Анна Одувалова.

Мой личный волшебник



скачать книгу бесплатно

© Одувалова Анна, 2018

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2018

Глава 1
Нет в жизни счастья

– О-о-о-о-лень! О-о-о-лень! – громко и протяжно ныла я, пока мы с Вероничкой шли по длинному коридору торгового центра в сторону кофейни «Ванилька».

В воздухе витал ни с чем не сравнимый новогодний дух. Почти в каждом отделе стояла елка, переливались огоньками гирлянды. Даже музыка здесь звучала волшебная, новогодняя. А в атриуме уже открылась традиционная резиденция Деда Мороза. Только все это зимне-сказочное великолепие в этом году не радовало: у меня никак не получалось поймать ощущение чуда. И очередная попытка не увенчалась успехом. Но не по моей вине.

– А я говорила, что в такую пургу нужно сидеть дома, пить какао и смотреть сериальчик! А ты? Нет, мы поедем! Там висит мой свитер! – передразнила подруга и ввергла меня в окончательное уныние. Вот у нее проблем с новогодним настроением не было. Впрочем, у Веронички, золотоволосой красавицы с кукольным личиком и хитрым прищуром зеленых глаз, вообще проблемы с настроением возникали редко.

– Вероник, ты же знаешь, как я хотела этот свитер с оленем! О-о-о-лень! – снова заныла я, вспоминая, как весь последний месяц ходила, облизываясь, вокруг теплого вязаного свитера с умильной мордочкой оленя на груди. У оленя был ярко-красный нос и шапочка, как у Деда Мороза. Не свитер – мечта!

И вот в преддверии Нового года мама дала мне деньги, а свитера в магазине не оказалось. Точнее, там остался последний, размером на одну мою ногу! Как так?! Я никогда не считала себя толстой. Да даже полноватой не считала – самая что ни на есть обычная!

Оттого что в магазине висит младший брат моего свитера, становилось еще обиднее. Именно поэтому мы с Вероничкой решили поступить совсем по-девичьи – заесть и запить горе шоколадом в любимой кофейне, которая располагалась на втором этаже. Одна из ее стеклянных стен выходила на атриум, и оттуда можно было разглядеть огромную, в несколько этажей, искусственную елку, огни, снежинки и прочие атрибуты радостного праздника.

К счастью, в пятницу в разгар рабочего дня наш любимый столик оказался свободен, и я могла любоваться красотой столько, сколько захочется.

Вероничка поставила в уголок все три пакета, до отказа набитые новыми нарядами, и со стоном рухнула на стул. Я печально уселась напротив.

– Дался тебе этот свитер с оленями? – спросила подруга, заправляя за ухо золотистую прядь, выбившуюся из косы. – Ты даже мерить ничего не стала.

Я снова грустно вздохнула, показывая, как глубока моя печаль, и заказала горячий шоколад и пирожное «Черный принц». Конечно, тоже шоколадное.

– Не слипнется, – ответила я, предупреждая вопрос Вероники, и тоскливо заметила: – Какой-то Новый год в этом году не новогодний…

Даже переливающаяся огнями елка не могла убедить меня в обратном. Раньше от одного ее вида в голове включался предновогодний «джингалбелз».

– Почему? – удивилась подруга.

Я уже открыла рот, чтобы напомнить про свитер с оленем, но у Вероники зазвонил телефон.

– Да? – ответила она. – Подходи, мы в «Ванильке».

– Кто там еще? – недовольно буркнула я.

Настроения общаться у меня совсем не было.

– Макс, – отмахнулась Вероника. – Он где-то рядом гуляет. Сейчас к нам присоединится.

Против Макса, старшего брата подруги, я ничего не имела. Я знала его с детства. Сейчас, правда, мы общались значительно меньше, чем раньше, но все равно относились друг к другу с нежностью. Все же сколько песочниц было перекопано одним совочком.

– Максик, привет! – улыбнулась я, заметив в дверях высокого широкоплечего блондина с лучезарной улыбкой. Макс был красавцем-спортсменом, от которого сходили с ума все девчонки в округе. Он занимался каким-то странным боевым искусством, больше похожим на танец с элементами акробатики. Я все время забывала его название.

– Что такие хмурые, девчонки? – очень точно уловил наше настроение Макс. Он подсел к нам за столик и подозрительно изучил меню. Как настоящий спортсмен и представитель сильного пола, Макс совершенно не понимал, что можно есть в кофейнях.

– У Лерки из-под носа увели свитер с оленем, – ответила Вероничка.

– Лерка… – Макс подозрительно нахмурился. – Зачем тебе свитер с оленем?

– Ты что! – искренне изумилась я. – Он мне жизненно необходим для создания новогоднего настроения. Свитер с оленем и оленьи рога! Но ничего-то у меня не складывается.

– Что, оленьих рогов тоже нет? Так не вопрос, я сбегаю в соседний отдел, куплю. Там были какие-то блестящие.

– Да нет! – отмахнулась я. – Рога-то как раз везде есть… Но все равно с праздничным настроением не складывается. Раньше как-то все иначе воспринималось. А сейчас? Любимый шар вчера разбился, пока елку наряжала, свитер не купила. И дома в новогоднюю ночь ждут унылые посиделки.

– У тебя-то унылые? У вас же целая толпа всегда собирается!

– В этом году одни взрослые, – надулась я. – Мои двоюродные, Глебка с Оксанкой, не приедут. Ксюшка тоже. Короче, ждут меня родители, тетушки и дядюшки, оленьи рога и много еды.

– Нужно мыслить позитивно, Лера, – сказал Макс. – Это же Новый год – время чудес. Вспомни, мы об этом всегда говорили. Обязательно произойдет что-то хорошее!

– В этом году чудеса у меня наоборот.

– Это в тебе говорит депрессия, – солидно заявила подруга, которая планировала поступать на психолога. – Но шар жалко, да.

– Это такой синенький, со снежинкой? – уточнил Макс, похоже, так и не определившись c заказом. Когда парень думал, у него между бровей появлялась едва заметная смешная складочка. «Мозг сокращается», – всегда шутила Вероника.

– Не-а, – мрачно заметила я. – Красный, со снеговиком. Неужели ты помнишь все мои елочные игрушки?

– Ну, любимые-то помню. Их не так уж и много.

– Ты же не заходил ко мне в гости уже лет сто.

– Раньше я был любознательным ребенком с хорошей памятью. Поэтому много замечал и запоминал.

Разговор с друзьями, много шоколада и яркие огни торгового центра вернули мне хорошее настроение, и вот я уже отвлеклась и болтала ни о чем. Про свитер и другие неурядицы я почти забыла. Макс, сославшись на дела, быстро смотался, а мы с Вероничкой решили еще немного посидеть в кофейне.

– Ну неужели ты реально веришь во все эти чудеса и в то, что Новый год непременно приносит удачу и счастье? – допытывалась я у Вероники. – Это же детские сказки. Посмотри, что творится вокруг. Если бы Новый год приносил счастье всем без исключения, мир был бы в сто раз лучше.

– Верю, Лерка. А как иначе? Вот тем, кто не верит, счастья и не достается! Смотри, метель закончилась. Теперь тихо, и снежок падает огромными хлопьями. Это ли не чудо?

– Чудо, – согласилась я, выглядывая на улицу. В свете фонарей снег переливался и смотрелся просто невероятно. Он обнимал ветви деревьев и словно воздушное покрывало лежал на бордюрах. Все вокруг казалось уютным и мягким.

– Вот, а ты говоришь! Пойдем гулять?

– Что, прямо сейчас?

– Ну почему прямо сейчас. – Вероничка пожала плечами. – Можно через пару часиков. Кстати, мы с тобой в этом году еще не выбирались на каток. Кто знает, может быть, там сегодня будет Кирюха… Еще один вариант новогоднего чуда.

При мысли о брюнете из параллельного класса я заулыбалась. Он нравился мне с начала учебного года, но подойти к нему я боялась. Он тоже поглядывал на меня издалека, и я жила ощущением приятного предвкушения. Мне нравилось мечтать о нем и думать о моменте, когда парень все-таки решится сделать первый шаг – ну, или я решусь. Мысли о том, что я ему не нравлюсь, у меня не возникало. Во-первых, я была симпатичной, а во-вторых, Кирюха ни с кем не встречался, а это значит, он также просто приглядывался ко мне, как и я к нему. Было в этом какое-то особое очарование – наблюдать друг за другом издалека и надеяться, что моим новогодним чудом будет любовь. Что может быть романтичнее, чем отношения, начавшиеся под бой курантов!

По дороге мы с Вероничкой ловили ртом снежинки, как в детстве, бегали по сугробам, и домой я пришла уставшая и взмыленная. Хотелось забраться под теплый плед с книжкой и кружкой какао с маршмеллоу. Но я уже пообещала подруге сходить на каток, поэтому пришлось быстренько перекусить бутербродом, рассказать маме о своей неудаче со свитером с оленем и отправиться переодеваться.

Мама посмотрела на меня своим фирменным взглядом, который означал, что она меня не понимает, и все же для виду посочувствовала. Я хотела на нее обидеться, но потом вспомнила, что сама тоже не смогла оценить величину трагедии, когда мама не успела ухватить на распродаже ярко-алые туфли от какого-то неизвестного мне итальянского мужика. Я тогда тоже посочувствовала, но проникнуться горем не смогла.

– Лер, только одевайся теплее, пожалуйста, – попросила она. – И не очень долго. К вечеру обещают похолодание. И да, не забудь про уроки!

– Во-первых, завтра суббота, а во-вторых, до зимних каникул осталось всего ничего – неделя!

– Это не повод забрасывать учебу, – наставительно заметила мама и удалилась в другую комнату. Училась я и так хорошо, но мама время от времени вспоминала о священном родительском долге – капать на мозг.

Как можно замерзнуть на катке, я не понимала, но все же вняла маминому совету и надела симпатичные серые утепленные штанишки, белый, с большим воротом свитер (жаль, что не с оленем!), розовый пуховичок и вязаную шапку с помпоном.

Посмотрев на себя в зеркало, вспомнила о Кирюхе и распустила светлые волосы, которые сначала убрала в косу. Теперь они красиво лежали на плечах. Две пряди я оставила у лица, чтобы оно казалось более худым.

– Повиснут сосульками, – сказала мама, когда выглянула из комнаты в прихожую, чтобы меня проводить. Она умела добавить хорошего настроения.

– Не повиснут, – упрямо заявила я, хотя прекрасно понимала, она права. Но я надеялась, что это cлучится все же не сразу, а после возможной встречи с Кириллом.

Я выскочила в подъезд и уже в дверях столкнулась с папой, который только что вернулся с работы. Он, как всегда, был без шапки и в распахнутом пальто. Нет нужды одеваться по погоде, если тебе необходимо лишь пройти от машины до подъезда.

– Повиснут сосульками, – заметил он, указав пальцем на мои волосы и слово в слово повторив то, что сказала мама.

Я обиженно фыркнула:

– Вы что, сговорились, что ли?!

– А что такого-то? – удивился он после того, как я пролетела мимо него к выходу. – Ну правда же! Там снег!

Отвечать я не стала. Вот что за привычка каркать?

Глава 2
Неправильные чудеса

Вероника уже ждала меня у подъезда. Подружка прыгала на нарисованных прямо на утрамбованной снежной дорожке классиках и, кажется, совсем не скучала. Я завидовала ее умению всегда себя развлечь.

Не получалось припомнить момент, когда Веронике за ее неполные шестнадцать лет было скучно. Подруга могла заразить жизненной энергией еще десяток человек и зажечь сотню лампочек. Я так не умела. Меня иногда одолевала меланхолия. Хотелось закрыться в четырех стенах и не выползать из дома. Я так и сидела бы неделями, если бы в моей жизни не было неугомонной подружки.

К вечеру заметно похолодало. Морозный воздух стал тяжелым и колючим, словно сотни мельчайших ледяных кристалликов зависли в атмосфере. Снег скрипел под ботинками, а щеки пощипывало от мороза. В такую погоду находиться на улице одно удовольствие, главное, выбрать правильную одежду и правильное место для прогулок, чтобы не замерзнуть. Каток подходил лучше всего.

– О, ты уже? – Вероника отвлеклась от своего увлекательного занятия и посмотрела на меня. – Пошли! А то времени покататься не останется. Сегодня мы что-то поздновато.

Она ухватила меня под руку и потянула в ту сторону, где находился каток. Успевать за размашистым шагом Веронички было непросто.

– И все же интересно, – протянула я, пытаясь не отставать, – Кирилл придет?

– А кто же его знает? – Вероничка безразлично пожала плечами. Она странно относилась к моему увлечению. Вроде бы и против ничего не говорила, но Кирилл ей не нравился. – Думаю, придет. Сегодня же пятница, в школу завтра идти не нужно. Он всегда в пятницу на каток ходит. Я Макса звала, кстати.

– И что он? – равнодушно спросила я. Макса я брать с собой не хотела, если он будет с нами, то Кирилл может не подойти. Все же Макс старше и выглядит иногда грозно. Ну и шуму создает много. Сильно сомневаюсь, что он устоит и не будет пытаться сделать на коньках какой-нибудь эффектный прыжок.

– У него тренировка сегодня, – отмахнулась Вероничка.

– У него тренировка каждый день! – фыркнула я, поражаясь, как можно проводить в зале семь дней в неделю. Сама я была за умеренный и ненапряжный спорт. Пару раз в неделю на фитнес и один раз на каток.

– И то верно! – согласилась подруга. – Он там прыгает под свои заводные бразильские ритмы и дома появляется к ночи.

– Ты сама-то в его секту не собираешься?

– Он зовет уже давно, но я что-то не могу решиться. Там хоть бои бесконтактные, но пяткой в лоб получить не хочется. Хотя мальчики у них красивые и очень много интересного умеют делать! Неравнодушна я к разного рода сальто и прочей показушности! – Подруга мечтательно вздохнула, а я пожала плечами. Я была неравнодушна к Кириллу, а уж прыгает он сальто или нет, меня волновало в последнюю очередь.

– Да ладно, мальчики красивые не только там. Вон Кирилл…

– Лерка, у тебя любой разговор сворачивает исключительно на Кирилла, – нахмурилась Вероничка. – Нельзя так зацикливаться на человеке или вещи. А у тебя вечно так: то свитер с оленем, то Кирилл!

– Вот зачем про свитер напомнила?! – поморщилась я. – Теперь снова по нему страдаю!

– Тебе бы, Лерка, только пострадать!

Весело перешучиваясь, мы дошли до катка, который располагался совсем недалеко от района, в котором мы жили. Тут был и свой спортивный клуб, где занимался Макс, и каток, и школа, и детский сад. Поэтому на катке через одного встречались знакомые лица. Те, кто или учился с нами, или на пару классов младше или старше.

В холле перед раздевалкой мы встретили девчонок из параллельных классов. Не скажу, что я обрадовалась этой встрече. Мы не то что были на ножах, скорее взаимно друг друга недолюбливали. К счастью, они уже накатались и пили чай.

– Кирилл тут? – поинтересовалась Вероника. Все знали, что запала на него я, поэтому подругу ни в чем не заподозрили, всем было понятно, для кого нужна эта ценная информация.

– А как же… – протянула Кристина, обхватив стакан двумя руками. Меня высоченная блондинка не любила, поэтому ее излишняя жизнерадостность по поводу присутствия на катке Кирилла должна была бы меня насторожить. – Лерка, шнуруй коньки и беги навстречу счастью.

– Тихо ты! – шикнула на нее брюнетка Влада и с усмешкой посмотрела на меня. Что бы это значило?

Вероника, которая тоже почувствовала неладное, увела меня в раздевалку, бросив девчонкам напоследок какую-то дежурную фразу. Получилось даже вполне пристойно (мы никого не обидели и в то же время задерживаться не стали). За что я любила подружку, так это за то, что она всегда могла найти выход из неприятной ситуации. Причем не только для себя, но и для меня. Но несмотря на то, что девицы остались за пределами раздевалки и вообще собирались домой, настроение у меня испортилось. Я ожидала какого-то подвоха.

– Ну что ты дергаешься? – спросила меня проницательная подружка. – Не обращай на них внимания. Кирилл здесь. Что тебе еще надо?

– Не знаю. – Я пожала плечами и сильнее дернула шнурок на ботинке. Раздалось тихое «треньк», и розовая веревочка осталась у меня в руках. – Ну что за невезение! – вырвалось у меня. Хотелось зареветь от обиды.

– Лерка, ты сильно мнительная! Ну, завяжи ее узелком. Подумаешь! В первый раз, что ли, шнурок рвется?

Конечно, Вероника была права, но мне все равно стало обидно. Узелок я все же завязала и зашнуровала кое-как коньки. Но уже чувствовала, что зря сегодня вышла из дома. Бывают такие дни, когда лучше сидеть на диване и даже кружку с горячим чаем в руки не брать. Видимо, сегодня у меня как раз такой день.

Мы выехали на лед и сразу же попали в совершенно удивительный мир. Мир музыки, ярких огней, новогоднего настроения и адреналина. Я любила каток, тут исчезали все сомнения и хандра. Наплевать на всех завистниц, главное, что теперь мы с Вероничкой можем кататься в свое удовольствие, наслаждаясь хорошей зимней погодой, музыкой и движением.

Мимо нас на бешеной скорости пронеслась группка совсем еще мелких мальчишек, и я следом за Вероничкой устремилась в разноцветную толпу. Первые два круга мы с ней нарезали на одном дыхании, даже не оглядываясь по сторонам. Я даже забыла, для чего на самом деле пришла на каток. Мне просто было хорошо и весело. Только когда в мышцах появилась приятная усталость, а в горле пересохло, я замедлила бег, стала неспешно рассматривать катающийся народ и искать глазами его – Кирилла.

Знакомую красную куртку я заметила издалека и тут же устремилась в ту сторону. Люблю такие «случайные» встречи! Уже почти налетев на парня, я резко затормозила – для этого пришлось даже развернуться – и едва не налетела на двух девчонок, неспешно двигающихся рядом.

Такого я точно не ожидала. Могла предположить, что разговор не задастся или я так и не встречусь с парнем на катке, но подобное я предположить не могла. Кирилл был не один. Он придерживал за талию явно неуверенно стоящую на коньках Наташку из своего класса.

Причем было не похоже, что эти двое встретились случайно. Наташа вся светилась от счастья, да и Кирилл смотрел на нее по-особенному. Так, как я хотела, чтобы он смотрел на меня.

– Так, Лера… – зашептала мне на ухо Вероника, которая тоже все видела. – Дыши.

– Плевала я на такой Новый год и его чудеса! – бросила я и, вытирая жесткой заиндевевшей перчаткой слезы, кинулась прочь с катка, не разбирая дороги и не дожидаясь, когда меня догонит Вероничка. Настроение было безнадежно испорчено, и казалось, день не может стать еще хуже.

Даже не предполагала, что, пока я хожу вокруг да около, Кирилл кого-то себе найдет! И не просто кого-то, а Наташку! Самую что ни на есть обычную, ничем не примечательную, с веснушками и рыжеватой толстой косой! К ней, значит, он не постеснялся подойти! Выходит, я просто тешила себя глупыми надеждами! Какая же я наивная дурочка! Права была бабушка, она мне говорила – если ты мальчику нравишься, он сам подойдет. Не подходит – значит, не больно нужно! А ведь меня тогда обидели эти слова.

Я совсем не смотрела по сторонам, ехала не разбирая дороги, поэтому неудивительно, что не заметила двоих пацанят, которые неслись, словно торпеды. Одна торпеда в синей шапке поддала мне в бок, другая – пролетела перед лицом. Я не удержала равновесие и рухнула, пытаясь прикрыть голову руками. Последнее, что я запомнила, – чей-то вопль и болезненный удар.

Пришла в себя быстро, уже у лавочки, куда меня кто-то дотащил с катка.

– Лерочка, ты как? – Испуганная Вероника протягивала мне снежок.

– Это зачем? – тихо спросила я и тут же поняла, что говорить мне больно. Потрогала губу и заметила на пальцах кровь.

– Лерка, не нервничай только, сейчас приедут «Скорая» и папа.

– Твой папа? – переспросила я, чувствуя, что перед глазами плывет и меня подташнивает.

– Мой-то зачем тут нужен? – искренне удивилась подружка.

– Ты помнишь, как упала? – надо мной склонился испуганный одноклассник Мишка. Стало понятно, кто помог оттащить меня в сторону. Впрочем, вокруг уже образовалась приличная толпа сочувствующих. А может, просто любопытствующих. О последнем думать не хотелось.

– Да…

– Прости… – откуда-то из-за сугроба выглянула совсем еще маленькая, лет двенадцати, девчушка. Она была испугана, пожалуй, даже больше, чем я.

– А тебя-то за что? Меня пацаны какие-то сбили.

– Ну… ты упала, а я не успела затормозить… – Ее голос сорвался и задрожал.

– Она тебе немного коньком рассадила лицо. Но так, чуть-чуть… – сказала Вероника. – Синяк будет, и губу, думаю, придется зашивать… – Заканчивала подруга очень тихо, видимо опасаясь моей реакции.

– Вероника! У тебя зеркало есть?!

– В раздевалке. Принести? – Подругу явно не радовала такая перспектива, но отказать мне она не посмела.

– Да не надо, – сжалилась над ней я, чувствуя, что снова начинает тошнить. – Я очень страшная?

– Ну… – Вероничка скорчила физиономию. Врать она не умела, а говорить правду не хотела. Увидев, что я поняла ее гримасы, она попыталась меня успокоить: – Но думаю, это ненадолго. Правда-правда.

– То есть страшная буду исключительно на Новый год? – мрачно заметила я, а Вероника, осознав мою правоту, промолчала. Мне стало неловко. Она-то точно ни в чем не виновата.

Папа и «Скорая» примчались одновременно, и весь оставшийся вечер у меня прошел в больнице. На губу наложили два шва, но врач сказал, что через неделю не останется и следов. То есть у меня был шанс нормально поесть на Новый год оливье. Правда, сейчас меня это утешало очень слабо.

Лицо болело, губа распухла и мешала говорить, а на щеке расплылся некрасивый синяк. Хорошо хоть дали больничный и в понедельник можно было остаться дома. Правда, в школе репетировали постановку к Новому году, в которой я принимала участие. Но думать об этом я сейчас не могла.

Обиднее всего, что Кирилл, из-за которого я была так невнимательна на катке, даже не подъехал ко мне. Впрочем, я его не винила. Вполне возможно, он и не видел случившегося. А если и видел? Кто я для него? Просто девчонка из параллельного класса, которая навоображала себе невесть что.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2