёдорова. Она познакомилась с ним на приёме – Ирэн Ефимовна привезла к самому известному офтальмологу СССР свою тётю. Они посмотрели друг на друга и – как пишут в любовных романах – искра пробежала между ними. Это была любовь с первого взгляда. Сильная, всепоглощающая. Они прожили вместе 26 лет и были абсолютно счастливы. Она была для него всем – правой и левой рукой, правой и левой ногой, шеей и всё, что хотите. А он – голова.

И вот, когда они уже жили вместе, я все каникулы проводил на даче у Фёдорова. Правда, пару раз меня отправляли в пионерский лагерь. Но это было для меня тяжёлое испытание – ходить строем, гулять и спать по времени, купаться в море – по расписанию. Нет, это всё было не для меня!

Фёдоров, который заменил мне отца, всегда воспитывал во мне дух свободы, а в лагере надо было подчиняться правилам. Поэтому в лагерь я больше не ездил, а всё лето проводил на даче.

К летнему отъезду на дачу я начинал готовиться в феврале. Собирал в большую сумку всё необходимое для лета. Какие-то вещи для катания на лошадях, щётки для их чистки. Или химический конструктор. Я очень любил делать различные химические эксперименты.

На даче у Федорова было очень интересно. Во-первых, конечно же, это конюшня. Федоров обожал лошадей с детства. Поэтому, как только у него появилась возможность, завёл себе лошадей. На даче всегда было две лошади. Одна Фёдорова, другая – моя. Ну, условно моя, конечно. Когда-то на ней каталась Ирэн Ефимовна, моя тётя. И даже моя мама пару раз каталась.

С семи лет я самостоятельно чистил лошадей, ездил на них один, совершенно не боясь. И соседские дети – мои друзья – все наперебой тоже хотели со мной покататься. Однажды я поехал пасти лошадей в поле, где росла высокая трава. И конь по кличке Шах меня понёс. На нём не было достаточного обмундирования, а только недоуздок, которым остановить животное очень тяжело. Тем более, если тебе 7 лет! Я кричал, а он только быстрее и быстрее бежал. Шах был в прошлом цирковой, очень умный и хитрый, всё понимал. Он мне очень нравился. И вот, Шах бежит и резко встаёт между забором и деревом. Я не удержал равновесие и со всего маха ударился коленом об дерево. Упал. Потом хромал 2 недели.

Однажды мы поехали кататься с Фёдоровым. Он увидел стог в конце поля и говорит: «Давай до стога наперегонки?» Ну, и помчались. И вдруг пошли кочки. Его лошадь споткнулась и припала на колено. Но, к счастью, не упала, а понеслась дальше. А вот Фёдоров упал. А моя лошадь продолжает скакать во всю мощь. Я оглянулся. Смотрю, он сидит и смотрит на меня. А я всё быстрее удаляюсь от него. Я ведь как размышлял – догоню коня Фёдорова и вернусь с ним к нему. Но мне никак не удавалось это сделать. А умные лошади побежали домой! Фёдоровская и за ней – моя. На полном скаку мы влетели во двор. Дома рассказал, что случилось. Тётя вскочила, побежала к нашему соседу и другу семьи, известному музыканту Сергею Леонидовичу Доренскому. Натягивая на ходу штаны, он озабоченно бормотал: «Вот так я и знал, что это добром не кончится». Мы на его машине поехали искать Фёдорова. А я и не помню, где он упал! Все поля вокруг совершенно одинаковые. Минут 40 ездили туда – сюда. Вдруг видим: Фёдоров идёт по дороге. И по всему его облику видно, что он очень зол. Первое, что я от него услышал:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3