Антология.

Новая книга ужасов (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Любимая, у тебя все в порядке? – спросил Джефф, трогая ее за локоть.

Она уставилась на Спироса, молча стоявшего в лодке. Казалось, эти двое не могут оторвать друг от друга глаз, словно Гвен погрузилась в его душу, скрытую за странными, бесстрастным глазами, прячущимися под темными стеклами. Как будто они безмолвно обменивались посланиями. Джеффу даже померещилось, что Спирос спросил: «Да?», а Гвен ответила: «Нет».

– Гвен! – окликнул ее Джефф.

– Увидимся, – проговорил Спирос, осклабившись.

И наваждение спало. Гвен отвернулась, а Джефф произнес:

– В шесть тридцать, точно?

– В с-сэсть, с-сэсть тридцать, примерно так, да, – как-то неопределенно махнул рукой грек и дернул плечом.

Завел мотор, еще раз помахал им, и его лодка, тарахтя, выползла из лагуны, протиснувшись между дозорной скалой и утесами. Спирос исчез из виду, еще какое-то время до них доносился надсадный, хриплый рокот мотора, но вот наконец стих и он…


Гвен так ничего и не сказала Джеффу. Была уверена, что сделай она это, и муж наверняка что-нибудь выкинет, испортив весь «медовый месяц». Хватало и того, что для нее самой этот день был безнадежно загублен. Она держалась бесстрастно, может быть даже чересчур. Когда Джефф поинтересовался, в чем дело, Гвен ответила, что у нее разболелась голова. Чувствуя себя запачканной, она скинула всю одежду и полезла в воду, а Джефф отправился инспектировать окрестности.

По правде говоря, инспектировать там было нечего. По влажному песку у самой кромки воды он дошел до южной оконечности пляжа и уперся в утес, круто обрывавшийся в море. Окрестные скалы выглядели совершенно неприступными, их иззубренные вершины виднелись где-то на высоте восьмидесяти-девяноста футов. Повернув назад, Джефф еще подумал, что если Спирос за ними не вернется, предположим, с ним что-нибудь случится, то им с Гвен придется торчать тут до тех пор, пока их не разыщут. А на это, учитывая, что их местонахождение известно одному только Спиросу, может уйти уйма времени. Джефф попытался выкинуть из головы подобные мысли, но не тут-то было. Теперь лагуна до чертиков напоминала мышеловку. Даже отличный пловец хорошенько подумал бы, прежде чем пускаться отсюда вплавь.

Угнездившись в его голове, мысль принялась быстро обрастать самыми неприятными деталями. До прихода этой жуткой мысли он восхищенно любовался этими утесами цвета слоновой кости на фоне невероятно голубых небес. Пляж был воплощенной мечтой о покое и уединении, раем, в котором была теперь Ева. Тихо плещущее море выглядело теплой ванной, простирающейся до горизонта. Теперь же окружающее напоминало мыс Греко, с той разницей, что оттуда-то легко можно было выбраться по суше. А вот отсюда…

Северная оконечность пляжика ничем не отличалась от южной. Разве что заканчивалась она высоким скальным «клыком», уходящим в воду. Джефф сбросил одежду и поплыл к нему. Тут было довольно глубоко, но преодолеть нужно было всего каких-нибудь тридцать футов. В основании вздымающегося «клыка» обнаружились многочисленные выступы, по которым можно было взобраться повыше.

Джефф подтянулся, встал на маленький «козырек», перебрался на следующий (впрочем, без особенного геройства), сел на выступ, болтая ногами, и позвал Гвен. Собственный голос показался ему до странности тонким и жалобным. Скалы подхватили его зов, усилили и по эстафете передали туда, где плескалась жена. Та встала, пытаясь понять, откуда донесся крик, потом помахала Джеффу рукой. Он залюбовался ее острыми грудками, естественностью нагого тела прекрасной греческой нимфы. Афродита, рожденная из белоснежной пены морской. Впрочем, пенных волн в лагуне отнюдь не наблюдалось, так, в лучшем случае – невнятная рябь.

Он посмотрел вниз на воду, и голова сразу же закружилась. Вода плавно накатывала на скалы, медленно струилась по каменным промоинам, словно воплощение идеи движения, – сверкающее и переливчатое. Желудок сжался и тоже подозрительно забулькал. Проклятый страх! Он залез всего на восемь, максимум девять футов, а его уже замутило. Эдак его скоро будет тошнить на толстом ковре.

Рассердившись, Джефф поднялся на ноги, закричал и прыгнул вниз.

Он погрузился в прохладную текучую голубизну, вынырнул и резво поплыл к пляжу. Лег там на мелководье. Грудь судорожно вздымалась, сердце колотилось, разгоняя кровь по венам. Такой прыжок был по силам любому десятилетнему мальчишке, но для Джеффа это было настощим подвигом. И он его совершил!

Вскочил, окрыленный, пробежал по пляжу и ухнул в теплую ласковую водицу, туда, где находилась Гвен. Подхватил ее на руки и потащил на берег. Она смеялась, брызгалась, затем покорилась его объятиям. Они барахтались у самой полосы прибоя, их ноги переплелись. Там, где вода соединялась с землей, они ласкали друг друга, нежно, потом неистово. Когда все закончилось, море остудило их жар и принялось убаюкивать, медленно размывая их страсть…


Около четырех часов пополудни немного перекусили. Из-за жары есть не хотелось. Тишина, сперва завораживающая, казалась теперь монотонным, прокаленным на солнце звоном, бьющим по ушам хлеще городского шума. А потом они учуяли вонь. Морской ветерок изменил направление и принес с собой какой-то мерзкий запашок.

Для защиты от солнца Джефф соорудил примитивный шалаш. Положил выброшенные морем стебли тростника на ломкие, отполированные временем ветки древнего дерева, наполовину занесенного песком. Натянул поверх свою рубшку, слаксы и большое пляжное полотенце. На крохотном клочке тени расстелили коврик. Новое дуновение ветерка опять принесло вонь. Джефф неохотно выполз из-под навеса и, прикрыв глаза ладонью, попытался определить, откуда идет смрад.

– Откуда-то оттуда, – указал он на стену высящихся утесов.

– А я думала, ты там все осмотрел, – сказала Гвен, присоединившись к нему.

– Ну, да, – неуверенно кивнул Джефф. – Но я только прошелся по пляжу, а к утесам не приближался. Выглядят они как-то ненадежно, того и гляди обвалятся. Посмотри вон туда. Видишь? Там что-то блестит! Вода, что ли?

– Может, пресный источник? – предположила Гвен. – Или водопад.

– Вряд ли. Скорее, что-то капает сверху. Но не может же источник так вонять?

– А если сточная труба? – Гвен наморщила носик.

– Фу, мерзость какая! Впрочем, тогда понятно, почему здесь никого нет. Пойду-ка проверю.

Гвен сопровождала его до расщелины в утесах. Солнце сюда не доставало, и их уже немного огрубевшая от морской воды кожа покрылась мурашками. На всякий случай они надели купальные костюмы (вдруг проплывет какая-нибудь лодка?), но холодный камень стремительно вытягивал накопленное тепло. Стало зябко. В галечнике под нависающей скалой им открылся прудик стоячей воды, который, без сомнения, и являлся источником зловония. Рассмотреть что-либо в темной мутной жиже было невозможно.

Обнаружился и вожделенный водопадик. Раздвоившись высоко на утесе, он стекал двумя тонкими струйками, одну из которых можно было даже назвать ручейком. Наклонившись над прудом, Джефф дотянулся до падающих капель, подставил ладонь, понюхал.

– Обычная вода, – помотал он головой. – Воняет сам пруд.

– Или что-то на его дне, – Гвен всмотрелась в темноту видневшегося за прудом грота, образованного расщелиной и скальным выступом.

Джефф поднял камень и швырнул его в темноту. Звук удара эхом отразился от скал, а затем…

Мухи! Из грота вылетела огромная туча мух, до этого, очевидно, спокойно ползавших по прохладным влажным уступам. Джефф и Гвен завопили и бросились назад. Джеффа дважды ужалили, Гвен удалось сбежать целой и невредимой. Море стало их спасением, заслоняя, словно щитом, пока насекомые не вернулись в свое зловонное обиталище.

После мерзкого пруда море казалось особенно теплым и приятным. Бормоча проклятья, Джефф стоял на мелководье, а Гвен осматривала его укусы и промывала их соленой водой. Когда она закончила, они вылезли на песок и досуха вытерлись.

– Я уже по уши сыт этим местом, чем скорее объявится чертов грек, тем лучше, – в сердцах произнес Джефф.

Будто в ответ на его слова, послышалось тарахтенье моторки. Спирос сбросил обороты, и несколько секунд спустя его лодка протиснулась в пролив между скалой и утесами. Однако вместо того, чтобы подойти к берегу, осталась покачиваться на мелководье.

– Эй! – окликнул их Спирос, как всегда совершив лишнее действие.

– Ты вернулся раньше! – крикнул Джефф. «И слава богу», – подумал он про себя.

– Раньс-се, да. Но у меня проблемы, – развел руками грек.

Гвен, уже натянувшая платье, кое-как покидала в сумки их вещи и по кромке воды подошла к Джеффу.

– Какие еще проблемы? – нервно спросила она.

– Моя с-слюпка, – Спирос указал куда-то на дно лодки. – Я задеть камень, когда покидать Ахлади. Все окей, но…

Грек опять неопределенно развел руками. Его лицо оставалось совершенно бесстрастным. Джефф перевел взгляд с Гвен на Спироса и спросил:

– Но плыть-то на ней можно?

– Втроем нет, наверное, – грек дернул плечом. – Я могу взять одну леди. Если все окей, тогда вернуться. Если нет, находить другой лодка.

– То есть ты не можешь забрать нас двоих? – зачем-то уточнил Джефф.

– Нет, – энергично замотал башкой Спирос, – это может быть опасность.

– Ладно, – кивнул Джефф. – Гвен, тогда отправляйся. Бросай весь этот хлам, не надо перегружать лодку. Слушай, а ты не мог бы подплыть поближе? – обратился он к Спиросу.

Но тот лишь сокрушенно поцокал языком.

– С-слюпка поломался. Я не хотеть, чтобы она совсем испортился. Ты уметь плавать? – поинтересовался он у Гвен, наклоняясь и протягивая ей руку.

Она, не раздеваясь, подошла к лодке. Вода доходила ей до подмышек, превратив платье в прозрачную, липнущую к телу пленку. Ухватившись за борт, Гвен попыталась залезть самостоятельно, но Спирос наклонился и потащил ее за руку.

Джефф увидел, как она, уже наполовину забравшись, вдруг застыла и, громко охнув, выдернув мокрую ладонь из клешни Спироса, плюхнулась обратно в воду и быстро-быстро поплыла к берегу, а грек едва не потерял равновесие.

– Что случилось? – рявкнул Джефф, помогая ей подняться.

Спирос дернул за тросик, заводя мотор, потом сделал нарочито медленный круг по лагуне.

– Гвен! Что с тобой? – вновь спросил Джефф.

Та была бледной и дрожала.

– Он… – наконец выдавила она. – У него… эрекция, Джефф! Я увидела, как оттопырились его шорты! У него встал на меня! А лодка…

– Что с лодкой? – Джефф почувствовал, как в нем растет злость.

– Она совершенно целая! По крайней мере, я никакой пробоины не увидела. Он просто… хотел заманить меня в свою лодчонку, меня одну!

Спирос, видя, как они переговариваются, подрулил поближе к берегу и выкрикнул:

– Я привести другой лодка! Через полчаса. Хорос-сий лодка. Увидимся!

И с этими словами он покинул лагуну.


– Знаешь, Джефф, мы в беде, – сказала Гвен, как только грек скрылся из виду. – В большой беде.

– Знаю, – отозвался он. – Наверное, я чувствовал это с того самого момента, как мы сюда приплыли. Уж больно страшо?н этот парень.

– У него явно проблемы не только с глазом, но и с головой. Он больной.

И она рассказала о том, как именно Спирос переносил ее на берег.

– Так вот в чем было дело, – проворчал Джефф. – Ну, что же, этому пора положить конец. Мы сообщим о нем куда следует.

– Джефф, – Гвен взяла его за руку, – для этого нам сначала нужно вернуться в Ахлади. По-моему, Спирос не собирается нас забирать.

Он сам думал о том же, только не хотел подавать виду. Внезапно Джефф почувствовал себя беспомощным. Мышеловка захлопнулась, заперев двух мышат. Он понятия не имел, каковы были истинные намерения Спироса, и что теперь со всем этим делать, что бы ни подразумевалось под «всем этим». Голос Гвен проник в поток его мыслей:

– Кроме Спироса, никто не знает, где мы.

– Верно. Интересно, а та сбежавшая парочка… – он прикусил язык, но было уже поздно. Он сам не заметил, как произнес это вслух.

– Думаешь, я про них не подумала? – выдохнула Гвен, стискивая его пальцы. – Спирос был последним, кто их видел, якобы отвез к парому. Но что если?..

Она принялась стаскивать платье.

– Ты чего? – почти беззвучно прошептал он.

– Мы приплыли с севера, так? – Гвен вошла в воду. – А что на юге? Никаких пляжей по пути мы не видели, но знаем, что они есть. Может, до следующего полмили, а то и меньше. Вдруг я найду там пляж, с которого можно взобраться на утесы?

– Гвен! – заорал Джефф. – Гвен, пожалуйста, не надо!

От сознания собственного бессилия паника в его душе переросла в ужас.

Гвен повернулась и взглянула ему в лицо. Она выглядела маленькой и слабой, но ужасно решительной. А он-то считал ее наивной! То есть, может быть, она прежде действительно была таковой, но не теперь. Слабо улыбнувшись, Гвен сказала:

– Я тебя люблю.

– Что если ты устанешь? – в голове у Джеффа звенела полная пустота.

– Тогда поверну назад, – беззаботным тоном ответила она.

Несмотря на жаркое солнце, ему сделалось холодно, ей, должно быть, тоже. Он шагнул было вперед, но она уже плыла уверенным кролем, огибая выступавшие в море утесы. Провожая ее взглядом, Джефф машинально сжимал и разжимал кулаки, пока она не скрылась за камнями…


Он еще долго простоял на жарком песке, внутренне дрожа от холода. Затем дрожь перекинулась с души на тело. Джефф физически чувствовал, как время утекает сквозь пальцы. Стиснул зубы, не в силах справиться с охватившим его отчаянием. Хотелось закричать, но он испугался, что Гвен услышит крик. Что-то нужно было делать! Но что можно сделать голыми руками? Оружие! Ему требуется оружие!

Тут он вспомнил, что они прихватили с собой нож. Джефф бросился к вещам и отыскал его. Лезвие было всего три дюйма длиной, зато острым! Значит, в рукопашной драке у Джеффа будет какое-то преимущество. А что если у Спироса тоже найдется нож? Побольше этого? Видимо, стоило придумать что-то получше.

У торчащего из песка дерева был длинный, крепкий и прямой сук. Словно издеваясь, этот деревянный, отполированный морем палец указывал на непреодолимые утесы. Джефф наступил на ствол, поднажал. Сук обломился, и Джефф, потеряв равновесие, шлепнулся на землю. Теперь требовалась веревка. Прихватив свою заготовку для копья, Джефф метнулся к утесам, куда штормами прибило всякий хлам. Среди пластиковых бутылок из-под колы, кусков плавника и коры, обнаружился… обрывок рыболовной сети, опутавший разломанный бочонок!

Джефф отрезал длинную нейлоновую бечеву и примотал нож к концу сука, сразу почувствовав себя гораздо уверенней. Неторопливо огляделся. Солнце медленно тонуло в море, тени явно удлинились. Сколько времени прошло, с тех пор как уплыл Спирос? Когда он вернется? Джефф бросил взгляд на зловещий дозорный утес. Утес-сторож. Да нет же! Настоящая сторожевая башня!

Оставив на песке свое копье, он бросился к северному мысу, выдававшемуся в море. Несколько секунд спустя он уже выбирался из воды на скалу и начал карабкаться вверх, почти забыв об опасных скалах и глубоком море под ними. На высоте тридцати футов утес сужался, и можно было, подавшись вправо или влево, выглянуть из-за него на море, в ту сторону, где осталась деревня. Море было пустынно. Его синеву нарушали лишь далекие белые пятнышки парусов, сверкающие в косых лучах солнца, да дымок, курящийся на горизонте.

На краткий миг накатила дурнота. Джефф зажмурился и прижался к скале, вцепившись изо всех сил в ее трещины. Камень под правой рукой дрогнул. Теряя равновесие, Джефф вспомнил о Гвен… Тошнота тут же отступила, а вместе с ней и страх. Спустившись немного ниже, он ощупал сомнительный выступ. В его голову пришла идея.

И тут он услышал крик Гвен. Тонкий, словно свист ветра, крик, ранивший его в самую душу. Он рывком обернулся. Гвен уже подплывала к берегу. Выглядела она измотанной до предела. Его сердце екнуло, и, ни секунды не раздумывая, Джефф бесстрашно прыгнул вниз. Вошел в воду ногами вперед, погрузился в глубину, вынырнул и поплыл к берегу. Выбравшись на песок, он, с бешено колотящимся сердцем, помчался по пляжу, туда, где всего несколько часов назад они беззаботно занимались любовью. Теперь там, закрыв лицо ладонями, в пенной полосе стояла на коленях и всхлипывала Гвен.

– Что случилось, любимая? С тобой все в порядке? Что произошло? Я так и знал, что ты себя вконец загонишь!

Она попыталась встать, но, обессилев, осела в его руках, дрожа и всхлипывая. Он крепко прижал ее к себе. Наконец, она смогла говорить.

– Я… Я старалась держаться поближе к берегу, – начала она. – То есть к утесам. Плыла и высматривала… тропинку наверх. Проплыла уже треть мили, наверное. Там было одно глубокое место, совсем рядом со скалами. Вдруг что-то коснулось моей ноги, словно током ударило. В смысле, очень неожиданно, ведь море там глубокое. Что-то очень скользкое. Фу! – Гвен порывисто вздохнула. – Сперва я подумала – акула, но потом вспомнила, как ты говорил: «Откуда на Средиземноморье акулы?». Однако на всякий случай захотела убедиться… Нырнула, а там… Там…

Она зашлась в рыданиях. Джеффу оставалось только покрепче ее обнимать.

– Ты ошибся, Джефф. В Средиземном море водятся акулы, еще как водятся! По крайней мере одна. И зовут ее – Спирос! Злой дух? Нет, самая настоящая акула! Там, под водой, я увидела голую девушку с веревкой на щиколотке, к которой был привязан камень.

– Господи! – только и смог выдохнуть Джефф.

– На ее бедрах и животе копошились маленькие зеленые крабы. Она была вся раздутая, словно кошмарная резиновая кукла. Вокруг сновали рыбки, объедая кожу. А ее соски… Их, можно сказать, не было.

– Наверное, рыбы… – в ужасе прошептал Джефф, но Гвен покачала головой.

– Нет, не рыбы, – хрипло произнесла она. – Руки и грудь черны были от кровоподтеков, а соски… Они были отгрызены, Джефф! Прокушены насквозь! – Гвен дрожала так, что ее дрожь передалась Джеффу. – Я знаю, что с ней случилось. Это он, Спирос.

Она замолчала, пытаясь взять себя в руки, но озноб, вызванный отнюдь не пребыванием в воде, не унимался. Наконец, она пробормотала:

– Силы вдруг покинули меня, сама не понимаю, как добралась обратно.

– Одевайся, – сказал ей Джефф каким-то незнакомым, неживым голосом. – Скорей! Да нет же, не в платье! Надевай мои штаны и рубаху. Слаксы тебе будут длинноваты, придется подвернуть штанины, но это ничего, главное – ты согреешься.

Она сделала все, как он сказал. Приближался закат, похолодало. Вскоре Гвен и правда согрелась и даже немного успокоилась. Джефф вручил ей «копье» и поведал о своем плане…


Когда он заметил лодку, все встало на свои места. Их там было двое, похожих, как две капли воды. Спирос и его братец. Законы морали на острове отличались суровостью, так что этой парочке приходилось выискивать «порочных» женщин. Порочных – в их специфическом понимании, конечно. По паспортам Джеффа и Гвен получалось, что никакие они не молодожены, а это превратило ее в их глазах в шлюху. Как и ту шведку, переспавшую с мужчиной чуть ли не в первую же ночь после знакомства. Куда уж развратнее, да? Вот Спирос и принялся подбивать клинья к Гвен. Сперва – намеками, затем, когда не сработало, перешел к «тяжелой артиллерии».

Увидев приближающуюся лодку, Джефф прекратил раскачивать скальный осколок. Из-под обломанных ногтей сочилась кровь, но он добился того, чего хотел. Став так, чтобы греки его не заметили, Джефф прильнул к «сторожевому» утесу и думал лишь о Гвен. У него имелся один-единственный шанс, и он не должен был его упустить.

Посмотрел через плечо. Гвен тоже услышала рокот моторки. Она стояла на полпути от берега до водопада с его вонючим прудом, крепко сжимая в руках копье. «Юная амазонка», – подумал Джефф. Тут мотор лодки сбавил обороты, и Джеффу пришлось всецело сосредоточиться на своей задаче.

Тарахтенье мотора приближалось. Джефф осторожно выглянул из-за скалы. Они уже входили в канал, ведущий к лагуне. На брате Спироса были легкие брюки, оба – голые по пояс. Спирос стоял на румпеле, его близнец держал в руках дробовик. Один шанс. Единственный.

Под ним показался нос проплывающей мимо лодки. С надсадным рычанием Джефф надавил на неверный кусок скалы. На какой-то миг ему показалось, что все пропало, и он вновь навалился всем телом, но камень сдвинулся и полетел вниз.

Туда, откуда смотрели две пары вытаращенных глаз, черневших на одинаково смуглых лицах. Тот, что был с дробовиком, успел вскочить на ноги, но обломок скалы рухнул ему на голову, пробив днище лодки. Дробовик выстрелил сразу из обоих стволов, в воздухе загудело, словно кто-то потревожил осиное гнездо. Не дожидаясь, когда Спирос очухается, Джефф прыгнул.

Грек, повалившийся на корму, уже собирался сползти с тонущей моторки, когда Джефф, залезший на борт, саданул его ногой. Спирос полетел в воду, Джефф последовал за ним, едва не ударившись животом. Оба рванули к берегу, бешено загребая руками и ногами.

Спирос, разумеется, успел первым. Дико крича от ужаса, он выбрался на песок, оглянулся и увидел догоняющего Джеффа. Круги на воде отмечали место, где только что была моторка. От его близнеца не осталось ни следа. Грек огромными прыжками понесся по пляжу. Прямо туда, где стояла Гвен. Джефф поднажал и вот уже почувствовал под ногами дно.

Гвен бросилась к водопаду. Спирос нагонял ее. А за ним мчался Джефф, шумно дыша и чувствуя колотье в боку. Он уже пролил кровь одного врага и со злобной радостью понял, что это пришлось ему по вкусу. Вдруг он споткнулся, упал, а когда поднялся, Спирос уже настиг свою жертву. Стоя по щиколотку в пруду, Гвен прижималась спиной к утесу. Грек, как-то по-обезьяньи растопырив руки, прыгнул на нее, и она ткнула его копьем.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19