Архимандрит Феофан.

Неблаженные блаженные святые. Рассказы о необыкновенных подвижниках



скачать книгу бесплатно

Предисловие

«Мы безумны Христа ради, а вы мудры во Христе: мы немощны, а вы крепки; вы в славе, а мы в бесчестии».

1 Кор. 4, 10

Юродство Христа ради возникло в первые века христианства, но наибольшую известность приобрело в России.

Апостол Павел говорит, что наш мир, который не захотел познать Бога через мудрость, Богу угодно было спасти через юродство проповеди. И правда, юродство может проповедовать Христа даже там, где обычное разумное, рассудочное слово не имеет силы.

Желая образумить людей, юродивые становились как бы зеркалом для них. В поведении юродивых нет едкой сатиры. В отличие от эстрадных клоунов юродивые движимы состраданием и любовью к грешным людям.

Святой Симеон, по его собственным словам, пришел из пустыни в мир, чтобы «ругаться миру». «Ругаться миру» – означает смеяться над миром, обличать принятый мирскими людьми образ жизни. По убеждению юродивых, в этом мире для истинно верующего нет достойной цели. Для них – человеческий мир только суета сует.

Юродивые всегда идут поперек и действуют вопреки. Они не ждут награды от людей и чужды желанию прославиться в земной жизни.

Юродивые, выражаясь светским языком, имели право смеяться над миром. Ведь они без остатка отвергли этот мир. Отвергли в том числе его материальные ценности: «Никакой слуга не может служить двум господам, ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить, или одному станет усердствовать, а о другом не радеть. Не можете служить Богу и мамоне» (Лк. 16,13).

«Православная энциклопедия под редакцией Патриарха Московского и всея Руси Кирилла» объясняет: Блаженство – состояние приобщенности благу; в православном понимании – состояние совершенной духовной радости пребывающего в Божественной любви человека, достигнутое благодаря единению с Богом, обожению.

Блаженные – мудрые из мудрых. Таковы юродивые. Их разум был особого рода. Он трудился над поиском путей спасения душ, погрязших в грехе, и проповедью о Христе этим душам.

Иной вопрос – насколько внятен оказался урок, преподанный юродивыми.

Как бы там ни было, свободные от земных привязанностей, отказавшиеся от всякой собственности, не имеющие жилья, юродивые Христа ради на деле исполнили заповедь Спасителя: «Не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело одежды?» (Мф. 6, 25).

Блаженные подвижники избегали земной славы, но своими подвигами заслужили славу небесную.

Блаженная Исидора, преподобный Серапион Синдонит, преподобный Алексий, человек Божий, Василий Блаженный, блаженная Ксения Петербургская, блаженная Матронушка Босоножка… Их много, и молитвы их не стихают.


Христа ради юродивые


Неблаженные блаженные святые

«Она лучше вас и меня»
О преподобной Исидоре

Святая Исидора жила в IV веке в Египте.

Она была христианкой-монахиней, одной из первых юродивых.

Исидора выбрала этот род подвижничества – юродство – из-за своего редкого смирения.

Блаженная пришла в Тавенский женский монастырь, основанный сестрой преподобного Пахомия. И осталась там. Всего же в обители было около четырехсот инокинь.

На монастырской кухне Исидоре определили исполнять всю черную работу. Не успевала она сделать что-то одно, а ей уже наказывали приступать к другому. Ею помыкали не только на кухне, звали на любые работы. И блаженная трудилась, сколько было сил. Раб, и тот бы возроптал. Но не Исидора. Любое послушание для нее было словно в радость.

И это при том, что инокини всячески пренебрегали ею. Более того, с Исидорой обращались как с безумной.

Слепой душе она и правда могла показаться такой.

Вместо того чтобы носить куколь, Исидора набрасывала на голову какую-нибудь тряпку. А обувью вообще пренебрегала – ходила босая.

Никто никогда не видел, чтобы Исидора ела, как все. Юродивой хватало крошек со стола и объедков, остававшихся в посуде, которую она мыла.

Многие из сестер унижали Исидору, поносили и возводили на нее всяческую напраслину. Исидора и это переносила терпеливо и безгласно. Никто не слышал от нее ни грубого слова, ни просьбы о снисхождении: чем горше ее бранили и унижали, тем более веселой она становилась. Так упражнялась она «в мудром безумии Креста Господня».

Только Богу была известна скрывавшаяся в юродивой добродетель, и Он, любящий возносить смиренных даже и в этой жизни, показал миру достоинства Исидоры.

Святость подвижницы была открыта отшельнику Питириму, ученику Пахомия Великого.

Во время пребывания Питирима в Порфиритской пустыне его стали одолевать помыслы тщеславия.

– Ты вот гордишься своими подвигами, – сказал ангел, явившийся Питириму, – а хочешь видеть женщину, которая благочестивей тебя? Пойди в Тавенский монастырь, там найдешь женщину, чья голова вместо куколя покрыта тряпкой, а ноги – босы. Она – лучше тебя, потому что, не пытаясь уединиться, служит всем. И эти все ее осмеивают, а она, с Богом в сердце, – терпит. Ты же, сидя здесь, блуждаешь мыслью по городам…

Питирим из Порфирита пошел в Тавенский монастырь и пожелал видеть всех инокинь. Когда они собрались, Питирим спросил, действительно ли здесь все.

Ему отвечали:

– Мы здесь все, кроме юродивой, которая на кухне.

Старец велел привести и ее.

Исидору привели, хотя она и упиралась.

Увидев ее, Питирим упал к ее ногам и сказал:

– Благослови меня, матерь моя.

Исидора, упав в ноги Питириму, попросила его благословения.

Собравшиеся изумились, увидев происходящее.

– Авва, не срами себя, она юродивая, – сказали инокини.

– На самом деле это вы – безумные, – отвечал старец. – Она лучше вас и меня. Она – наша мать, и я молюсь, чтобы оказаться равным ей в день Суда.

Услышав это, инокини с плачем припали к ногам Исидоры.

Одна говорила:

– Я смеялась над ней..

Другая:

– Я издевалась над ее смиренным видом…

Третья:

– Я часто выливала на нее помои или била кулаками…

Словом, все признавались в нанесенных Исидоре оскорблениях.

Приняв их раскаяние, Питирим помолился о них вместе с Исидорой и покинул обитель.

Через несколько дней блаженная Исидора, не терпя славы, чести, услуг, которые стали оказывать ей вчерашние поносительницы, тяготясь извинениями, тайком ушла из монастыря.

Куда ушла, где потом пребывала, где скончалась – никто не знает.

Блаженная собственным примером подтвердила слова Писания: «Никто не обольщай самого себя. Если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтобы быть мудрым» (1 Кор. III, 18).

«Это сделал Бог»
О преподобном Серапионе Синдоните

Преподобный Серапион Синдонит родился в V веке в Египте. Его прозвали Синдонитом, потому что ничего, кроме светлого синдона (плаща из льна), он не носил.

Серапион был прирожденным монахом. Говорят, что еще в юности он выучил наизусть Священное Писание.

Стремясь к совершенству в бескорыстии, он не имел пристанища. Серапион, подобно птице небесной, свою жизнь превратил в непрекращающееся странствование. Так он и переходил с места на место, собирая духовное богатство, чтобы купить себе небесные блага в вечном покое.

Со временем он почти полностью избавился от мирских потребностей.

Серапион, превыше всего ценя внутреннее спокойствие и свободу духа, довольствовался самым необходимым и всегда надеялся на промысл Божий.

Его часто встречали на дороге горько плачущим, а на вопрос, почему он плачет, Серапион отвечал:

– Мой господин поручил мне свое богатство, я его растратил, и он хочет наказать меня.

Его не понимали, думали, что Серапион говорит о деньгах.

Серапиону подавали деньги, хлеб, овощи со словами:

– Возьми, брат, а о богатстве, которого лишился, не скорби, Бог может послать его тебе снова.

Серапион посвятил жизнь спасению ближних. Еще юношей он продал себя за двадцать монет семейству комедиантов-язычников. Он сидел на хлебе и воде, трудился и непрестанно проповедовал слово Божие.

Так продолжалось до тех пор, пока Серапион не обратил все семейство в христианство и не убедил оставить театр.

С принятием христианства они начали жить честно, благочестиво, весьма почитали Серапиона и говорили ему:

– Теперь, брат, мы отпустим тебя на свободу, ведь ты освободил нас от рабства, боле постыдного, чем то, в каком пребывал ты сам.

Серапион отвечал:

– Это сделал Бог, а вы содействовали тому, чтобы ваша душа была спасена – с моей смиренной помощью. Теперь я расскажу вам все. Сжалившись над вашей душой, которая пребывала в великом заблуждении, я, свободный, ради вашего спасения продался вам, чтобы освободить вас от греха. Возьмите свои деньги, а я оставлю вас и буду заботиться о спасении других.

Серапиона попросили остаться:

– Мы будем всегда почитать тебя, как отца и властелина наших душ… Только останься с нами!

Он не поддавался на уговоры.

Тогда обращенные сказали:

– Отдай бедным эти деньги: они были залогом нашего спасения.

Серапион ответил:

– Деньги ваши. Я не раздаю нищим чужих денег.

На пути в Александрию Серапион встретил почти нагого нищего, который дрожал от холода.

Серапион подумал: «Меня считают исполнителем Христовых заповедей… Между тем, я ношу одежду, а этот нищий – раб Христов, умирает от холода. Если я дам ему замерзнуть, на Страшном суде буду осужден как убийца».

Он снял с себя синдон и отдал нищему; потом сел нагой на дороге, держа в руках Святое Евангелие.

Мимо проходил знакомый Серапиона.

Он спросил:

– Отец Серапион, кто тебя раздел?

Серапион, указав на Евангелие, сказал:

– Оно раздело меня!

Потом Серапион увидел, что мимо него ведут должника в темницу. Сжалившись, он продал Евангелие и отдал тому человеку деньги для уплаты долга.

Чуть позже ученик спросил Серапиона:

– Где Евангелие?

Старец сказал:

– Сын мой! Оно постоянно твердило мне: «Продай имение твое и отдай нищим…» Я послушался и сделал так, чтобы за послушание получить Божие благословение.

Путешествуя, Серапион прибыл в Грецию. За три дня, которые он провел в Афинах, никто не подал ему и куска хлеба, а купить было не на что.


Св. Серапион сел нагой на распутье, держа в руках св. Евангелие


На четвертый день Серапион, встав на месте, где собирались чиновные особы, начал рыдать:

– Афиняне, помогите!

Прохожие спрашивали:

– Откуда ты? В чем твоя беда?

Серапион отвечал:

– Я из Египта, монах. Покинув родину, я попал в руки троих заимодавцев. Двое оставили меня, потому что получили свое; третий не отстает, а мне нечего ему отдать.

Окружавшие Серапиона, желая помочь несчастному уплатить долг, полюбопытствовали о том, кто же эти кредиторы.

Серапион сказал:

– С юности меня мучило сребролюбие, плотское вожделение и чревоугодие. От двух заимодавцев я освободился – от сребролюбия и вожделения. У меня нет ни золота, ни другого имущества, я не наслаждаюсь удовольствиями, которые поддерживают недуг вожделения. И теперь эти страсти больше не беспокоят меня. Но от чревоугодия я никак не могу освободиться. Четвертый день я без пищи и жестокий кредитор – чрево – неотступно мучает меня, требует обычный мой ему долг и угрожает уморить меня до смерти, если не заплачу…

Услышав неожиданный ответ, сердобольные слушатели дали Серапиону денег. Тот купил хлеба и тотчас покинул город.

В Лакедемоне Серапион узнал, что здесь некий благочестивый человек впал в манихейскую ересь. Подвижник продал себя ему. За два года Серапион своими наставлениями избавил от ереси его самого и всю его семью. Наставив их в благочестии, Серапион ушел, отдав им деньги, за которые продал себя.

С пустыми руками Серапион сел на корабль, плывший в Рим.

Моряки думали, что Серапион сам или кто-то по его просьбе уже перенес на корабль пожитки, и поэтому без расспросов приняли его, взошедшего на корабль с пустыми руками.

Отплыв на некоторое расстояние, моряки и пассажиры принялись за ужин. Увидев, что Серапион не ест, они подумали, что у него морская болезнь. То же было и на второй, и на третий, и на четвертый день плавания.

На пятый день, когда все, собравшись вместе, обедали, Серапион опять ничего не ел.

Его спросили:

– Почему ты не ешь, любезный?

– Мне нечего есть, – отвечал он.

Услышав это, моряки стали спрашивать друг друга, кто принимал пожитки Серапиона.

Когда же узнали, что ничего и не было, начали бранить Серапиона:

– Как же ты пустился в дорогу без припасов? Что будешь есть и чем заплатишь нам за перевоз?

Серапион спокойно отвечал:

– У меня ничего нет, кроме дырявого плаща. Отвезите меня назад и бросьте там, где взяли.

– Мы не согласимся сделать это, даже если бы ты дал нам сто золотых. Ведь сейчас дует попутный ветер, мы ни за что не можем упустить его.

Пришлось кормить Серапиона всю дорогу до Рима и смириться с тем, что за перевоз заплачено не будет.

Прибыв в Рим, Серапион встретился с Домником, подвижником, учеником Оригена. О Домнике ходила молва, что он творит чудеса.

Встретившись с Домником и получив наставления, Серапион спросил его о других подвижниках. Так он узнал о молчальнице. Она заперлась в келье и ни с кем не виделась. И так прошло двадцать пять лет.

Серапион пришел в дом, где жила эта подвижница, и сказал прислуживавшей ей старице:

– Скажи затворнице, что с ней хочет увидеться монах.

Старица отвечала:

– Затворница много лет никого не видит.

Серапион повторил:

– Пойди, скажи, что я должен с ней увидеться, потому что меня послал к ней Бог.

Но и тут старица не послушалась.

Только через три дня Серапион получил доступ к затворнице.

– Зачем ты сидишь здесь? – спросил он, увидев затворницу.

– Я не сижу, – отвечала она, – а иду.

– Куда же ты идешь? – спросил Серапион.

– К Богу, – отвечала затворница.

– Ты жива или уже умерла?

– Верую Богу, – отвечала она, – что умерла для мира; кто живет по плоти, тот не пойдет к Богу.

– Если хочешь уверить меня в том, что ты умерла для мира, – сказал на это Серапион, – сделай то, что я прикажу.

– Приказывай, – отвечала она.

– Выйди на улицу и пройдись, – сказал Серапион.

– Я не выхожу двадцать пять лет, – возразила затворница. – Как же теперь я выйду?

– Вот, – сказал Серапион, – не говорила ли ты: «Я умерла для мира»? Но если ты умерла для мира, то и мир для тебя не существует. Мертвый ничего не чувствует. Тебе должно быть все равно – выйти или не выйти.

Затворница вышла в город.

Когда она дошла до церкви, Серапион сказал ей:

– Если хочешь меня уверить, что ты умерла и людской мир для тебя ничего не значит, сними с себя всю одежду, свяжи в узел, положи на плечо и ступай по городу, а я пойду впереди тебя в таком же виде.

– Но если я сделаю это, многие подумают, что я бесстыдница, – ответила она, – и кто-нибудь скажет, что я сумасшедшая или бесноватая.

– А хоть и скажет! Тебе-то что?.. Ведь ты говорила, что умерла для людей; а мертвецу все равно, бранят его или смеются над ним. Он ничего не чувствует, – заметил Серапион.


Прп. Серапион Синдонит


Тогда затворница сказала:

– Прикажи мне совершить другой подвиг. Я еще не дошла, а только молюсь о том, чтобы дойти до такой степени.

– Смотри же, сестра, – сказал ей Серапион, – не хвались, будто ты святее всех, что ты умерла для мира. Теперь ты узнала, что еще жива и угождаешь людям. Я могу быть мертвее тебя… Я могу доказать делом, что умер для мира. Доказать тем, что смотрю на него с равнодушием; я могу сделать то, что приказываю сделать тебе.

Однажды к Серапиону пришел пустынник. Старец по обычаю предложил помолиться вместе. Пустынник отвечал, что он не смеет молиться с ним из-за множества грехов, что он недостоин даже дышать одним воздухом с ним. Серапион хотел омыть ему ноги, но пустынник не позволил и этого. Серапион убедил пустынника поесть. И стал есть вместе с ним.

Потом дал ему наставление:

– Сын мой, если хочешь себе пользы, сиди в своей келье. Ибо по молодости для тебя полезнее сидеть в келье, чем выходить из нее.

Пустынник, выслушав наставление, огорчился и так изменился в лице, что это не могло укрыться от старца.

Тогда Серапион сказал:

– Вот сейчас ты говорил: «Я грешник», говорил, что недостоин и самого монашеского образа… А когда я с любовью дал тебе совет, рассердился! Если хочешь быть смиренным, учись переносить обиды и удерживайся от празднословия.

«И здесь Бог, и везде Бог»
О преподобном Виссарионе

Преподобный Виссарион родился в V веке в Египте.

Он полюбил Бога с юности. В то время было много славных подвижников на Востоке, и преподобный Виссарион отправился в Иерусалим поклониться святым местам и набраться мудрости.

Виссарион побывал у преподобного Герасима, жившего на Иордане, беседовал со многими другими подвижниками. И в нем самом появилось желание поселиться вблизи святых мест, чтобы предаться подвижничеству. Однако домашние заботы требовали его возвращения под отчий кров.

Возвратившись в Египет, Виссарион сблизился с подвижником Исидором, известным строгой жизнью, образованностью и большим духовным опытом. Частые беседы с Исидором очень повлияли на Виссариона. Он все более и более укреплялся в намерении посвятить себя строгой жизни. К тому же родители Виссариона умерли, и отныне выбор образа жизни зависел только от него.

Первое, что сделал Виссарион, – раздал нищим и монастырям свое имущество. Он поступил так по слову Евангелия: «Никакой слуга не может служить двум господам, ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить, или одному станет усердствовать, а о другом не радеть. Не можете служить Богу и мамоне» (Лк.16,13).

Потом Виссарион принял иночество и удалился в скит.

Со всей пылкостью сердца Виссарион взялся за труды и подвиги для очищения души и приближения к Богу.

Пост его был необычно строгий. Он постился по неделе, по две, а иногда и по сорок дней.

В молитве он был неутомим. Однажды Виссарион сорок суток простоял без сна и пищи, забыв все земное и устремив ум к небесному. Он молился с поднятыми к небу руками, не двигаясь с места.

Виссарион вообще отказывал себе в самом необходимом, даже в сне и одежде: сорок лет не ложился, а спал сидя или стоя, одежды почти не имел, и потому много страдал от дневного жара и ночного холода.

Преподобный достиг высоты совершенства духовной жизни – живя в плоти, он как бы плоти не чувствовал, а был словно бестелесный.

Господь наделил его даром чудес. Вот некоторые из них.

Однажды Виссарион со своим учеником Дулой шел по берегу моря. Время было жаркое, ученик изнывал от жажды.

– Авва, – обратился он к Виссариону, – очень хочется пить…

Старец помолился и, перекрестив воду, сказал ученику:

– Во имя Господне зачерпни из моря и пей.

Ученик зачерпнул сосудом воды из моря. И вода оказалась пригодной для питья.

Дула рассказывал: «Потом я налил воды в сосуд, на случай, если опять захочется пить. Старец, увидав это, сказал:

– Зачем ты налил воду?

Я отвечал:

– Может, еще захочется пить.

Тогда старец сказал:

– И здесь Бог, и везде Бог».

«В другой раз, – рассказывает Дула, – мы пошли в пустыню.

Почувствовав жажду, я сказал:

– Авва, я хочу пить…

Старец, взяв мой плащ из овчины, отошел в сторону. Там он помолился и, помолясь, принес мне воды, которую набрал в плащ, воспользовавшись им как сосудом.

Через какое-то время мы отправились к некоему подвижнику. Солнце начинало заходить.

Виссарион, помолясь, сказал:

– Прошу Тебя, Господи, пусть солнце не зайдет, пока я не приду к рабу Твоему.

Так и вышло».

Как-то один из иноков скита за какой-то грех был выслан пресвитером из храма как недостойный вместе с другими быть в церкви.

Виссарион встал и вышел вместе с согрешившим, говоря:

– И я грешник.

По словам его учеников, жизнь Виссариона была подобна жизни птицы, рыбы или животного; он жил без смущения и без забот. Он не нуждался ни в доме, ни в имуществе, ни в удовольствиях. Виссарион был свободен от телесных забот, будучи уверенным в том, что вера поддержит его и оградит от всех напастей.


Однажды св. Виссарион посреди терния без сна и без пищи простоял на молитве целых сорок суток


Как пленник, он терпел то здесь, то там… Терпел холод и жар солнца, не признавая крыши над головой. Он, как беглец, укрывался на пустынных скалах и любил носиться по необитаемым пескам, словно по морю.

Если ему случалось приходить в тихие места, где монахи ведут однообразную жизнь, он садился у ворот, плакал и рыдал, будто пловец, после кораблекрушения выброшенный на берег.

Иногда кто-нибудь из братьев находил его сидящим тут, подобно нищему, скитающемуся по миру. Подойдя к нему, монах с сочувствием спрашивал:

– Чего ты плачешь? Если нуждаешься в необходимом, дадим тебе, сколько сможем… Только войди в нашу обитель, раздели с нами трапезу, подкрепись!

Виссарион отвечал:

– Я не могу оставаться под крышей, пока не найду своего имущества. Я, – говорил он, – потерял имущество, целое богатство… Я и попался морским разбойникам, и потерпел кораблекрушение, и лишился славы своего рода, из знатных сделался незнатным…

Брат, сочувствуя бедам несчастного, уходил и приносил ему кусок хлеба.

Подавая его, он говорил:

– Прими это, отец, а прочее возвратит тебе Бог, по словам твоим, – и отечество, и славу рода и богатство, о котором ты говоришь…

Старец плакал еще горше, приговаривая:

– Уж и не знаю, могу ли я найти то, что, потеряв, ищу.

Случалось и не один раз, что блаженный молитвой вызывал дождь во время засухи; переходил реку Нил, словно по суше; изгонял бесов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5