архимандрит Рафаил Карелин.

Врачевство духовное. Ответы на вопросы читателей



скачать книгу бесплатно


В христианских религиозных текстах можно встретить упоминание об Иакове, которого именуют братом Спасителя (см.: Мф. 13, 55). Это родство в духовном смысле или Иаков был кровным братом Иисуса Христа?


Считается, что апостол Иаков был старшим сыном праведного Иосифа Обручника, который ранее имел семью и нескольких детей. Апостол Иаков проявлял особую заботу по отношению к Младенцу Иисусу и Деве Марии. Поэтому Господь, из всех детей Иосифа, только ему одному разрешил называться Своим братом. Однако по иудейским законам дети Иосифа Обручника могли называться братьями и сестрами Иисуса юридически.


Вот слова святого Иоанна Златоуста: «А под эллинами разумеет здесь Павел не идолопоклонников, но людей богобоязненных, повинующихся естественному закону, которые, за исключением соблюдения иудейских обрядов, сохраняли все относящееся до благочестия. Таковы были Мелхиседек, Иов, ниневитяне, Корнилий». Значит, следует говорить о возможности соединения со Христом людей, «повинующихся естественному закону». И они должны были отличаться внешним богослужением от идолопоклонников, живя среди идолопоклонников. Как же те не убили их за иноверие, особенно там, где была жестко навязываема государственная религия? Назовите, пожалуйста, большие группы таких рафинированных неидолопоклонников. Приведите, пожалуйста, документ с описанием хоть одной такой неиудейской «правильной» религии до Христа, существовавшей параллельно с иудейской. А Иисус, выходит, тоже вывел из ада этих людей, раз их религия была тождественна иудейской?


Между ересью и еретиком существует различие, а именно: ересь – это учение, искажающее христианские догматы, а еретик – человек, упорствующий в своем заблуждении. Поэтому я воздерживаюсь называть Вас и Ваших единомышленников еретиками, надеясь, что вы осознаете свои ошибки. Далее. Мне кажется, что сначала надо разобраться, что Вы хотите выяснить в своем письме, а потом писать ответ. Первое не легче второго, но все-таки попытаюсь: 1) о каких эллинах говорит апостол Павел? 2) Могли ли праведники Ветхого Завета исповедовать Единого Бога и совершать богослужения среди язычников, или, по мнению Ваших единомышленников, их убили бы за иноверие? 3) Существовали ли в ветхозаветное время большие группы «таких рафинированных неидолопоклонников»? 4) Было ли у них внешнее богопочитание? Отвечаю: 1) Вы цитируете слова святого Иоанна Златоуста: «А под эллинами разумеет здесь Павел не идолопоклонников, но людей богобоязненных, повинующихся естественному закону, которые, за исключением соблюдения иудейских обрядов, сохраняли все относящееся до благочестия». Я вполне согласен со словами святого Иоанна Златоуста и считаю их весьма ценным свидетельством. Но дело в том, что существует мнение мученика Иустина Философа: «Те, которые жили согласно со Словом, суть христиане, хотя бы считались за безбожников: таковы между эллинами – Сократ и Гераклит и им подобные, а из варваров – Авраам, Анания, Азария, и Мисаил, и Илия, и многие другие».

Однако в Церкви существует правило: на мнениях одного или двух отцов, отличающихся от церковного Предания, нельзя строить какое-либо новое учение. Для подтверждения истинности учения необходимо общее согласие святых отцов. На частном и ошибочном мнении святого Иустина Философа, у которого имеются также некоторые догматические неточности, кое-кто решил основать, как на краеугольном камне, учение о спасении язычников, иноверцев, неверующих и вообще не имеющих представления о Христе. Однако языческие философы вовсе не отличались богобоязненностью праведников, о которых говорил Иоанн Златоуст в вышеприведенной цитате. Для Сократа, Платона и Аристотеля не существовало Личного Бога, а только – некое бескачественное начало, которое нельзя любить, которого нельзя бояться, перед которым нельзя благоговеть. Сократ в теологических рассуждениях говорил о богах, но не о Едином Боге. В своей повседневной жизни эти философы участвовали в языческих ритуалах и приносили жертвы идолам. Так, например, Сократ перед смертью просил учеников принести за него жертву Асклепию, так как он обещал сделать это, но не успел. Гераклит учил, что «борьба – мать всех вещей» и положил начало той порочной диалектике, которая была довершена Георгом Гегелем и Карлом Марксом. В жизни своей Гераклит отличался непомерным самомнением и заявлял: «Я знаю всё, а другие – ничего». И такого язычника следует называть «христианином до Христа» и поместить в рай для подтверждения модной концепции? Это правда, что философы, которые бывали изображены в притворах некоторых христианских храмов, – Сократ, Платон и Аристотель. Но известно ли Вам, что в храмовой символике притвор означает не Царство Небесное, а преисподнюю? В притворе стояли люди, которым воспрещалось входить в храм и участвовать в общей молитве (находящиеся под епитимией, а также некрещеные). Само изображение философов, искавших и не нашедших Бога, ясно сказывается в этих изображениях: они не вошли в Небесную Церковь, а оказались в притворе. Мораль этих людей была довольно сомнительной: Платон любил роскошь и не гнушался раболепствовать перед тиранами; Аристотель советовал своему ученику Александру Македонскому уничтожить всех жителей одного из островов, чтобы заложить там плантации алоэ для производства сабура (сгущенного сока алоэ). Достаточно прочитать «Жизнеописания философов» Диогена Лаэртского, чтобы усомниться в их жизни «по естественной совести». Теперь посмотрим с другой стороны. Слово «язычник» имеет два семантических значения. Во-первых, это человек, принадлежащий не к иудейскому, а к другим народам; второе значение – это идолопоклонник. Часто слово «язычник» в Священном Писании и у святых отцов заменяло слово «эллин» как в первом, так и во втором смысле слова. Под эллинами апостол Павел подразумевает ветхозаветных праведников, не относящихся к иудейскому народу. А некоторые толкователи под этими именованиями имеют в виду эллинов (язычников) – идолопоклонников. Таким образом, создается внешнее впечатление у людей, не знающих в чем дело, что святой Иоанн Златоуст и другие отцы называют Сократа, Платона, Гераклита и других язычников-идолопоклонников – богобоязненными людьми. Кроме этого, порой заявляют, что под словом «философ» надо понимать не занимающихся философией как системой познания, основанной на логике, а всех, кто любит истину. Значит, любой человек, любящий Бога – высшую Истину, – уже философ. Поэтому всех праведников и святых следует назвать философами. Эти маневры так запутывают дело, что становится непонятным, где граница между монотеизмом и языческим миром, между праведниками и философами-идолопоклонниками. Это как раз и надо модернистам, чтобы в мутной воде ловить рыбу; 2) Вы пишете, что праведники Ветхого Завета «должны были отличаться внешним богослужением от идолопоклонников, живя среди идолопоклонников». Совершенно верно. Но затем Вы добавляете: «Как же те (идолопоклонники. – А.Р.) не убили их (монотеистов. – А.Р.) за иноверие, особенно там, где была жестко навязываема государственная религия?», – то есть повторяете концепцию о том, что у библейских монотеистов не было ни богословия, ни ритуалов, ни богослужения. Откуда такие нелепые представления об истории мира? Первоначальной религией был монотеизм, и только затем появилось язычество как обожествление космоса и его сил, при этом долгое время в преданиях различных народов хранилась память о Едином Боге, Который затем стал представляться верховным божеством в пантеоне богов и присутствовать во всей пестроте языческой мифологии. В книге Бытие, охватывающей огромный промежуток времени, нет никаких сведений о религиозных преследованиях ветхозаветных монотеистов со стороны язычников-идолопоклонников. Праведный Авраам, халдей по происхождению, не скрывает своей веры, но египтяне и хананеи не проявляют к нему религиозного антагонизма, более того, фараон просит Авраама помолиться за него Богу. Египетское правительство предоставляет иудеям плодородные земли, и не религиозные противоречия, а опасность усиления Израиля создает конфликт между египтянами и иудеями, который кончается исходом иудеев из страны. Образно говоря, монотеизм, до времен Нимрода (см.: Быт. 10, 9–10), был похож на материк, который затем постепенно стали заливать поднимающиеся воды языческого мира, и он превратился в архипелаг, который таял в течение многих веков. Иудейско-Израильское царство надолго становится самым большим островом этого исчезающего архипелага. Надо помнить, что ветхозаветная Церковь ведет начало не с Иакова и его сыновей, а от Адама. Ее главным догматом была вера в Единого Бога и ожидание Мессии-Спасителя, учением – Предание, идущее от Адама, основой богослужения – жертвоприношения как прообраз будущей Жертвы, которая должна искупить грехи мира. Гонения на монотеизм как на религию начинаются со времен эпигонов Александра Македонского, и то местами и спорадически. Систематическим гонениям подвергался не ветхозаветный монотеизм, а христианство. Поэтому праведникам Ветхого Завета незачем было скрывать своей веры и богопоклонения; 3) Вы пишете: «Назовите… большие группы таких рафинированных неидолопоклонников. Приведите… документ с описанием хоть одной такой неиудейской “правильной” религии до Христа, существовавшей параллельно с иудейской». Все праведники до Иакова и его двенадцать сыновей принадлежали к доиудейской религии, и, вообще, выражение: «Иудейская религия» – довольно относительное и условное, так как религия Ветхого Завета по духу своему универсальна. Национально-иудейской религией можно считать талмудический иудаизм. Я думаю, что Вы не разделяете взгляд Талмуда, что Адам был евреем; 4) теперь насчет вопроса о том, существовало ли у праведников Ветхого Завета общественное богослужение. Праведный Мелхиседек, царь Салима, в Библии назван священником Бога Всевышнего (ср.: Евр. 7, 1). Апостол Павел в Послании к Евреям разъясняет, что священство Мелхиседека было служением Единому Богу, а в прообразовательном значении – вечным священством Христа Спасителя. Авраам принимает благословение Мелхиседека, как младший у старшего, как низший у высшего. Авраам и его союзники – князья соседних племен – после победы над эламитами приносят Мелхиседеку как священнику десятую часть добычи, следовательно, признают его священство (см.: Евр. 7). Неужели может быть священство без паствы, без обрядов, без богослужения, то есть без самой религии? К сожалению, некоторые отрицают у праотцев ту религиозную атрибутику, без которой не существовало ни одного народа и ни одного племени. По этому мнению, праведники – неиудеи – всплывают на поверхность Библии, как немые рыбы, и снова погружаются в глубину. И все это для того, чтобы заложить основы христианообразного учения о всеспасении людей, а может быть, и демонов, в унисон с древними гностиками.


Прочитал мнение одного богослова о том, что «в Божестве соединившийся человеческий ум в Спасителе с момента соединения есть всепремудрый и всесовершенный. Вместе с увеличением человеческого возраста происходит выявление Его этого премудрого ума для других, а не развитие… По учению Православия, человеческая природа Спасителя сама по себе (то есть если в уме представим ее отдельно) хотя и обладает свойством неведения будущего, и этим Он – совершенный человек (именно это являет Спаситель в Евангелии), но в момент соединения с Божественной природой она сразу обогащается Божественным знанием, и, соответственно, – Христос есть знающий конкретный день Своего пришествия, – как Своей Божественной, так и человеческой природой (потому что невозможно, чтоб в Личности воплотившегося Бога, в Иисусе Христе, сосуществовали незнание и знание или знал Иисус Божественной природой и не знал человеческой)». Мне кажется, здесь пахнет монофизитством, прошу Вас объяснить эту цитату.


Первое. Человеческий ум Христа-Ребенка был совершенным умом ребенка; будучи неслитно соединенным с Божеством, Он мог через Божество знать нужную Ему истину, но выражал ее в формах детской речи. Святой Феодорит писал: «Если ты считаешь, что Христос, зная, говорил: “Не знаю”, то недалек от богохульства». Постановка вопроса о том, что человеческий ум Христа обладал когда-то незнанием, а затем, соединившись с Божественной природой, сразу же обогатился Божественным знанием, уже неправильна. Это та же монофизитская концепция: из двух создано одно. Самого момента (как переходного пункта) для соединения прежде существовавшей незнающей человеческой природы с Божественной всезнающей не было. Вне Ипостаси человеческая природа Христа ни один момент не существовала, поэтому у святых отцов она называется воипостазированной природой. Божественная природа не приняла извне человеческую природу, а создала ее в неслитном соединении с Божественной природой. Так что выражение: «Из двух природ – одна» – давно признано Церковью еретическим. Второе. Странным выглядит выражение: «Человеческая природа Спасителя сама по себе (то есть если в уме представим ее отдельно) хотя и обладает свойством неведения будущего, и этим Он – совершенный человек (именно это являет Спаситель в Евангелии), но в момент соединения с Божественной природой она сразу обогащается Божественным знанием». Значит, Христос когда-то по человечеству не знал, а потом по человечеству стал знать. Обогащение Божественным знанием человеческой природы Христа является возведением человеческой природы до степени возможного для нее совершенства, а вовсе не всезнанием, которое является свойством Бога. О дне Своего пришествия Господь знал как всеведущий и абсолютный Дух, Господь знал как богочеловеческая Личность, но не знала об этом человеческая природа Христа. Если бы знала, то она не была бы подобной нам, так как свойство созданного по времени и сотворенного – это ограниченность. Сын Божий, действием Духа Святого, или, если угодно, единым действием Святой Троицы, сотворил Свою человеческую природу через Деву Марию, и эта природа во всем подобна нашей природе, кроме греха. Одной из ошибок монофизитства является то, что оно, допуская абстрактно Божественное и человеческое во Христе, учит о реальности только единой природы. Само слово «монофизитство» означает «единоприродность». Знаменитый профессор Василий Болотов в своих «Лекциях по истории древней Церкви», в разделе, посвященном монофизитским спорам, пишет о том, что если бы человеческая природа Христа приняла всеведение, то она не могла бы существовать: это всеведение уничтожило бы ее. Так называемые умеренные монофизиты, последователи Севира, в своей христологической концепции имели в значительной степени внешнее сходство с Православием, но как раз в вопросе о человеческой природе Христа они приписывали ей Божественное свойство, в частности всеведение, и тем самым утверждали существование единой природы. Третье. Насчет того, что невозможно, чтобы в Личности Иисуса Христа существовали знание и незнание, мы можем спросить, а как же в Личности Христа существовало смертное и бессмертное, живущее в пространстве и беспространственное, подверженное страданию и бесстрастное, способное умереть и бессмертное? Если принять такое странное доказательство цитируемого Вами богослова, то надо прийти к мнению гностиков, что человечество Иисуса Христа – это вообще фикция и призрак, а не реалия. Если стать на точку зрения, что человеческий ум Христа воспринял Божественное всеведение, то надо признать, что он не соединен, а слит с Божественной природой, потому что слияние, а не соединение ведет к тождественности свойств, а как известно, догмат Вселенского Собора подчеркивает неслиянность природ. Если Христос «есть знающий… как Своей Божественной, так и человеческой природой», значит, Он отклоняется от истины, когда говорит: «Не знаю». Христос есть совершенная Правда, а здесь Христу приписывается заведомая ложь о Самом Себе. В одном месте Христос говорит: Я знаю Отца Моего, а если бы сказал, что не знаю Его, то был бы подобный вам лжец (ср.: Ин. 8, 55). Этим самым Христос показывает невозможность для Себя, как абсолютной Истины, сказать «не знаю», когда Он знает. Здесь со стороны цитируемого Вами богослова не только богословская ошибка, но и нравственная провокация: возможность лгать из прагматических целей. Святые Афанасий Великий и Григорий Богослов говорили, что Господь знал как Бог и не знал как Сын Человеческий, то есть силами Своей человеческой природы. Еще непонятнее: как можно представить себе человеческую природу Христа до ее соединения с Божественной природой, когда этого никогда не было? Следовательно, автор предлагает представить несуществующее и на этом строит свои доказательства.


Первое. Как люди, которые попадут в рай, будут жить и радоваться, зная и понимая, что некоторые из их близких и друзей мучаются в аду? Второе. Когда Бог сотворял мир, Ему нравилось его творение. Если Он знает прошлое и будущее и знал, что Адам и Ева согрешат и из последующих поколений людей многие не спасутся, то зачем Он сотворил этот мир?


Первое. Мы можем любить в людях действительное или предполагаемое добро. В человеке мы любим образ и подобие Божие, а также его душевные качества; но если наш близкий превратился бы навсегда в огромного паука или рептилию, то мы не смогли бы любить его, а в ужасе бежали бы прочь (вспомните новеллу «Превращение» Франца Кафки). Грешники в аду становятся демоноподобными существами, аналога которых невозможно найти на земле. Они выпадают из памяти Божией и памяти святых не потому, что у Бога ограничена любовь, а потому что сущие в аду ненавидят саму любовь. В грешнике откроется по смерти вся гнусность греха, и эту гнусность, слившуюся с его природой, любить невозможно, как невозможно любить демона. Грешник по смерти становится уже не ближним, а дальним, поэтому ад называют «страной забвения». Я говорю о состоянии после Страшного суда, а до него, пока еще не произошла окончательная дифференциация добра и зла, Церковь молится за тех христиан, кто в аду, в надежде, что некоторые из них (кто верил в Христа, делал добрые дела, грешил, каялся, и падал вновь, и умер в таком неопределенном состоянии) смогут воспринять эту любовь и спастись по молитвам живущих на земле. Второе. Господь, создавая мир и его обитателей, говорит добро (см.: Быт. 1). Он свидетельствует, что мир сотворен Его премудростью чистым от греха и скверны. Бог сотворил этот мир как возможность богообщения, создал, чтобы дать Своему творению радость чистого бытия с Богом. Промысл Божий и любовь Божия – это тайна, и, чтобы приблизиться к тайне, нужны духовная подготовка и, прежде всего, усиленная молитва. Я также советую Вам прочитать размышления и молитвы святого Силуана Афонского, которые находятся в книге архимандрита Софрония (Сахарова) «Старец Силуан». Святой Силуан пишет, исходя из своего опыта, эти вопросы выстраданы им, и поэтому он получил духовное свидетельство и ответы.

P.S. Однажды некая дама, как я думаю, поклонница Рериха, задавала мне подобные вопросы и в конце беседы сказала: «Разве можно быть спокойным, если по улицам ходит хоть одна голодная собака?» – и торжествующе посмотрела на меня. Я спросил: можете ли Вы честно ответить на мой вопрос? Она ответила: «Да». Я продолжал: скажите мне, когда Вы в последний раз поругались со своим супругом? Она ответила: «Сегодня утром, но какое это имеет отношение к нашей беседе?». Я сказал: древние подвижники, когда встречали непонятные для них места в Библии, налагали на себя 40-дневный пост с молитвой, чтобы Господь просветил им тьму. А я прошу Вас о малом: в течение 40 дней попробуйте не поругаться ни с кем и приходите, чтобы мы продолжили беседу. Дама сказала: «Вам хорошо сидеть в келии, Вы не знаете, как этот изверг доводит меня!..». Больше я ее не видел.

О воле Божией

Когда трудно определиться с выбором, принять решение, от которого будет зависеть дальнейшая жизнь, и молитва не помогает, и нет духовного отца, – как узнать волю Божию?


В таких случаях молите Господа, чтобы Он показал Вам через обстоятельства Вашей жизни Свою волю.


Как лучше узнать волю Божию, когда перед тобой стоит вопрос: да или нет?


Чем больше человек будет бороться со своими страстями и эгоизмом, тем более он будет способен понять волю Божию. Но так как мы пребываем в грехах и страстях, то лучше всего советоваться с духовным отцом, а если его нет, то иметь для каждого дела свидетельство в Священном Писании.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10