Андрей Земляной.

Альвари



скачать книгу бесплатно

Беззвучно кабина пошла вверх, и через полминуты остановилась.

– Ну, вот. – Гент первым вышел из лифта. – Будет что подругам рассказать.

– Да я так думаю, что даже внукам и правнукам, – тихо произнесла Вейра, оглядываясь.

В холле, куда имели доступ только члены императорской семьи и высшие сановники, было пусто, и лишь два коридора расходились в противоположные стороны. Один из них вёл в Серебряный зал Славы, а второй – в Золотой. Виртуальная экскурсия по Серебряной части зала была доступна всем желающим, а Золотая была известна только по десятку фотографий.

Они вышли в промежуточном помещении между Серебряным и Золотым залом и сразу же направились в святая святых, охраняемое двумя рослыми гвардейцами в тяжёлых бронескафандрах.

– Они со мной, – небрежно бросил Гент, и массивные двери, украшенные резьбой и огромными двуглавыми золотыми орлами, распахнулись. – Проходите, будьте как дома.

Глава 2

Лишь историки знают, как много героических поступков было совершено ввиду отсутствия других альтернатив.

Преподаватель этики, майор сил специального назначения в запасе Ойн Трего. Дом Золотого листа. Эрисанд

Тысячемирье – уникальное объединение бесчисленного количества рас, появилось не как политический союз, а прежде всего как объединение корпораций, торговых и производственных групп и компаний-разработчиков. Всем им требовалась трансграничная реальность и свобода передвижений товаров и услуг между обитаемыми мирами. Где-то хорошие условия для научных исследований, а где-то добывают необходимое сырьё. При этом производство материалов и готовых изделий может находиться в мириадах солнечных лет от конечного потребителя, а любые барьеры только увеличивают издержки.

Политика зародилась на теле экономического соглашения, словно зелёный росток на стене, используя все возможные ресурсы, до которых могла дотянуться. Но и спустя тысячу восемьсот лет после появления Совета Тысячемирья, он не может похвастаться серьёзным влиянием и авторитетом. Это лишь удобная площадка для обсуждения проектов торговых соглашений, политических дискуссий и информационного давления на различные экономические группировки.

Совет не может ни объявить, ни прекратить войны между государствами, входящими в Тысячемирье, не может повлиять на политику, проводимую отдельными государствами, и вообще крайне ограничен в средствах воздействия.

При этом организации вроде бы подчинённые Совету, такие как межмировая полиция, имеют серьёзное влияние и власть, что обусловливается необходимостью легального бизнеса иметь дополнительные рычаги для сдерживания бизнеса нелегального.

Так же значительно влияние Миротворческого корпуса, основу которого составляют альвари и каграсс, и Межмировой банк, большинство голосов в котором принадлежит Хандам.

(Вводная лекция «Тысячемирье».

Курс «Логистическое планирование», Академия управления, Теон)


– Дома?! – Рада диковато оглянулась на медленно смыкавшиеся створки дверей, и взгляд её прикипел к каменной стеле, стоявшей совсем рядом.

Прямо у входа, на стене, в окружении живых цветов и резного камня, находилась увеличенная до размера метр на полтора чёрно-белая фотография, на которой стояли шестеро молодых людей в странной одежде.

– Посланцы… – прошептала Вейра и опустилась на колено, так же, как и две её подруги.

– Да. – Гент шагнул ближе и коснулся пальцами поверхности фотографии, словно пытался ощутить тепло живых людей. – Так их принято называть. Посланцы. Прибывшие из запретного мира люди, ставшие первым столпом будущей победы. Кто бы мог подумать, что семена обычного дуба, попав в землю Эрисанд, вырастут давно утерянными мэллорнами. А маги альвин, получив почти бесконечный источник энергии, начали неотвратимое уничтожение вторгшихся орд ан-циви.

– Но их здесь шестеро? – Рада, не вставая, подняла голову.

– Всё правильно. Было шестеро, но Верочка Измайлова не выдержала магический фон Эрисанд и умерла через неделю после перехода. Просто угасла, постарев, словно за сто лет. Дело в том, что время на родине посланцев и здесь в Тысячемирье течёт по-разному. Один день там равен одному году здесь. Обычно организм перестраивается довольно быстро, но у некоторых природный барьер к изменению внутреннего времени. – Лорд вздохнул и обернулся на спутниц. – И встаньте уже. Они были бы неприятно удивлены, увидев вас на коленях. Они почитали свободу и честь величайшим благом и самым ценным призом. Жаль, что Вера ушла так быстро. Она была самой красивой и самой романтичной. Знала огромное количество стихов, замечательно пела… Крайний слева – Костик Николаев. Он был самым умным среди нас. Именно он придумал установку прокола врат. Представляете, он, не будучи магом, не присоединился к системе порталов, а фактически пробил нестационарный канал на Эрисанд. У него была даже целая теория, что Эрисанд и Земля были связаны после исхода старых рас с Земли. Костя погиб при испытании своего очередного изобретения. Хотел открыть постоянный переход на Землю. А это Леночка Субботина и Танечка Николаева – сестра Кости. Девчушки-хохотушки. Их убили тени, посланные домом Зелёной скалы. Просто так. Потому что почувствовали дыхание угрозы. Тогда Геннадий Тихонов получил стихийную инициацию как маг, а Дюха Соколов поседел.

– Я не помню такого дома, – Рада нахмурилась.

– А его и нет давно уже. Собственно, с того самого вечера. – Лорд Гент едва заметно – одними губами – усмехнулся. – Представляете, что мог сделать сырой необученный маг стихийной инициации и прикрывавший его воин? Они просто вырезали весь клан.

– Zachistka, – благоговейно произнесла Айра.

– Да, с тех пор это слово вошло в высокий язык, – Гент кивнул и пошёл дальше. – А это первый живой доспех, созданный Тихоновым для Соколова, – он небрежно взмахнул в сторону массивной фигуры, стоявшей на возвышении и похожей на робота. – Видите звёздочки на броне? Это не убитые враги, это проведённые операции.

– Сорок семь. – Айра, сосчитавшая звёздочки, низко в пояс поклонилась реликвии. Она как командир штурмового взвода, а позже и роты, очень хорошо знала цену такому количеству боевых выходов.

– А что за меч в витрине? – Рада наклонилась к толстому бронестеклу и резко отпрянула назад, когда клинок полыхнул злым алым светом, почувствовав чужака. – Неужели…

– Жнец, – подтвердил Гент, пальцами разорвал стальную дужку замка, распахнул пирамиду и, спокойно достав простой меч с крестообразной гардой, провёл ладонью по тонкому узкому клинку. – Старая глупая железяка, выпившая крови больше, чем любой из кровососов Рагвара. – Меч под руками мага пошёл бирюзовыми волнами и начал пульсировать тревожным алым свечением. – Да тебя тут не кормят, – архимагистр положил ладонь на гарду и влил в легендарный меч такую прорву энергии, что тот засиял ярче лампы. – Поскучай ещё. Я тебя потом заберу.

– А это что?

– Дебилы, @лядь, – тихо произнёс Гент, но Айра решила, что ей послышалось.

На стене возле статуи Матери-Императрицы, вырезанной из цельного алмаза с точностью до последнего волоска, был подвешен белоснежный ковёр, на котором выделялось небольшое чёрное пятно.

– На этом ковре, собственно, и был зачат первый представитель новой династии. Династии высокородных рус альвин, – донёсся справа уверенный молодой голос.

Рада машинально скользнула в сторону, отсекая Гента от незваного гостя, но тот широко улыбнулся, подняв перед собой раскрытые ладони.

– Спокойно, майор. Тут не с кем воевать. – Одетый в белый парадный мундир с золотыми полковничьими ветками в голубых петлицах мужчина коротко поклонился. – Мой лорд, не представите меня вашим очаровательным спутницам? А то, боюсь, они меня сейчас одними взглядами сожгут.

– Охотно. – Гент тоже улыбнулся, представив себе такую картину. – Дамы, перед вами лорд Эсверан принц дома Рус Альвин. Начальник дворцовой охраны, полковник безопасности и руководитель небольшой, но весьма деятельной организации под названием Служба контроля. Любить не прошу, но жаловать точно придётся, поскольку лорд отличается весьма специфическим чувством юмора, и как правило, когда он смеётся, его враги в лучшем случае плачут.

– Давно меня так блестяще не рекомендовали, – полковник рассмеялся и, не меняя выражения лица, сбросил охранницам через имплантат глиф высшего приоритета и приказ освободить пространство.

– Это твоя работа с приглашением? – поинтересовался Гент, когда девушки отошли и их подхватил распорядитель музея, чтобы лично провести экскурсию.

– И моя тоже, – полковник кивнул, признавая очевидное. – Прости, деда, – Эсверан перешёл на русский, которым владел как родным. – У нас опять жопа.

– Да полсотни лет всего прошло! – возмутился Гент. – Неужели я буду разгребать это дерьмо до скончания веков?

– Это не старое дерьмо, деда, – терпеливо возразил Эсверан. – Это новое дерьмо. И такого забористого дерьма у нас ещё не было. Ты, кстати, в курсе, что сегодня после полудня тебя придут убивать?

– Ни хрена себе! И кто это у нас такой резкий и дерзкий? – Гент удивлённо округлил глаза.

– Лорд Ниорг. – Полковник вздохнул. – Он в числе прочих, договорился с кровососами. Теперь их кланы блокируют наши портальные переходы с той стороны. Уже пошли первые схватки и первые потери.

– Как размениваетесь?

– Пока один к пяти, с учётом того что у нас в деле бойцы линейных подразделений, а завалили они уже десяток служителей и даже одного старейшину. Но это, как ты понимаешь, ни о чём. Ни мы, ни они не выложили на стол свои основные фишки. Но их подозрительно много, деда. Их реально до хрена и больше. Словно они обратили всех своих крестьян или нашли способ прокормиться без крови. И главное, наши порталисты говорят, что кровососы сейчас пробивают нестационарный переход сюда, в столицу. Стоить это им будет очень дорого, но в итоге кровососы смогут перебросить как минимум три тысячи бойцов.

– От меня ты что хочешь? – спросил Гент.

– Я хочу, чтобы ты умер.

– Вот так вот, да? – Гент вздохнул. – Собственного дедушку отправляешь на тот свет?

– Закладки с деньгами, оружием, документами, люди, даже целые сети – всё в твоём распоряжении, – зачастил Эсверан. – Биографию тебе сделаем любую, родословную тоже, хоть сыном императора назовись. Внебрачным, конечно, но если хочешь официоза – принципиальное решение у лорда Синари получено. Будешь его родственником.

– Синари знаю. Правильный эльф.

Эсверан чуть скривился от слова «эльф», которое в высоком языке имело унизительный оттенок, но от Гента он бы снёс и не такое. Собственно говоря, Гент мог безнаказанно сказать императору: «Я твою маму имел», – ну хотя бы потому, что это была правда.

– Мы примем основной удар, и пока будем разбираться со всем этим, ты посмотришь на ситуацию со стороны, и возможно, увидишь что-то полезное.

– Ладно. Всё равно умирать собирался. – Гент задумчиво кивнул. – Хотя и не так быстро, но всё же. Значит, так. Имение моё на берегу законсервировать и охранять. Если что, хвосты пообрываю. Я там такие скамеечки сделал, да и беседку с мангалом… Денег… не надо. Хотя нет. Раскидай на номерные счета во всех крупных банках, ну, скажем, по десять миллионов. Кодом пусть будет дата «великого пришествия» плюс дата получения. Оружейные закладки – можно. Координаты сбрось письмом на получателя денег. Каналы связи прежние? Хорошо.

– Я на всякий случай отправлю в почтовую службу штук пятьдесят переводов во все крупные города. Там будет немного, тысяч по десять – двадцать, но сможешь получить, не привлекая внимания.

– Хорошо. – Гент кивнул, одобряя такой подход. – Ещё сделай закладки с реагентами и инструментами. Разошли в почтово-грузовые станции всех столиц провинции до востребования и оплати два года хранения. Если что, они к тебе вернутся. Теперь иди. Я пообщаюсь с девочками.

– А это? – Эсверан достал из-за пазухи три плотных конверта с гербом кадровой службы армии.

– Да, спасибо. Чуть не забыл. – Гент благодарно кивнул и, замерев на секунду, взъерошил идеальную причёску принца. – Давай, малыш. Осторожнее там. Не вздумай сдохнуть, я ещё хочу погулять на твоей свадьбе и принять первенца.

– Слушаюсь, маршал, – Эсверан вытянулся по стойке смирно и, совершив уставной разворот, ушёл.

– Да, – Гент присел на антикварный стул ручной работы и, не глядя, достал из кармана продолговатую коробочку. Когда он открыл её, там на чёрном бархате, словно драгоценность, лежала обыкновенная сигарета, где русским буквами было написано «Ява».

Закурив последнюю, действительно последнюю, сигарету, Гент бездумно смотрел в пространство, пока огонёк не догорел до фильтра.

Затушив окурок об ножку трона одного из первых королей Альвари, пошёл на звук монотонно-убаюкивающей речи директора музея:

– И когда казалось, уже ничего нельзя сделать и штурм захлебнулся, лорд Тихий с Жнецом в руках и кличем «За мэллорны!» поднял бригаду в атаку. Неожиданный удар смял наступающие колонны врага и позволил отрядам бригады ворваться в логово младшего князя, за что бригада получила Зелёное знамя Славы и была переименована в Первый Гвардейский легион.

– Это был не клич «За мэллорны!», уважаемый смотритель, – Гент широко улыбнулся. – Он тогда кричал: «Pizdez vam, suki!» И потому что близким взрывом его обдало грязью и конским навозом. От этого, как вы сами понимаете, он и впал в боевую ярость.

– Я уточню эту версию у нашего архивариуса, мой лорд, – директор с достоинством поклонился.

– Лучше спросите у императора. Он тогда был, конечно, маленький совсем, лет десять, но поле, которое три дня поливали дожди, удобряли трупами и месили танками, помнить должен. И спасибо за экскурсию, дальше мы сами.

Когда директор ушёл, Гент внимательно посмотрел на трёх таких разных, но таких похожих друг на друга девушек.

– Майор Рада Таниаль, дом Лазурной воды. – Рада шагнула вперёд и вытянулась по стойке смирно. – За образцовое выполнение приказа командования, вам присваивается досрочное звание подполковника сил специального назначения.

– Служу империи! – Рада вскинула руку к пилотке и замерла на месте, кусая губы.

– Капитан Вейра Гарто, дом Стального корня. За образцовое выполнение приказа командования, вам присваивается досрочное звание майор.

– Служу империи! – Вейра так же отсалютовала и замерла, вытянувшись, словно струна.

– Лейтенант Айра Истарон, дом Зелёных мечей. Так как срок вашего производства подходит уже через неделю, командование сочло возможным досрочно присвоить вам звание капитана десантно-штурмовых войск.

– Служу империи!

– Ладно, девочки, давайте прощаться. Времени у меня немного, но пока есть. Может, какие-либо просьбы, пожелания? Сделаю всё, что в моих силах.

– Обещаете? – Глаза у Рады подозрительно блеснули огнём.

– Да. – Гент кивнул, и правда собираясь исполнить, что бы она ни попросила. Денег всё равно было столько, что хватило бы составить бюджет успешной страны, и ещё хватило бы на пару княжеств, а связей достаточно, чтобы обеспечить девчонкам хорошие должности в любой сфере деятельности. – Всё, что в моих силах, исполню.

– Я прошу слияния судеб. – Рада встала на колено и, за неимением ритуального меча, выдернула из ножен на предплечье кинжал «последнего шанса» и поднесла его на вытянутых руках.

– Что ты творишь, дурочка малолетняя! – Гент опустился так, чтобы видеть её глаза. – Даже я не знаю, что нас ждёт. Может, там только смерть и ад.

– Значит, ад. – Губы её упрямо сжались, а руки стиснули узкий клинок так, что на пол начала капать кровь.

Гент поднялся и подставил свои руки под кинжал, и когда тот выпал вместе с пролившейся на ладонь кровью, прочертил борозду кончиком клинка по своей руке и сжал руку Рады.

– Пусть будет слияние судеб!

Зелёное сияние охватило их руки и на мгновение ярко вспыхнуло, заставив зажмуриться.

– Боги приняли клятву! – Айра Истарон, уже уставшая удивляться сюрпризам этого дня, на несколько секунд потерялась в пространстве, а когда вернулась в мир, решение, чёткое, словно план боевой операции, вспыхнуло в голове, и она шагнула вперёд.

– Примите и мою судьбу, лорд Тихий. – Капитан выдернула из-под кителя ремень, встряхнула его, и когда клинок выпрямился, затвердев, крепко до крови сжала в ладонях и протянула перед собой.

– Да что же вы творите, девчонки! – Гент чуть не взвыл.

– Лорд Тихий никогда не нарушал своего слова, – прошептала Айра слова из учебника.

– Лорд Тихий всегда был вместе со своими людьми, – чётко произнесла Вейра, становясь на колено и растягивая между пальцев мономолекулярную струну – удавку, и вспарывая пальцы до кости.

Жёлтый и через несколько секунд алый сполох осветили Золотой зал Славы.

Когда они возвращались к лифту, архимагистр, небрежно смахнув пальцами вершину пирамиды из бронестекла и со словами: «Пойдём, парень, а то ты тут засиделся», – выдернул Жнец и пошёл дальше, помахивая мечом, словно тростью, и пытаясь хоть как-то просчитать последствия принятого только что решения.

Глава 3

Одни проглатывают обиду. Другие – обидчика.

Прокурор Фиолетового округа Шианго полковник Службы закона Геншир Танаро. Республика Ханд

Война между Рагвар и Альвари имеет корни столь глубокие, что начало этого противостояния теряется во мгле веков. Первые порталы на Эрисанд были созданы магами Рагвар ещё девять тысяч лет назад, и война, которая разразилась в Южном Архипелаге, унесла жизни тысяч воинов альвин. Но уже через пятьдесят два года маги столичной Академии пробили портал на Рагвар и ударили по столице, оставив после себя руины и пепел.

Но противостояние, которое началось как военный конфликт, имеет прежде всего экономическую основу.

Рагвар может существовать только в ситуации постоянной экспансии и захвата жизненного пространства, поскольку его жители потребляют весьма ценный и трудно восполняемый ресурс под названием «разумная жизнь». Как бактерии, которые не могут жить без пожираемых ими клеток, Рагвар вынужден захватывать всё новые и новые миры для прокорма своей весьма прожорливой расы. И у них есть собственная магия – магия крови, которая пусть и не очень конкурирует с природной магией Альвари, но как минимум в ней не нуждается.

С другой стороны, альвин как основные поставщики магических и техномагических услуг, нуждаются в относительно спокойном и благополучном мире, и расползание по Тысячемирью магов крови для них есть прямая угроза стабильности и процветанию.

На стороне Альвари, конечно, Гильдия перевозчиков, владеющая сотнями тысяч порталов во всех обитаемых мирах, и даже в какой-то степени Торговый Конгресс, а на стороне Рагвар – сотни миров, так или иначе ущемлённых в правах и стремящихся занять более тёплое место под солнцем Тысячемирья.

(Обзорная лекция в Академии Права. Гин-нис-Тавай Лави)


Принятое решение каждый переживал молча, и по дороге в городской дворец маршала ехали в тишине. Но если Рада уже давно для себя всё решила, то Айра и Вейра скорее поддались инстинкту и сейчас пытались понять последствия своего поступка.

Но стоило им войти, подняться на второй этаж, как времени на раздумья не осталось.

– Вейра, ты же у нас из внешников? Держи планшет. Я открыл тебе мобильный банк. Раскидай в межмировые банки и разные платёжные системы, чтобы мы не зависели ни от чего. Айра, ты, насколько я помню, специалист по штурмовым операциям? Вместе с Гайнэ, это домовой ЦиР, активируйте охранную систему дома, проверьте наличие мёртвых зон и начните тест охранных роботов. Я, конечно, всё настраивал, но так давно, что проверить не мешает. Как закончите, собери по штурмовому рюкзаку на каждого. Гигиенические принадлежности, универсальное бельё, аптечки, паёк на три дня. Рада, на тебе подобрать нам оружие и лёгкие доспехи. Бери энергетического типа со встроенными источниками. Всё, за работу, девочки.

Сам маршал быстро просмотрел содержимое двух сейфов. Достав несколько предметов, лично взвёл систему самоликвидации и отправил сейфы вниз, по системе лифтовых подъёмников. Потом набрал серию команд на рабочем компе, радуясь, что фактически к его уходу все было приготовлено ещё очень давно, и стал набирать текст на планшете.

Отправив несколько закодированных сообщений, он вышел проверить, как у девчонок дела. Вейра, слегка обалдевшая от сумм, которыми ей пришлось оперировать, уже почти закончила, ухитрившись собрать пакет акций крупной сельскохозяйственной компании, фактически купив её, также как и ряд других предприятий, а счета вывела в юрисдикцию Центрального Межмирового банка. Теперь, что бы ни случилось, им со ста тридцатью миллиардами эрг будут рады в любом мире.

И у Айры, осознавшей, что дворец на самом деле представляет собой настоящую крепость, было много поводов для удивления. Даже второй режим обороны это было уже очень серьёзно. Минные поля, автоматические турели и роботизированные защитные комплексы, готовые разорвать любого, кто попытается вторгнуться в жилище мирного пенсионера. А были ещё и третий и четвёртый защитные режимы, которые, видимо, рассчитывались на то, что особняк окажется непосредственно в зоне боевых действий и орбитальной бомбардировки.

Рада, попавшая в закрытый ранее гардероб одинокого холостяка, была сначала поражена количеством различного снаряжения и оружия, аккуратно стоявшего на полках и пирамидах, а также попадавшимися время от времени армейскими образцами, такими, как, например, лёгкая тактическая ракета в пусковом пенале, лежавшая вдоль коридора.

Но всю эту красоту с собой не заберёшь, и, выставив четыре рейдовых рюкзака, она стала снаряжать их всем необходимым для автономного существования.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6