Андрей Романовский-Коломиецинг.

Учение формулы структуры мира. Духовно-философский сборник писаний



скачать книгу бесплатно

В группах народов, таких как славянская, арабская, тюркская и прочие, просматривается в составе национальностей, некая глубинность. Американские их прослойки скатились на самую низшую 7-ю вкусовую ступень, самую первоначальную, что развивается во всем живом. Возможно группы народов – малые расы есть «светильниковое» явление. Но так как в некоторых группах больше семи национальностей, то они могут быть соотнесены с большим числом – 24 старцами в разделении между собой. Как уже прозвучало про германцев свой закон, или код явления. Чем-то же действительно немцы особенны от всех других национальностей, в том числе и тех, что из них выкреслились. Здесь заключена загадка национальностей. Четверичные наборы здесь только обобщают такое явление, ведь как бы не видоизменялись американцы до бледного в чем-то, на проверку они всегда будут бело-силовой и вместе с тем хотя бы с компьютерами и прочей электронной техникой не сугубо интеллектуальной расой, ибо не постоянны они ментально, но слабы, нуждающиеся в прибамбасах-помощниках. Национальность, разновидность весьма распространенное явление. Оно же породы скота, сорта яблок. Их отличие в стремлении к чему-то. Например, красных яблок с толстой кожицей к долгохранению. Даже в маленьком опавшем таком яблочке уже чувствуется такое стремление. Народы это такие же плоды. По Библии: плоды греха. Но вместе с тем за каждым видом греха, присущим особенно той или иной нации усматривается сильное обратное стремление к какому-то идеалу. У немцев это конечно же высококультурие. За это говорит противоположное – варварство… этого народа известного с римских времен, его постоянная агрессивность в таком же общеполитическом плане в масштабах которого пребывает и культура, но отнюдь не в плане человеческого соседства с немцем или личного отношения.

Стоит выделить, что выявившийся 3 функциональный закон: противоположностей, поясняющий национальное должен быть занесен в копилку законов. Национальность получается явлением широким, распространяющимся при формировании и расформировании в то же время индивидуальным, множественным, как и яблоки относящимся к бесчисленному множеству вещей + ? ангелов. Действительно нет ничего похожего на немецкую культурность в работе или ведении войны. Даже японцы по промышленной культуре внешне подходящие в сравнение, внутри совсем другие. Нет ничего глубже затрагивающее немца, чем выражение или возражение о его высококультурье. Например, германское племя Готов в варварские времена в III веке выкочевало в Причерноморье и какие-то два историка, а возможно и более, неважно какие именно, главное что это были типичные немцы, взялись расписывать какое высокое влияние в культурном плане эти кочевники оказали на оседлые племена Антов, действительно пребывавших на высоком уровне развития, смотри Черняховская культура. Разрушенная римская государственность и культура несмотря на все свое превосходство просуществовала с немцами считанные века. Народившаяся на ней германская культура дала феодализм.

Эту индивидуалистическую черту собственного личностного усиления взамен общественному, дано было развить германцам в третий строй после первобытного, и античного, взамен должному пойти капиталистическому на ментальной (германской) основе. Что говорит о том, что те древние арийцы были не совсем то, что есть немцы сейчас, на что и указывают соперники на арийское наследство – славяне, осевши в Европе действительно на хорошо проглядываемом чувственном национальном уклоне от силового, изначально белого. Германцам отдан был строй на создание своего индивидуалистического в феодальном, и в тоже время слабо чувственного. Феодальная история – это история формировавшихся и нарождавшихся государств в тихом течении, чувственно, плавно занимавших огромные земли под множество многочувственных культур, а не одну капиталистическую, как были бы римские греко-латинские культуры. Вот в чем смысл феодализма. Может это и был откат в умственном материальном отношении, но это были тепличные условия чувственному народно-культурному разнообразию, которое потом все равно стало подъедаться материально-ментальным в корне своем капиталистическом строе. Античный строй по всему, похоже был психически-эмоциональным и в нем преуспели греки в культурном плане, потому что были развязаны с ментальным. То есть мышление греков сильно было подчинено эмоциям. В античном мире они были просто созвучны времени. В феодальном греки тоже культурно процветали со «своей» Римской империей, отгородившись от феодализма немцев и почти его не приняв. В таком огромном городе как Константинополь насчитывавшем в некоторые времена до двух миллионов жителей и бывшем всемирным портом торговли Европы с Азией, севера с югом, могли и зарождались капиталистические отношения, но над знаком капитализма: человеком не стояло Льва, он вел Быка и без этого тот капитализм не имел будущего. Словно бы интуитивно чувствуя такую слабость в голове, на Византийскую империю шли войной все кому не лень. Но еще сильней без «царя в голове», империя разваливалась от собственных неурядиц. Как бы не интересней была греческая история, история феодализма была все-таки история Германии – священной Римской империи – Австрийской.

По данному раскладу видно, что время это и есть Лев – энергия. Временной континуум имеет особое отношение к трем мерам, как и в данном случае с историей. Уже становится похожим на то, что четыре зверя стоят не совсем просто в ряд. Если фигурно расставить данные монголоидной расы, то больше похоже что Лев дезориентировано стоит за всеми тремя данными, одного от другого, не выявляя. Духовные техники, так развиваемые на востоке рождаются от закона противоположности, ввиду недостатка с тем.

В расстановке знаков заключается сущность русского, но не хотелось бы так просто выдать эту суть и пойти дальше, ведь на Руси уже столько веков мыслители ищут – стараются понять, что они такое как народ и почему так сильно отличаются от других? Именно сильно! В том и самое явное и особенное отличие, что в отличии от всех остальных идеалов, по которым как вокруг стержня формируется национальный дух, идеал и сущность русских – сила, которой они сознательно и подсознательно тянутся – территории, войны, техника, стройки, спорт, наука, организация, произведения культуры, язык и так далее и тому подобное. По закону обратности самое глубокое уязвление идеалиста силы будет сомнение в оной. Действительно ничто так не вызывает споров на Руси как провокативные утверждения в отсталости, читай слабости, и все спорящие за силу или слабость лишь подтверждают вышеприведенное утверждение. Отсюда следует понимание того, почему у русских такая судьба, полная невзгод, зачастую ужаснейших. Только ввиду первенства знака силы над всем, что у других народов происходит равномерно подпитывающее. Здесь по времени и энергичности процесса заключается объяснение всему происходящему, всем особенным достижениям – вещам сильным и бедам, которые поражают жизнь и заставляют сильно впечатляться или падать духом. Отрицательные черты имеют такое усиление что преломление реалий кажется уже опасным. Если в полицейской организации явно пересилили понимание своей правоохранительной деятельности, то это уже социально опасное явление, которое ведет организационно военизированные действия против своего народонаселения. Численность этой армии уже 1% населения, типаж – отмороженный взъедливый обнаглелый молодняк. Результат служения: небольшое процентное отставание от сталинских времен у ельцинских и качество – вместо устных политических обвинений, теперь доказательная база на наглядно материальных уликах в ракурсе от одного ведра картошки и выше, за победу в драке и переход границы. Ко всякому легчайшему проявлению нарушения закона неснисходительное отношение – на несколько лет исправляться, своими душами кормить зверя порченья, после которого заключенные выходят от него действительно какими-то переплавленными из обычного людского состояния – з/к, урками.

Сильны стороны жизни русской, и все ответы на все вопросы только в силе и все погрешности в пересилении. Еще по одному примеру о силе и пересилении, то есть ее погрешности, не столько в доказательство ее главенствующей роли, сколько для понимания того, какое претворение в вещах имеет силовая особенность. Любой пример, даже еда. В чем ее силовая направленность, кроме чисто теоретической, что она должна быть соответствующей. Кто-то сразу подумает, что русская еда – как раз никчемная, особенно из тех, кто ее не принимает. Что она по сравнению с 5 000 блюд китайской кухни? В данном случае особенность не в гурманных удовольствиях, а в том, что после бекона и пиццы нужна сиеста, то есть нужно на отвал, отдохнуть, а после борща хоть сразу в бой. Пусть в русской кухне будет только «пять» основных блюд, но все они тем особенны, что состоят на жидкой основе и являются на том большим отличием от всей остальной мировой кухни на твердой основе, нагружающей желудок. Все возможные тысячи более-менее жидких блюд в мире имеют мизерный удельный вес. Всем тучнеющим единственная общекардинальная мера отказаться от блюд под общемировым знаком и перейти на русский тип приготовления на жидкой основе. Пусть полный желудок, но при этом до 90% нейтральной и даже необходимой воды. На этом еще никому не удавалось располнеть.

Второй пример на примере отношений к себе других народов. Сильное желание славиться, считаться добрым народом и национально болезненное неприятие нелюбви к себе. Если у немцев важная черта окультуривать все и вся вокруг, то у русских в одной из черт юмор – все должны их любить, к этому очень внимательное отношение. Сила очень широкое понятие, ныне, когда прошло время военных перемоганий, настало время чистого состязания в добре и зле, кое на западе узко понимают как демократичность и не демократичность. Русские со своими сильными проблемами в строе естественно оказываются на нехорошем счету. Им слишком сильное дано было испытание в изменении стиля жизни.

Про отрицательную сторону русского характера можно и нужно также сказать сильно в полном соответствии с идущей руйнацией, почище всяких дегенераций. Если западный житель в целом мягок и хотя бы внешне старается быть положительным, то именно в России на этом ныне главном состязании происходит личностный упадок. Если советское время отличалось сволочной погрешностью, то ныне в демократическое во всю разошлось скотствовение, ставшее уже чуть ли не чертой характера. Этот провал опасней экономических и военных. Зря славянофилы подсчитывают свои выигрышные позиции перед западными, то теоретические выкладки, номинально дающие превосходство, но морально, то что выращен ощерившийся молодняк на все и вся вокруг, каждая вторая – старуха или старик, такой, которому надо расстрелять тех-то и тех-то, все эти вещи сильно опускают ту страну. У московских батюшек (священников) с бахвальством есть поощрительная особенность в жестоковыйном отношении к пастве, особенно той, что победнее и у входа в Троицко-Сергиевскую лавру – одного из самых паломнических мест русских, выставлен смотрец с почерневшим демоническим взором высматривать «бедных и убогих», бездокументных и прочих – хватать. Проблема документации – яркий пример интеллектуальных пересилений и отрыв от изначальной задачи регистрации и учета всего населения. Кончилось тем, что чтобы отметить о том, что ты где-то живешь нужно получить на это разрешение по огромному количеству допусков. И если не сможешь, ты теряешь все конституционные права на труд, право выбора, охрану здоровья, право жить и переезжать с места на место легально. Довольно значительная часть населения потеряла эти права. Законтрившаяся на «прописке» вся служивая российская государственность становится опасной развивающимся культом. В жертву принесены демократические права части населения. Верование потихоньку дошло до того, что придумали гимн с заветным постулатом – священная наша держава! Сколько их эта держава била – губила, десятками миллионов, чтобы смять это священническое усиленное отношение, чтобы этими ужасами хоть в подсознание закрасть отторжение к замене духовной религиозности на материалистическую, какая производилась коммунистической религией. Нет же снова у них Россия их священство; снова открываются шлюзы вытравления этой мерзости. Так же продолжит население вымирать, а под экономическим предлогом все более невозможным станет растить детей. Бедным и несчастным российским полицейским нужно уже будет, наверное, переходить с фашиствования на прямой геноцид, благо Архипелаг Гулаг наполнен, а морально нравственный уровень опущен достаточно: что в глубине тайги, что до кабинетов власти население достаточно ментурально больно. Подозрительность, ненавистничество куда сильнее того недалекого прошлого. Это ясно видно: имеетcя назревающий на что-то процесс, или просто падение нрава обещанного под конец? При всей этой запутанности наглядно ясно проглядывается, что ничего такого неясного и невероятного, подозреваемого за подсознательным нет, все предельно четко и просто, по крайней мере наяву, чтобы сбить спесь и закрасть безысходность провидение вывело на сцену таких демократов – реформаторов которые чуть не погубили российскую промышленность и виноваты главным образом не они, а коммунистические отрыжки, то есть все неверные пересиленные представления, например того что вот когда-то было правильно. Спускается упадок в экономике и такая безысходность, что кажется здесь никогда не было и не могло быть хорошо. Да именно только ради правильного уравновешивания психологических восприятий, или заменения не правильного выправляющим. А за ним оздоровления души, хотя бы в общенародном понимании его эгрегора. Тому же очень сильно способствует карательная роль полиции – милиции, являющаяся одним неизменным столпом этого государства и то, что она неизменно к себе вызывает, даже у самих служащих. Это омерзительное отношение вызвано необходимостью нейтрализовать возвышенное мнение о государстве. Ведь сколько известно примеров людей с растоптанными судьбами, другие вместе с ними вернулись охолонувшими внутри, и они же еще пуще стали, при них не моги слова неловко произнести против его идеалов, кои его же чуть не сгубили. И эти же люди описываются иной раз как настоящие герои, которые, несмотря на понесенные лишения сохранили веру… Такое может быть присуще только «стране дураков», как ее и называют, из-за погрешности усилений, проломлений реалий. В случае России нужно полностью освободиться от всех наваждений начиная от «Святой Руси» и до сегодняшнего священнического культа. Оный является сильнейшей погрешностью, подменяющей и ревнующей к настоящему духовному. Он включает в себя и национализм. Когда страна противопоставляется другим чем-то особенным, превосходящим, а это есть лишь просто отличительная черта. Подобное в скрытой форме включает в себя и тот же расизм и прочие болезни, детонирующие как мы наблюдаем. Велась явная антинациональная политика. Невероятно, но факт: основное постсоветское время в политическом мире России заправляли не русские партии, а обыкновенно русской была лишь одна коммунистическая. Представить такое во Франции! Но французы не смотря на всю их национальную колкость, все же не усиляются, а проводят свое изящно, умеючи. Себе на беду славянофилы кипят негодованием за большое предательство гражданской войны, за то, что две мировые войны легли на одни плечи русских, а та красотка являлась только получать лавры. Ее измена была нужна для излечения русского, больного. Прямо за себя говорит и тот факт что в самое время предательства к власти во Франции пришел тот же славянофил, вернее русофил и за четыре месяца сошел с ума от своих намерений.

Вот же утверждение о том, что есть единственно лучшее и необходимое, каким бы кошмарным не являлось по сути своей, есть в полном созвучии утверждению духовников, что все абсолютно в руках Бога и не исповедимы пути Господни. Если бы Франции нужно бы было отработать такое номинальное количество погрешности, то в силу ее ревности ко всему своему она могла быть только кем-то захвачена. СССР, Руси отработали ее дураки – сильные, и потому за развал пребывавшие еще же и в зените славы. Ввиду широты души Русь еще никогда никем не завоевывалась. Франция же часто. О странах можно как о женщинах, они и есть по эгрегору: суть женские явления в основном, хотя за Германией начувствовалось фазерланд – отец – страна. Красотка же Франция, без сомнения таковая и отношение к ней у француза соответствующее, и атмосфера в стране исходит от психо-эмоционального национального. Если где-то в Америке живут ради денег, то во Франции сразу без разделительного: ради удовольствий. Русь зачастую являла из себя грубую тварь, уничтожающую свой же помет, когда необходимо было святошествуемым в ее отношении отбить охотку, за то, что было есть и будет в количестве выносимом. То неисповедимость. В конце «Перестройки» население очень болезненно воспринимало реалии. Лишь рвачи вели себя сильным образом и при любых пертурбациях сопротивлялись. Им-то, как наилучшим по сравнению с нойниками, как прослойке и отдали страну нарасхват. Иначе бы горбачество медленно, вяло-текуще продолжалось бы и этот сценарий со всеми горбачевскими атрибутами был бы серым. А так рвачи, или начинающие оформились в ведущую мужскую силу, без всяких заносных ввысь почитаний, ободрали ее под липку, что от них и требовалось, ей же самой. Все возвышенные, честные, сознательные оказывались ненужными истории, на которую нечего сетовать. Горячо ожидаемый всеми «достойный» человек, конечно не дал бы государству развалиться, но как бы отбил охотку льнущих к нему блажных и к благости, к государству? А так развал, как исправление, как отъем земли у земледельца, лечил не меньше.

На этом просматривается закон, который уже характеризовался как прямое, он же закон преступления и наказания – противоположного ему уравновешивания, но уравновешивания неоднородного. Здесь уже можно представлять графически: погрешность есть неточность движения по предназначенному. Отклонение за и недобор как пересиление, так и недодел. Но это если представлять на плоскости. Вот же погрешность или грех есть не следовать предопределенным путем, а сбиваться на обочину.

Итак, у русских национальный идеал – Лев – один из знаков зверей. Он один из углов, крайностей, на которых держится жизнь международная. Действительно ХVIII и первая половина ХIХ века пришлось на главенство России, основной ХХ-й прошел под сенью внутренних российских катаклизмов. А международная жизнь была отображением, и изменялась вслед. Какие другие углы, и на какие нации они приходятся? Это должны быть какие-то особенные, на которых как на буях цепляется мировая жизнь и имя тех всегда на слуху. Конечно же, сразу приходит на вид один такой народ, чье как край, к чему как к углу все сходится и отходит. Это еврейский народ с иудаизмом – христианством и всем остальным в довесок, что долго представлять. Главное высокий удельный вес почти во всех основных областях. Секрет – в том свойстве наибольшего приближения к чему бы то ни было, будь-то предмет или функция. Это свойство достигается чувственностью, тем-то и отличающейся от всех остальных чувственностей, как наибольшей мизерностью приближения и масштабностью охвата. Таковая позволяет влепиться и окутать предмет наиболее обстоятельно. Истинно этому знак Бык и это столп, край. Все остальные народы менее чувствительны, может быть намного менее, особенно европейские и в этой разнородности заключается вся дифференциация евреев с остальными, и в том сущность антагонизма антисемитизма. Избранность евреев так же заключена в том, что они самый теплый народ из всех знаков. Было утверждение христианин – это еврей второго сорта. Русские могли бы поспорить с евреями в том, что другим народам было бы даже не понять о чем разговор: в силе ощущения, осознания, психического порыва – все вместе то, что есть духовность – они оказались крайними по углам, или если четверка зверей не представляет собой квадрат – то полюсами. Еще дело в том, что расположение точек в пространстве не может не быть представляющим из себя плоскость с четырьмя пусть не углами, то крайними вехами. Это прозвучал закон: не может не быть – одно из четырёх, а возможно и пятое, относящееся к Престолу Божьему… Пусть плоскость может быть и выгнутая, но все равно это функциональное деление. Графическое представление о вещах очень важное для третьего уровня чувствительности, посему рассмотрим график четверки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное