Антон Кротков.

Питомник



скачать книгу бесплатно

Следом подкатил видавший виды «боевой» джип, напоминающий закамуфлированную боевую машину. Из «броневика» неторопливо выбрался крупный мужчина – этакий медведь, в такой же чёрной форме, как у охранников при въезде в посёлок. Куртка на нём была нараспашку, ворот рубашки тоже расстегнут, будто мужик не замечал мороза; шея его раскраснелась, на волосатой груди блестел массивный золотой крест, а под ним обручальное кольцо на простом шнурке. И это притом, что другое – точно такое же кольцо, он носил на безымянном пальце правой руки.

Шапок хозяин закамуфлированного джипа тоже не признавал, стрижку имел самую простую – а ля Кашпировский; был высок – под два метра ростом, и широкоплеч. Лицо имел самое обыкновенное славянского типа. Взгляд у него жёсткий. Суровость лица незнакомца подчёркивал побелевший на морозе шрам под нижней губой и на правой части подбородка. Незнакомец ещё и слова не успел произвести, а чувствовалась за ним непростая биография, выковавшая суровый характер. И запах его парфюма был подстать создавшемуся образу – такой же грубый и резкий.

– Богдан Тимофеевич, – не без женского кокетства обратилась к нему председательша, поправляя выбившийся из-под косынки локон осветленных волос, – когда вы, наконец, изловите мне этих граффити-террористов?

– Работаем, Маргарита Наумовна, работаем… – с чувством собственного достоинства заверил мужик. При этом левым глазом он спокойно, твёрдо, уверенно, и даже с насмешливой искрой глядел на начальницу, а правым с хмурым прищуром косился на её спутников. Такое складывалось впечатление. Хотя скорее всего этот взгляд был единым, просто мужик обладал профессиональным навыком сканирования пространства вокруг себя, отчего создавалось впечатление, что где бы ты ни стоял и что бы не делал в его присутствии – ты на прицеле.

– Вот, хочу вам представить нашего местного «шерифа» – объявила новеньким Бояринова, при этом вся буквально сияя. – Звать его Богдан Тимофеевич Лялечкин. Он у нас отвечает за безопасность, так что прошу любить и жаловать.

Трудно было подобрать более неподходящую фамилию для такого «терминатора», у которого даже походка была такая, словно он шёл под огнём поднимать батальон в атаку. Платон про себя решил, что станет называть его «Майором». Мужик излучал ауру надёжности, которая так подкупает в полицейских, военных, а ещё в мужчинах-хирургах.


Остаток дня был посвящён разбору вещей. Вечером, перед сном, в спальне, Марина стала перечислять мужу, что он должен сделать на следующий день. Её командно-административный тон задел Платона, но выяснять отношения не хотелось.

– Послушай, – мягко попытался он объясниться, – я ведь тоже работаю, хоть и не езжу в офис. Не забывай, пожалуйста, об этом. Может нам стоит кого-нибудь нанять, чтобы помогала по хозяйству, и хотя бы иногда, – когда я особенно занят, – забирала Эмму из школы; водила детей по кружкам и секциям?

Высказанная им мысль казалась вполне разумной. Однако реакция, которая на неё последовала, была сродни внезапному взрыву светошумовой гранты.

То есть шок. В этот момент Платон лежал в постели, а жена в одном пеньюаре сидела за туалетным столиком и наносила на кожу питательный крем. Он смотрел на её отражение в зеркале: лицо Марины выражало абсолютное спокойствие, внезапно его тронула лёгкая улыбка, глаза их встретились, и вдруг Платон услышал:

– А может, это тебе, любимый, пора, наконец, стать мужиком?…

Жёсткая фраза была произнесена ласково, однако Платона словно ударили ногой в пах. Прежде ему не приходилось слышать от жены ничего подобного. Всё что ему оставалось, это молча встать и выйти из спальни, прихватив с собой плед и подушку.


Глава 4

Проснулся Платон непривычно поздно для себя. Сквозь плотно задёрнутые гардины кабинета дневной свет не проникал, да и новый диван оказался очень удобным, так что спалось ему на удивление хорошо.

Дом уже опустел. В кухне на стойке бара из-под салатницы выглядывает листок бумаги:

«Подогрей себе завтрак в микроволновке и не скучай. Позвоню, как только решу вопросы.

Марина»

И странная приписка в самом низу:


«Если возникнут проблемы, позови меня громко».


Счастливый характер! После любых размолвок жена умела делать вид, будто ничего особенного не произошло. Да и в самом деле, стоит ли придавать значение словам, излишне драматизировать ситуацию? В конце концов у них появился шанс перезагрузить отношения на новом месте. Утром вчерашняя сора показалась не такой уж серьёзной.

Волевым усилием Платон постарался придать собственному лицу беззаботное выражение. Кажется это японцы открыли, что если заставить себя хотя бы пять минут выглядеть счастливым, то обязательно почувствуешь как на душе будто выглянет солнышко.

Вот только снова что-то твориться с глазами… – В последнее время он стал видеть хуже, пришлось даже купить более сильные очки. «Видать перенервничал вчера – быстро нашёл причину Платон. – Неужели мой доктор прав и это действительно начальная степень диабета?!… Лучше не думать об этом пока. Просто надо стараться не принимать всё близко так к сердцу. И поменьше баловать себя вредными удовольствиями! В конце концов, можно и без допинга обойтись…».


Пока завтракал, рассеянно щёлкал пультом телеканалы. Работать тоже решил здесь же на кухне, для чего сварил крепкий кофе, и открыл ноутбук. Вначале дело шло со скрипом, но постепенно он так увлёкся, что и не заметил, как пролетели два часа.

Бегло просматривая получившийся результат, Платон довольно гладил спящую рядом на пуфике кошку.

– Сегодня твой папочка молодец, – благодушно проворковал мужчина, – настучал аж пять страниц вполне приличного текста! Если так пойдёт, то к майским праздникам готовую рукопись можно будет показать издателю.

Алиса в ответ потянулась и заурчала. У него тоже на душе царило приятное удовлетворение собой. Всё-таки не зря он связывал столько надежд с этим переездом – на новом месте, да на свежем воздухе, непременно должно открыться второе дыхание, как у марафонцев. А что? Он и есть марафонец, даже супермарафонец, – на какую махину замахнулся! Книга, которую он замыслил, должна вобрать в себя весь его журналистский и человеческий опыт, разогнать тину в застоявшейся творческой жизни, придать всему новый смыл.

И пока всё складывается как будто неплохо. Можно даже вознаградить себя «контрабандной» сигареткой, пока никто не видит.

С наслаждением затягиваясь и попивая крепкий кофе, Платон привычно и рассеянно подумал о том, что вообще-то желательно завязывать с вредными привычками. В последнее время появилась одышка, сердце пошаливает, опять же лишний вес… Врачиха в поликлинике пригрозила, что высокое давление чревато ранним инсультом и диабетом. «Так и копыта откинуть можно, в рассвете то сил» – усмехнулся писатель, будто его это не слишком касалось. Иногда он удивительно легкомысленно относился к собственному здоровью…как и большинство мужиков.

Хотя если взглянуть на проблему с другой стороны, то без необходимого «топлива» его мозг часто саботажничал работу, так что изредка всё же можно позволять себе чашечку кофе и «глоток» никотина – исключительно в интересах дела. «Строго одну сигарету утром и ещё одну вечером во время работы» – дал себе слово Платон и окончательно избавился от возникшего чувства вины.

Ещё два часа прошли довольно плодотворно. Он работал пока не почувствовал начавшийся спад энергии. Оторвавшись от экрана, Платон поднял глаза. За окнами пошёл снег, он валил крупными хлопьями, из-за чего за пеленой скрылись соседние дома, чернели только стволы ближайших сосен и елей, а дальше непроницаемая белая мгла. Странное ощущение: вокруг должны находиться люди, много людей, а ты будто один в глухом лесу, отрезан от мира…

Можно было сделать перерыв в работе до вечера. Платон с удовольствием размял затёкшие плечи и отправился бродить по дому. По пути он покатал шары в бильярдной, поупражнялся в метании дротиков дартса в игровой комнате, полистал журналы в мягком кресле. Так он прогуливался по новым семейным владениям, пока не оказался на пороге неприметной комнатки. Вначале мужчина решил, что это одна из кладовок. Но затем изменил своё мнение. Его смутила дверь. Такая толстая заслонка на мощных петлях пришлась бы в пору какому-нибудь бункеру, но к чему она здесь? Стоило потянуть дверную ручку на себя, как в комнате автоматически зажглось освещение. Ещё более странным выглядело отсутствие здесь мебели, зато имелось мягкое напольное покрытие; по стенам развешаны стеклянные рамки с яркими тропическими бабочками, стрекозами, чучелами жуков и прочих насекомых.

Платон переступил порог и прошёлся по загадочной кладовой, пытаясь угадать её истинное предназначение: ни окон, – ничего, кроме коллекции засушенных чешуйчатокрылых на стенах. И ещё пульт с красной кнопкой.

Из коридора, со стороны лестницы, как будто послышалось поскрипывание чьих-то шагов – новый дом был полон необычных звуков, порой тревожащих, – рука сама потянулась нажать на кнопку. Через секунду дверь автоматически закрылась, щёлкнули самозаблокировавшиеся замки.

– Вот так сюрприз, – присвистнул мужчина, оказавшись изолированным внутри большого сейфа. Стало не по себе, словно застрял в лифте. Нет, клаустрофобией он не страдал, потому панике не поддался. И всё же ничего приятного в ощущении себя пойманным в ловушку не было, словно ты – одна из этих бабочек перед тем, как её аккуратно насадили на булавку и навечно поместили под стекло…

«Спокойно, спокойно, – сказал он себе, – Марина умная предусмотрительная женщина, наверняка это её затея. А если это так, значит, должен быть предусмотрен способ выбраться отсюда, либо сообщить о себе».

Платон вспомнил озадачивший его постскриптум в её записке: «Если возникнут проблемы, позови меня громко».

– Эй! – попробовал Платон.

Ноль реакции.

Тогда он позвал жену по имени – снова тишина. И тут его осенило:

– Молоткова! – Это была девичья фамилия жены, так она разрешала шутливо звать себя только дома. После свадьбы Марина взяла его фамилию и стала Воронцовой, что конечно звучало более благозвучно и аристократично, и стильно ложилось золотым теснением на визитные карточки.

– Добрый вечер, чем могу вам помочь? – внезапно непонятно откуда прозвучал приятный мужской баритон, словно собеседник стоял всего в паре шагов от него. От неожиданности Платон опешил. Но затем до него дошло, что ему ответил не живой человек, а робот, точнее электронная система управления домом! Такие интеллектуальные штучки на Западе давно в ходу, ему приходилось о них слышать и читать, и вот похоже, что научно-техническая революция в этой сфере докатилась до родного отечества.

Вероятно, система восприняла его голос через невидимый микрофон и ответила через скрытый в стене или в потолке репродуктор, как только он активизировал её при помощи кодового слова; и теперь ожидала команды. Платон щёлкнул пальцами и тут же вновь услышал услужливого «домового»:

– Желаете связаться со службой безопасности? Должен лишь проинформировать вас, что опрос системы датчиков на внешнем периметре показывает, что незаконного проникновения в дом не зафиксировано. Итак, решение за вами.

– …Нет, пожалуй, не стоит…

– Вы в этом уверены? – деликатно уточнил невидимый страж, демонстрируя поразительную способность к диалогу. – Может быть, оптимальным решением всё же будет послать сигнал тревоги на пульт охраны?

– Нет, в этом нет необходимости – более уверенным голосом отклонил совет Платон. – Просто разблокируйте, пожалуйста, дверь.

– Вы можете сделать это сами, повторно нажав красную кнопку на пульте – сообщил голос.

«И всего-то! И как я сам не догадался» – удивился себе писатель. Он последовал совету, и через пару секунд снова оказался на свободе. На пороге комнаты его радостно встречал, помахивая хвостом, Веня. Так вот чьи шаги на лестнице его напугали!

Вместе с четвероногим приятелем недавний пленник стал спускаться по лестнице на первый этаж. По пути он размышлял над устройством впечатлившей его системы: «Вероятно, при настройке в неё заложили образцы наших с Мариной голосов, которые компьютер безошибочно распознаёт. Ведь нельзя допустить, чтобы гипотетические злоумышленники даже случайно смогли воспользоваться удивительным ноу-хау вместо своих фомок и отмычек».

Платон с удовольствием отдавал новые команды невидимому слуге, которому даже наскоро придумал имя «Майкл», ведь так часто называют дворецких в английских фильмах. Правда, выяснилось, что система «умный дом» ещё не полностью активирована: пока задействовано лишь не более пятидесяти процентов от её возможностей. Но даже этого было довольно, чтобы почувствовать себя немного олигархом, окружённым на своей вилле целым штатом слуг!

Например, оказалось, что достаточно слова или короткой фразы, чтобы во всём доме или в конкретном помещении стало на несколько градусов теплей или, напротив, прохладней, а воздух наполнился влажностью тропического леса и приятным ароматом экзотических цветов.

Даже удалённо (с помощью мобильного приложения) ничего не стоило распорядиться, чтобы к твоему возвращению тебя ожидала ванна строго определённой температуры и разогретый ужин. А ещё умный дом умел сам своевременно пополнять запасы продуктов в холодильнике и бороться с вездесущей пылью, для чего на каждом этаже имелось аж три роботизированных пылесоса с единым сетевым управлением.

Таким образом, проблема поиска помощницы по хозяйству практически снималась с повестки дня. Но с другой стороны, теперь Платон не мог взять в толк, зачем накануне жене понадобилось провоцировать скандал, нагружая его поручениями, если дом буквально нашпигован умной электроникой!


Глава 5

Ближе к обеду они отправились с Веней на прогулку. По пути зашли в зоомагазин, потом погуляли по дорожкам парка. В симпатичном кафе Платон согрелся чашечкой двойного эспрессо с шоколадным круассаном.

Второй круассан получил Веник, за то, что терпеливо ожидал снаружи, пока хозяин наговориться с молодой барышней в белоснежном кружевном переднике – юная официантка оказалась не прочь поболтать с единственным в этот час посетителем.

Веник на лету поймал брошенное ему угощение и с удовольствием принялся жевать. Он всегда мгновенно «подметал» всё вкусное, что падало на пол, за что и заслужил своё неофициальное прозвище.

На улице мужчине снова сильно захотелось курить, он машинально сунул руку в карман пальто и нащупал заветную пачку! Однако через секунду преждевременная радость сменилась полным разочарованием, ибо это оказалась коробочка с антиникотиновыми конфетами, которую заботливо положила Марина.

Зазвонил телефон – легка на помине!

– Вопрос со школой для Эммы решён, – деловито сообщила жена. – С Лукасом тоже всё в порядке. С ним станут заниматься дома: пять раз в неделю по рабочим дням будет приходить специалист по детскому развитию.

– Вы сейчас где? – спросил Платон.

– Тут рядом. Через двадцать минут я привезу тебе детей, будь, пожалуйста, дома. Да, кстати, – вдруг вспомнила Марина, – в агентстве по подбору персонала мне обещали в ближайшую среду выслать пять анкет с портфолио кандидаток.

– Каких анкет?

– Ну ты же хотел, чтобы мы взяли няню и прислугу в дом, – с явно слышимой усмешкой напомнила вчерашний неприятный разговор супруга. – Видишь, Пупс, я готова к диалогу. Теперь ход за тобой.

– Это очень мило с твоей стороны. Хотя с другой стороны, зачем нам кто-то ещё, если у нас уже есть Майкл.

– Майкл? Какой ещё Майкл? – пришёл черёд недоумевать жене.

– Наш новый дворецкий, – невозмутимо пояснил Платон.

– Так у нас теперь есть дворецкий?! – Марина была заинтригована.

– Я так назвал того электронного мужика, что вещает голосом всевидящего «Старшего брата».

– Ах, это, – сразу поскучнела жена. – Так вы уже познакомились.

– Твой сюрприз вытащил меня из мышеловки, в которую я угодил, – признался Воронцов.

– Это была не моя идея, – в оправдание заявила Марина. – Убежище оборудовано по рекомендации дирекции посёлка. Правда меня уверили, что домовладельцам ничего не угрожает, ибо охрана надёжно контролирует внешний периметр. Якобы, застройщики просто стремятся соответствовать высшему европейскому уровню безопасности S4.


…Марина подъехала на арендованной машине, высадила детей, после чего супруги обменялись лёгкими поцелуями, – от жены волнующе пахло новыми восхитительными духами; она была в короткой шиншилловой шубке и, несмотря на мороз, в мини-юбке. Ноги у неё действительно были сногсшибательные, тут уж ничего не скажешь. Он всегда ими восхищался, а тут ещё она их так эффектно подчеркнула.

Хотя прежде Марина сама называла девиц при подобном «параде» – вульгарными особыми.

– Мне надо в офис, – сообщила она немного виновато.

– Давай хотя бы поужинаем вместе, – Воронцов взял супругу за руку.

– Не могу, я и так сегодня полдня потеряла, – она мягко высвободилась. – Сам знаешь: мы взяли крупный заказ, сроки поджимают.

– Когда вернёшься?

– Часов в одиннадцать, – неуверенно ответила Марина. – Но ты меня не жди, укладывай детей и сам ложись.

Платон заставил себя улыбнуться и заверил:

– Не беспокойся. Я тебя люблю.

– Я тебя тоже.

Они снова поцеловались. Перед тем как уехать, Марина вдруг вспомнила, что сегодня должны вернуть их отремонтированный автомобиль.

– Я дала им твой номер. Они сказали, что сами смогут пригнать машину.

– Не волнуйся, я всё сделаю. Езжай спокойно, и будь, пожалуйста, осторожна: дорога скользкая, а ты на незнакомой машине.


Через два часа позвонили из местного автосервиса и спросили, удобно ли будет господину Воронцову, если они прямо сейчас пригонят отремонтированный автомобиль.

Не прошло и десяти минут, как за окнами посигналили. Подъехавший на их машине парень в комбинезоне автослесаря, с въевшимся в кожу рук машинным маслом, улыбнулся Платону, словно хорошему знакомому:

– Здравствуйте. Принимайте работу.

– Фирма веников не вяжет, верно? – в ответ улыбнулся писатель и с ходу подписал акт – простоватое, без тени лукавства, открытое лицо механика вызывало у него инстинктивное доверие.

– Точно! – весело подтвердил механик и протянул хозяину ключи. А ещё он привёз алюминиевое кольцо, которое вместе с фрагментом птичьей лапы нашёл в моторе. На ободке кольца имелась фигура восьмиугольника и ещё шёл ряд каких-то цифр.

– Раз птица была окольцована, то, наверное, это её личный номер, – предположил механик в ответ на недоумённую реакцию клиента.

– А восьмиугольник?

– Не знаю, может знак питомника – пожал плечами парень и посоветовал не придавать находке большого значения. – Оставьте колечко себе на память, как сувенир. Не ваша вина, что всё так вышло. Однако если заявите о случившемся в заповедник, то могут возникнуть серьёзные неприятности.


Глава 6

23 декабря 2016 года


Утром в почтовом ящике Марина обнаружила вместе с кипой счетов и буклетов красивый голубой конверт, в котором оказалось приглашение в местный океанариум на экскурсию с гидом (с возможностью увидеть, как происходит кормёжка подводных обитателей) и на детскую новогоднюю шоу-программу. Семейный билет на четверых предлагался с 50% скидкой, как новым членам клуба и в честь приближающихся праздников. Представление должно было состояться на следующий день в десять часов утра.

Марина вздохнула и сказала:

– Придется вам идти втроём.

– Но послушай, ведь завтра суббота, – напомнил Платон, – разве ты не можешь хотя бы раз в квартал использовать свои законные выходные? В конце концов, ты хозяйка на своей фирме! Оставь на пару дней все дела подчинённым! Сама же говорила, что набрала очень толковых молодых ребят.

– Ну мам, – заканючила дочь, – давай сходим на представление все вместе! Посмотри, в програмке написано, что там можно будет увидеть настоящих акул, скатов, пираний! А ещё будет шоу дрессированных дельфинов, моржей и морских котиков.

Окончательно смягчил сердце матери Лукас. Мальчик ни о чём не просил, он просто обхватил молодую женщину за ноги и трогательно прижался к ней.

– Ну вы и соблазнители! – сдалась Марина, – Хорошо, завтра я остаюсь дома.


После завтрака Марина посадила дочь в машину, чтобы по пути на работу завезти в школу, а Платон с сыном решили обследовать окрестности посёлка.

Впервые со дня приезда они выбрались за четырёхметровую стену внешнего периметра. Снаружи их поселение выглядело настоящей крепостью.

…К одиннадцати часам солнце уже хорошо припекало, белоснежные поля сверкали россыпями алмазной пыли и слепили глаза; удачно смазанные по погоде лыжи легко скользили по чуть подтаявшему снежку. Вырвавшийся на волю Веник с радостным лаем носился вокруг, временами утопая по самую морду в глубоких сугробах. Изо рта его валил пар, однако на его улыбающейся физиономии читалось, что он просто по-щенячьи балдеет от происходящего. Отец и сын по очереди бросали четвероногому приятелю палку, а счастливый пёс отыскивал её и довольный и гордый собой тащил обратно.

В какой-то момент лабрадор заметил вдали вынюхивающую мышей-полёвок лисицу, – её пушистый хвост маячил над снежной целиной, – и азартно бросился в погоню. Да куда там! Лисица исчезла в чаще прежде, чем домашний питомец успел всерьёз напугать её своим тяжеловесным бегом.


На опушке леса лыжники остановились, чтобы снова полюбоваться зрелищем великолепных просторов. На сухом дереве деловито стучал дятел в красной шапочке, – занятый делом «кузнец» не обращал внимания на появившихся зрителей; с дерева на дерево перепрыгнула шустрая белочка. Между тем, закончив работу в одном месте, дятел перелетел с шишкой в клюве на старый пень и ловко начал долбить её. Во все стороны полетели смолистые чешуйки. Вокруг пня много валялось разбитых шишек. Лука во все глаза смотрел на диковинную птицу, губы его шевелились, но отец не слышал слов сына. Даже Веня перестал с лаем носиться по сугробам и, склонив лобастую голову набок, с любопытно-удивлённым видом наблюдал за работой лесного трудяги; при этом хвост пса как обычно продолжал игриво мести снег.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное