Анна Джейн.

Музыкальный приворот. На крыльях



скачать книгу бесплатно

– И да, твоя бабка требует теперь еще и свадебных фоток. И чтобы ты выглядела подобающе – типа она тебе на это бабло отвалила, – продолжал синеволосый. Он в упор не понимал, зачем все это делает и сам себя успокаивал – для прикола.

– Спасибо, – тихо сказала Ниночка. В ее голосе не было проникновенности, но это был один из тех редких случаев, когда благодарила она искренне. Ей вдруг вновь захотелось обнять Ефима – как ночью, в подъезде, но она сдержалась.

– От «спасибо» кайфа не словишь, – отвечал, прищурившись, Келла. Девушка вопросительно на него посмотрела, а он указательным пальцем коснулся собственных губ. Не прочь был повторить вчерашнее.

– Наркоман чертов, – услышала его слова Таня, которая вновь не вовремя появилась и опять не так все поняла. – Хватит ее принуждать!

– Ты на учебу пойдешь?! – рявкнул Келла, которому испортили такой момент.

– Сегодня пятница, мне к четвертой паре, – фыркнула сестра. Они начали спорить, а Журавль под шумок надела куртку. Оставаться здесь дольше она не видела смысла – нужно было ехать домой. Цель достигнута.

Однако сразу уехать не получилось – Таня позвала всех завтракать, и они втроем сидели за столом, и у брата с сестрой не закрывались рты, а Журавль лишь кисло ковыряла вилкой в тарелке нечто, похожее на омлет. После завтрака она вновь засобиралась домой.

– Я помогаю тебе только из-за твоего отца, – зачем-то предупредил Ефим Ниночку около двери. – Веселый мужик, хоть тачки у него дерьмо.

– Папа был бы рад услышать твои слова, – ангельским голоском сказала девушка.

– Завтра будь красивой. На чучеле жениться не буду, – предупредил ее Келла, который отлично понял ее вчерашнюю стратегию. Он заправил ей за ухо выбившуюся прядь волос и произнес тихо, но многообещающе:

– И помни: если ты станешь моей женушкой, будешь делать все, что я хочу. Ясно?

– Да, малыш, – приторно-нежным тоном произнесла девушка, – я буду самой нежной и заботливой, – она неожиданно провела рукой по его крепкому плечу, спустилась к груди, гладя при этом ему в глаза.

– А ты мне нравишься такой, – проговорил он тихо, чувствуя, как мгновенно все внутри него реагирует на такие простые безобидные прикосновения.

– Какой? – уточнила Ниночка и потерлась об его плечо словно кошка.

– Покорной, – выдавил из себя Ефим, злясь на коварство блондинки. Его руки сами собой потянулись к ее талии.

– Я буду такой только для тебя, – слишком ласково проговорила Ниночка, касаясь губами его щеки и заставляя парня едва заметно вздрогнуть.

Келла прикрыл глаза.

– Пока, Рылий! – гаркнула неожиданно Ниночка ему на ухо и убежала, оставив парня в крайне раздосадованном состоянии.

– Платье покупать будешь со мной! – крикнул он вслед ей.

Но девушка даже не обернулась. Она, как стрела, пролетела по ступеням, вырвалась из подъезда и почти бегом бросилась к машине. Время уже было близко к полудню, а она всю ночь не появлялась дома – мать ее убьет.

И она оказалась права.

Софья Павловна, приехав из больницы и не обнаружив дочь дома, сначала разозлилась – к тому же и Ирка сказала, что Ниночка опять убежала веселиться. Однако время приближалось к полуночи, а Нина все не появлялась, и женщина разволновалась. Нет, она отлично знала, что ее девочки любят повеселиться в клубах, и всячески покрывала их перед отцом, прекрасно понимая, что запретный плод – сладок, а лучший способ контролировать детей – давая им свободу, но также она понимала, что Нина не такой человек, который, зная, что отцу плохо, убежит на тусовку. Софья Павловна пыталась дозвониться до нее, однако телефон дочери был выключен. И женщина, еще раз поговорив с Ирой, вдруг решила для себя, что Нина обиделась на пощечину и ушла.

За свой поступок Софье Павловне было отчасти стыдно – эмоции и страх за любимого супруга взяли свое. Однако теперь она испугалась еще и за Нину. В голову стали лезть всякие нехорошие мысли, и рано утром, не выдержав, Софья Павловна позвонила Нинкиному крестному. Человеком она была сдержанным и спокойным тоном попросила у него совет – обращаться ли в полицию или пока не стоит? Дядя Саша, у которого было полно дел, в том числе связанных с бизнесом старого друга, сказал Софье Павловне, что сейчас отправит к ним Матвея, у которого приятель – глава детективного агентства со связями в полиции, и они помогут.

Матвей и его друг только-только подъехали к дому Журавлей и уже собирались выйти из машины, как во двор залетел красный «Жук» и ловко припарковался задним ходом между двумя автомобилями.

– Отбой, – тотчас узнал машину Нины и ее саму Матвей. – Вот и пропажа.

– Лихая девчонка, – присвистнул его приятель.

– Как Лихо Одноглазое, – вспомнил детскую сказку парень. Журавль хотелось прибить за скотское поведение, но он был рад, что с ней ничего не случилось.

– Крутая она у тебя, – присвистнул детектив, видя, как блондинка выскакивает из «Жука» и со всей силы пинает по колесу соседнюю машину – та припарковалась на ее месте.

Он думал, что Нина – девушка Матвея, как и все остальные его друзья.

– С характером девочка, – ухмыльнулся Матвей. – Ладно, бывай. Езжай обратно.

– А ты?

– А я воспитывать буду.

И он вышел из салона, поймав Ниночку около подъезда, отметив про себя, что выглядит она странно: без косметики, одета так, как будто бы вышла выгуливать собаку, а в глазах странный блеск.

– Ты где была? – зло спросил Матвей, перегородив ей путь.

– А тебе-то что? – дерзко осведомилась девушка, не ожидавшая его тут увидеть.

– Тебя все ищут. Мать места не находит.

– Твое какое дело? Пропусти, – Журавль рвалась домой, и появление Помойки жутко ее раздражало. Она попыталась обойти молодого человека, но тот схватил ее за запястье и притянул к себе.

– Отпусти, – вскипела Ниночка, чувствуя острое желание убивать.

– С кем была? – вдруг спросил Матвей, чувствуя от светлых волос едва уловимый сигаретный дым и запах чужого одеколона. Взгляд его упал на шею девушки – она была закрыта воротом водолазки, и ему показалось, что это неспроста. Ниночка всегда одевалась стильно – за исключением того рок-концерта, ее глупой блажи. Зачем надела эту простую водолазку? Воротнику-стойке есть что скрывать?

Девушка по привычке послала его.

– Я спросил тебя – с кем была? – повторил Матвей тихо.

– С кем надо, с тем и была. Катись, суслик, – попыталась вырвать руку Ниночка. Не получилось.

– Ты ответишь на мой вопрос или нет?! – закричал вдруг Матвей, и перед глазами его пронеслись черно-белые сцены, в которых Ниночка с разметавшимися по подушке волосами и распухшими от поцелуев губами влюбленно смотрит на какого-то обнаженного типа с плотоядным взглядом.

Фантазии открыли дверь потоку неконтролируемого бешенства.

Матвей волновался за нее, он приехал ее спасать, а она отрывалась с кем-то? Как посмела, черт побери?! Кого нашла?

Кажется, Матвей уже сам начинал верить, что Нина – его девушка, и ужасно ревновал.

– На какой? – ничуть не боялась его Журавль. – Где была или с кем?

Она отлично видела, как разъярен молодой человек, и если ей нравилось, когда Келла злился и кричал, то сейчас она не испытывала никакого удовольствия. Более того, где-то на заднем плане маячило опасение.

Нина попыталась отпихнуть навязчивого ухажера, но тот, поймав ее за вторую руку, развернул и с силой прижал к стене. Как Келла ночью.

Но Келла был другим. Келла был своим. Его хоть и хотелось уничтожить, стереть в пыль, однако когда он ее касался, с ней творилось что-то странное, но – девушка в полной мере отдавала себе в этом отчет – приятное.

Матвей же был другим. Отталкивающим. Чужим.

– Если я спросил – отвечай, – понимал, что сходит с ума Матвей, но ничего поделать со своими чувствами не мог. Эту глупую девчонку хотелось ударить и поцеловать одинаково сильно.

– Я тебе, поилка для свиней, ничего говорить не обязана, – прошипела Нинка. – И не буду.

– Что происходит? – раздался мужской суровый голос – по камерам охрана увидела происходящее, и один из мужчин в форме вышел к парочке.

Матвей нехотя отпустил девушку.

– Бешенство мозжечка, – пропела Ниночка и упорхнула в подъезд.

Разборки с матерью были долгими. Софья Павловна сначала обрадовалась, увидев на пороге живую и невредимую дочь, и даже обняла. А потом устроила разбор полетов. Она не кричала, как отец, не топала ногами и не устраивала истерик. Она даже не стала пытать, где Нинка была, верно решив, что та не сознается. Софья Павловна выбрала иной метод: села напротив нее и долго, на примерах объясняла ей, как маленькой, к чему мог привести ее необдуманный поступок и как все переживали: и она, и брат с сестрой, и крестный.

– Твой мальчик за тебя беспокоился, – добавила мать.

– Какой еще мой мальчик? – затравленно посмотрела на нее Ниночка, у которой уже уши сворачивались в трубочку. Софья Павловна умела надавить на больное. Было стыдно. Но Нина оправдывала себя тем, что сделала все это во благо собственной семьи.

– Матвей, – удивленно произнесла женщина. – Мне показалось, между вами что-то есть.

– Нет, мама, – решительно заявила Нина. – Между нами есть стена непонимания и заборчик отвращения – с моей стороны.

– Не можешь забыть Ефима, – вдруг понимающе улыбнулась Софья Павловна.

Нинка не ответила – стала вдруг икать: громко и с выражением.

– Что с тобой? – сердито посмотрела на дочь женщина.

– У меня на имя Ефим икотная аллергия, – отозвалась Нинка, – мне водички надо попить, – попыталась она смыться.

– Нина. Мы говорим о серьезных вещах, – посуровела Софья Павловна. – И кстати, что у тебя с зеркалом в комнате?

– Разбила, – созналась Нинка и тотчас покривила душой:

– Переживала за папу.

И она показала замотанную руку. Софья Павловна едва сдержалась, чтобы не треснуть дочери по голове и вновь принялась выговаривать – только теперь уже по-другому поводу. Зато расчет Ниночки был верен – мать забыла про то, что ее не было дома ночью.

– И прости, что вчера ударила тебя, – сказала она напоследок, взяв дочь за руку.

– Все в порядке, мам. И я не хотела, чтобы так получилось, – сказала Нина твердым голосом. – Прости, что тебе пришлось волноваться. Впредь этого не повторится.

Софья Павловна только вздохнула. Нина была слишком сильно похожа на супруга, чтобы давить на нее.

С Виктором Андреевичем, кстати говоря, все было хорошо. Вчера у него из-за переработки и постоянных стрессов сильно поднялось давление, и случился гипертонический криз – поэтому сотрудники и вызвали «скорую», испугавшись, что у шефа еще и вдобавок что-то с сердцем, напугав при этом и Софью Павловну. Сегодня Виктор Андреевич все еще оставался в больнице – его перевели в частную клинику, однако уже порывался на работу – решать проблемы, которые валились на него снежным комом. Вчера он узнал, к примеру, что один из партнеров, улучив момент, кинул его и перебрался в лагерь конкурентов, а это значило лишь одно: новую потерю денег.

Поговорив с мамой и позвонив отцу – ехать к себе он категорически не разрешал, заявляя: «Я еще не помер, чтобы вы стояли полукругом и скорбно на меня глазели», – Нина отправилась в душ, твердя про себя, что после пребывания в доме у Рылия просто обязана смыть с себя всю грязь. Словно забыла, что уже побывала в его душе.

Только как ни крути, прикосновения Келлы были приятны. И Нина, включив холодный душ, долго стояла под водой, пытаясь таким нехитрым способом привести себя в чувство. После, надев теплый халат и обернув полотенце вокруг головы наподобие тюрбана, девушка отправилась в свою комнату, не забыв прихватить чашечку кофе – нужно было немного посидеть одной и обдумать план действий.

Нина подсоединила зарядное устройство к севшему телефону и включила его: пропущенных звонков было море, как и сообщений – в том числе и от Кати, которая за нее, видимо, тоже волновалась. Нинка набрала ее номер, однако вместо подруги трубку взял Тропинин.

– О, Блондинчик, – обрадовалась Нинка и поинтересовалась на всякий случай:

– Еще не завернул ласты?

– Не успел, – хмыкнул Антон. Голос у него был сонным – как у человека, который не спал всю ночь.

– Как жаль, как жаль, – притворно вздохнула Ниночка. – А где Катенька?

– Катенька в душе.

– Да ты что? Смывает с себя грязь от твоих потных похотливых лап? Я бы на ее месте перед встречами с тобой принимала противорвотные лекарства, – не могла не уколоть Нина.

– Хорошо, что ты не на ее месте, – трудно было сейчас вывести из себя довольного Тропинина. – Что передать Кате?

– Что она приглашена на свадьбу, – хмыкнула Журавль. – И ты, шкурка петуха, тоже. Прилетай завтра к часу в то же место, что и вчера.

– Журавль, как бы что с твоей шкуркой не случилось, – надоела Антону подруга любимой.

– Не забудь шампанское и палочку, – продолжала та.

– Зачем палочку? В тебя тыкать? – спросил с любопытством музыкант, решив, что Келла, наверное, свихнулся, раз решил проделать этот опасный трюк еще раз. Бессмертный. Но цирк он, Антон, любит. Съездит, посмотрит, посочувствует другу.

– Нет, представишь, что это микрофон и споешь свадебную песню, мудилка. Забудешь сказать Кате – найду и зарежу, – без перехода добавила Ниночка и пригрозила для профилактики:

– Сделаешь ей больно – землю есть будешь.

– Угомонись, – лениво посоветовал ей Антон.

– Брат за брата, так за основу взято, Тропино, – усмехнулась Журавль и отключилась.

Она привела себя в порядок, стащила у зазевавшегося Сергея чипсы, не забыв подбросить пустой пакетик Ирке – мстить мелко Нина любила. И, собравшись, вышла из квартиры. Маме она сказала, что поехала к Кате, сама же вновь села в машину и направилась в банк. Там она сняла остатки средств, выделенных Эльзой Власовной на подготовку к свадьбе – после покупки «пирожного» их осталось совсем немного, и стала думать, куда ехать дальше. Однако ей помешал звонок.

– Ты где? – развязно осведомился Келла голосом средневекового сеньора, которому что-то понадобилось от убогого слуги.

– Что надо? – не слишком любезно спросила Нина.

– Что, память отшибло? Пойдем с тобой платье выбирать, Королева. Твоему вкусу я больше не доверяю, – заявила трубка.

– Зачем тебе это? – нахмурилась девушка, поняв точно, что это еще один способ поиздеваться над ней.

– В примерочной буду за тобой подглядывать, – расхохотался парень, мгновенно взбесив Ниночку, но она не стала спорить с ним, понимая, что от этого придурка зависит ее благополучие.

– Как хочешь. Я заеду за тобой.

– Ого, моя девочка на машине?

Нинка промолчала, а перед глазами ее стояли сцены убийства барабанщика.

– Какого хоть цвета? – еще больше развеселился синеволосый, зная, что обычно девушки ориентируются только на этот фактор в выборе автомобиля.

– Красного.

– Как кровь! Опа-а-асная тачила! А белье на тебе какого цвета? – не успокаивался парень.

– В радужный горох, Рыло.

– Не забывайся, Королева, – предупредил ее парень. – Вдруг я передумаю на тебе жениться, – отлично знал он, на что теперь можно давить. – Так что будь нежна.

– Куда за тобой заехать, тигренок? – елейным голосом осведомилась Ниночка и поморщилась, отодвинув телефон от уха – услышав про тигренка, Келла стал хохотать. Он вообще слишком много смеялся. И Нинка надеялась, что скоро так много же и поплачет.

Спустя полчаса ее будущий супруг, а ныне жених уже находился в ее автомобиле.

– Бабская машинка, – заявил он, садясь вперед и игнорируя ремень безопасности.

Девушка косо на него посмотрела. Вообще-то она была с ним согласна, вот только вслух этого признавать не хотела. Она хотела только одного – напихать ему в пищевод навоза – так, чтобы заткнулся.

– Застегнись, пожалуйста, – тоном терпеливой матери сказала она.

– Так плохо водишь? – осведомился Келла, который решил, что был слишком добр с Журавлем и теперь пытался отыграться. В первую очередь, чтобы самому себе доказать, что она на фиг ему не нужна.

– Я штраф платить за тебя не собираюсь, – отчеканила девушка.

– А, я забыл, ты теперь с пустыми карманами, детка. Ничего, у твоего будущего муженька хватит деньжат прокормить тебя. Ты как к картохе относишься? – глумливо спросил он.

– Как к картохе, – с яростью поглядела на него блондинка, мечтая запихнуть ему в рот следом за навозом пару клубней. И не только в рот.

– Так, зайка, знаешь, как до рынка доехать? – решительно спросил Келла.

– До какого еще рынка? – обалдела Нина.

– Вещевого.

– Чего?!

– А платье мы тебе где покупать будем? – задал синеволосый вполне резонный вопрос.

– Ну не на рынке же! – заорала Ниночка.

Келла довольно улыбнулся.

– Это пожелание твоей родственницы, – пожал он плечами. – Она сказала, что на карте у тебя осталось не так много бабла, чтобы ты ездила по салонам. И посоветовала посетить рынок. Кстати, вы одинаково ехидно улыбаетесь, – добавил он радостно.

Нинка только крепче сжала руль и развернула машину, а Келла уткнулся в телефон.

– Неплохо ездишь, – серьезно заметил он уже в конце пути, когда девушка припарковалась. Водить у нее получалось довольно неплохо, и инструктор только диву давался: вроде бы голубоглазая высокая блондинка-куколка – канонная дура, а водит неплохо.

Нинка ничего не ответила, лишь покосилась нехорошо на своего будущего супруга и первой вылезла из машины.

Свадебный магазинчик на рынке они нашли довольно быстро. Это был отдельный павильончик, около которого стоял манекен со свадебным незамысловатым платьем, подол и рукава-фонарики которого трепал ветер. В подобных местах Журавль не была уже много лет и чувствовала себя, прямо скажем, не комфортно. Однако в павильоне оказалось не все так плохо, хоть и не было привычного гламурного блеска. Только наличие Синего рядом безмерно напрягало.

– Здравствуйте, – подскочила к ним громкоголосая рыжеволосая девушка – видимо, продавец, которая беспрерывно что-то жевала. – Что хотите?

– Платье, – отвечала настороженно Нина, ненавидя весь мир.

– А какое?!

– Это вы уже мне предложите хоть какое-нибудь, – ядовито сказала Журавль.

– Красивое! – в один голос с ней выкрикнул Келла, который перед выходом из машины не забыл накинуть на голову капюшон и выглядел теперь, по мнению Ниночки, как какой-то гопник с района.

– У нас красивых много, – обрадовалась рыжая. – А какого цвета надо?

– Любого, – кисло отозвалась Журавль.

– А фасона?!

– Просто давайте нам что-нибудь клевое, – махнул рукой Келла. – Я сам буду выбирать, – со смешком добавил он, и блондинка закатила глаза.

«Клевого», по мнению продавщицы, оказалось много – она притащила целую кучу платьев, навешав одно на другое.

– Проходите в примерочную, мерить будем! – хищно глянула на Нинку рыжая, явно чувствуя, что от нее зависит счастье молодоженов.

Из принесенных нарядов Келла с видом знатока выбрал несколько, которые приглянулись ему, но привели в ужас Нину. Единственное, что ей тут нравилось – это цены.

– У тебя глазомер в порядке? – осведомилась девушка, разглядывая укороченное свадебное платье с корсетом и игривым шлейфом. – Я к этому позору на нитках даже притрагиваться не буду. И к этому тоже, – кинула она гневный взгляд на пышное атласное платье молочного цвета с кокетливым пояском.

Наряды казались Ниночке убожеством: нелепо пошитым, с откровенно безвкусным фасоном, содранным с платьев домов высокой моды, из ужасно дешевой ткани. Келла же, как назло, предлагал одну вещь хуже другой, и она, сцепив зубы, мерила. А он каждый раз скептически смотрел на нее и качал головой, давай понять, что, нет, это не подходит, и продавщица подавала очередное чудовищное белоснежное творение. Поток их в этом месте был неиссякаем, однако, справедливости ради стоит заметить, что пирожное безобразие за неимоверную сумму переплюнуть ничто не смогло.

– Как тебе это, солнышко? – спросил Келла, и взору выглянувшей из-за шторки Ниночки предстало нечто асимметричное и многослойное, расшитое сверкающими пайетками – как будто бы блестящее облако перетянули нитками, словно колбасу, и пришили к нему лиф.

Журавль скривилась.

– А это? – указал на платье цвета шампань в руках у улыбающейся продавщицы Келла. Фасон его был почти ничего, да только все портил огромный декоративный элемент, похожий на расплющенный цветок.

Нина скривилась еще сильнее.

– Тебе ничего не нравится, милая, – укоризненно покачал головой парень.

– А вот еще классная модель, грудь подчеркивает – дай боже, – мигом нашла новый наряд продавщица, и Келла царственно махнул рукой, мол, пусть меряет.

– Не буду, – заартачилась Нина.

– Ну что ты все время со мной споришь? – свел брови к высокой переносице Ефим. – Если ты себя так, Королева, до свадьбы ведешь, то что будет потом? Может, мне на тебе не жениться, а?

Рыжая бестактно захохотала. А Журавль, нервно выхватив платье, скрылась в примерочной, бормоча ругательства. Однако она продолжала держаться с достоинством.

Сверкающий, как солнце, лиф-декольте платья в форме сердечка грудь не просто подчеркивал, он качественно выставлял ее напоказ, дабы все желающие могли ею полюбоваться.

Келла, увидев такое, присвистнул.

– Прикройся, – посоветовал он Ниночке. – Или хочешь, я тебе все прикрою? – и он, подняв руки, сделал вид, что пытается что-то схватить в воздухе.

Нинка окинула его жгучим взглядом.

– Зачем? – тихо спросила она, задрав подбородок. – Ты ведь хочешь поиздеваться, милый. Пожалуйста. Если тебя это повеселит – пойду в ЗАГСс в этом. А хочешь, я пойду раздетой? Смешно будет, правда?

В голосе ее звенела сталь, и Ефим, поняв, что Нина уже на пределе, решил больше ее не злить. Отлично знал по себе – перейдет ту особую тонкую грань, и она просто взорвется.

– Ладно тебе, – сказал он мирным тоном. – Сейчас найдем что-нибудь стильное.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15