Андрей Тихомиров.

Краткие грамматики языков. Иврит, белорусский, украинский, нидерландский, шведский



скачать книгу бесплатно

© Андрей Евгеньевич Тихомиров, 2017


ISBN 978-5-4485-2683-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

1. Иврит

Иврит (осовремененный в XX в. древнееврейский язык) – важнейший из еврейских языков, относится к семитской группе семито-хамитской семьи. Учёные считают, что древнейшие тексты Торы и Танаха были составлены в XII в. до н. э. Самые древние сохранившиеся надписи на иврите, найденные в Израиле, насчитывают 3000 лет (календарь из Гезера).

Древние надписи на иврите в состоянии прочесть без перевода любой израильский школьник. Более древнее еврейское письмо отличается от современного только формой букв, и достаточно выучить другой шрифт, чтобы его читать. Декоративные надписи на этом древнем алфавите делают на современных израильских монетах. Нынешнюю форму еврейские буквы обрели примерно в V в. до н.э. – после Вавилонского пленения.

В еврейском алфавите 22 буквы; предпоследняя существует в двух вариантах («шин» и «син»), которые иногда рассматриваются как разные буквы.

Еврейской письменности русский алфавит обязан тремя буквами. Иврит-русские языковые контакты имеют долгую историю. Их начало лежит в IX веке, когда греческий монах-миссионер Кирилл изучил иврит (в частности, во время своих путешествий в Хазарский каганат) и заимствовал из него для созданной им славянской азбуки – кириллицы – буквы ц и ш. Буква щ представляет собой лигатуру (слияние) ш и т; в болгарском языке она до сих пор произносится [шт].

Кирилл и его брат-сподвижник Мефодий перевели некоторые части Ветхого завета (Торы) с греческого на древнеславянский язык, положив тем самым начало литературной форме последнего. Поэт Шауль Черниховский, переведший на иврит «Слово о полку Игореве» [масА милхЭмэт Игор], Тель-Авив, 1939), в предисловии к своему переводу доказывает влияние Ветхого завета на этот памятник древнерусской литературы XII в. (Плач Ярославны – Песнь Дeворы и т.д.)

С конца II по XIX в. н.э. иврит не являлся разговорным языком. Образованные евреи знали иврит, писали на нём книги, молились на нём, общались с евреями из других стран (если у них не было другого общего языка) – но, как правило, не использовали в повседневной речи. До сих пор часть глубоко верующих евреев отводит ивриту роль священного языка, на котором негоже обсуждать мирские проблемы – и в быту говорит на идиш, пользуясь ивритом лишь в синагоге, по субботам и по праздникам.

Возрождение иврита как разговорного языка произошло в конце XIX в., когда евреи из разных стран начали репатриироваться в Палестину, она же Эрец-Исраэль (тогда находившуюся под турецкой, позднее британской властью). Ведущую роль в возрождении иврита сыграл выходец из Литвы Элиэзер Бен-Йегуда (Перельман). Со временем иврит стал языком еврейской общины в Эрец-Исраэль, а после восстановления независимости в 1948 г.

он был (наряду с арабским) провозглашен официальным языком еврейского государства.

Основу лексики современного иврита составляет словарный фонд древнееврейского языка. Лексика обогащается за счет приобретения древними словами новых значений (так, [хашмАль] в Торе означает «янтарь», в современном языке – «электричество»), образования отглагольных имен, применения других свойственных ивриту способов словообразования, а также заимствований из идиш, английского, арабского, русского и др. языков. Некоторые славянские слова проникли в иврит через идиш. Особенно богат заимствованиями из идиш ивритский слэнг. Есть в иврите заимствования из таких древних языков, как шумерский и аккадский. Заимствования из персидского, греческого и латыни практически не прижились, кроме современных интернациональных слов. Зато слова из арамейского и арабского чувствуют себя как дома – ибо структура этих языков сходна с ивритом.

Иврит бытует в нескольких произносительных нормах, важнейшие из которых – ашкеназская (в среде выходцев из Восточной Европы) и сефардская (выходцы из Средиземноморья и стран Ближнего Востока). Господствующей сделалась последняя, близкая, как полагают, к древнему произношению.

Специфическая черта грамматического строя иврита – развитие системы глагольных времен: прошедшего (перфектив), настоящего (причастие в роли сказуемого) и будущего (имперфектив). Существует и составное прошедшее время: причастие + личная форма глагола [лиhъЁт] «быть»), по форме совпадающее с сослагательным наклонением. Наряду с генитивной конструкцией – т.н. сопряжённым состоянием (смихУт) – распространена синонимичная конструкция с частицей [шель]. Для синтаксиса характерны отсутствие консекутивных цепей и преобладание свободного порядка слов. При формировании придаточных предложений активно используется союз [ше-] («что»).

Алфавит иврита




Пять букв – КАФ, МЭМ, НУН, ПЕЙ И ЦАДИ – имеют так называемую «конечную форму», указанную в таблице рядом с ними. Эта форма употребляется в том случае, если буква стоит в конце слова.

Ивритский алфавит состоит целиком из согласных букв. А где же гласные буквы? А гласных букв нет.

Не пугайтесь, ивритская речь на самом деле мягкая и певучая, и все знакомые нам гласные звуки в ней имеются. Просто на письме они обозначаются немного специфическим образом.

Существуют два вида письма на иврите – с огласовками и без. При письме с огласовками под согласными буквами с помощью специальных значков – комбинаций точек и черточек – обозначаются следующие за ними гласные звуки. При письме без огласовок применяются следующие правила:

1. Гласные «а» и «э» («е») не обозначаются никак.

2. Гласная «и» обозначается буквой йуд, стоящей после соответствующей согласной.

3. Гласные «о» и «у» обозначаются буквой вав, стоящей после соответствующей согласной.

А как отличить, где а, где е, а где просто две согласные идут подряд? Как отличить, где о, а где у?

Ну, во-первых, беглость чтения на иврите, как и на любом другом иностранном языке, приходит с опытом. А во-вторых, поскольку язык иврит отличается невероятно логичным строением, а именно, в нем имеется ограниченное количество возможных «образцов», по которым строятся слова, то обычно ошибки чтения исключаются на довольно раннем этапе обучения.

Появление огласовок

Современная система огласовок в иврите сложилась примерно к 10—11 в.в. нашей эры. Впервые огласовки, по-видимому, были введены примерно в 7—8 мудрецами Тивериадской школы (династия Бен Ашеров). Существовали и другие системы огласовки (например, так называемая Вавилонская система), но общепринятой стала Тивериадская. Первоначально огласовки были призваны сохранить правильное чтение библейских текстов; однако достаточно быстро они вошли в повседневный обиход, став неотъемлемой частью еврейского письма.

Судя по всему идею обозначения гласных семитам подсказали греки. В семитских языках неогласованое письмо не вызывало принципиальных затруднений; смысл текста был ясен. В греческом (и вообще индо-европейских языках) отсутствие гласных сделало бы чтение невозможным в принципе. Вот примеры:

Семитский корень однозначно указывает на письмо. По контексту можно определить, обозначает ли это написание слово ктав («письмо»), катав («писал»), и т. д.





Семитский корень однозначно указывает на царствование. По контексту можно определить, обозначает ли это написание слово малах («царствовал»), мелех («царь»), и т. д.





Но в любом случае, общий смысл ясен. Тем более, что в контексте легче добраться до правильного чтения, чем с отдельным словом. Фраза однозначно читается как мелех катав («царь писал»), в древнем иврите, где не было «матерей чтения» это могло также читаться как мелех котев («царь пишет»), но, как мы уже говорили, общий смысл ясен.







Попробовав применить подобную систему письма в русском мы получили бы полную неразбериху. Например, что означало бы написание СТЛ? Стул? Стол? Стыл? Стал? ДМ – это дом или дым? А может, дам? Греки оказались в точно такой же ситуации, и им поневоле пришлось начать обозначать согласные, развив из «матерей чтения» полноценные гласные буквы. Вслед за греками, и семитские народы ввели у себя огласовки – курсивные варианты «матерей чтения», очень быстро выродившиеся в чёрточки и точки. Однако, ввиду особого характера семитских языков, в полном обозначении гласных не было острой необходимости, поэтому огласовки и остались «на вторых ролях». Кроме того, перед еврейскими учёными стояла цель сохранить написание Библии (как сказано «не убавляй (от текста) и не прибавляй к нему»). Поэтому гласные буквы проставлялись не в самом тексте, а в виде дополнительных значков-пояснений к нормальным буквам.

Огласовки

В нормальном случае огласовки, обозначающие гласный звук, проставляются под согласной буквой, после которой они произносятся. Однако, есть и исключения.





Особый случай чтения дагеша

Дагеш – точка внутри буквы – обозначает либо взрывное произношение некоторых букв (см. Алфавит), либо удвоение согласного звука. (Для тех букв, которые имеют щелевой и взрывной варианты произношения, например,,,, удвоенная буква всегда произносится во взрывном варианте -,,.)








В некоторых случаях дагеш ведёт себя особо при произношении. Но это не затрудняет изучение, а скорее облегчает, т.к. слова, представляющие собой особые случаи с точки зрения грамматики, звучат «как все».

Вот как это выглядит:



Фактически, дагеш читается как удвоение буквы С ГЛАСНЫМ МЕЖДУ НИМИ. То, что я обозначил двоеточием, читается как очень краткий гласный звук. Произошёл этот курьёз из-за того, что в разговорной речи человек произносит так, как привык произносить остальные слова в той же грамматической форме:

катавт – (ты) написала

махарт – (ты) продала

hалахт – (ты) ушла

По аналогии, произносят и слово «шерат: т», вставляя неопределённо-краткий гласный (нечто между Э и Ы) для разделения двух Т. (Собственно, так и должно произноситься нормальное ШВА.)

В другом случае, немного похожем на этот: сильный дагеш действительно произносится как удвоение, несмотря на то, что такое произношение дагеша практически исчезло из современного языка. Но здесь происходит слияние двух одинаковых букв из корня и окончания:



Опять-таки, та же форма от всех прочих слов образуется с помощью присоединения окончания "-ну»:

hимлацну – (мы) рекомендовали

hивтахну – (мы) обещали

hизкарну – (мы) напомнили

И точно так же произносят и «hизманну» – присоединяя к основе окончание "-ну», и получая двойное Н:

hизман + ну = hизманну

То же самое – с Т:



Два гласных подряд

В нормальном случае огласовки, обозначающие гласный звук, проставляются под согласной буквой, после которой они произносятся. Однако, есть и исключения.

1. Два гласных подряд: Патах гнува

В современном языке такое исключение одно: «вкравшийся патах». Эта огласовка (обозначающая звук А) появляется только под буквами,, и. Эта огласовка, хотя пишется под вышеупомянутыми буквами, но читается так, как будто она стоит перед ними, при этом образуя два гласных подряд:






Происхождение «вкравшегося патаха» очевидно – так удобнее произносить гортанные.

2. Два гласных подряд: Древниее написание окончания "-айим»

А вот другой пример, в современном языке не сохранившийся. В Танахе слово Иерусалим пишется без второй буквы :




Вероятно, это написание восходит к тем временам, когда окончание "-айим» звучало и воспринималось так, будто там стоит только одна гласная фонема «аи»: Йерушалаим, маим, шамаим – вместо Йерушалайим, майим, шамайим. В принципе, на слух это и сегодня звучит одинаково. (Зелигер упоминает очень древнее – 8—10 в.в до н.э. – написание слова без буквы:.)








С некоторой натяжкой можно предположить, что написание окончания "-аим» через было введено как использование «матери чтения», а когда проставляли огласовки, то расставили их по общим правилам – под буквой, после которой огласовка произносится. В Танахе же, ввиду особого отношения к сохранению текста, оставили старое написание, и огласовку хирик «втиснули» туда, где ей вроде бы быть не положено.



Но, так или иначе, а в более поздние времена второй в слове Йерушалайим уже был полноценным согласным. Так в молитвениках встречается следующая форма:




Это так называемая «паузальная форма» (цурат hэфсек). Она появляется в особых случаях у окончаний с предпоследним ударным слогом. Это даёт нам возможность говорить о том, что здесь не «мать чтения», а полноценный согласный звук, разделяющий слоги.



Таким образом, написание без второго осталось лишь в Танахе в качестве анахронизма.



Акцентные знаки и пунктуация

Помимо огласовок, в традиционных текстах присутствуют специальные акцентные знаки (тэъамим). (Другое название – «знаки кантилляции». ) Их роль – способствовать правильному чтению священных текстов, что включает в себя и обозначение конца фразы, и уточнение произношения, но большинство этих знаков – служат для обозначения мелодии, на которую выпеваются стихи священного текста.







Акцентные знаки появились примерно в одно время с огласовками; и были канонизированы также вместе с огласовками, теми же мудрецами Тивериадской школы. Разумеется, как и в случае с огласовками, со временем в разных общинах музыкальные значки стали выпеваться чуть по-разному, явив на свет музыкальные «диалекты».

Вот самые простые из этих знаков:



Существует ещё десятка два знаков, обозначающих исключительно мелодию. Эти знаки существенны только при чтении священных текстов в синагоге.

Помимо традиционных знаков, в литературе по ивриту используются следующие знаки для обозначения ударения:



Эти знаки обозначают абсолютно одно и то же; поскольку знак ударения не относится к традиционному наборы «тэъамим», то в разных книгах отдают предпочтение разным значкам.

Кроме того, иногда для обозначения ударения используют и упомянутый выше значок силук.

В принципе, ударение в иврите подчиняется строгим правилам, и всегда может быть «высчитано» (а в большинстве случаев и этого не требуется). Поэтому знаки ударения используются в основном в литературе по изучению иврита.

Под конец надо заметить, что в современном иврите используются обычные европейские знаки препинания: точка, запятая, восклицательный и вопросительный знаки, и т. д.

Эти знаки обозначают абсолютно одно и то же; поскольку знак ударения не относится к традиционному наборы «тэъамим», то в разных книгах отдают предпочтение разным значкам.

Кроме того, иногда для обозначения ударения используют и упомянутый выше значок силук.

В принципе, ударение в иврите подчиняется строгим правилам, и всегда может быть «высчитано» (а в большинстве случаев и этого не требуется). Поэтому знаки ударения используются в основном в литературе по изучению иврита.

В современном иврите используются обычные европейские знаки препинания: точка, запятая, восклицательный и вопросительный знаки, и т. д.

2. Белорусский язык

Белорусский алфавит основан на древнем славянском алфавите – кірыліцы (кириллице). Надо сказать, что кириллица – не единственный алфавит, которым пользовался белорусский язык в своей истории. Наряду с кириллицей в белорусском языке широко применялся латинский алфавит – лацініца (латиница). Латиницей пользовались в периодике и в книжных изданиях. Латиница и сейчас наряду с кириллицей употребляется в белорусском языке.

Белорусский алфавит (кириллица):



В отличие от русского в нем имеются буквы Ў, І, а также диграфы ДЖ, ДЗ, но нет букв Щ, И и твёрдого знака Ъ.



Согласные могут быть твёрдыми и мягкими. Если после согласной стоят буквы:

а, о, у, э, ы, то согласная произносится твердо: гадаваць = [гадавац»], мроя = [мроjа], бэз = [бэс], будынак = [будынак], выйсьце = [выjс’ц’э], возера = [воз’эра], абрус = [абрус], крэсла = [крэсла], тынк = [тынк] – цьвёрдыя зычныя (твёрдые согласные).

я, е, ё, ю, i, ь, то согласная произносится мягко: лiтара = [л’ітара], лялька = [л’ал’ка], цяпер = [ц’ап’эр], люстэрка = [л’устэрка], лётаць = [л’отац»], лён = [л’он], чмель = [чм’эл»], цьвiк = [ц’в’ік], дзякуй = [дз’акуj], людзi = [л’удз’і], дзень = [дз’эн»], пiсьмо = [п’іс’мо] – мяккія зычныя (мягкие согласные).

Звуки [э], [ы] характерны для белорусского языка: цэгла = [цэgла], сэнс = [сэнс], тэрмiн = [тэрм’ін], дызель = [дыз’эл»], тытул = [тытул], причём как в исконно белорусских словах, так и в заимствованиях.

Диграфы дж, дз обозначают соответственно один звук [дж] и [дз]. Звук [дж] произносится также как сочетание букв дж в слове джем. Звук [дз] – как д в русском слове дед.

Буква ў являет собой одну из отличительных особенностей белорусского языка. По звучанию звук [ў] близок к гласному звуку [у] и к английскому [w].

После ж, дж, ш, ч, р никогда не могут следовать буквы: я, е, ё, ю, i, ь. Поэтому звуки [ж], [дж], [ш], [ч], [р] мягкими никогда не бывают. Они называются зацьвярдзелымі (отвердевшими): рабiна = [раб’іна], часта = [часта], езджу = [jэжджу], шырокi = [шырок’і], жывот = [жывот].

Звуки [д], [т] также не бывают мягкими, поскольку мягкие [д»] и [т»] в белорусском языке передаются мягкими звуками [дз»] и [ц»] – дзеканьне і цеканьне (дзеканье и цеканье): дзядзька = [дз’адз’ка], у горадзе = [угорадз’э], у садзе = [усадз’э], цяпліня = [ц’апл’ін’а], плаціць = [плац’іц»]. Звук [г] – протяжный, фрикативный, очень похож на европейское [h]. При оглушении звук [г] произносится как [х]: Алег = [ал’эх], парог = [парох].




Взрывной [g] употребляется нечасто: ганак = [gанак], гузiк = [gуз’ік], гвалт = [gвалт], швагра = [шваgра], газэта = [gазэта], и представлен, главным образом, в сочетании букв зг: мазгi = [мазgі], бразгаць = [бразgац»].

В белорусском языке нет звука [щ], а есть сочетание двух звуков [шч]: плошча = [плошча], Польшча = [пол’шча]. Апостраф (апостроф) – это надстрочный знак, который указывает на раздельное произношение согласного и следующего за ним гласного: ад’езд = [адjэзд], аб’ява = [абjава]. После ў перед е, ё, ю, я, i апостроф отсутствует: здароўе = [здароўjэ], шчаўе = [шчаўjэ].

Белорусский алфавит (латинка):



Ниже приведена латиница с соответствующими буквами кириллицы и наоборот – кириллица с соответствующими буквами латинки.




Отметьте.

1) В латинице, в отличие от кириллицы, меньше гласных и больше согласных букв.



2) В латинке нет мягкого знака Ь.

Поэтому согласные ?, ?, ?, ? – всегда мягкие и отличаются от аналогичных твёрдых букв C, N, S, Z специальным диакритическим знаком: піць = pi?, нясьці = nia?ci, адрозьненьні = adro?nie?ni. НО! Для букв L и ? всё наоборот. Буква L – мягкая, а буква – твёрдая: літара = litara, палац = pa?ac, люстэрка = lusterka, пачакальня = pa?akalnia, малако = ma?ako, кола = ko?a.

3) У букв ?, ?, ?, ? находим другой диакритический знак, который показывает не мягкость, а звук: шчупак = ??upak, чараўнік = ?ara?nik, дождж = do?d?, аўтар = a?tar.

4) Латинка обходится без букв Я, Е, Ё, Ю. Поэтому:

после гласных и вначале слов пишем:



после согласных (кроме мягкой буквы L) пишем:



после мягкой буквы L пишем:



5) В латинке отсутствует апостроф (»): узмор’е = uzmorje, надвор’е = nadvorje, сям’я = siamja, бар’ер = barjer, кан’юнктура = kanjunktura.

6) В кириллице букве Е соответствует два звука [jэ], однако в латинке буква E передаёт один звук [э]: гэты = hety, фатэль = fatel, шэсьць = ?e??, цэгла = ceg?a, дрэва = dreva.

7) Звук [х] в латинке передаётся дифтонгом CH: хадзіць = chadzi?, хвалявацца = chvalavacca, хто = chto, падхапіць = padchapi?, хораша = chora?a.

8) Латинская буква G передаёт взрывной звук [g], который в белорусском языке чаще всего встречается в сочетаниях букв зг: мазгі = mazgi, згвалціць = zgva?ci?, розгі = rozgi. Однако, есть и ряд других слов со звуком [g]: цэгла = cegla, ганак = ganak, гузік = guzik.

9) В остальном правила произношения, письма и чтения в латинке такие же, как и в кириллице.








При написании недопустимо:

Замена буквы ё на букву е, хотя в русском языке это считается нормой.

Написание буквы у в тех случаях, когда требуется писать ў.

Написание буквы и вместо буквы i.

При произношении недопустимо:

Твердое произношение звуков [з] и [с] перед мягкими согласными. Например, произношение слова сьнег на русский манер как [сн’эк] вместо [с’н’эх]; слова спазьніцца как [спазн’iц: а] вместо [спаз’н’iц: а].

Раздельное произношение звуков [дж], [дз] в диграфах дж и дз. Произношение [нарад/жэн»: э] вместо [нараджэн»: э], [iд/з’i] вместо [iдз’i]. Отдельно сочетания букв дж и дз произносятся только на стыке приставки и корня: адзнака = [ад/знака], надзвычайны = [над/звычаjны], аджыць = [ад/жыц»]. В этом случае сочетания дж и дз обозначают два разных звука: [д] [ж] и [д] [з] соответственно.

Мягкое произношение затверделых звуков [ч] и [р]. Эти звуки никогда не бывают мягкими, и отступление от этого правила «режет слух». Эту ошибку часто допускают даже те, кто уже давно живет в Белоруссии. Белорусы это чётко слышат и моментально определяют небелорусское происхождение говорящего.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное