Анна Ардемарин.

Необыкновенные приключения девочки-клона и ее друзей



скачать книгу бесплатно

– Все должны крепко держаться! – повторила Мальва еще раз. – Не размыкайте руки! – Макс, Инга и Алекс с силой сжали руку рядом стоящего.

– Я буду считать, – предложил Алекс, – а ты вставишь стержень в паз и на слово «Пуск!» – подсоединишься! Итак: раз, два, три… Пуск!..

Дети услышали невообразимый звон, потом грохот, и… всё вдруг погрузилось во мрак…

Глава седьмая

Когда исчезли звон и грохот, рассеялся мрак, оказалось, что все четверо лежат на траве. Дети быстро вскочили на ноги и осмотрелись. Они с удивлением заметили, что их комбинезоны, перчатки, шлемы лежат тут же рядом, на траве. Как будто кто-то невидимый успел раздеть их. Ребята с недоумением разглядывали все вокруг. Казалось, они попали на тот самый луг, который видели на электронной доске в лаборатории: также весело и пестро колыхались вокруг маки, васильки, ромашки и другие цветы. Подальше росла рожь на поле, а еще дальше, ближе к лесу, виднелся дом. И только Мальва, поначалу оробевшая и испуганная, как и другие, вдруг просияла и закричала радостно и возбужденно, оглядываясь по сторонам.

– Теперь я знаю, где мы. Это же мой дом! – она показала на видневшуюся вдалеке крышу. – А это наш лес, поля вокруг. Как хорошо здесь! – И она стала кружиться, пританцовывая и смеясь.

– Сейчас я, кажется, знаю, что такое Б Р, – медленно произнес Алекс.

– Да уж и мы тоже догадались, – не совсем уверенно произнесла Инга. – Да, Макс?

Макс, покусывая травинку, грустно смотрел на друзей.

– Что уж тут… И так ясно… Мы в БР, то есть в Бывшей реальности.

– Это же необыкновенно, никто до этого не побывал в Бывшей реальности, это же просто здорово! – с энтузиазмом начал Алекс. – Здесь такой пейзаж – и лес, и поле… и речка, должно быть, недалеко, – он с любопытством оглядывался по сторонам. Но, внезапно вслушавшись в эту, будто неживую тишину, нависшую над ними, побледнел, поморщился от пришедшей жуткой мысли, как от боли… – Боюсь, нам из этой Бывшей реальности уже не выбраться… – пробормотал он.

Повисла тягостная пауза. Друзья сокрушенно, с каким-то бессмысленным недоумением смотрели друг на друга… Мальва озадаченно наблюдала за ними. Прервали паузу неожиданные всхлипывания Инги.

– Меня сейчас больше всего волнует то, что наши родители уже хватились нас, и не могут понять, где мы. А мой папа… я предала его! – И Инга совсем расплакалась. – И маме сейчас совсем нельзя волноваться из-за маленького, – добавила она сквозь слезы, шмыгая носом.

– Да, Инга, мы с тобой не подумали о наших мамах… – Макс тяжело вздохнул. – Но я уверен, что документы, которыми мы воспользовались, если были у твоего отца дома, то… вряд ли уж могут быть совсем засекреченными. Скорее всего, этими шифрами разрешено пользоваться и другим… Ты из-за этого сильно не переживай…

– А знаете, – лицо Алекса просветлело, – ведь по документам, оставленным у Макса, твой отец, Инга, наверное, сможет отыскать наши следы. Будем надеяться, все не так уж и страшно.

– Смотрите, как радуется Мальва, – показала Инга на Мальву, вытирая слезы.

Они все смотрели на приближающуюся улыбающуюся девочку, которая на несколько минут отбежала от них и успела нарвать полевых цветов.

– Я не зразумела, о чем вы здесь говорили.

И почему ты, Инга, плачешь? Здесь так хорошо, привольно. Но пойдемте в дом, там должны быть мои родичи. – И Мальва побежала вперед.

Макс, Алекс и Инга переглянулись.

– Не будем ей пока говорить, что она не может увидеть родных, – Макс сказал то же самое, о чем подумали Алекс и Инга.

– А это, – Инга указала на комбинезоны, шлемы и перчатки, лежащие под деревом, – нам, наверное, лучше взять с собой.

Они подобрали с земли и свою «спецодежду» и «костюм космонавта» Мальвы.

Шагая на некотором расстоянии за бегущей впереди Мальвой, но не стараясь ее догнать, ребята видели, как она вскоре исчезла из их поля зрения.

Через несколько минут она вышла из дома совсем поникшая. Растерянные ребята в это время подошли поближе. Они не знали, как успокоить голубоглазку. Говорить о том, что ее предки умерли более тысячи лет назад, не имело смысла, девочка не поняла бы, да и не поверила.

Неожиданно Мальва сама нашла ответ.

– Чай, уехали они на какое-то время, а потом вернутся… – Эта мысль успокоила ее.

– Что вы, как деревянные стоите! – она сделала жест рукой, как бы приглашая своих новых друзей оглядеть все вокруг.

Ребята с интересом разглядывали дом и все, что находилось рядом с ним.

Дом был вытянутый в длину и невысокий. Приглядевшись, можно было заметить, что это не одно строение, а два. Только стоят они рядом, образуя угол. Один, с камышовой крышей, имел крохотное оконце. Узкая дверь его была приоткрыта. Инга заглянула внутрь, но, сделав пару шагов, быстро выскочила обратно, сморщив нос.

– Там так холодно и сыро, почти темно, а ведь сейчас лето, – недоуменно сказала она.

– А летом мы жили всегда в берестяном доме, – показала Мальва на второе жилище.

Оно было чуть короче зимнего по длине и производило впечатление очень легкого сооружения: берестяная крыша, сверху крытая соломой, и стены держались на множестве соединенных между собой узких жердей. Дверь там так же была приоткрыта. Дети заглянули в берестяной дом – два маленьких оконца едва освещали его одну единственную комнату. Вдоль стен на широких лавках лежало что-то, похожее на циновки, сплетенные из осоки. В углу, справа от входа были привешены полки для глиняной и берестяной посуды.

Алекс и Макс, заглянувшие и в тот дом, и в другой, вертелись во дворе и спорили, что-то доказывая друг другу. Направляясь к девочкам, Макс споткнулся о какой-то круг из выложенных камней, прикрытый сверху доской.

– Вот теперь понятно, – приподнял доску Макс, – где они воду брали, это же колодец.

– Но непонятно, почему в зимнем доме есть что-то похожее на очаг, а в летнем – нет, – продолжая спор, сказал Алекс.

– Им, наверняка, не хотелось и в летнем доме иметь такие же черные от сажи стены, как в зимнем. Там же сплошная чернота! Дым выходил или через оконце, или через дверь.

– Так-так, Макс, – подтвердила Мальва, – летом печка в доме не нужна, летом можно и во дворе или костер сложить и еду приготовить, или варить вот на такой маленькой печурке, – и она показала на еще одно небольшое квадратное сооружение из камней.

Ребята подошли и увидели каменный четырехугольник, верх которого закрывал большой плоский камень. Подняв его, они едва смогли заметить остатки золы. С одной стороны каменной плиты было небольшое отверстие для выхода дыма. И колодец, и каменная печка поросли мхом и травой.

– А это для чего, для новостройки? – насмешливо произнес Алекс, показывая на лежавшие поодаль доски, посеревшие от времени и полускрытые травой.

– Эти доски – остатки хлева для скота, – Мальва, тяжело вздохнув, осмотрелась кругом, – не понимаю, почему никого нет и все разрушилось.

Ребята молча посмотрели друг на друга, ответить на вопрос Мальвы они не могли, вернее, никто из них просто не решился бы.

– Что-то мы будем делать, неужели теперь нам придется здесь жить, – голос Макса звучал тоскливо.

– Ладно, нечего ныть, сначала всю одежду и снаряжение на всякий случай надо снести в защищенное от дождя место, – Инга произнесла это решительно и твердо. – Давайте, помогайте мне, а потом вместе подумаем, что нам делать дальше.

Алекс и Макс не очень охотно подобрали одежду и последовали за Ингой. «Доспехи» Мальвы они тоже не забыли. Мальва, увидев, что они хотят отнести обмундирование в зимний дом, встрепенулась и предложила все сложить в летнем в большой берестяной ларь. Она побежала в дом, вытащила во двор ларь, заглянула в него и ахнула. Троица подошла поближе.

– Этого и следовало ожидать, – небрежно и даже немного ядовито бросил реплику Алекс.

Инга и Мальва с помощью мальчишек опрокинули ларь на траву, и выбили всю пыль и остатки бывшей одежды палками, найденными неподалеку. Затем, связав из травы что-то наподобие веника, они смахнули оставшуюся пыль, отнесли ларь опять в берестяные «хоромы» и сложили туда свои костюмы.

– Надо посмотреть и циновки, они, я думаю, также никуда не годятся, – предложил Макс.

Он подошел к лавке и хотел приподнять циновку, но она тут же превратилась в травяную пыль. Пришлось их убрать, а лавки обмести вениками.

– Как же мы будем спать на голых лавках? – недоуменно-недовольно спросил Алекс.

– Что же делать? У нас ведь больше ничего нет, – вздохнув, ответил Макс. – Будем приучаться к спартанской жизни.

– Не горюйте, – улыбнулась Мальва. – Сейчас стоит жаркая погода, мы завтра нарвем травы, она быстро подсохнет, и будем спать на свежем душистом сене.

– Я так есть хочу, – вдруг заявил Алекс, – а у нас ничего нет. Как же мы без продуктов, без еды будем жить?

– У меня есть жвачка, целых три блока, – Инга вытащила из кармана джинсов три пластмассовых коробочки с фруктовой резинкой и распределила поровну на всех.

Мальве жевательная резинка показалась на вкус очень приятной, но она удивилась, что ее не надо глотать, а только жевать.

– Ничего, ничего, – успокаивала ребят Мальва, – завтра мы пойдем в лес за ягодами, орехами. С голоду не умрем. А теперь идем спать, я так уморилась. Уже свечерелось. У меня глаза закрываются… – Она вошла в берестяную избу, подошла к дальней лавке и легла на нее, повернувшись на бок и подложив руки под голову. – Ложитесь и вы, только двери закройте, чтобы никакая тварь в дом не забралась.

– Тварь? – переспросил Макс?

– Ну да, может дикий кабан или медведь приплутать.

– Только этого еще не хватало. Мальва, не пугай нас! – Алексу стало явно не по себе.

– Мальва, по-видимому, решила нас просто попугать, – не совсем уверенно сказала Инга. – Ладно, Мальва, ты спи, а мы еще во дворе побудем. Жара спала и так хорошо, свежо…

Друзья уселись на полузаросших травой досках.

– Хорошо, что сейчас лето и день длинный, вечера светлые… – голос Алекса выдавал его полную растерянность. – Но, вообще… что мы будем делать здесь без огня, воды, еды… Я не представляю…

– Да, мы здесь просто робинзоны, только вот еще остается выяснить «остров» обитаем или нет, – пытался пошутить Макс.

– Ах, мальчики, по-моему, вы чересчур мрачно настроились. Как сказал Алекс, надо радоваться тому, что сейчас лето и стоит хорошая погода. И с Мальвой, я думаю, мы не пропадем. Она научит нас многому. Ей не привыкать к таким условиям. Наловчимся собирать ягоды, грибы, полезные растения и коренья. Будем жить так, как будто мы в походе. И я все-таки надеюсь, что нас обязательно найдут, и мы вернемся обратно. Я не верю, что мы здесь надолго останемся. Главное – не вешать носы и не ныть… – Инга помолчала с минуту. – И еще… я не знаю, но все-таки, может быть, надо попытаться объяснить все Мальве? Вдруг она поймет, что это не она жила здесь, а ее, можно сказать, сестра… сестра-копия. Но как ей передались все навыки и знания той древней девочки!

На вопрос Инги мальчики не знали, что ответить, и оба пожали плечами.

– Мы ведь вообще-то пока плохо Мальву знаем, просто в лоб ей такие сведения нельзя сообщать. Надо приглядеться к ней… Пока еще рано об этом говорить. – А потом, глядя на Ингу, Макс, улыбаясь, добавил: – А ты – оптимистка, молодец. Но сейчас пойдем, попробуем уснуть на этих лавках… нам больше ничего сегодня не остается.

Когда все вошли внутрь ветхой постройки, Макс попытался закрыть дверь как можно плотнее, хотя она с трудом поддавалась ему: перекосившиеся деревянные доски с берестяной обшивкой еле держались на петлях. Максу кое-как удалось закрепить дверь в нужном положении.

– Ладно, иди спать! Будем надеяться, что волки не съедят нас, – мрачно пошутил Алекс.

Ночью дети несколько раз просыпались, вертелись на твердых лавках. Только Мальва ни разу не проснулась, но часто бормотала что-то во сне.

Когда сквозь щели ветхой избы пробились первые лучи солнца, Макс и Алекс, незадолго до этого окончательно проснувшиеся, почти одновременно бросились к двери. Сделать это в полутемной комнате тихо они не могли и разбудили девочек. Вся четверка, поеживаясь и галдя, выскочила во двор. Ласковое утреннее солнце мягко освещало поляну, уходящие вдаль поля и лес. Кругом на траве блестела роса.

– Так хочется пить, – Алекс облизал пересохшие губы.

– Может, нам росу собрать? – в вопросе Инги слышалась неуверенность и в то же время надежда, что ее предложение не так уж и глупо.

– А что? Давайте попробуем, – решил поддержать Ингу Макс.

– Погодите! – Мальва сбегала в дом, вынесла большие берестяные кружки, два глиняных кувшина и направилась к колодцу.

Алекс хмыкнул, все трое переглянулись, но пошли за ней. Когда Мальва подняла круг, закрывавший колодец, дети едва не стукнулись головами, заглядывая в него. Они увидели, что воды в колодце нет, а на дне валяются только остатки истлевшей веревки.

– Ничего другого мы и не могли увидеть, – раздраженно буркнул Алекс.

– Однако не надо так сокрушаться, здесь недалеко должен быть ручей. Пойдем, наберем там воды и напьемся.

Ребята, недоверчиво переглядываясь, пошли вслед за Мальвой. Алекс успел шепнуть Максу: «Ручей-то давно высох, наверное». Макс ничего не ответил, только пожал плечами.

Мальва немного поплутала, но потом все-таки каким-то образом вышла на почти заросшую узенькую тропинку, и вскоре ребята подошли к ручью. Вода в ручье была удивительно чистая и прозрачная. Восторгу детей не было предела.

Сначала девочки вымыли кувшины и набрали в них воды, мальчики сполоснули берестяные кружки. Каждый выпил столько прохладной и вкусной воды, сколько смог. И, когда все утолили жажду, Алекс, развеселившись, решил, что теперь можно и побаловаться, и стал обрызгивать всех водой из ручья. Поднялся крик и визг. Самыми мокрыми оказались девочки, но они не обижались. Все четверо были радостно возбуждены первой удачей – у них теперь была вода, гибель от жажды им больше не грозила. Возвращались они в приподнятом настроении, каждый нес драгоценную жидкость, стараясь не пролить ни капли.

– Мальва, – окликнул Макс впереди идущую девочку, – надо везде метки оставить, чтобы не только ты, но и мы, когда понадобится, нашли выход к ручью.

– Макс, это гениально! – Алекс немного покровительственно похлопал Макса по плечу. – Вот, только, из чего мы сможем эти метки сделать?

Мальва внимательно оглядела всех.

– Может, у вас платки какие есть? Тогда их можно разорвать на полоски и привязать к кустам или деревьям.

– Опять гениально! – Алекс пошарил у себя в карманах и вытащил носовой платок, но не из материала, а бумажный. Результат поисков у Инги и Макса был тот же.

– Да это не годится, – Мальва была разочарована. И вдруг ее взгляд упал на футболку Инги. – А если мы оторвем это? – Мальва показала на тонкую красную полоску-окаймление, которой была отделана футболка снизу.

Инга, хотя и жалко ей было портить футболку, согласилась оторвать кайму. Сделать это оказалось не просто – футболка была новая. Но все четверо по очереди прикладывали такие усилия, что вскоре была оторвана не только кайма, но вместе с ней кое-где и клочки футболки. Инга сначала немного расстроилась, а потом решила, что из-за таких пустяков переживать нечего, «жертва» была принесена не зря – теперь каждый сможет найти дорогу к ручью.

– Вода у нас есть, – сказал Макс, когда они вернулись обратно, – теперь и перекусить чего-нибудь не помешало бы, – и он с надеждой, как на спасительницу, посмотрел на Мальву.

– Пойдем сейчас в лес, ягоды найдем, вдруг и еще что-то, – Мальва улыбалась. – Да не пужайтесь, с голоду не помрем. Надо взять еще… я сейчас принесу… – Она побежала в дом, вернулась с тремя берестяными лукошками, а для себя взяла четырехугольный короб.

Ребята выбили пыль из лукошек и приготовились идти в лес. Мальва оглядела свой «отряд» и отметила, что одежда для леса у всех подходящая – ноги закрыты.

– Бояться леса не надо, – объясняла Мальва, – вглубь мы в первый день не пойдем, надо сначала присмотреться, мне тоже непривычно, я, поди, давно в лесу не была.

И, как ни странно было остальным слышать это из уст Мальвы, никто не стал ей перечить и доказывать что в лесу-то она никогда и не была еще. По негласному уговору семиклассники решили довериться запрограммированной в девочке-клоне генной информации, полученной от ее оригинала, о прежней ее жизни в этих местах.

Глава восьмая

Метрах в двадцати пяти от избы находился небольшой водоем. Словно отвечая на немой вопрос ребят, почему за водой ходили не сюда, Мальва объяснила, что вода в ручье чище и вкуснее, а в этом водоеме много всякой мелкой живности, мутящей воду, да и лягушек немало.

Берега водоема были сплошь покрыты высокой осокой. Мальва тут же сообщила, что из такой вот травы и были сплетены циновки, и что она сможет научить их сплести себе новые подстилки. Тогда будет не так жестко спать.

Не прошло и получаса, как ребята оказались в смешанном лесу. И почти сразу же уловили аромат земляники. Все врассыпную бросились к земляничным кустикам. Ягод было много. Крупные, сочные, сладкие, они манили проголодавшихся детей своим запахом. Не обходили дети стороной и черничные заросли. Около часа продолжалось почти молчаливое ягодное объедение, изредка прерываемое восхищенными возгласами по поводу особенно крупной и сладкой ягоды. Наевшись, все привольно разлеглись на траве.

– Отдохнем, – радостно улыбнулась Инга, – и будем в лукошки собирать, больше есть нельзя.

– Хлебца бы нам сюда, а то одними ягодами долго сыт не будешь, – мечтательно протянул Макс.

– Наберем вот лукошки ягод, и я вам покажу заросли орешника, – Мальва призадумалась. – Поди-тка, орехи еще зрелые не будут. – Ну, ничего, найдем что-то другое поесть. Есть тут одна заводь, там растут белые кувшинки. Вот их корни можно и на огне печь, и варить. Вкус похож на картофель. Вы ведь знаете, что такое картофель. Его мне давали в той комнате, где вы меня нашли. Но мне кажется, что корни кувшинки вкуснее. – Мальва явно старалась приободрить друзей.

– Все это хорошо, но хлеб бы лучше, – промямлил Алекс, скорчив недовольную гримасу.

– Да ладно вам, ребята, не нойте, скажите спасибо, что вообще что-то есть. Мальве надо сказать спасибо, – Инга немного укоризненно взглянула на мальчиков.

– Нет, не мне, – Мальва стала вдруг серьезной, – не мне, – повторила она тише. – Богу Сварогу, вон он светит нам ласково, заботится о нас, – и она, посмотрев наверх, показала на солнечные лучи, пробивающиеся сквозь высокие сосны.

Семиклассники сначала недоуменно посмотрели друг на друга, а потом Ингу осенила догадка.

– Мы же это проходили в школе. Сначала до принятия христианства славяне были язычниками и поклонялись солнцу, как своему Богу.

Мальва вопросительно посмотрела на Ингу, она явно ничего не поняла из ее слов.

– Мальва, мы сначала тебя не поняли. Солнце – добрый Бог Сварог, он всем людям дает свет и тепло, – Макс говорил Мальве эти слова дружелюбно и убедительно.

Мальва просветленно улыбнулась. Она была рада, что, наконец-то, ее поняли, что хоть в чем-то нашлась точка соприкосновения между этими, как ей казалось, необычными детьми и ею.

Взбодрившись обещаниями Мальвы найти что-либо съестное, ребята повеселели.

– А дичь мы не сможем раздобыть? – полушутя спросил Макс.

– У нас же нет стрел, а сами вы разве смастерите настоящие стрелы? – Мальву явно удивил вопрос Макса.

– Нет, – вздохнул Алекс, – рогатку кой-какую мы сделаем, но… из рогатки разве что перепелку подстрелить можно…

– Вы что? Мальчики! – Инга возмущенно посмотрела на Алекса и Макса. – Я не хочу, чтобы мы здесь кого-то убивали и ели несчастных вольных пташек.

– А то ты никогда не ела мяса курочек, свинок, коровок? – Алекс насмешливо смотрел на Ингу. – Ты что? С луны свалилась? Тоже мне, защитница природы выискалась!

– Да я… – растерянная Инга не знала, что и сказать. – Это же всегда было по-другому… Я же никогда не присутствовала… н у… вы знаете… Мы всегда покупали готовое мясо в магазине.

– В магазине? А что это – магазин? – Мальва обвела всех взглядом.

– Магазин – это специальный дом, где продают за деньги вещи, одежду, продукты, то есть еду и многое другое, – Инга, глядя на Мальву, пыталась определить, поняла ли та ее объяснение.

– Продают? – полувопросительно повторила Мальва. – А может, меняют на что-то другое? У нас – все, что было наделано, наготовлено – меняли в других родах, городищах. Холстины льняные, зерно меняли на соль, берестяную утварь – на железо.

– А продают за деньги, – подключился Алекс. – Деньги… знаешь, что это такое?

– А-а, – неуверенно протянула Мальва. – Деньга, ее было у нас мало, да и то только у старшины-воеводы, я слышала… А так – торг шел всегда на обмен.

– С торгом и обменом мы, кажется, выяснили. А что мы будем делать дальше? Ягодами надолго не наешься, я опять начинаю чувствовать голод, – вопрос Алекса был адресован, конечно же, Мальве.

– Я совсем забыла, здесь же полно речек, мы можем рыбы наловить.

– Рыбы? – в один голос переспросили все трое. – А где же мы удочки возьмем?

– Удочки? Я не знаю, что такое удочки. Но вот сетки из крапивы мы можем сплести, я покажу как.

– Из крапивы? – Инга недоуменно смотрела на Мальву. – Она же все руки обожжет.

– Не сожжет. Надо сначала листьев лопуха нарвать и с их помощью захватывать у корня крапивные стебли. Когда много нарвем, сбросим в заводь, намочим, а потом, мокрые, сплетем. Жечь тогда крапива почти совсем не будет.

– Зачем нам лопухом срывать крапиву, если у нас у всех есть специальные перчатки, – напомнил Макс.

– Перчатки нельзя, – решительно возразила Инга, – а вдруг они тогда потеряют чувствительность… да и потом, они могут нам еще пригодиться при возвращении.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4