Анна Захари.

Бразильский сериал



скачать книгу бесплатно

Душа хочет романтики,

а все остальное – приключений!


© Анна Захари, 2018


ISBN 978-5-4490-2603-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Наталья почти бежала. В этот момент ее не волновало, как выглядит со стороны солидной комплекции и возраста дама, развившая крейсерскую скорость. Клокотавшее в ней возмущение требовало выхода и гнало вперед. Она не заметила, как преодолела довольно крутую тропинку от бара Пабло к шоссе, как дорога, огибавшая поселок, достигла леса.

– Мерзавец, просто мерзавец! – выпалила она и, наконец, обратила внимание на окружавшую действительность. Буйная тропическая растительность, теснившаяся вдоль дороги и пронизанная солнечным светом, создавала роскошный зеленый шатер, наполненный радостным шумом обитателей леса. Женщина перешла на спокойный шаг, возмущение улеглось, уступив место обиде на несбывшиеся ожидания. А ведь всего неделю назад она собиралась в дорогу с беспокойным предвкушением новых радостных открытий…


Неделю назад Наталья, миловидная женщина пятидесяти двух лет с лицом, тип которого принято называть «славянским», укладывала чемодан в своей московской квартире, сверяясь со списком. Эта привычка выработалась у нее за годы многочисленных поездок, когда она сопровождала мужа или собирала его в дорогу. Несмотря на пришедшую с возрастом полноту двигалась она легко, ловко складывая вещи, разложенные и развешанные в комнате. Сестра Маришка с чашкой кофе слонялась за ней следом, одновременно отвлекая и веселя своими комментариями.

– А прививку от дизентерии ты сделала? – ехидно допытывалась она.

– Не страдай ерундой, ты прекрасно знаешь: я не фанат экзотических блюд и не ем немытые овощи-фрукты. А «скорая помощь» всегда при мне, – отвечала Наталья, указывая на дорожную аптечку, лежащую в чемодане. – Слушай, если хочешь помочь, посоветуй лучше, какой купальник взять. И я еще не определилась с платьем «на выход». Макс говорил, у них предусмотрена развлекательная программа, может и мне повезет выбраться в свет.

– Ой, сестренка, не рассчитывай особо на Макса! Сама знаешь, ученый люд на конференции за информацией ездит, не за весельем. И вообще, не забывай, что сынуле твоему давно пора не с мамкой в люди выходить, а с женой или, как минимум, с подругой. Все-таки мужику двадцать девять стукнуло, – Марина, не имевшая своих детей, близко к сердцу принимала холостяцкую неустроенность племянника.

– Не сыпь мне соль на рану, – с досадой ответила Наталья, – сама переживаю, что у парня не складывается. Да только времена Домостроя прошли, не родители решают, кому, когда и с кем браки заключать. Ладно, судьба придет – за печкой найдет. Не отвлекайся! Какой купальник брать?

– Не меньше двух! – категорично заявила Марина, – в конце концов, ты же не на себе потащишь. А платье возьми одно, темно-зеленое, к твоим рыжим волосам – лучше не придумаешь!

Начав седеть, Наталья по совету мужа окрасилась в рыжий цвет, и результат ей не просто понравился, а полюбился.

– Если еще понадобится, уж как-нибудь осилишь поход в магазин.

Главное, обувь подбери удобную для всех случаев, чтоб не изображать дохлую лошадь, когда ноги натрешь. Так, а это еще что?

– Привет, родная! Это же мой любимый походный комплект – забыла? Тебе всегда нравился трюк «брюки превращаются…». Миллион карманов для всего на свете – очень удобно!

– Да уж, по карманам ты у нас просто фанат. Только в какой поход ты собралась, не пойму. Знакомство с племенами Амазонии? Они тебя съедят, ты очень аппетитно выглядишь. Не рискуй! Твоя программа, как я ее понимаю, выглядит так: знакомство с Рио-де-Жанейро, пляжный отдых и немножко шоппинга. В конце-то концов, твоя любимая сестра не должна остаться без подарочков! – Тут обе женщины, хохоча, упали на диван. – Счастливая ты, Натка! Из нашего промозглого ноября – да в летний рай!

– Ах, Мариша, и как вы с Максом меня уговорили лететь, ума не приложу, – отсмеявшись, вздохнула Наталья. – Я ведь столько лет ездила только с мужем, – лицо ее стало печальным, она нахмурилась и отвернулась, чтобы скрыть от сестры повлажневшие глаза.

– Возьми себя в руки: Влада не вернешь, а жизнь продолжается, и за Максом, знаешь ли, глаз да глаз нужен. Три года – достаточный срок, чтобы научиться жить одной, да ты и не одна по большому счету: сын-красавец, сестра-умница. Отец в своем огороде хозяйничает – дай Бог ему здоровья и хорошую женщину в помощь. Сама еще в соку, глядишь, придется в Бразилии от знойных мачо отбиваться. Если будут лишние, мне привози, я женщина свободная. Ух, я ему устрою карнавал! – Марина, смеясь и пританцовывая, двинулась по комнате, накидывая на сестру приготовленную к укладыванию одежду.

Удивительно, как близки они были, несмотря на разницу в возрасте, профессиях, пристрастиях и судьбе. Марина была младше Натальи на двенадцать лет, работала в крупной аудиторской фирме, где высоко ценили ее аналитические способности и побаивались острого языка. После двух неудачных браков она решила, что семейные ценности несколько преувеличены, и сосредоточилась на работе. Впрочем, это не мешало ей время от времени заводить кратковременные необременительные романы и легко их обрывать, не принимая во внимание чувства брошенных мужчин.

Максим или, как его называли близкие, Макс, сын Натальи и Владислава Климовых, успешно продолжил семейную медицинскую традицию (дед – известный ортопед, отец – кардиолог), работая в области реабилитационной кардиологии. В Бразилию он был приглашен на конференцию, а также с перспективой заключения контракта на работу в одном из научно-исследовательских медицинских центров страны. Вместе с Мариной ему удалось уговорить мать хотя бы на две недели покинуть Москву и составить ему компанию в этой поездке. Под их дружным натиском Наталья сдала свои позиции: «мне ничего не нужно», – и стала собирать вещи, тем более что в работе образовался небольшой перерыв.


Длительный перелет оказался менее утомительным, чем ожидалось: под убаюкивающее урчание моторов мысли, рожденные загруженными в лэптоп фотографиями, перескакивали с одного воспоминания на другое, любимая музыка сделала незаметным течение времени, а после пересадки в Хитроу Наталья устроилась в кресле поудобнее и заснула. Последовал ее примеру и сын, в начале пути еще просматривавший материалы конференции. В результате они прибыли в Рио-де-Жанейро не такими измотанными дорогой, как ожидалось. В аэропорту их встречала милая молодая женщина, бегло, но с сильным акцентом говорившая по-русски. «Вводный инструктаж» оказался коротким и достаточно информативным, отель в популярном районе Копакабана соответствовал ожиданиям. Приведя себя в порядок с дороги, Наталья с Максом отправились знакомиться с окрестностями.

Всемирно известный пляж поразил их своими грандиозными размерами: одно дело – читать о нем, совсем другое – увидеть своими глазами километры песка, вылизанные океанскими волнами. А на берегу бесконечными потоками двигались людские волны. Вдоволь нагулявшись и сориентировавшись в бесчисленных магазинчиках и кафешках вокруг отеля, путники решили отдохнуть – все-таки разница во времени дала о себе знать.

На следующий день Макс с головой ушел в решение вопросов, непосредственно связанных с целью его поездки, а Наталья, предусмотрительно заказавшая индивидуальную экскурсию, приступила к знакомству с новой для нее страной. Программа включала множество панорамных видов на город, но первое впечатление – и самое сильное – она получила у подножия монумента Христа-Искупителя. Утреннее солнце не успело затянуть жарким маревом даль, и великолепный Рио лежал как на ладони! Грандиозная статуя Иисуса не подавляла размерами, казалось, он обнимает весь город и каждого человека в нем. В этот момент Наталья прочувствовала выражение: «Бог есть любовь». Стараясь сберечь в душе ощущение торжественности, возникшее у нее в начале экскурсии, женщина уже не так восторженно реагировала на красоты национального парка Тижука и виды с площадок Сахарной Головы и из вагончика канатной дороги. А ведь немыслимая голубизна воды и неба, сияние солнца, ласковые полутона покрывающей горы зелени, белизна полосы прибоя и небоскребов – все это заставляло сомневаться в реальности пейзажа! Однако легкая рассеянность путешественницы, потрясенной полученными впечатлениями, не помешала ей улавливать нюансы бразильской речи говорливого гида – навыки профессионального переводчика стали второй натурой Натальи. Немного отдохнув во время обеда в уютном ресторанчике с замечательными блюдами местной кухни, она с новым приливом энтузиазма приступила к осмотру центра города, где исторические события прочно вплетаются в каждую улицу и дом и поразительно уживаются с современностью. Площадь Синеландия с Городским Театром, район Лапа с лестницей Селарона и арками Акведука Кариока, старые церкви и дворцы исторического центра, узенькие улочки района Санта-Тереза – от количества и пестроты впечатлений к вечеру кружилась голова. Но полученное удовольствие было сильнее усталости, и в коротком сообщении сестре Наталья призналась, что с удовольствием прогуляется по городу еще не один раз.

Следующий день начался с поездки в город Нитерой – сателлит Рио. Фантастические архитектурные контрасты культурно-исторических памятников, красивейшие пляжи, изысканные блюда из свежевыловленной рыбы и морепродуктов – все вместе создавало приподнятое настроение и желание подольше задержаться в этом «Городе Улыбок». Наталья все больше жалела, что ей не доведется увидеть знаменитый бразильский карнавал. Неудивительно, что он проходит в стране такого яркого солнца среди буйства красок и сочетания старины и модерна. По возвращению в Рио гид повез свою любознательную клиентку в фавелу Росинья – самую большую и живописную фавелу Латинской Америки, как утверждают ее обитатели, с прекрасным видом на город и развитой торговлей, в том числе сувенирами. Приобретя на память пару пустяков, Наталья попросила своего проводника довезти ее до улицы Garcia d’Avila, где располагаются основные ювелирные магазины города, чтобы полюбоваться изделиями с всемирно известными драгоценными камнями Бразилии.

Вероятно, сказалось изобилие полученных впечатлений, но ювелирные витрины не притягивали к себе должного внимания, женщина просто двигалась в толпе туристов, механически отмечая огромное количество эффектных украшений. Мысли возвращались к временам, когда муж дарил ей драгоценные безделушки, получая огромное удовольствие от ее радости. У нее скопилась неплохая коллекция, к которой впоследствии добавились украшения свекрови, вот только надевать их в последние годы не было ни повода, ни желания. Внезапно Наталья поймала себя на том, что застыла перед витриной одного из бутиков, где на руку манекена был надет интересный браслет. Повинуясь внезапному желанию, женщина вошла внутрь, чтобы лучше разглядеть заинтересовавшую ее вещицу. На широкой застежке крепились нити черного агата, чередуясь с нитями розового кварца. На двух нижних нитках, чуть смещенные вправо и влево от центра располагались крупные и плоские, как монета, агат и кварц, слегка находя один на другой.

– Браслет из коллекции «День и ночь», – раздался рядом приятный голос продавщицы, – к нему есть также серьги и ожерелье, если желаете.

Наталья задумалась, приобрести комплект или оставить больше денег на поездки и экскурсии, и решила ограничиться браслетом. Покупку уложили в фирменную коробочку с надписью «Ювелирный дом Криштобал» и, бросив взгляд на витрину с украшениями в этно-стиле, такими же яркими, как сам Рио, наша героиня отправилась в отель, чтобы отдохнуть и определиться с дальнейшими планами.


После двух дней, до предела насыщенных экскурсионной программой, наступил период ничегонеделания, внезапно вогнавший Наталью в тягостное душевное состояние. Встреча с Эммой, подругой студенческих лет, вышедшей замуж и много лет живущей в Сан-Паулу, сорвалась из-за болезни кого-то из ее многочисленных потомков. Общение ограничилось разговорами по Скайпу и не доставило того радостного возбуждения, в которое традиционно впадают при встрече после долгой разлуки однокашники. Впрочем, Эмма подкинула идею перебраться в тихий отель с претенциозным названием «Лазурный берег», расположенный километрах в двухстах к северу от Рио (Наталья призналась, что особенно остро чувствует одиночество в суете и многолюдье огромного города). После недолгих раздумий Наталья связалась с рекомендованным отелем, забронировала на неделю номер и собрала вещи. На следующий день, прослушав доклад сына и испытав законное чувство гордости при виде легкости, с какой он отвечал на все вопросы, женщина отправилась в дорогу.

Отель был небольшим, находился на берегу живописной бухты в некотором отдалении от поселка, так что тишина и покой его обитателям были гарантированы. Здесь Наталья рассчитывала привести в порядок мысли и чувства, взбудораженные путешествием на другой конец света.

Последние три года она загружала себя работой, чтобы легче было перенести боль от потери любимого мужа, с которым почти тридцать лет делили и заботы, и радости. Еще девятнадцатилетней студенткой она получила предложение подработать переводами для молодого кардиолога, пишущего докторскую диссертацию. Сам Владислав прекрасно владел немецким и французским, но был слаб в английском, а для работы нуждался в больших объемах информации, вышедших в британских и американских изданиях. Для Натальи, свободно владевшей английским языком и изучающей французский и немецкий, такая подработка помимо дохода приносила и возможность дополнительного обучения с углубленной специализацией в медицинской терминологии. Так детское стремление прочитать Шекспира на языке оригинала изменило жизнь провинциальной девочки: столичный вуз открыл перед ней свои двери, а успехи в учебе привели к знакомству с будущим мужем. Как нередко случается, совместная работа сблизила молодых людей, а поскольку встречались они большей частью в доме Влада, его родители имели возможность оценить способности, трудолюбие и скромность девушки. Даже его острая на язык мать, отшившая не одну вертихвостку, нацелившуюся на молодого перспективного профессорского сына с московской пропиской, отнеслась к Наташе доброжелательно, ценя ее увлеченность работой. И именно она первая заметила, что их отношения переросли из деловых в дружеские, а затем в более нежные, и со свойственной ей прямотой потребовала от сына не морочить девушке голову, а сделать предложение. Даже Андрей Федорович, отец Влада, знавший свою супругу почти сорок лет и привыкший к ее категоричности, не ожидал такого ультиматума, только шумно выдохнул и покрутил головой. На этот неопределенный звук Екатерина Александровна повернула голову и отчеканила:

– Знаешь, милый, наука наукой, но я хочу внуков понянчить! Не забывай, что наш сын перешагнул возраст Христа, думаю, он созрел для создания семьи. Пусть на старости лет его окружают не только пациенты, но и родные люди.

Дискуссии не получилось, зато получилась крепкая семья, прочно сцементированная совместной работой, а когда Наталья окончила институт, родился Макс, принесший в жизнь всех Климовых новые радостные хлопоты.

– Да, голубушка, годы пролетели, мальчик вырос! – остановила поток воспоминаний Наталья, выходя на просторный балкон, чтобы полюбоваться видом. А посмотреть было на что: отель утопал в зелени, ухоженная парковая часть переходила в буйные заросли, цветники вдоль дорожек, спускавшихся к океану, покоряли разнообразием красок, и над всем этим богатством растительности чувствовалось мерное дыхание Атлантического океана. Остаток дня Наталья посвятила знакомству с устройством отеля, чтобы извлечь максимум удовольствия из представленных возможностей. Легкий ужин и небольшая прогулка завершили ее день.

Утро скользнуло в номер солнечным лучом сквозь неплотно сдвинутые шторы и позвало покинуть уютный сумрак отеля ради свежести разгорающегося дня. Наталья прикинула, что до завтрака успеет поплавать, и быстро собралась на пляж. Несколько скал, видимо, отколовшиеся от берега и сползшие в воду еще в доколумбовы времена, разбивали волны Атлантики, превращая их в легкую зыбь, что делало бухту привлекательной для отдыха с детьми и для пожилых постояльцев отеля. Наталья с улыбкой вспомнила горячие рекомендации подруги, которые привели в это место, и вошла в воду. Океан обжигающей свежестью смыл остатки сонной неги и заставил работать все мышцы. Проплыв немного для разминки, Наталья нырнула, любуясь бирюзовой волной, пронизанной солнечными лучами. Красота воды завораживала, выныривать не хотелось, но без акваланга или жабр в подводном мире долго не продержишься. А над зеленым массивом уходящего вверх берега в пронзительно голубом небе, еще не выгоревшем от полуденного солнца, раскинув крылья, парил орел. Зрелище было настолько великолепным, что захватывало дух. От восторга женщина чуть не закричала, как кричат от избытка чувств дети, но спохватилась, что испугает пожилую пару, сидящую на пляже, и снова нырнула. Наконец она вышла из воды и неспешно направилась к отелю, поглядывая вверх на величественную в своем кажущемся безразличии ко всему птицу.

 
Не улетай, не улетай,
Еще немного покружи
И в свой чудесный дивный край
Ты мне дорогу покажи…11
  Александр Маршал – «Орел»


[Закрыть]
 —
 

тихонько напевала Наталья, чувствуя, как внутри нее растет радостное предвкушение чего-то очень хорошего.

После завтрака она решила спрятаться в тени у бассейна и немного почитать, но все вокруг было настолько ярким от солнечного света, что приходилось напрягать зрение, а это и утомляло, и раздражало. Отложив ноутбук в сторону, Наталья стала разглядывать окружающих ее обитателей отеля, пытаясь отгадать, кто есть кто и откуда прибыл. Основной контингент составляли люди пожилые, преимущественно американцы, хотя была здесь и молодая мама-бразильянка с двумя малышами, с которых она буквально не сводила глаз, несмотря на то, что плескались они в «лягушатнике» – мелком бассейне для детворы, отделенном от глубокой чаши для взрослых. На общем фоне несколько выделялась компания трех седовласых дам с одинаково идеальными укладками и кукольно-ухоженными личиками. Одна из них явно главенствовала, вынуждая своих спутниц бесконечно ей угождать, и бессовестно гоняла парнишку-официанта. «Чирлидерши со своим капитаном», – определила их для себя Наталья и только улыбнулась, когда «капитанша» укрепила ее в этом мнении громкой раздраженной тирадой на «американском английском». Сделав несколько кругов в бассейне, чтобы освежиться, Наталья ухватилась за поручень у гидромассажной стенки и погрузилась с головой, наслаждаясь упругими прикосновениями водных струй. Вынырнув, она обнаружила рядом одну из «кукол», с удовольствием плескавшуюся в воде. Не ответить на элементарное приветствие казалось невежливым, но такого взрыва энтузиазма на свое ответное «Hello» Наталья явно не ожидала. Ее тут же засыпали вопросами: говорит ли она на английском, давно ли здесь отдыхает и откуда приехала. Затем последовала масса биографических данных о новой знакомой и ее спутницах, после чего Наталью чуть ли не силой познакомили с остальными «божьими одуванчиками».

«Капитанша» снисходительным кивком приветствовала новую знакомую и величественным взмахом руки со свежим маникюром и артритными суставами предложила присесть рядом. Руки безжалостно выдавали возраст женщины, вступая в противоречие с отпластиченным и намакияженным лицом.

– Так вы из России? – вяло поинтересовалась дама. – Как же вы добирались?

– На оленях! – чуть было не ответила Наталья, но вовремя прикусила язык. – Самолетом до Рио-де-Жанейро, оттуда заказала машину.

– Как же вы объясняетесь с этими аборигенами? Неужели кто-то из них говорит по-русски? Во всяком случае, на английском почти никто из них не понимает. Безобразие! Надо лишить их права принимать приличную публику, пока не освоят язык!

– Я немного говорю по-португальски, так что для меня проблем нет.

– Это Бразилия, деточка! При чем тут португальский язык?

– Просто в Бразилии государственным языком является португальский. Разве вы не читали об этом, собираясь в поездку?

– Бог мой, конечно нет! Мои знакомые, рекомендовавшие «Лазурный берег», не предупредили, что здесь совершенно варварские представления об обслуживании. Я не собираюсь учить язык каждой страны, которую мне вздумается посетить. Персонал должен говорить по-английски или не имеет права работать в гостиничном бизнесе! – Дама почувствовала, что слишком разволновалась из-за столь незначительного повода, как прислуга, и начала яростно обмахиваться веером. Немного успокоившись, она решила, что правила хорошего тона требуют от нее проявить внимание к новой знакомой.

– Так вы приехали из России? – еще раз спросила она, – И как живется в вашей стране? У вас холодно?

– Сейчас холодно, зима начинается. А живется, как везде: кому-то лучше, кому-то хуже. У меня хорошая работа, хорошее жилье, я могу путешествовать в свое удовольствие.

– И кем же вы работаете?

– Я переводчик.

– Переводчик? Этим можно заработать на приличную жизнь?

Брезгливое высокомерие, сквозившее в голосе «капитанши», будто сравняло многолетний профессиональный труд Натальи даже не с уборщицами – они делают наш мир чище, – а с какими-то совершенно опустившимися экземплярами синюшного вида. Это возмутительно! Сама-то она имеет представление хоть о какой-то работе? «Если рассердился, сосчитай до трех. Если очень рассердился – выругайся!» – спасительная цитата из Марка Твена помогла Наталье сдержаться, но «божий одуванчик» продолжала отжигать:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное