Антонина Романова.

И к гадалке не ходи. Иронический женский детектив



скачать книгу бесплатно

© Антонина Романова, 2017


ISBN 978-5-4485-9842-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Часть 1. Баба Шура

Глава 1. Осень

– Не смейся… расскажи, потом посмеёмся вместе.

– Поль, я остановиться не могу. Колька опять учудил, даже я от него такого не ожидала.

– Ну, не тяни.

– Съездил в Алтай, к очередному родственнику – седьмая вода на киселе. Привёз флягу мёда, тёмного. Мёд на каждом углу сейчас продают, так он объявил на весь Шаринск, что этот мёд… противозачаточный.

– Противозачаточный?

– Да, и ему поверили.

Теперь не могла остановиться и Полина, представляя лицо Николая, убеждающего женщин в волшебных свойствах мёда. Такой изворотливости от Коли можно было ожидать, зная, как он умело привирал везде, где бы ни находился.

Просмеявшись, сёстры обсудили надоевшие сентябрьские дожди и пришедшие с ними болячки.

– Я себя старой не чувствую, честно тебе говорю, – рассуждала Поля. – Это состояние души – старость, а вроде душа пока чего-то ещё хочет и кого-то любит. Но на Руси говорили – дряхлость, это подходящее словцо. Именно это начало отражать моё зеркало.

– Да какое там зеркало, иногда вставать неохота, чтобы лишний раз не охать и ахать. То ли климат меняется, то ли, как ты говоришь, дряхлость за горло берёт. Хотя, сейчас и молодые все больные.

– Это потому, что мечтают о быстром успехе и богатстве, а ни то, ни другое не получается. Сбой программы, в голове хаос. Тут одна одноклассница моей дочки не нашла ничего лучшего, как к гадалке сходить. Та ей сказала, что будет у неё скоро муж в погонах, военный или что-то вроде. Да ещё добавила, что все проблемы сразу уйдут, будет ей счастье. Теперь бедняга ждёт чуда и ни с кем не знакомится. Только чуда никак не наступает… алё, ты ещё на связи?

Молчание сестры Поле не понравилось. «Зачем я о гадалке верующей? Ну точно, дряхлею умом».

– Надеюсь, ты по гадалкам не бегаешь? Отмаливай тебя потом.

– Тань, тебе хоть ничего не говори. Я к гадалкам сроду не ходила и не собираюсь. Я их боюсь, тем более если наговорят плохого. Да и нужды нет. Туда можно пойти, если терять нечего.

– А что если эта девушка так и не встретит того, в погонах?

– Ничего хорошего, конечно. Кошмар будет, я тебе об этом и говорю, наверняка заболеет. Коле привет передавай, повеселил. Конец сентября, когда-то Новый Год справляли в это время, к зиме готовились.

Таня опять долго молчала.

– Тань, ты о чём так задумалась?

– У меня от твоей истории настроение испортилось. Представь себя на месте этой девушки? Короче, сходи к ней и уговори не ждать военного, лучше пусть к батюшке на исповедь придёт.

– Ладно, обещаю. У меня массаж скоро начнётся, отлежусь и пойду помогать несчастной девушке.


Поля каждый раз волновалась перед приходом Киры. Подруга сразу сообщит обо всех накопленных болячках, немного поругает, но и силы прибавит, и на многие вопросы ответит.

Посмотрит своими большими глазами сквозь душу и ничего от неё не скроешь.

«Гадалки, знахарки, медиумы – предрассудки? Для мужчин это несомненно полная глупость и обман. А для женщин? Мы, женщины, обладаем чем-то иным, кроме ума и знаний. Каким-то чутьём, способным предугадывать, почувствовать беду, вылечить душевным теплом. Есть, конечно, и среди женщин бездуховные обманщицы, шарлатанки, живущие ради наживы. Но мы верим даже им, чтобы изменить свою жизнь поверишь любому. Если бы женщины могли жить только умом, то исчезли бы колыбельные песни, милосердие и невидимые обереги. Остался бы материальный мир без тех самых волшебных минут непонятного счастья. Так и Кира, пережившая клиническую смерть, обещала кому-то там, за чертой небытия, что двадцать лет будет помогать людям, без выгоды для себя. Чаще всего она приходит к женщинам, чтобы выздоровевшие, они потом помогали своим близким».

И Полина верила Кире, считая её настоящей подругой. Слишком часто совпадали её предупреждения с последующими событиями, да и массаж приносил облегчение и желание жить дальше.


– Поправилась гляжу, это хорошо. Ну, здравствуй! – Кира оглядела Полю с ног до головы.

– Что хорошего, толстею, – улыбнулась Полина.

– Волосы отрастила, неплохо. Что, шея болит?

– Ага, уже на правую руку перешло. Осень, настроение какое-то грустное.

– Ныть не начинай, осень у неё. Красота! Прохладно, дышится легко. Скучно тебе?

– Немного скучновато. Лето было весёлое… ложиться?

– А как же, ложись. Посмотрим, чем дышишь.

Кира намазала руки кремом и прошлась пальцами вдоль позвоночника.

– Кого на шею посадила, раз так болит?

– Да они и не слазили, дети мои.

– Нет, тут что-то другое. Ты себя саму туда посадила и держишься за свои страхи. Нравится тебе волноваться. Ноги тоже забиты, больше нужно ходить.

– Куда ходить-то? В магазин?

– Находишься скоро…

– Начинается, давай подробнее. У нас улица осенью хуже, чем в деревне, по ней ходить никакого удовольствия. Асфальт положат, когда все дома построят, а многие не торопятся.

– Я же тебе не по улице советую ходить, город у нас не такой уж маленький. Спину поправим, вот и легче будет передвигаться.

– Кир, мне за лето надоели всякие приключения, неужели опять? Мне бы полежать, повязать…

– Не надейся. Ты книг много прочитала, надо и самой быть героиней романа. На меня не рассчитывай, начинай пользоваться своим чутьём, оно у тебя тоже забито, – засмеялась Кира.

Глава 2. Маргарита

То, что в Чистогорске найдётся с десяток гадалок, Поля знала. Слухи непременная часть жизни людского общества. Знала она и то, что ей нужно было найти женщину с именем Маргарита. Именно она обещала Сонечке мужа в погонах. По тем же самым вездесущим слухам, эта гадалка славилась скромностью и низкой стоимостью сеанса – брала всегда триста рублей и ни копейки больше. Оставалось навестить Людмилу, дочь которой так сильно уверилась гаданию.

Людмила работала в городской администрации, не меняя место работы с советских времён. Нажив своим усердием и стараниями мужа, полное материальное благополучие и единственную дочь, Люда до развода дочери считала себя счастливицей. От первого брака у Сони осталась малышка, и ей непременно хотелось найти ей отца и уехать поскорей из богатого родительского дома.

Полина редко виделась с Людмилой, скорее их отношения можно было назвать приятельскими. Дочери учились в одном классе и, какое-то время назад, материнские интересы и переживания были одинаковыми, несмотря на социальный статус. Но воды с тех пор утекло много, и неожиданный звонок Людмилы немного удивил Полю. Скорее всего, Поля не стала бы вмешиваться в семейную драму, если бы она не пообещала сестре Тане помочь девушке.

Нехотя собравшись, Полина задержалась у зеркала. Волосы отросли уже ниже плеч, и Поля не торопилась стричься. «Легче всего отрезать, назад уже мало что можно вернуть». Гладко выпрямив волосы феном, подкрасив ресницы и губы, Поля вздохнула и вышла из дома.

Дождя не было, но прохлада заставила переодеться в длинное пальто и сапоги: вчерашний массаж отдавался болью вдоль всего позвоночника. Кира велела держать ноги в тепле, да и первый сеанс лечения всегда был самый болезненный.

– Пешком, говоришь, надо ходить, Кирочка. Ну пешком, так пешком, хотя так неохота, – объявила сама себе Полина и сделала первый шаг к центру города.


Кабинет Людмилы Михайловны располагался на третьем этаже здания администрации. Уже изрядно уставшая от пешей прогулки Полина с тоской смотрела на широкую мраморную лестницу. Люди спускались и поднимались, и Поля присоединилась к потоку.


– Можно? – Поля приоткрыла дверь в кабинет чиновницы, но заметила сидящую напротив Людмилы посетительницу.

– Заходи, Полина. Привет! – Людмила приподнялась со стула. – Мы уже поговорили, и я тебя ждала.

Полноватая, растрёпанная брюнетка, тоже повернулась в сторону Поли, но в глаза не посмотрела, а лишь скользнула взглядом и отвернулась.

– Знакомься, это Маргарита.

– Та самая?! – вырвалось у Поли.

На этот раз посетительница уже смотрела на Полину отрытым взглядом, но сильных эмоций не выражала.

– Извините за бестактность, но я точно не вовремя. Вы разговаривайте, я за дверью подожду.

– Вовремя, нам как раз свежий взгляд не помешает. Решаем, как Сонечке помочь. А ты что думаешь?

– Решаешь с гадалкой? – Поля не знала как себя вести, и мысли срывались с языка.

Маргарита лишь вздохнула, но никак не отреагировала на слова Поли.

– Ну, не знаю, что и думать. Может ещё раз погадать и сказать, что никого ждать не надо.

Людмила разволновалась: – Маргарита, вы только не думайте, что я первому встречному рассказываю о ваших гаданиях. Наши дочки дружили в школе, и сейчас дружат. А неплохая идея. Маргарита, погадайте ещё раз, что вам стоит.

– Я врать не буду, – тихо произнесла гадалка. – Карты показали военного, я так ей и сказала. Им же не прикажешь. Ещё раз говорю, что это принесёт ей семейное счастье.

Чиновница стукнула кулаком по столу: – Я вас пригласила не потому, что верю или не верю. Дочь почти из дома не выходит, сидит и смотрит в окно. А у меня внучка, ей мама нормальная нужна, да и папа тоже нужен. Полина, у меня больше нет слов, объясни ей что такое нечастная дочка.

Гадалка поднялась со своего стула, чуть одёрнула мятую юбку, прошлась рукой по коротким волосам и спокойно ответила: – Врать не буду. Хорошо, пусть идёт к другой гадалке, я адрес напишу. Но запомните – карты Таро никогда не обманывают.

– Маргарита, голубушка, погодите. Моя подруга тоже может будущее предсказать, но она всегда предупреждает, что у судьбы много дорог, – старалась спасти ситуацию Поля.

– У вас, возможно и несколько, а у Сони одна. Хотя, она может жить с мамой до конца жизни, если мама не верит в её счастье.

Улёгшись на стол, Людмила расплакалась. Но кто-то постучался в дверь кабинета, и она быстро смахнула слёзы. В кабинет вошел солидный мужчина. С лица Людмилы исчезли не только слёзы, но и следы страдания.

– Большое спасибо, – обратилась она к Полине, – до свидания.

Поля кивнула и быстро вышла из кабинета. Сразу за ней вышла и гадалка.

– Вы, Маргарита, не торопитесь? – решилась Поля. – Внизу есть кафе, выпьем чаю?

– Хорошо, – так же тихо ответила гадалка.

Посетители кафе косились на Маргариту, уж очень неприглядно смотрелась она на фоне деловых костюмов и безупречно выглаженных блузок. Работники администрации не скрывали удивления, глядя на старенькую курточку и стоптанные кроссовки гадалки. Но официантка подошла к столику с приятной улыбкой: – Что будете кушать?

– Девушка, нам две чашки чая. Маргарита, вам к чаю пирожное?

– Мне салат и два пирожка. Погодите, и пирожное тоже можно.

Полина не хотела обедать, но для разговора нужно было время, и она попросила кусок пирога.

Девушка ушла, оставив незнакомых женщин наедине. Нужно было начинать разговор.

– Маргарита, скажу вам честно. Ваше имя вам не подходит.

– Потому, что это не моё имя. Меня Лидой зовут, – как всегда тихо и спокойно ответила гадалка.

– Лидой? А зачем…

– Ну, сами подумайте, гадалка и Лида, никакой солидности. Маргарита звучит более убедительно.

– Тогда понятно, партийная кличка. Простите, но очень хочется спросить, хотя наверняка вам это не понравится. Вы сами-то верите в то, что говорите людям?

Лида смотрела на Полину глубокими серыми глазами, и в этих глазах читалась тоска и опустошенность.

– Зачем вам это знать?

– Я люблю необычных людей, они делают наш мир не прямолинейным…

– Дело не в моей вере, карты сами дают ответы. Я научилась только одному – никого не жалеть.

Глава 3. Баба Шура

Официантка уже ставила на стол тарелки с салатом и пирожками, но Лида не следила за её движениями.

– Чай и пирожные подавать? – обратилась девушка к Поле.

– Конечно, спасибо.

Молчала и Поля, пока не зная, как выйти на нужную тему. Гадалка ела с аппетитом, чуть наклонив голову вперёд.

– То есть вы говорите людям даже плохие предсказания и пусть живут с этим как хотят?

Не переставая жевать, Лида лишь кивнула головой.

– Это неправильно, на мой взгляд. Моя подруга хотя бы даёт шанс…

– Сценарий судьбы всегда один, хотя роли бывают разные, как повезёт. Вы не сердитесь, так положено у нормальных гадалок. Если человек пришел узнать правду – пусть её знает. Кому не надо, тот не ходит, сами меняют роли.

– Но вы же задаёте программу. Так можно и с ума сойти. Вот и чай, спасибо! А себе гадаете?

– Себе нет, уже всё ясно и без гадания. Когда мы с мужем в 90-е попали в аварию, я в больнице познакомилась с женщиной. Она меня и научила гадать на картах Таро. Жаль, что с тех пор я не знаю где она живёт, я бы её поблагодарила. Муж стал инвалидом – колясочником, пришлось сидеть дома и зарабатывать гаданием. Вот так уже двадцать лет.

Пустота в душе Лиды обволакивала Полю, желания общаться пропадало каждую минуту разговора. Но обещание данное сестре заставляло Полю продолжать беседу.

– Имя этой женщины вы помните?

– Да, её звали бабой Шурой.

– И всё?

– И всё. Она не местная, уехала, скорее всего, в какую-то деревню недалеко от города. А я из дома выйти не могла первые годы, только за продуктами в магазин и ходила, как старушка.

– Вы хотите её найти?

– Да.

– И вы уже начали искать?

– Пока нет, мне мужа не с кем оставить, хотя он уже лучше себя чувствует, но не привык ничего делать сам.

Поля допила чай и, совершенно не думая о последствиях, предложила: – Давайте я вам помогу.

Теперь удивлялась Лида, и даже щёки её чуть порозовели.

– Не из жалости, как вы говорили, из своего интереса. Надеюсь, если я найду вашу бабу Шуру, вы поможете решить проблему Сонечки, ещё раз погадаете.

– Ей помогать не надо, до встречи с её мужчиной осталось немного, не больше месяца.

– Хорошо, значит у меня есть время. Если Соня за это время встретит кого надо, то её мама успокоится. А если нет – вам решать, как отплатить мне за поиски. Вы доели, Лида? Пора по домам. Сообщайте мне ваш номер телефона, будем на связи.


Злясь на себя за невыполнимые обещания, Поля подъезжала на такси к своему дому.

«Слово не воробей – вылетит, не поймаешь. Ох, как часто мы что-нибудь обещаем, а потом выполнить не можем, хотя прощаем себя за бессилие. И всё виним обстоятельства, больную голову и заодно страну. На самом деле мы и палец об палец не ударили, чтобы материализовать слова в дела».


К пяти часам вечера Поля уже приняла душ и несколько раз заглядывала в окно, ожидая Киру. Она твёрдо решила пока ничего не рассказывать своей подруге, и встретила Киру невинной улыбкой.

– Устала? Сколько сегодня спин уже повидала?

– Штук шесть, вроде.

Кира помыла руки, присела на край дивана, но массаж делать не начинала.

– О чём думаешь? Кому-то обещала помочь, а не знаешь, как? Боишься?

Улыбка погасла, но Поля знала заранее, что скрыть тайные мысли от Киры трудно.

– Боятся нечего, но пока не знаю с чего начать.

Поля почти не почувствовала момент, как сильные руки Киры уже мяли её спину, а она подробно рассказывала о своей встрече с гадалкой. Таинственная баба Шура представлялась Поле почти сказочной Бабой-ягой.

Нагретая банка втягивала кожу на спине, но боли Полина не чувствовала. Кира слушала внимательно, не останавливаясь ни на секунду. Потом накрыла Полю пледом и сказала: – На этот раз я тебе помогать не буду. Сама догадаешься, сама найдёшь. Хватит лежать на диване, пора и побегать. Не надейся, что дом построили, и можно тихо стариться, и болеть. Слова не скажу, где эту бабушку искать. Земельные работы закончены, начинаются женские посиделки. Интересно, а сколько деревень поблизости от Чистогорска? Никогда этого не знала, но не больше десяти, скорее всего. Давай так – днём бегаешь, а вечером я тебе массаж.

– Кира, я себя переоценила. Куда ехать не знаю, да и погода не прелесть какая прекрасная.

– Подумай, включи воображение.


Никогда долго не задерживаясь, Кира уже шла к кому-то по темнеющему городу, а Полина кормила Петю ужином. Сесть за компьютер она смогла только к девяти вечера.

Деревень и посёлков, расположенных вокруг Чистогорска оказалось девять: три больших, остальные маленькие и даже почти заброшенные.

– Куда ехать? – чуть не плакала Поля. – Наугад?

Пришлось посмотреть расписание автобусов. В основном междугородние автобусы ходили по утрам, а к обеду возвращались в город. В некоторые населённые пункты автобусы отправлялись один раз в два-три дня.

Решив начать с маленьких деревень, Поля выбрала самое красивое название – Рябиновка.


Утром, как только Петя уехал на работу, Поля пешком отправилась на автовокзал. Опасаясь простуды, Поля надела тёплую куртку с капюшоном, перчатки и полусапожки, хотя многие уезжающие были одеты гораздо легче. Вообще на автовокзале народу собралось много, и маленький автобус, отъезжающий в Рябиновку, заполнился до отказа. Поля, считая свою задумку ужасно хитрой, выбрала место рядом с симпатичной старушкой.

Начиная разговор издалека, Поля старалась выслушать собеседницу, изображая большой интерес.

Анна Петровна жила в Рябиновке всю жизнь, приезжая к детям и внукам в город погостить.

– Не люблю я в гостях долго, даже у детей. Спится плохо, все думы о доме, кошке, как они там без меня. Такая я вредная, Полиночка. До зимы дел мало, капусту посолю и опять отдыхай. У нас в Рябиновке хорошо, соседи дружные, пьяниц почти нет, давно померли. А вы к кому, Полина в гости?

– К бабе Шуре, – выпалила Поля.

– К Шуре? Вы ей родственница или кто?

– Родственница дальняя, – врала Поля напропалую.

Поправив платочек, старушка пронзительно посмотрела на Полю: – Нет у неё родственников, не обманывайте старую женщину.

– Ладно, извините, Анна Петровна, вру я. Гадалку ищу по имени баба Шура.

– Нет у нас такой, ни одной гадалки отродясь не было. Знахарка была, Сима, три года, как умерла.

Уже понимая, что в Рябиновку поехала зря, Поля расстроилась, хотя продолжала слушать попутчицу. Автобус уже подъезжал к конечной остановке, и Анна Петровна предложила Поле зайти к ней в гости.

– Полечка, автобус назад поедет через два часа, успеете мёду нашего попробовать. У соседа свои ульи, всё без обмана.

– Неудобно, как-то. Я без гостинцев.

– Глупости, какие гостинцы. А зачем вам гадалка? Столько шарлатанов развелось, лишь бы деньги платили, наговорят с три короба. Деньги стали мерой даже совести.

– Упаси, Боже, я гадать не собиралась. Одна знакомая попросила найти, у них старые счёты. Но я верю в чудеса, и в предчувствие верю, на себе убедилась.

– Бывает, всякое бывает. Знахарка наша наговорами лечила, многим помогла. Язвы даже затягивались…

Резко затормозив, автобус остановился.

– Что-то водитель не сильно вежливый, – возмутилась Поля.

– Там лужа большая, – засмеялась Анна Петровна, – каждый день всё больше.

Час пути утомил Полю, шея давала себя знать тягучей боль. Но то, что она увидела вернуло ей радость бытия. Небольшая деревушка и в самом деле утопала в рябиновых деревьях, обвешанных красными гроздями. Ярко желтые берёзы и бордовые рябины создавали палитру сказочной красоты. Поля залюбовалась, забыв о боли в шее и обо всём на свете.

– Полечка, вижу вам нравится. Вот и я не хочу отсюда уезжать. Вон мой домик, недалеко.

Глава 4. Колышево

«Любит образованная элита сочувствовать трудной жизни деревенских жителей, но не дай Бог, исчезнуть нашим деревенькам. За что душа будет цепляться в этом мире? За высотки городов? Это особое племя – деревенские жители, работающие на земле и умеющие вырастить из семечка плоды. Достойная судьба человека, хотя и не простая».


Любимый дом встретил Полину тишиной и прохладой. Пока ещё ни одной рябинки не росло в её саду, но сегодня она ещё раз поняла, что непременно её посадит.

Поставив в духовку курицу, Поля протирала пол, поглядывая на часы. Перед массажем нужно было помыться и отключить духовку.


– Привет, путешественница. Ну как, нашла кого-нибудь?

– Зря съездила. Хотя мне Рябиновка очень понравилась, да ещё и мёду привезла. Тебя угостить?

– Сама ешь, у меня полна коробочка, пять сортов мёда имеется.

Массаж длился недолго, разговаривать Поле не хотелось. Она скупо рассказала об Анне Петровне, готовая уснуть за минуту.

– Куда завтра поедешь? – громко спросила Кира, накрывая Полю пледом.

Проснувшись, Поля ответила: – Точно не решила, скорее всего в Колышево. Туда ехать часа два, а деревня из десяти дворов, глухомань. Автобус один раз в неделю ходит.

– Давай, не бойся только. Подышишь, с людьми поговоришь. И мне расскажешь.


Среда начиналась с проливного дождя. Почти обрадовавшись, что есть оправдание никуда не ехать, Поля дольше обычного пила кофе и слушала вчерашние новости. Но дождь кончился и на автобус в Колышево Поля успевала. Пришлось продолжить поиски бабы Шуры.

То, во что нужно было сесть Полине, автобусом назвать было трудно. Переделанная «Нива» с шестью посадочными местами, не давал Поля никакой возможности поговорить хоть с кем-то с глазу на глаз. Бабушек с добрыми глазами среди отъезжающих не нашлось ни одной. Рядом с Полей сидели угрюмые мужики, приезжающие в город за хозяйственными покупками. Полю уже чуть не плакала, сожалея о своём необдуманном поступке. В салоне было душно, а за окнами кроме дождя ничего не просматривалось.

Дождь не прекратился и после того, как водитель сообщил: – Приехали, выгружайтесь.

Промокнуть Поля не боялась – куртка не пропускала воду, а вот сапоги предательски захлюпали мгновенно.

– Извините, а можно в салоне посидеть до отъезда в город? Вы же скоро обратно поедите?

– А я и не поеду, уважаемая.

– Почему, у вас же расписание.

– Дорогу развезло, что я дурак рисковать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное