Антон Демченко.

Небесный шкипер



скачать книгу бесплатно

Пролог

Клаус Шульц устало потер шею, затекшую от долгого сидения над бухгалтерскими книгами, и, с наслаждением потянувшись, довольно вздохнул. Наконец-то он закончил это нудное, муторное дело. Осталось собрать бумаги, разложенные по всем доступным горизонтальным поверхностям кабинета, вернуть их в укладку, а потом вместе с заполненным гроссбухом отдать всю кипу документов отцу, и можно бежать прочь из лавки. Отдых?

Как бы не так. Именно после подработки в лавке старика у Клауса начинается настоящая работа. Может быть, не слишком престижная, на взгляд обычного обывателя, но совершенно точно интересная и сложная. Быть маклером серого рынка города непросто. Нужно иметь связи среди самых разных людей и владеть необходимой им информацией. Знать, кому и что предложить и с кого что можно спросить. Уметь договариваться и… отговариваться. Маклер – это даже не посредник. Это торговец информацией!

И если еще полгода назад Клаус вынужден был сам бегать по всему Меллингу, чтобы добыть необходимые для дела сведения, то теперь для этих целей у него набран штат из нескольких толковых малолеток, прошедших суровую школу жизни на улице, но не превратившихся в натуральных крыс, готовых вцепиться в глотку за медный грош. Нет, если речь пойдет о сохранении собственных капиталов, мелкие будут биться до последнего вздоха противника, но ведь то за свои… Такое качество Клаус поддерживал полностью и безоговорочно. Сам такой.

Но основная ценность ребятишек была вовсе не в этом. Пронырливые мальчишки и девчонки могли пролезть где угодно и потому являлись замечательным источником сведений, зачастую такого характера, что иные дельцы Меллинга с удовольствием выложили бы за них немалые деньги… а другие с превеликим удовольствием пришибли бы ушлых разведчиков, просто для гарантии, что их маленькие секреты таковыми и останутся впредь. Но осторожности уличным детям не занимать, так что и сам Клаус мог быть спокоен.

– Герр Шульц! Герр Шульц!

Стук в окно заставил юношу отвлечься от размышлений. Вспомнил, называется. Подняв створку, он выглянул на улицу и, столкнувшись взглядом с одним из своих помощников, вопросительно качнул головой. Чего, мол, надо? Мальчишка отдышался и проговорил уже куда более спокойным тоном:

– Вы велели сообщить, когда в городе объявится «Морай»! Так вот, час назад он причалил на втором транзитном.

– Замечательно, – улыбнулся Клаус и, выудив из кармана марку, бросил ее мальцу. – Спасибо за хорошие новости, Глеб.

– Благодарю, герр Шульц. – Спрятав пойманную на лету монету, мальчишка прищурился. – Прикажете проследить за экипажем… или капитаном?

– Шкипером, Глеб. Не капитаном, – задумчиво протянул Клаус, но тут же мотнул головой. – Узнай, где он остановится, потом доложишь.

– Марка? – хитро ухмыльнулся тот.

– Как всегда, – кивнул Клаус.

– В «Сером гусе» они осели. Всей командой, – выпалил Глеб и, получив еще одну монету, испарился.

– Вот же бобер! – покачал головой Шульц, проводив взглядом исчезнувшего за углом дома мальчишку, и, поднявшись с низкого подоконника, принялся собирать бумаги.

Новость была хороша, но из-за нее Клаусу придется отложить запланированные на этот вечер дела, и никакие мальчишки-девчонки тут не помогут.

Нет, будь на месте шкипера «Морая» кто-то другой, Шульц мог бы ограничиться передачей записки с просьбой о встрече, а так придется перекраивать планы и идти самому. Договор есть договор, и нарушать его, пусть и в такой малости, – последнее дело. Тем более что отношения, связывающие его со шкипером этой яхты, стоят куда дороже личного комфорта. Точнее, именно ему Клаус и обязан тем самым личным комфортом, и забывать об этом… ну, может статься, себе дороже.

На встречу со шкипером яхты «Морай» Клаус явился в девятом часу вечера. Гостиница «Серый гусь», уже два года как облюбованная вендскими и германскими каперами, встретила молодого маклера шумом и гамом, доносившимися из обеденного зала. Остановившись перед стойкой в фойе, Шульц постучал по натертой до блеска столешнице монетой в пятьдесят пфеннигов, чем и заслужил выжидательно-услужливый взгляд портье.

– Добрый вечер, я бы хотел узнать, в каком номере остановился мой друг, Рихард Бюлов, – произнес Клаус, ловко перекатив монету фалангами пальцев.

– Прошу прощения, мы не выдаем информацию о постояльцах посторонним лицам, – скорчил удрученную гримасу портье, тем не менее не сводя взгляда с катающегося меж пальцев гостя серебряного кружка.

Но уловить, в какой момент полумарка в руке посетителя превратилась в целую марку, он все равно не смог. Правда, заметить сам факт этой перемены портье удалось, и печальное выражение его лица вновь сменилось угодливой улыбкой.

– Впрочем, для друзей наших постояльцев мы можем сделать небольшое исключение, не так ли? – почти пропел портье и шустро зашуршал листами гостевой книги. – Мм… вот. Номер восемнадцать, герр…

– Шульц, – кивнул Клаус, прихлопнув ладонью покатившуюся по стойке монету. А когда убрал руку, то не прошло и секунды, как та исчезла со столешницы, будто ее и не было. – Благодарю, уважаемый.

– Не за что, герр Шульц, – улыбнулся в ответ портье. – Вы можете найти господина Бюлова в обеденном зале. Не далее как четверть часа назад он прошел туда в сопровождении своей спутницы.

Рассыпаться в дополнительных благодарностях Клаус не стал, лишь кивнул и двинулся к двойным дверям, ведущим в ресторан. Хватит с работника гостиницы денежного вознаграждения и одного «спасибо».

Застыв на миг в дверях, Шульц окинул взглядом просторный зал, заставленный в основном длинными столами, рассчитанными на большие компании, и, отыскав нужных людей среди толпы постояльцев, решительно направился в их сторону, ловко лавируя меж столами и снующими по залу официантами. Обогнув очередное препятствие, Клаус оказался перед одним из немногих небольших столов в этом заведении, рассчитанных от силы на пять-шесть человек. Остановившись перед сидящей за ним компанией, Шульц изобразил преувеличенно вежливый поклон и не остался незамеченным.

– Приветствую, Клаус! – с искренней улыбкой воскликнул сидевший во главе стола молодой человек, до этого тихо что-то объяснявший своей спутнице. – Рад тебя видеть, дружище! Присоединяйся к нашей компании.

Вопреки словам портье шкипер «Морая» оказался за столом не только в обществе дамы, здесь сидели еще и трое мордоворотов, составлявших команду яхты. Похожие словно братья. Впрочем, братьями они и были – все трое. Да и спутница шкипера была им не чужим человеком. По крайней мере, в прошлые встречи с командой «Морая» Шульц неоднократно слышал, как подчиненные Рихарда называли девушку сестрой. Эдакий семейный подряд.

Мгновенно нарисовавшийся рядом официант приставил дополнительный стул и, получив благодарный кивок от Клауса, вручил устроившемуся за столом гостю обширное меню.

Окинув взглядом небогатую, но обильную сервировку и не заметив среди стоящих на столе напитков алкоголя, Клаус вернул официанту папку, ограничившись заказом крепкого черного кофе и выпечки к нему. Поесть он может и дома, что будет значительно дешевле. Но и сидеть за столом со старым знакомым, изображая эдакого бедного родственника, ему было не по душе.

– Каждый раз удивляюсь, как тебе удается находить меня практически сразу по прибытии в город, – проговорил Рихард, едва официант исчез из виду.

– Работа такая, – пожал плечами Клаус, обменявшись приветствиями с братьями-матросами и подругой Бюлова. – Я же не удивляюсь тому, как тебе удается шнырять через все границы, будто их и не существует вовсе.

– Ну ты скажешь тоже! – фыркнул Рихард. – Небо, оно большое, и стен в нем пока никто возводить не додумался.

– А для информации никаких стен и подавно не существует, – развел руками молодой маклер.

В этот момент официант принес его заказ, и беседа вновь остановилась. Нет, не было в ней никакой тайны, но уж кто-кто, а Клаус прекрасно знал, что даже обрывки обычного разговора, услышанные не тем человеком, могут доставить неприятности, и предпочитал не рисковать понапрасну. И Рихард, к счастью, вполне разделял это мнение. Он вообще, несмотря на возраст, юный даже по сравнению с самим Клаусом, едва разменявшим третий десяток, отличался немалой осторожностью как в делах, так и в речах. Что должно было произойти с юным шкипером, чтобы он приобрел такие нехарактерные для порывистой юности черты, Шульц не спрашивал. Сам понимал, что ничего хорошего.

С другой стороны, эта самая осторожность ничуть не мешала Бюлову проворачивать совершенно сумасшедшие авантюры. Как одно сочеталось с другим, Клаус не понимал. Но ценил старого знакомого, в том числе и за это самое сочетание несочетаемого. Собственно, он и явился так срочно на встречу с Рихардом в расчете на то, что шкипер сможет помочь ему в деле, от которого почти наверняка откажутся даже самые безбашенные каперы Венда. Нет-нет, ничего противозаконного… почти. Но соваться в небесное пространство воюющих стран… в общем, была, была у Клауса интересная тема для беседы со старым другом. Но ресторан при гостинице «Серый гусь» совсем не то место, где она была бы уместна. И Рихард прекрасно понял поданный ему Клаусом намек, иначе не стал бы столь скоро сворачивать трапезу и поручать матросам яхты заботу о своей подруге.

– Не обидится на тебя твоя пассия, что оставил ее одну в первый же вечер на берегу? – спросил Шульц, когда они с Бюловом покинули ресторан и отправились на небольшую прогулку по набережной.

– Она у меня понимающая, – улыбнулся в ответ Рихард, окидывая рассеянным взглядом полную прогуливающегося народа вечернюю улицу, ярко освещенную многочисленными огнями фонарей. – Удивительно, как изменился город за каких-то три года, прошедших с моего отъезда.

– Чуть больше, Рихард. Но да, – поддержал смену темы Клаус. – С тех пор как рейх поставил здесь своего бургомистра и подчинил ему военный гарнизон, жизнь в Меллинге определенно изменилась к лучшему.

– Хотя до прежнего спокойствия ему далеко, – протянул Рихард и кивком указал в сторону одной из подворотен, где увлеченно, но молча месили друг друга две матросские компании. Судя по форме их бескозырок, с франкского и германского дирижаблей.

– Хм, каперский город, что ты хочешь, – пожал плечами Шульц. – Как раньше, здесь станет только в том случае, если власти закроют порт для этой братии.

– Не станет, Клаус, – мотнул головой Бюлов, и по лицу его словно тень скользнула. – Как раньше уже никогда не станет. По крайней мере, для тех, кто жил здесь до прихода рейха.

На это утверждение Шульцу было нечего ответить, тем более что его собеседник как раз и был из коренных жителей Меллинга. Переживший налет пиратов, гибель семьи и разрушение привычной жизни, целый год прятавшийся от городских банд на китовом кладбище, Рихард знал, о чем говорил. Впрочем, и сам он, кажется, не желал продолжать эту грустную тему, а потому, хлопнув собеседника по плечу, отчего тот явственно пошатнулся, Бюлов улыбнулся, пусть и вышла эта улыбка несколько натянутой, и заговорил о другом:

– Итак, герр Шульц, рассказывайте, в какую авантюру на этот раз вы хотите втравить моего «Морая».

– Почему сразу в авантюру?! – делано возмутился Клаус, тем не менее облегченно улыбнувшись в ответ. – У меня для вас, шкипер, вполне солидный, можно сказать, мирный заказ!

– О да, где-то я уже это слышал, – хитро прищурился Рихард. – Помнится, не далее как полгода назад один знакомый маклер также обещал мне солидный и мирный заказ. Всего-то и надо доставить мелкий и легкий груз в определенное место в точно определенное время… так он говорил. А во что все вылилось?

– Во что? – изобразил непонимание Клаус.

– В ремонт яхты, стоивший мне половину гонорара! – фыркнул Бюлов.

– Ну, во-первых, заказчик, насколько мне известно, полностью возместил эти затраты, причем сверх обещанного гонорара, – задумчиво проговорил Шульц. – А во-вторых… кто же знал, что его собственный управляющий сдаст точку сброса груза конкурентам? И не ты ли сам вытряс из жадного идиота компенсацию, удвоив выручку от вылета?

– И тем не менее, Клаус, – уже серьезно произнес Рихард. – Я бы не хотел превращать каждый вылет в боевой.

– Мне бы тоже такого не хотелось, – кивнул Клаус. – Это плохо сказывается на торговой репутации.

– Что ж, поверю на этот раз… а теперь рассказывай, чего ради ты лишил меня общества невесты в первый вечер нашего пребывания на берегу, – заключил Бюлов.

Часть первая
Открытое небо

Глава 1
И есть что вспомнить

Три с половиной года. Если быть точным, три года и семь месяцев. Ровно столько времени прошло с тех пор, как я покинул Меллинг в компании одного хитровымудренного новгородца, от которого впоследствии сбежал, чтоб не оказаться на коротком поводке с суровым ошейником. Нет, поначалу-то он был настроен вполне дружелюбно и искренне желал помочь мне не только убраться из разрушенного Меллинга, но и устроиться в столице Новгородской республики, входящей в Русскую конфедерацию. Да вот стоило мне только немного приоткрыть карты на тему своих познаний в рунике, как Мирон Завидич забыл о своем альтруизме и развернул такую активную и, главное, тайную деятельность, чтобы крепко и очень жестко привязать меня к своей семье, что невольно хочется материться. Черт! Да он бы, наверное, и собственную дочь под меня подложить не постеснялся, если бы не мой малый возраст и не помолвка Хельги с наследником Гюрятиничей. Хотя в этом случае я вряд ли бы долго трепыхался, все же сестрица у меня… ух. Правда, характер стервозно-взбалмошный, но, как показала практика, этот недостаток вполне исправим.

Да, вот по кому я скучаю, так это по Хельге. Она, конечно, не подарок, и некоторые ее выходки вызывали у меня устойчивую головную боль, но зато названая сестренка – искренний и честный в своих чувствах человек. А как показала моя недолгая жизнь в столице Новгородской республики, это большая редкость среди тамошних обитателей. Да и привязался я к ней за два года тесного общения, как к настоящей сестре.

Эх, и ведь даже весточки Хельге не подать, иначе вся затея с инсценировкой собственной смерти полетит ко всем чертям, а этого я допустить никак не могу. Не дай бог, прознают обо мне Завидичи с Несдиничами, о покое можно будет забыть навсегда. А что такое прятаться от всего и от всех, я помню по поведению своего старшего коллеги – мастера Федерико Боргезе. Бедолага, заперевшийся в Высокой Фиоренце, по-моему, просто утонул в собственной паранойе. Себе такой судьбы я не желаю. Тем более что у меня невеста, команда и дирижабль. И все это требует внимания, денег… и денег. Я же пока на мастерский знак не заработал, так что обеспечить достойную жизнь Алене, сидя на одном месте, еще долго не смогу.

– Что ты ворочаешься, Рик? – пробормотала сонным голосом вроде бы уже давно задремавшая у меня на плече невеста.

– Да так… – вздохнул я.

– Волнуешься перед завтрашней встречей? – Алена потерлась носиком о мое плечо, обхватила руками за шею и, потянувшись, легонько коснулась моего уха губами. – Спи. Все будет в порядке.

– Надеюсь, – пробормотал я, закрывая глаза. Ну не объяснять же ей, что на меня просто воспоминания так не вовремя накатили? А встреча, устроенная Клаусом… не так уж она меня беспокоила. Раздражала, да. Но не более, все же не в первый раз знакомлюсь с заказчиком и прекрасно представляю, какой будет реакция на мой внешний вид, несмотря на то что во всех документах мой возраст значится уже перевалившим за два десятка лет. Равно как знаю, что ответить на возможные претензии по этому поводу. Рейтинг «Морая» – «Мурены» в реестре вендского каботажного флота мне в помощь. А он неплох. Да, выполненных заказов в нем значится всего лишь чуть больше двух десятков, зато нет ни одного провала. Ну а те рейсы, что не значатся ни в каких списках… кто знает, тот знает. А кто не в курсе, тому и не надо.

Поворочавшись с боку на бок, я все же уснул, убаюканный тихим посапыванием Алены, а утром был ею нещадно поднят еще до девяти утра, отконвоирован в ванную, вымыт, выбрит и разбужен самым приятным из всех возможных способов. Именно в таком порядке. В общем, начало дня мне пришлось по вкусу, так что после весьма плотного завтрака, поданного нам в номер, я отправился на встречу с возможным заказчиком, будучи довольным и умиротворенным. А еще спокойным как слон.

Деловое свидание Клаус назначил в порту. Здесь и в самом деле многое изменилось после очередной смены хозяев города. Но даже до бомбежки и прихода корпораций Меллинг не мог похвастаться ни размерами портовой зоны, ни ее богатой инфраструктурой. Конечно, даже в те славные времена, когда в городе и не слышали о «Небесных палашах», порт не был так же мал, как посадочное поле приснопамятного Альбервиля, но и огромным транзитом Меллинг похвастаться не мог, принимая в день не больше двух-трех каботажных «селедок». «Киты» и вовсе не особо баловали наш город своим вниманием. Сейчас же грузопоток вырос многократно, о чем говорит хотя бы тот факт, что перед тем, как повести «Мурену» на посадку, мне пришлось добрых полтора часа болтаться в нескольких километрах от города, на так называемом внешнем рейде, в ожидании своей очереди. И все это время я имел возможность наблюдать, как от длинных языков дебаркадеров взмывают в небо махины грузовых «китов» и заходят на посадку пассажирские «селедки». О снующих туда-сюда мелких шлюпах и яхтах и вовсе умолчу.

Да, сменив подданство, Меллинг неожиданно стал довольно оживленным местечком, через которое пошел внушительный поток грузов. И вместе с оправляющимся от полутора лет разрухи городом здесь выросли новые верфи и сопутствующая инфраструктура, ради чего новым властям пришлось не только серьезно прижать разгулявшуюся после бомбежки Меллинга криминальную шушеру, изрядно портившую реноме города, но и почистить ближайшую к старому порту часть китового кладбища, дабы освободить место под новые дебаркадеры и склады.

Собственно, именно поэтому я и направился не в какую-то забегаловку в портовой зоне, где, как я помню, раньше проводились встречи «вольных капитанов» и заказчиков, не располагающих собственными конторами, а в специально отстроенный для этих целей павильон, находящийся недалеко от здания вокзала… также не избежавшего перестройки.

Несмотря на временность этой постройки, возведенной из стали и стекла, она уже обрела свое собственное имя – Зеленый павильон, за что следует сказать спасибо цвету стеклянных панелей, что покрывают полусферу ажурного купола, покоящегося на высоких, плавно изогнутых металлических балках… в которых я с удивлением и невольным уважением к выдумке авторов конструкции узнал «ребра» старого высотника типа «Тайфун». Точно такого же, в котором я жил на китовом кладбище. А может быть, и того же самого, кто знает…

Оказавшись в павильоне, я довольно быстро отыскал переговорную комнату с видом на пассажирские перроны, арендованную для нас Шульцем, и… ничуть не удивился, обнаружив внутри лишь самого арендатора, с удобством расположившегося в глубоком кресле, с чашкой крепкого ароматного кофе в руке. Как и я, Клаус решил прийти на место встречи пораньше… Вполне понятный ход. Какое-никакое, а преимущество всегда на стороне принимающей стороны, за некоторыми исключениями, конечно, но в нашем случае о них и речи не идет.

– Утро доброе, Рихард, – отсалютовав мне чашкой, произнес Шульц сонным голосом.

– И тебе того же, Клаус, – кивнул я, присаживаясь в одно из свободных кресел у большого круглого стола, явно сделанного из слегка облагороженного куска обшивки дирижабля. – Не выспался?

– Да… – махнул тот рукой и, отставив чашку на край стола, яростно потер ладонями лицо. – Отец обнаружил ошибку в бухгалтерских книгах, поднял ни свет ни заря и заставил перепроверять записи. Я уж, честно говоря, думал, что и вовсе на встречу опоздаю.

– Сочувствую, – кивнул я. – И как, нашел ошибку?

– Ага, – усмехнулся встряхнувшийся Шульц. – У отца в памяти.

– Это как? – не понял я.

– Да просто. – Клаус потянулся, и усмешка на его лице превратилась в добродушную улыбку. – Старик забыл внести в гроссбух запись из кредитного блокнота. На шесть марок, если тебе интересно… а крик поднял, словно тысячи недосчитался.

– Герр Шульц? Крик? – изумился я. – Даже представить себе такого не могу. Он же у тебя словно каменное изваяние! Истукан натуральный, уж прости за такое сравнение!

– Да ладно, сам знаю. Но то на работе, – уточнил Клаус. – А вот дома, среди своих… у-у-у, брат! Если отец не в настроении, домочадцы расползаются по углам и сидят тихонько, как мыши, чтоб не спровоцировать бурю в стакане. И ладно бы старик просто орал. Он же, выдохнувшись, брюзжать начинает… и долго, чтоб ему икалось! Вот где самая гадость-то! Собственно, когда я выходил из дома, он как раз к этой фазе и подобрался. Теперь будет ворчать дня два, мотая нервы всем, кто под руку подвернется.

– А потом? – невольно улыбнулся я, слушая жалобы приятеля.

– А потом матушка не выдержит и достанет скалку, – ощерился Клаус и, хохотнув, договорил: – Отец вздохнет, нальет рюмку коньяка, хлопнет ее залпом и будет еще два дня молчать. Обиженно.

Нашу болтовню, перешедшую в очередной спор о том, как быстро заказчики проедутся по моему юному виду, прервало появление ожидаемых личностей. Ими оказались трое высоких молодых людей, повадками схожих скорее со знакомыми мне по Новгороду аристократами, нежели с купцами, которых я ожидал увидеть, исходя из предварительных объяснений Клауса. На вид лет двадцати – двадцати пяти, подтянутые, они приветствовали нас короткими кивками и, не дожидаясь приглашения, уселись на свободные кресла у стола.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении