Анна Преина.

Одна история, одна любовь



скачать книгу бесплатно

© Анна Преина, 2016


ISBN 978-5-4483-5674-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Посмотрев на свое отражение, миссис Купер ужаснулась. Морщинки на лбу становятся все четче очерчены, розово-синие овалы под глазами так и не проходят, не смотря на дорогостоящие крема, цвет лица потерял свои краски, щеки больше не румяны как были раньше, а в глазах нет огня, который так нравился мужчинам. Теперь лицо Алливии Купер приобрело бледный цвет кожи, пухлые бесформенные губы потеряли свою сочность и слились в одну линию.

Взяв щетку для волос убитая горем женщина, принялась расчесывать свои пышные ухоженные волосы. Взгляд так и скользил по туалетному столику, рассматривая флаконы с духами, тюбики с кремами, большую ручной вырезки по красному дереву шкатулки, которая так и переполнялась ювелирной бижутерией сделанной на заказ ее покойным мужем.

Мистер Клетчер был весьма успешным и знаменитым человеком. За свои сорок четыре года он имел сеть магазинов и небольшую строительную компанию, которые приносили хороший доход, дом подаренный родителями еще в юности, несколько машин и любящую семью.

Два года назад пятнадцатого сентября, Джон закончил все свои дела раньше обычного, и хотел по скорее вернуться домой, где ждала его любимая жена с праздничным ужином в честь их фарфорой свадьбы. На улицах загорелись фонари, лунный свет озарил дороги, а домой он так и не пришел. По всем телеканалам передавали экстренный выпуск новостей: «Сегодня на одной из строек произошло ЧП! Полгода длилось строительство большого торгового центра, владельцем является Джон Купер. И вот накануне завершения строительства одна из плит бетона упала с третьего этажа, эксперты смогли опознать тело пострадавшего, сам мистер Купер был жертвой ошибки своих строителей. Расследование будет продолжаться. Пока это все что мы можем сказать. Джон Купер сделал многое для нашего города, мы все его любим и скорбим. С вами был корреспондент «TV+» Саманта Круз…».

– Дорогая прошло уже два года, прекрати изводить себя! Посмотри, что с тобою стало?! Где моя подруга?! Подруга, которой в след мужчины аплодировали! – Донесся из-за угла женский голос.

– Нет больше ее, она умерла вместе с ним.

Клер была подругой семьи. Крепкая дружба между Клер и Алливией завязалась еще со времен колледжа. Уже тогда девушки были «не разлей вода», один факультет, вечеринки, общие друзья, и парни. Разница у девушек в два года, но это ни когда не смущало их. Алливия была девушкой спокойной, тихой, одевалась скромно, но милые сарафанчики и босоножки придавали ей неописуемую женственность. Большие карие глаза, в которых так и играли огоньки, маленький курносый нос, пухлые алые губки, стройная фигура и пышные формы.

Клер же была полной противоположностью. Девушка была высокой и тощей, безвкусная мужского типа одежда заполняла шкафы, ярко-рыжие волосы, маленькие поросячьи глазки голубого цвета, нос картошкой, и тонкие, словно ниточка губы.

Но, не смотря на свою столь экстравагантную внешность, Клер пользовалась популярностью среди своих сокурсников. Веселый нрав, новые идеи, и жизнь в вечном движении всегда привлекали людей.

– Тебе пора развеется, отдохнуть, когда ты последний раз ходила по магазинам?! Вспомни, как ты любила это дело. – Клер решила заговорить первая после долгой и тяжелой паузы.

– Ты ведь знаешь, что я потеряла вкус жизни. Подруга, милая, я не могу больше, я каждый день думаю о том, почему он не забрал меня с собой?! Уже второй год, я не могу ни спать, ни пить, ни есть. Я осталась совершенно одна. Я опускаю на все руки…

– Не говори так! Ты всегда была сильным человеком! С любой трудностью ты справлялась на зависть всем. Подумай о своих девочках, ты нужна им! Кстати, от Линди не было известий?

– Нет, Клер ты же знаешь, что последний раз она звонила семь месяцев назад. Как они с Кларком переехали во Флоренцию, семья для нее потеряла всякий смысл.

У Джона и Алливии было два замечательных ребенка, Линди и Линси. Линди была старшей сестрой, а Линси на четыре года младше. Все детство девочки проводили вместе, до тех пор пока старшая не поступила в высшую школу математики. Времени было мало, домашнее задание и новые друзья забирали все свободное время. Позже девушка нашла себе парня, на сестру времени не оставалось совсем. Роман развивался быстро, первая любовь длится и до сих пор, все друзья и знакомые говорили, что два человека нашли друг друга. И действительно оно было похоже на это, ссоры возникали крайне редко, Кларк был заботливым парнем и Линди не чувствовали себя где то обделенной вниманием.

После выпускного вечера парочка подала документы во Флорентийский университет Переезд не заставил себя ждать.

– Она уже взрослая девочка, ей свою семью строить пора, не будь так эгоистична. – Тихо и сухо ответила подруга.

– Может ты и права. Линси – она моя последняя надежда, в ней характер отца, она сильная девочка и должна продолжить дело Джона. В двадцать три бразды правления перейдут к ней, я надеюсь, она отнесется к этому с полной ответственностью. Скоро начнется первый семестр в университете, я думаю, она покажет еще себя. – Погрузившись в мысли о дочери Алливия перестала теребить прядь своих волос.

Глава 1

Солнечные лучики, попадающие из окон спальни, играли на стенах. Открыв глаза, я улыбнулась новому дню. Встав с постели и лениво потянувшись, подошла к окну, яркие краски дня озарили прекрасное сонное личико. За окном погода была многообещающей, ясное светло-голубое небо, птицы, воркующие на деревьях и сад семьи Купер. Клумбы с цветами и деревьями, фонтан, аккуратно выложенная тропинка все это напоминало фантастическую картину.

– Добрый день Кертис! Как спалось? – крикнула я в сад.

– И вправду прекрасный день! Отлично, спасибо мисс Купер. – Донесся грубый, но в то же время приятный голос садовника.

– Кертис, сколько тебя можно просить? Линси, просто Линси! Хорошего дня тебе, не хочу опоздать в свой первый день.

Допивая превосходный сок из свежих апельсинов, в глаза бросился розовый листок бумаги прикрепленный магнитом к холодильнику.

«Детка, дорогая, сегодня твой первый день в университете, не задерживайся после занятий, у меня для тебя сюрприз. Папа бы гордился тобой» – Красивый подчерк матери и теплые слова добавили мне сил перед новым, еще неопознанным миром университетской жизни.

– Эх, мама мамочка. Какой же ты у меня все-таки странный человек. Один день ты готова приносить себя в жертву и рыдать, а на другой день казаться совершенно беззаботной женщиной. – Пробубнила я себе под нос.


«Наконец то! Сколько раз я проходила мимо и мечтала, что окажусь в этом просторном коридоре, толпы студентов будут бегать от кабинета к кабинету, кричать, веселится, ругаться и любить». – Подумала я, подходя к главным дверям университета.

Холл действительно оказался очень просторным, по краям у стен возвышались шкафчики, а в эпицентре внимания громоздился большой стеклянный шкаф с дипломами и сертификатами, с кубками и фотографиями «звезд» универа. Красивые парни и девушки, запечатленные на снимках, вызывали восхищение и зависть одновременно. Как же это здорово, каждый здесь мог найти свое место, начиная от «ботаников» с клуба химии, физики, математики, биологии, микробиологии, и заканчивая лучшими спортсменами, футболистами, и девушек с группы поддержки.

Когда то и я мечтала заняться спортом, стать главной в группе поддержки. Каждые футбольные матчи начинались бы с выступления прекрасных девиц одетых в мини юбки, топики, и гольфы. Но мечта эта быстро улетучилась после смерти отца, не учитывая моих желаний, мне придется возглавить компанию и продолжить дела Джона Купера. Интересы пришлось поменять, но внутри себя я сохранила тягу к искусству, и пришлось поступать на два факультета сразу. Университет Валенсии содержал в себе сразу два факультета: искусств и юриспруденции.

В коридорах стояла тишина, ни единой души не было видно.

– может я опоздала? – тихо проговорила я, в надежде, что меня кто-то услышит.

Я направилась к стене со стендами, в поисках своего расписания.

«Математический факультет 107 к.… Факультет микробиологии 121 к… Факультет изящных искусств 118 к!» – на стенде я нашла нужный мне кабинет.

– Сегодня наша лекция посвящена знаменитым художникам Испании, таким, как Сурбаран, Бартоломе Эстебан Мурильо, и Сальвадор Дали. Как вы уже знаете эти величайшие художники внесли в нашу жизнь… – Учитель не успел договорить, его взгляд привлекла фигура, застывшая в дверях. – А вы у нас опоздавшая, и как полагаю мисс Линси Купер?

– Простите мистер Барт… – в нужный момент слова, как будто исчезли из моей головы.

– Ну что ж проходите! Я наслышан о вас, и о ваших познаниях в области искусств, думаю, вам есть, чем нас удивить, но об этом позже. А сейчас продолжаем тему нашей лекции.

Мурильо, Бартоломэ Эстебан ведущий живописец «золотого века», глава севильской школы! В своих картинах, как и в других религиозных произведениях, Мурильо поражает нас свободой, смелостью и силой, с какими его пламенное одушевление идеальными темами выливается в реалистические, национально – испанские формы. Пылкость фантазии иногда мешает ему быть стильным в композициях, но зато он всегда полон жизни и превосходен в колорите и светотени…


На второй минуте мне стало уже скучно. Папа всегда поддерживал мой интерес к любым вещам, и поэтому в 9 лет он мне нанял репетитора по искусству. Я погружалась в свои мысли, думала о доме, о том, что мне приготовила мама, пока не услышала строгий голос мистера Барта.


– Линси! Если вы позволяете летать себе в своих мечтах, то я думаю, вас не затруднит рассказать нам об одном из самых известных представителей сюрреализма. К примеру, Сальвадор Дали – Мистер Барт пристально смотрел на меня в надежде, что я не отвечу на этот вопрос.


– Что именно вас интересует? – я пошла в атаку.

– Я хочу услышать немного о его детстве и последних годах жизни.

– Полное имя Сальвадор Доменек Фелип Жасинт Дали и Доменек, маркиз де Пуболь. В детстве был сообразительным, но заносчивым и неуправляемым ребенком. Многочисленные комплексы и фобии мешали включиться в обычную школьную жизнь, завести с детьми обычные связи дружбы и симпатии. Но, как и любой человек, испытывая сенсорный голод, он искал эмоциональный контакт с людьми, но единственная роль, которая ему подходила, роль эпатажного и непослушного ребенка. Таким было его детство, но дальше оказалось не лучше. После смерти жены Дали переживает глубокую депрессию. Сами его картины упрощаются…

– Достаточно. Что ж признаться, я удивлен! Вы способная девушка, и я надеюсь, что мы с вами найдем общий язык. – На удивление учитель расплылся в улыбке, и, потрепав свой затылок о чем – то задумался.

Наступило время ленча. Большая, светлая столовая с красными столами и лавочками завораживали мой взгляд. Толпа студентов выстроилась в очередь с разносами. В моей голове столько всего происходило, впечатления о первом уроке, о преподавателе изящных искусств, о длинном коридоре, о том, как я украшу свой шкафчик, но больше всего меня волновал вопрос, где же я могу присесть?! До ужаса большая столовая была поделена на отдельные группы лиц, в одном углу сидели крутые парни, в кожаных куртках и с шипами повсюду, интересно кто они? За другим столиком сидели гламурные девицы, в коротких мини юбках, и открытых полупрозрачных блузках. Но привлек меня совсем другой столик, за ним сидел парень совершено один. В руках он держал карандаш и что-то рисовал на холсте. Но почему он один? Может с ним ни кто не общается?! А что тогда в нем не так? Любопытство мое не знало предела. Лицо я не могла рассмотреть, он сидел ко мне боком, уткнувшись над своим произведением.

Я прошла пол столовой в поисках свободного столика, пока меня кто-то не крикнул. Повернувшись, я увидела своего сокурсника. Не зная даже его имени, я направилась к нему.

– Привет Линси, присаживайся рядом, составишь мне компанию. Я – Эрик Сид, приятно познакомится. – Приветливо проговорил мальчик

– Взаимно. Спасибо Эрик за предложение, если бы не ты, то я наверное так и не нашла свободный столик. – Я была рада первому знакомству.

– Здесь ни чего сложного, меня брат раньше водил сюда с собой, поэтому я уже многое знаю. Вот видишь, там, в дальнем углу тусуются только «лидеры», их так называют, потому что имеют богатых родителей и они могут устраивать вечеринки каждые выходные. Остальная столовая делится на части и клубы, а для нас пока отведена левая половина столовой. – парень принялся уплетать свой бутерброд.

Эрик показался мне милым и общительным парнем, и весьма симпатичным. Светлый цвет волос, и челка на пол лба подчеркивали его большие зеленые глаза. Даже пережевывая свой бутерброд, мне показалось, что он улыбается. Выглядел он просто, обычная фиолетовая футболка с надписью, какой-то группы, синие потасканные джинсы, черные кроссовки.

Но мой взгляд все падал за соседний столик. Столик, где сидел парень, который так меня заинтересовал. Теперь я отчетливо могла разглядеть молодого человека. Желтая в большую клетку рубашка, черная кофта на молнии, застегнутая на половину, темные джинсы и черно-белые кеды. На голове красовалась шапка фирмы «globe», оформленная рисунком в черно-белую полоску. Каштановые волосы вылезали из под шапки и ровно ложились по шее, выразительные ярко очерченные черными ресницами карие глаза, напоминали черную бездну. Взгляд парня был сосредоточен, а руки творили. Даже сидя за соседним столиком, я не могла разобрать, что он рисует, мое любопытство брало вверх надо мной, я хотела подняться и пройти мимо, но тут перед моим лицом замахала рука, привлекая мое внимание.

– Куда ты уставилась? – на меня пристально смотрел Эрик своими большими зелеными глазами.

– Эээ… Я просто задумалась. Сегодня ведь наш первый день, и так много интересного вокруг. – Пыталась выкрутиться я, в надежде, что парень не повернется назад.

– Ну да, я тебя понимаю, когда я впервые здесь оказался, мои глаза разбегались по разным углам. Здесь много интересного, но столовая это еще не все. Ты доела? Пошли, я хочу тебе показать одно место, думаю, оно тебе очень понравится. – Ни чего не заметивший Эрик резко встал и протянул мне руку.

Не притронувшись даже к еде, я подала новому знакомому руку и поднялась. Мы быстро зашагали к выходу. Петляя по длинным коридорам, я не упускала момента рассматривать стены, на которых красовались стенды с информационными листами о дополнительных занятиях и приглашения вступать в различные клубы. Я хотела было остановиться у доски с фотографиями преподавателей, как меня одернули за руку и потащили дальше. От такой ходьбы ноги мои стали уже ватными, но Эрик все твердил, что скоро уже придем.

– Закрой глаза…

– Это еще зачем? – Начала злится я.

– Доверься мне, прошу тебя! – Эрик все не отставал.

Конечно, легко сказать: «доверься мне», я его знаю каких-то минут двадцать, а вдруг он серийный убийца? Или еще хуже маньяк, завлекающий девушек в очень «интересное место». Но все же я подчинилась.

Я почувствовала мужские руки у себя на плечах, и меня слегка передернуло.

– Аккуратно, сейчас маленький бордюр… Раз.… Два.… Три… Можешь открывать!

Мои глаза открылись от удивления настолько сильно, что я подумала вот – вот и они выпадут! Как это было красиво! Я стояла на самом верху футбольной трибуны. Стадион был настолько большой, что казалось, он не имеет границ. Внизу на хорошо ухоженном зеленом газоне бегал и кричал что – то мужчина лет сорока, по всей видимости, это был тренер футбольной команды. А вот и сами футболисты, даже во время ленча они не оставались без тренировок, кто-то гонял мяч, кто – то разминался, а кто – то пытался просто отсидеться в стороне, но не тут – то было, у тренера, наверное, глаза и на затылке, так как он увидел парней и быстро дал им нагоняй. Какими же они были прекрасными! В другом конце стадиона шутила и веселилась группа поддержки. Девять парней и девять девушек смеялись между собой, обсуждали общие темы, а после, дружно выстроившись в ряд, стали повторять и разучивать новые связки. Комок зависти подступил к горлу, мне хотелось оказаться среди них, так же шутить на свободные темы, быть такой пластичной и непосредственной.


Домой я вернулась к ужину. В холле ни кого не было, на мгновение я подумала, что мама забыла обо мне. Как же дом опустел после смерти отца и отъезда моей сестры Линди. Каждый вечер папа сидел на своем любимой кресле около камина, читал газету, пил виски, тянул сигары. Запах от камина, алкоголя и табака был настолько привычным и родным, что сейчас его так не хватает. Даже вечно занятая Линди бегавшая по дому, некогда так раздражала, а сейчас я тоскую по ней. Днями она была вся в работе, а вечерами бегала от гардеробной к спальне, от спальни, в ванную комнату наводя марафет. Мне нравилось с ней сидеть, когда она делала макияж, я сама многому училась. А ее платья были просто превосходными. Днем она могла одеть все, что попадется под руку, но только стрелка часов переваливает за шесть вечера, как обычная девушка, превращается в золушку.

Мои мысли прервали поздравительные крики, про меня не забыли! Ура! Не забыли! Мама позвала моих лучших друзей, друзей детства, а Карлота приготовила замечательный праздничный ужин. Карлота была нашей домоправительницей, она мне как вторая мать, с самого детства она меня воспитывала как свою дочь. Порой мне казалось, что она понимает меня лучше, чем родная, с ней я могла поговорить обо всем, получала совет, когда в нем так нуждалась, могла выплакаться на ее плече, и так же получить поучительные уроки, что хорошо, а что плохо.

– Дорогая, поздравляем тебя! Как тебе первый день?! Рассказывай все! Ну, какие там парни?! А девушки, есть симпатичные?! – по гостиной раздавались вопросы нетерпеливых друзей.

Карла была моей лучшей подругой, сколько себя помню, мы всегда были вместе, все друзья называют ее просто Кар. Помню, будучи еще детьми, мы были такими непоседами, Кар всегда была затейщицей, и зачастую мы получали тумаков из-за наших проделок. С Томо и Энрике мы познакомились позже. А все началось, как у обычных детей, когда мальчишки начинают дергать девчонок за косички и задирать им прилюдно платьица. Полгода между нами длилась война, каждый старался зацепить друг друга, а с Томо, так мы вообще один раз подрались. До сих пор вспоминаем со смехом, как пришлось, потом краснеть, объясняясь директору. Приехав, наши родители не верили своим глазам, что их дети способны на такое. В руках я держала клочок своих волос, а противник разорванную школьную жилетку. В наказание, неделю нас оставляли после занятий, придумывая различный род деятельности. Так и началась наша дружба. Теперь мы не представляем, что было бы без нашей дружбы. Соседские мальчишки и девчонки завидовали нашему сплоченному кругу и пытались нас поссорить, но до сих пор это ни кому не удалось.

– Давайте по очереди, я же не могу ответить всем сразу. – Смеясь, проговорила я.

– Ты видела футбольную команду? – интересовался Томо.

– Какой футбол, если там есть девчонки из группы поддержки?! – Энрике сделал задумчивый вид, и потер ладошки.

– Энрике! Тебе лишь бы девочки! Я все еще верю в то, что найдется та, которая тебя отошьет без угрызений совести. – Сердито пробурчала Кар и дала подзатыльник другу.

– Ай! Опять ты за свое! Ну, держись! – началась драка.

– Наверное, они до старости будут спорить, и колотить друг друга. Линси пошли за стол, ну их. – Закатываясь от смеха и еле дыша, проговорил Томо. – Ты завела уже новые знакомства?

Томо был рассудительным, спокойный парнем, трезво оценивал ту или иную ситуации, иногда у меня закрадывались мысли, что он на много способен, но он был такой скрытный, и пока он не захочет, выпытать из него, что – либо просто невозможно. Энрике в отличие от своего друга был как на ладони, всегда открыт для людей, особенно для нас. Не думает о том, что говорит, да и вообще редко думает. Его главная забота это скейтборд и девушки. Я совру, если скажу, что он не пользуется вниманием у девушек, они сами готовы сутками виснуть на его шее, а он парень и не упускает шанса залезть под каждую юбку. Я, конечно, его не оправдываю, но ведь и у девушек должна быть голова на плечах.

– Как тебе сказать, завела общение только с одним парнем, мой сокурсник Эрик Сид. Правда он немного странный, но может это только первое впечатление. Больше ни чего не могу сказать о нем. – Я пыталась вспомнить до мельчайших деталей, как выглядел мой новый знакомый.

– Ты у нас девочка общительная и обворожительная, вот увидишь, что у тебя появится куча друзей. Главное старых не забудь. – Томо сделал грустный вид лица, а после подмигнул и расплылся в улыбке.

– Не говори глупостей, куда ж я без вас? Помнишь, как мы смеялись в детстве?

– Наша четверка просто класс! Непобедимы мы для вас!

– Мы друзья! Навеки вместе! Мы самые лучшие на свете!

Комната залилась нашим веселым и звонким смехом. Как же было приятно вспомнить детские наши стишки.

В комнату с криками и визгами залетели Кар и Энрике. Потрепанная Карла надавала тумаков парню. С обиженным лицом Энрике молча, уселся за стол и с большим аппетитом начал уплетать десерт, не посмотрев даже на более сытную еду.

И как ему удается сохранить такую шикарную фигуру. Я всегда мечтала, есть сутками сладкое и не толстеть, но мне так не удается, а тех, кто об этом даже не думает, природа наградила, по моему мнению, великим даром!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное