Андрей Портнягин-Омич.

С трещиной в голове. Частный детектив



скачать книгу бесплатно

– Правда… размер у них побольше… а рост …поменьше…

– Несите…

– И… как вы это себе представляете?!. Что… я приду и скажу: «Не одолжите-ли вы мне на прокат ваш костюмчик… мистер Беллоу?.. До утра…»

Да, действительно, до утра просить было-бы глупо… Вот, если – насовсем!..:

– А… вы… не могли-бы… как бы это выразить словами?.. Украсть его для меня?..

Теперь уже Саманта схватилась за голову:

– Послушайте… вы!.. Как вас там?..

– Билл… – Подсказал я.

– Вот-вот… Я готова для вас даже на то… что закрою глаза… когда вы будете сбегать отсюда и не открою их до утра… когда и подниму панику… Но… красть!.. Костюмы!!! Вы… Ты за кого меня принимаешь?!.

– Ладно… ладно… остынь… Неси пижаму… Да… Саманта… где находится кабинет доктора Беллоу?..

– На втором этаже…

– А… мы?..

– На пятом…

Я не ошибся в своих рассчётах.

Пижама подошла сразу, буд-то я в ней и родился.

Повязка на голове тоже не мешала, а скорее слегка добавляла шарма к моей и без того мужественной физиономии. Наклонившись, чтобы поцеловать Саманту в шею, я обнаружил ещё один предмет, который мог мне пригодиться в дальнейшем. Я имел ввиду отнюдь не грудь, а маленькую изящьную шпильку.

Как специалист десантник плюс частный детектив с пятилетним стажем, честно признаюсь, что открывание замков дверей главных врачей шпилькой, входило в мою утреннюю разминку. Саманта в который уже раз выпятила нижнюю губу для поцелуя, видимо, это начало входить у нее в привычку и я чуть-было не снял пижаму обратно:

– Саманта… родная моя… не сейчас… Если ты таким способом отвлечёшь охранника… я всё прощу…

То, что проделала медсестра, было более практичным, но не менее убийственным.

Она встала прямо перед охранником на рассстоянии чуть длиннее его вытянутой руки, чтобы он не смог совершать хватательные движения, повернулась к нему спиной и стала демонстративно поправлять чулок, начиная эту процедуру естественно с носка. Охранник, пожилой уже мужик, который видел нечто подобное однажды в кино, много-много лет назад, на долго потерял способность охранять.

Я осторожно сделал пару шагов по направлению к двери и, вдруг, замер – кто-то не крепко, но уверенно держал меня за голову. Боясь даже оглянуться, не дай Бог, это делает лейтенант Твист, я со всей мочи рванулся к двери, на лету почувствовав, как от головы что-то отлепляется и вздохнул с облегчением, Твист-бы не отлепился! Но уже в следующую секунду лежал под кроватью, подгоняемый инстинктом самосохранения. Вся та аппаратура, что прослушивала и прощупывала мои мозги, летела на пол, создавая эффект разорвавшейся атомной бомбы… Хорошо, что охранник был в коме!..

Я вышел в коридор, бочком проскользнул в сторону, противоположную взгляду охранника и направился на второй этаж.

Для надёжности, решил не пользоваться лифтом, а преодолеть все три этажа по лестнице. Видок у меня был, что надо, самый больничный, так что лишних вопросов никто задавать не стал.

Я подошел к кабинету Беллоу и прислушался.

Никаких звуков за дверью.

Осторожно потрогал ручку – дверь была заперта, как я и предполагал.

Стараясь выглядеть естественно, на сколько это было возможно, я прислонился к двери плечом, а шпильку вставил в замочную скважину. После нескольких неудачных попыток, замок щёлкнул, дверь плавно подалась и я ввалился в кабинет.

Доктор Беллоу имел минимум шестидесятый размер при росте в метр семьдесят.

Представляете мой идиотский видок, когда я оделся. Чтобы скрыть следы бинтов, пришлось нацепить на голову одну из идиотских шляп, висевших здесь-же. Не забыл я так-же одеть рубашку и галстук. А, вот ботинок моего размера не оказалось и больничные тапочки оказались единственной альтернативой ходьбе босиком.

Кстати, как я успел заметить, шкаф в кабинете Беллоу был огромным и там с успехом могли-бы поместиться с дюжину Самант, совершенно друг друга не замечая!..

Глава 5

– Мистер… вы кого-то ищете?.. – Раздалось у меня за спиной, когда я самым естественным способом, то-есть через дверь, попытался покинуть кабинет. От неожиданности пришлось подпрыгнуть, а в остальном, на моем лице не дрогнул ни один мускул. Смотревший на меня доктор, был молод и абсолютно здоров, в отличие от меня. Взгляд у него был оценивающий и какой-то очень злой, должно-быть попался проктолог. Всю жизнь в одну точку заглядывать – озвереешь!

– Я-бы хотел увидеть доктора Беллоу… но… похоже он меня не дождался…

– А… что вы делали в его кабинете?..

– Я?..А-а… Так мы договорились с доктором… что я зайду за ним…

– Странно… Я собственными глазами видел… как доктор Беллоу час назад отъезжал со стоянки на своем автомобиле…

– Да?.. Значит я перепутал время… Что-то знаете-ли с головой… – Я постучал по шляпе.

– Бывает… А… как ваша фамилия… мистер?..

– Лейтенант Твист…

– Но… позвольте… Лейтенант Твист… – Я не дал ему договорить и кулаком врезал в солнечное сплетение. Доктор сразу весь посерел и обмяк, как старый мешок с картошкой и мне пришлось подхватить этот мешок, пока он совсем не сдулся и препроводить его в кабинет Беллоу. Когда проктолог очухается и поднимет тревогу, меня уже в здании не будет. Да и вряд-ли кто-нибудь додумается после этого пройти с проверкой по палатам, пересчитывая больных поголовно. Подумают просто, что кто-то проник с улицы, в надежде пошарить по карманам главного врача.

Чтобы не испытывать дальше судьбу, я быстрым шагом пересёк коридор, спустился на первый этаж, вышел через вестибюль на улицу и, не оглядываясь, зашагал в сторону Беверли-Хиллз.

Путь предстоял не близкий, но было наивно надеяться, что доктор Беллоу оставлял в каждом своём костюме немного наличных денег, для случайных воришек, поэтому поездка на такси отменялась.

Первым, кому я собирался нанести визит, был консьерж дома, в котором жил Лучано.

Саманта заступала на дежурство в восемь вечера, процедуру охмурения охранника и переодевания в цивильный костюм заняла не более часа, значит было начало десятого.

Город постепенно погружался в разноцветие рекламных огней и неоновых вывесок, жизнь оживала и плавно перекочёвывала из парков, скверов и офисов в бары и ночные клубы, открытые до утра. Если у вас водились денежки, то можно было легко избавиться от их тяжести за вечер и ночь в каком-нибудь из многочисленных и шикарных ресторанов, швыряя купюры направо и налево, словно сеятель. Здесь к вашим услугам было всё, от дорогущей выпивки, вымуштрованных официантов и бриллиантовых красоток, до громил вышибал с бицепсами, как у «Скалы» Джонсона.

Публика попроще осаждала клубы со стриптизом и бары, где вас, может быть и не побьют, но нарваться на неприятности вполне реально.

Если-же денег у вас нет, делать в Лос-Анжелесе вам нечего.

Меня сейчас мало волновали рестораны, бары и красотки, но передвигаться по городу на своих двоих было полезно только с физической точки зрения, но ни как не ускоряло ход дела. А времени у меня было часов шесть-семь, не больше. Поэтому я смело зашёл в ближайшую забегаловку, где было полным-полно народу.

Вообще-то, если кто не знает, Лос-Анжелес известен в мире, как центр всего шоу-биза и киноиндустрии в частности. Название «Голливуд» известно даже детям в памперсах, а имена знаменитых комиков, начиная с Чаплина и Лесли Нильсона и до наших дней, где понятие комика хотя и трансформировалось в понятие стендапера, но не исчезло как класс и всегда на слуху. Сложно было удивить кого-либо и разнообразием костюмов или отсутствием последних вообще, но когда я вошёл, все присутствующие поняли, что зашедший к ним комик – звезда голливуда! Писаный двухметровый красавец, герой-любовник и ковбой в одном лице, стоял посреди бара в костюме, из брючин и рукавов которого на пол метра торчали голые руки и ноги, обутые в тапочки.

Зал замер.

Стихла даже музыка.

Было слышно, как, нечаянно залетевшая на огонек муха, со страшным жужжанием носилась по залу, пугая саму себя. Но, когда вместо того, чтобы спеть песенку, пройтись нижним брейком или рассказать анекдот, я негромко спросил, где телефон, вздох разочарования прокатился по столам. Бармен взглядом указал в угол, где кроме телефона располагался ещё и туалет.

Я позвонил Салли, своей подружке и, не вдаваясь в подробности, попросил срочно приехать и привезти мою нормальную одежду и обувь, а главное, не забыть бейсболку, так как в шляпе я и выглядел, как шляпа!

Так как теперь спешить было некуда, я уселся за стойку и заказал чашечку «американо» с коньяком.

Салли появилась минут через пятнадцать и с порога начала хохотать. Зрители подумали, что дождались-таки представления и тоже заржали. Вакханалия продолжалась до тех пор, пока я не появился из туалета полностью переодетым и, заплатив за кофе, покинул забегаловку.

Мне показалось, что людей я оставил в некоем замешательстве, но стыдно мне, почему-то не было.

Глава 6

Мы доехали с Салли до дома, где жил Лучано и распрощались.

Мой «Хаммер» стоял на том-же месте, где я оставил его вчера вечером, а в бардачке должен был лежать еще один пистолет, только 32 калибра.

Салли ничем больше мне помочь не могла, а впутывать её в это дело я не хотел. Одного трупа было уже достаточно. Единственное, о чём я попросил её, чтобы она забыла вообще, что видела меня сегодня где-бы то ни было. Салли была умная девочка, не такая пышная, как Саманта, но мозги у нее были на месте, а это иногда важнее форм…

Хотя…

Я дождался, когда фонари автомобиля Салли скрылись за поворотом и стал прислушиваться. Была вероятность того, что за моим автомобилем или домом установлено наблюдение, а мне не хотелось раньше времени попадаться Твисту на глаза. Минут десять ушло на разведку и ещё столько-же на то, чтобы открыть свой собственный автомобиль без ключа. «Браунинг «32 калибра лежал на месте и я препроводил его за пояс штанов. Взял из бардачка маленький, но мощный десантный фонарик, способный светить даже под водой, и связку запасных ключей, от всех известных мне дверей.

Я осторожно прокрался к дому и заглянул через стеклчнную дверь.

За столом сидел другой консьерж, явно из бывших полицейских или боксеров-тяжеловесов. Спрашивать у него адрес вчерашнего, было не просто глупо, но и опасно для жизни. Такой убивал посетителей одной левой.

Ну, или правой…

Нужно было найти другой способ попасть в дом.

На первом этаже здания горели все окона и я поочерёдно заглянул в них. Ничего нового я не увидел, так как на всех окнах висели плотные занавески. Вдруг, свет в одном из окон погас, а через несколько минут из дома вышли парень с девушкой и укатили в ночь.

Я посветил фонариком и обнаружил, что пластиковое окно приоткрыто на проветривание. Если знать, куда приложить силу, то такое окно можно просто выдавить.

Что я и проделал.

Как крадущийся в ночи ворюга, я просочился в квартиру и прислушался. Если не считать тиканья часов у меня на руке, которые, вообще-то работали на батарейке и тикать просто не могли, в такт моему сердцебиению, других звуков не прослушивалось. На цыпочках я вышел в коридор, но дверь не захлопнул, а только прикрыл. Она должна пригодиться для отхода, если, конечно хозяин квартиры не заявится раньше.

Дверь с табличкой «Управляющий» находилась в конце коридора. Только здесь я мог раздобыть сведения о местожительстве вчерашнего консьержа и, возможно, узнать что-то относительно убийства.

Так как на стук никто не откликнулся, пришлось поработать отмычкой.

Дверь бесшумно открылась и я очутился в комнате, по запаху больше напоминающей курильню анаши или кальянную, чем офис. С помощью фонарика удалось обнаружить стол с журналами регистрации жильцов и списком сотрудников, обслуживающих дом. Вчера, регистрируясь, я, совершенно случайно, но профессионально обратил внимание на фамилию консьержа – О'Нил, и теперь мог применить свои знания на практике.

Фамилия О'Нил значилась в списке сотрудников под номером 13.Я аккуратно переписал адрес на листок бумаги, не собираясь больше задерживаться, но на всякий случай, всё-же решил просмотреть список жильцов, вдруг мелькнёт знакомая фамилия.

В доме был один подьезд и сорок пять квартир, соответственно и жильцов было… правильно… сорок пять. Квартира Лучано находилась на третьем этаже. На этом-же этаже располагалось еще восемь квартир, но фамилии жильцов мне ни о чём не говорили. Секунд десять я глядел на список, соображая, как-же мне поступить? Мозги ещё не приняли ни какого решения, а руки уже выдрали листок и аккуратно уложили его во внутренний карман ветровки.

В таком положении отупелой задумчивости меня и застал приятный голос, похожий на рычание бизона в период полового созревания:

– Какого чёрта вам здесь нужно?.. – Боксер-консьерж загораживал своей тушей весь дверной проем.

Что и говорить, попался на месте преступления.

Чтобы адаптироваться к яркому свету, возникшему в комнате вместе с консьержем, видимо, он включил освещение, я помаргал ему глазами. Промаргавшись, я разглядел в правой руке револьвер 45 калибра, нацеленный мне прямо в живот. Первое мгновение я было подумал, что это тот-же самый револьвер, из которого ухлопали Лучано, но потом вспомнил, что тот, погладив меня по загривку, очутился в крепких руках лейтенанта Твиста и немного успокоился.

Между тем, боксер оказывается, ещё что-то и говорил:

– Медленно поднимай конечности и начинай громко рассказывать… пока я не рассердился и не принялся за тебя всерьез…

Если этот половозрелый самец гиппопотама видел, как я вырвал страницу из журнала, он может начать копать, в чём дело и накопать небольшую могилку для меня. Если-же он опоздал и просто застал меня в позе мыслителя, то можно было попытать счастья и прикинуться или мелким жуликом, или идиотом.

Не имея права рисковать, я решил быть и тем и другим одновременно и тонюсеньким фальцетом, сложив ручки в позе «лотоса», заблеял:

– Понимаете… дяденька… чёрт… попутал… окно было открыто… ну… сами понимаете… как бывает… Думал… может часики на память… деньжат… или … «дури»… какой…

– Ты… чего там лопочешь?!. Ты… что …меня за идиота принимаешь?!. Да на тебе кроссовки штуку баксов стОят!.. – Это было истинной правдой!..:Часики… говоришь?!. Уж… не эти-ли… что у тебя на руке?!.Дай-ка я тебя хорошенько пощупаю… Повернись лицом к стене и ручки сложи на голову.

Я с облегчением схватился за голову – значит, если будут бить по затылку, будет не так больно.

Пистолет с силой упёрся мне под ребра, а левая рука начала уверенно обшаривать карманы с ловкостью карманника-профессионала.

Э, брат, если так дело пойдёт, то через пол часа он и до списка докопается.

К тому-же стало щекотно!..

Резко повернувшись на правой ноге, левой рукой снизу я выбил оружие и, довершая оборот, правой нанёс удар ребром ладони между ухом и шеей. На какое-то мгновение консьерж замер, вспоминая, зачем он здесь, оружие вылетело у него из рук, но сам он не упал.

Это было неожиданностью!..

Бык от этого удара падал к моим ногам!..

Теперь мы стояли лицом к лицу, сверля друг друга взглядами.

По одной из теорий ведения боёв, проигрывает тот, кто первым не выдержит взгляда противника. Но, это теоретически так должно быть. В реальном-же бою могут быть любые неожиданности.

Я, ещё усиленно сопя, пытался подавить противника силой своего взгляда, а он, не сильно заморачиваясь над теориями, описав большущую дугу, опустил свой кулак мне прямо под ребра, выгоняя последний воздух из моих легких. Я мгновенно проснулся и, забыв про все теории на свете, лишь-бы сохранить контроль за ситуацией, отпрыгнул в другой конец комнаты и стал жадно глотать воздух ртом.

И тут боксёр совершил роковую ошибку. Вместо того, чтобы спокойно нагнуться, взять своё оружие и пришить меня на месте, как врага народа, он встал в стойку и, рыча матерные слова, ринулся на меня добивать голыми руками.

Скорее всего, я-бы справился с ним и с его пистолетом, тоже, а без оружия я просто укатал его в считанные мгновения.

Когда его кулак со свистом начал приближаться к моему уху, я сделал нырок под руку, одновременно ударяя коленом в пах. Продолжая движение по закону инерции, который никто не отменял, консьерж-вышибала упал на колени и я добил его ударом локтя в основание шеи. Шея в очередной раз выдержала.

Жить он, конечно будет, но вертеть головой по девкам – не скоро.

Больше ничего меня в этом доме не удерживало и я вышел тем-же путем, как и вошёл.

Через окно.

Глава 7

О«Нил жил в другом конце города, в совсем не фешенебельном квартале.

Естественно, ни о каком консьерже, тут и речи быть не могло. На двери висело обычное переговорное устройство и кнопки с фамилиями жильцов по количеству квартир.

Как ни странно, но входная дверь не была закрыта.

Я поднялся на четвертый этаж и подошел к квартире. Нехорошее предчувствие буквально терзало меня, так как за дверью стояла гробовая тишина.

Я позвонил.

Звук прозвучал, как похоронный набат и я подпрыгнул от неожиданности. Нервы были на пределе.

Ни каких посторонних звуков, если не считать стука моих зубов друг о друга. Я прислонился ухом к двери, пытаясь услышать, что творится в квартире и слегка им надавил. Под тяжестью моего уха дверь подалась и я кубарем ввалился в квартиру.

Десантником я был не последним, поэтому сразу-же после вторжения перекатился в другую сторону и вытащил из-за пояса пистолет.

Время замерло.

Но ничего не происходило и ни кто не пытался изрешетить меня ни вдоль, ни поперёк.

Я посветил фонариком и то, что увидел в комнате, запомнится мне на всю оставшуюся жизнь!

Фонарик двигался очень медленно и высветил сперва только один глаз. Я вскрикнул – глаз не мигая смотрел прямо на меня. Потом показался второй глаз. Он тоже не мигал.

Консьерж О'Нил наверняка не был слепым.

Он был мёртвым.

Я встал с пола и включил свет. Кровь ещё сочилась из-под рукоятки кинжала, торчащего точно в середине груди. Не нужно было быть специалистом, чтобы определить, что человек умер несколько минут назад.

О«Нил ничего-бы не смог мне теперь рассказать словами, но он очень многое сказал мне своей смертью. Он знал человека, который его убил, потому что, даже мертвый он продолжал улыбаться.

Теперь становилось понятным, почему вчера О'Нил утверждал, что не видел ни кого, кто-бы, кроме меня, входил или выходил из дома.

Ни кто не входил и не выходил – убийца там жил.

Отставать от убийцы на пол шага уже начинало входить у меня в плохую привычку. Или он был слишком умным, или я – тупым и неповоротливым, но в любом случае сейчас нужно было срочно уносить ноги из квартиры, так как я понял, что кто-нибудь наверняка уже постарался вызвать полицию. Обе входные двери были открыты не случайно. Это была ловушка и придурок Слайт вляпался в неё, как в мёд, всеми четырьмя конечностями.

Девиз опытного частного детектива – когда пахнет жареным, спасай шкуру! Я уже пять лет носил в кармане лицензию, поэтому опыта мне было не занимать.

Перепрыгивая через все ступеньки, я выскочил из квартиры О'Нила и, когда мой «Хаммер» плавно с пробуксовкой рванул с места со скоростью двести миль в час, сирены полицейских машин во всю извещали округу, что они уже торопятся на место преступления.

Из сорока пяти фамилий жильцов дома на Беверли-Хиллз, одного я исключил сразу из подозреваемых – самого Лучано. Теоретически, он конечно мог-бы застрелить себя сам. Причем, в лоб и при этом заржать, показывая, какое у него хорошее чувство юмора, но практически он этого не делал. На пальцах и лице тогда остались-бы частицы пороха, а на рукоятке пистолета – отпечатки его пальцев.

Так-же, со стопроцентной уверенностью можно было утверждать, что Лучано не убивал О'Нила, так как находился в этот момент в морге. С другой стороны, я, ведь тоже теоретически находился сейчас в больнице с проломом черепа, а практически – ехал к себе в офис, чтобы пошарить в компьютере, в надежде обнаружить следы, которые привели-бы меня к убийце Лучано и консьержа О'Нила, имени которого я так и не узнал.

Теперь необходимо было учитывать тот факт, что убийца действовал уверенно, безжалостно, быстро и не оставлял практически ни каких следов, поэтому в офисе меня могли ждать любые неприятности, включая покушение на мою драгоценную жизнь.

«Хаммер» я оставил за квартал до офиса и не спеша преодолел это расстояние пешком.

Полицейскую машину с двумя пассажирами я заметил не сразу, потому что она стояла в конце улицы с погашенными фарами. Если-бы не пристрастие одного из копов к курению, я-бы попался.

Наверное.

Вспыхнувший на мгновение язычок пламени зажигалки стал для меня сигналом, что за домом установлено наблюдение. В принципе, я это и предполагал.

Мне не повезло в жизни с внешностью. При моем росте в два метра, атлетической фигуре и умопомрачительном лице, нечего было и думать прошмыгнуть незамеченным. Притвориться, к примеру, горбатым, старым и плешивым, тоже не проканало-бы и пришлось воспользоваться водосточной трубой.

Труба проходила недалеко от ванной комнаты и требовалась специальная подготовка труболаза и специалиста по открыванию ванных окон, закрытых на защёлку изнутри.

Таким специалистом и был я.

А ещё, просто нужно предвидеть подобные ситуации в жизни частного детектива и заранее к водостоку приварить петли для рук и ног, а окно ванной комнаты снабдить леской, потянув за кончик которой, вы легко сможете открыть шпингалет. Всю процедуру я проделал за пару минут.

Очутившись внутри помещения, меня вдруг окатило волной нехороших воспоминаний. Прошло всего-то ничего, не больше суток с того времени, как Лучано позвонил сюда и спокойным голосом попросил приехать к нему.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3