Андрей Лобурец.

Хроники Лешего. Книга первая. Новобранец



скачать книгу бесплатно


Родительский дом находился в спальном микрорайоне на краю города. Вдоль микрорайона протянулась дорога, а рядом, словно младшая сестрёнка, пролегла аллея, даже Аллея, с большой буквы. Протяжённость Аллеи порядка трёх километров, и отделилась она для безопасности и комфорта от дороги газоном с елями, тополями и журчащими летом чистой проточной водой арыками. А с другой стороны аллею облагородила уже зелёная полоса, которую назвать газоном – значит унизить её достоинство. Зелёных насаждений на ней намного больше. И вот, по этой аллее во все времена бегали утром и вечером бегуны, ездили велосипедисты, гуляли влюблённые парочки и мамаши с колясками и чадами. Вечером, в хорошую погоду, почти весь микрорайон выбирался сюда на моцион, словно бабушки на скамейки к подъездам, неотвратимо и неостановимо. И только ненастная погода могла прогнать навязчивых гуляк, дать аллее возможность побыть в одиночестве, отдохнуть от событий.

Город не стал развиваться в сторону гор, за этот микрорайон, потому что дальше, по слухам обитателей, строить было сейсмоопасно. Поэтому простиравшаяся за ним местность представляла собой большую каменистую равнину, старательно кем-то перепаханную, будто огромным плугом, на ровные длинные канавы, возможно, как преграду для предполагаемых селей с гор. За равниной находился Лесок, представлявший собой обширные лесопосадки из небольших деревьев вроде карагачей, шириной километра в полтора. Ударно потрудилась советская власть в своё время, создавая подобные грандиозные объекты на местности. Эти площади стали любимым местом для прогулок собачников. И Макса не минула сия участь, там он болтался с друзьями всё свободное от учёбы и домашних забот время, и в школьные, и в студенческие годы.

Иногда, обычно в выходные дни, когда в распоряжении бывало порядочно свободного времени, часов шесть – восемь, гуляки уходили дальше, за лесок. За ним, километр в ширину, тянулись квадраты полей, а далее – уже холмы. С их вершины поздно вечером было видно добрую половину города, нарядившегося в яркие, цветные огни. Вторую, дальнюю половину обычно скрывали дымка и загазованность, и в редкий ветренный вечер можно было охватить взором весь город целиком. Холмы представляли собой не менее интересные места для юных исследователей, на их вершинах разместились фисташковые рощи, оберегаемые суровыми охранниками на лошадях, а пологие склоны и ложбины густо засадили лесополосой, подобной Леску, однако ставшей со временем гораздо более насыщенной и густой в свете повышенной влажности в низинах. В те места Макс с другом и собакой уходили гулять, беситься и мечтать на целый день – что ещё нужно было ребятам-фантазёрам, болевшим космической фантастикой.


– Слышь, Саня, смотрел вчера фильм по кабельному про чёрную тачку? – спрашивает Максим, лёжа на спине в высокой сочной траве и глядя в синеву летнего неба.

– Ага, перехватчик называется, – отвечает Саня. – Здорово машина гоняла по дороге, а форма у неё какая отличная, обтекаемость, как у кита.

Санёк увлекается авиацией и любит клеить из бумаги и пластмассовых наборов самолёты, отсюда и об аэродинамике знает много. – При такой форме сопротивление воздуха невелико, а турбулентность – минимальна.

– Да-а-а, вот бы нам такие, да? – мечтает Макс. – Мы бы тогда не сидели, привязанные к одному месту, повезло тому дядьке с подарком с небес.

– Ага… А если бы она ещё умела летать в космос…

– Так она же умеет! Вспомни, в начале фильма в виде огней прилетела же на Землю! – Макс в возбуждении приподнялся на локте и посмотрел на друга. – Мы бы с тобой космос исследовали, в дальний поиск бы отправлялись, открывать новые цивилизации и обитаемые планеты.

– Да, жаль мы родились не в эру космического расцвета и путешествий, – сделал вывод Санёк.

И они одновременно горестно вздыхают.


Воспоминания как живые пронеслись перед глазами Максима, хотя прошло уже около двадцати пяти лет с тех пор. И теперь всё ещё, где-то в глубине, живут волнующие душу и разум мечты, ведь ребёнок, смотрящий на мир широко открытыми глазами, есть внутри у каждого, несмотря ни на что.


– А что, вот туда мы и отправимся! Вспомним молодость! – проговорил Максим сам себе и пошёл собираться, ощущая непонятные томление и потребность. Вот уж не ожидал от себя такого порыва. Он натянул джинсы, футболку и легкую ветровку, обул кроссовки и двинул вперёд. Ноги сами несли его по направлению к холмам, на душе было легко и хотелось петь, словно снова стал ребёнком.

Вдалеке в поле трудился трактор, деловито урча дизельным двигателем и выбрасывая в воздух клубы тёмного выхлопа. Ноги уже гудели, непривычные к длительной ходьбе. Изнежился Макс при текущей жизни, когда применение ног заключается в микро маршброске от машины до точки назначения и обратно, не то что раньше, как в пословице, где бешенной собаке и семь вёрст не круг. Он топал и топал, шаг за шагом, а в голове водили хоровод вереницы воспоминаний, связанных с проходимыми местами. К сожалению, в этот раз Максима не сопровождали ни друг, ни пёс. Саня тоже уехал искать лучшей доли, и иногда только шлёт привет по интернету, а пёс давно ушёл на реинкарнацию.

Наконец, практически весь путь был преодолён, позади лежали пустырь, лесок и поля. Ноги и память привели Максима к распадку между холмов, бурно поросшему колючим кустарником. В лицо из ущелья дул очень свежий ветерок, и Макс поёжился от прохлады. Солнце сюда практически никогда не заглядывало, по склонам в низине до сих пор лежал снег, несмотря на высокую дневную температуру. В камнях журчал звонкий ручеёк, берущий начало далеко в устье ущелья. Максим неловко ступил по камням, вызвав громкий грохот, и в кустарнике тревожно залилась красивым голосом невидимая птичка, предупреждая окрестности о незванном госте. На нагретом солнышком склоне повыше виднелись чудесные белые подснежники, в холмах свободно можно было встретить этих запоздавших героев сказок, растущих по соседству с ранними красными и желтыми дикими тюльпанами. Впереди оставалось самое сложное – забраться на вершину холма.

Глава 4. Сюрприз в холмах

Максим стоял на вершине холма и пытался продышаться. Лёгкие не выдержали подъёма, и теперь его тело сотрясалось в кашле. Мехи жизни уже не могут работать на полную мощность из-за обширного поражения тканей, и быстро наступает кислородное голодание при физических нагрузках. В школьном детстве они с Саньком и верным псом наперегонки забирались к вершине, звонким смехом и лаем сопровождая свой подъём. Теперь же остается сваливать свою немощь на болезнь и средний возраст с малоподвижным образом жизни. Наконец, удалось стабилизировать дыхание, и Макс мог заняться тем, ради чего он сюда поднялся. Он напоследок окинул взглядом открывающуюся внизу перспективу простирающегося вдаль дневного города. Машинки и общественный транспорт носились суетливо туда-сюда по еле виднеющейся вдали магистрали. И всё же вид города сильно отличается от прошлых воспоминаний, новые постройки, иная цветовая гамма зданий.

Насмотревшись на виды, мужчина развернулся и пошёл вглубь холма. Взгляд его рыскал по верхушкам деревьев, растущих в небольшой впадине за холмом, метров пятьсот в поперечнике. Он старался отыскать признаки той особой рощицы среди прочих насаждений, где они с Саньком любили валяться и мечтать. Узнав смутно знакомые очертания и примерно определив направление, Максим целенаправленно двинулся в ту сторону. Чувство тяги к месту было сродни тому, как металлические частички притягиваются к магниту. Максу приходилось даже подавлять желание пробежаться, не хватало ещё ноги переломать в буреломе или снова задохнуться. Осторожно перешагивая через поваленные ветви, продираясь сквозь нетронутые цивилизацией кущи, убирая с лица первую паутину, путешественник, наконец, добрался до искомой рощи. Как он и ожидал, она находилась аккурат в середине впадины. В отличие от остальных окрестностей лесной чащи здесь была более буйная ярко-зеленая трава и деревья отличались повышенной раскидистостью и пышной листвой. В центре рощи находилась та самая прогалина, на которой они в детстве валялись.

Тело требовало отдыха после долгой дороги и трудного подъема на холм. Макс поддался желанию и завалился спиной в траву, вперив взгляд в голубое небо с редкими облаками. Белые небесные корабли неспешно, с еле заметной глазу скоростью, пересекали небосвод, величаво игнорируя суету жителей планеты. Потрясающий запах весенней растительности, буйство природных красок и кипящая жизнь ощущались вокруг. Над притихшим человеком деловито проносились по своим делам крылатые насекомые, трудолюбивая пчёлка окучивала растущий по соседству жёлтый цветок, по травинке, шевеля усиками, взбирался чёрно-красный муравей. Макс впитывал в себя все эти ощущения жизни и природной силы, стараясь запомнить их на весь оставшийся ему срок, и глубоко вдыхал ароматный воздух, не испорченный выхлопами и газами. Хорошо, что у него нет аллергии на травы, как у других. Ничто не мешает наслаждаться природой. Хотя…

Максим оттолкнулся от лужайки и сел, внимательно озираясь и прислушиваясь. Его внимание чем-то привлек край поляны, то ли едва различимый звук на грани слышимости, то ли что-то ещё. Это было непонятное ощущение, будто кто-то тянул его туда за невидимую ниточку. Макс ещё немного посидел, пытаясь разобраться в ощущениях, потом встал и осторожно пошёл в том направлении. Шаг за шагом, ближе и ближе, снова проявилось желание пробежаться, будто вниз с горки.


Подходя к краю поляны, Максим стал замечать некоторые несостыковки на фоне деревьев, выглядевшие будто дрожащее марево над горячей поверхностью. Аккуратно приближаясь, он попытался визуально определить границы этого марева. И только то, что шёл он очень осторожно, спасло его от сильного удара о невидимую твердую поверхность, но всё равно болезненно приложился голенью. Сморщившись и прошипев сквозь зубы ругательство, Макс потёр ушибленное место. Он протянул руку и шарящими движениями попытался нащупать, обо что же он ударился, тут же ощутив прикосновение к поверхности непонятного свойства. Никогда такого не ощущал тактильно – ни холодное, ни тёплое, ни гладкое, ни грубое – скорее мелкозернистое и шершавое. Макс попытался постучать по обнаруженной поверхности костяшками пальцев, и та издала глухой звук, который может издавать неполый массивный объект, отзываясь на постукивание. Сознание отказывалось мириться с наличием осязаемой, но невидимой поверхности, и Максим хмыкнул, не доверяя своим ощущениям. Внезапно изображение перед ним пошло рябью, теряя краски окружающей растительности, наливаясь черным цветом и приобретая давно забытые, но всё ещё узнаваемые формы. Суперкар необычной, зализанной формы, словно кит. Остекление передней части кузова, заднее расположение двигательного отсека, зауженная и приподнятая задняя часть. Машина сразу разбудила в нём ассоциации со старыми мечтами и воспоминаниями о перехватчике, чёрной тачке, герое их мечтаний с Саньком, только цвет у неё был не блестящий, а матово-чёрный, поглощающий свет и словно обработанный полимерным защитным покрытием для внедорожников.


Макс отступил на пару шагов назад, обалдев от увиденного и не веря своим глазам. Аппарат из мечты! Здесь! В холмах! Что за чёрт! Объект полностью материализовался и предстал перед ним, загадочный и манящий. Шок от увиденного вкупе с неверием завладели человеком. Он стоял и таращился, выпучив глаза и растеряв все мысли, на эту невероятную диковину. Нет! Не может такого быть! Весь жизненный опыт протестовал против этой картины. Ступор продолжался некоторое время… Но собравшись с мыслями и крепко взяв себя в руки, Максим сделал шаг в сторону, потом ещё, и ещё… Он обошёл машину по кругу, разглядывая детали и обводы, после чего остановился там, где обычно находится водительская дверь, и вроде бы немного отпустило. Пребывая до сих пор в некотором замешательстве, Макс произнес вполголоса: «Сим-сим, откройся!». Вроде в шутку, а вроде и всерьёз. Но тут действительно произошла шутка – водительская дверь с шелестом поднялась вверх, заставив человека отшатнуться и открывая нутро автомобиля. Максим протёр руками лицо, затем встопорщил шевелюру, и шагнул в сторону проёма двери, наклоняясь. Перед ним предстали один ряд сидений с боковой поддержкой, руль, формой напоминающий самолётный штурвал, приборная консоль, и никого из живых. Да, дела…

– Ладно, – подумал он, – посмотрим, где наша не пропадала! И сел в водительское кресло. Кресло тут же принялось изменять свою поверхность, подстраиваясь под форму тела и порядком напугав седока. Сидеть оказалось на удивление удобно после того, как изменение завершилось. Макс помнил, каково это сидеть с его ростом в автомобилях различных производителей. Мало где можно ощутить хоть какой-то комфорт, а тут прям как под тебя всё организовано. Он протянул руки и положил их на рулевой штурвал, ощутив удобную ухватистость поверхности, пробежался взглядом по приборной панели, сразу ощутив непривычную эргономику. Взгляд остановился на оттиске ладони справа от руля. Слегка подумав и снова ощутив необходимость предстоящего действия, Максим положил свою руку в этот оттиск.


По ладони снизу пробежался сканирующий луч, и приборная панель зажглась различными огоньками. Мягкий мужской баритон произнес: «Добро пожаловать на борт, Потенциал». Человек снова вздрогнул от неожиданности, услышав голос, и огляделся. Никого по-прежнему нет. И какой-такой потенциал?

– Приём. Тест связи, – только на это и хватило его заторможенного событиями воображения, – кто говорит?

– С Вами говорит автоответчик! – Ответ прямо-таки был сорван с последующей промелькнувшей мысли Максима. Это же его дежурная шутка, особенно в разговорах с детьми.

– Так и есть, твоя мысль чётко улавливается, Потенциал. Было бы удивительным обратное. Познакомимся? – Продолжил свою речь голос в салоне, ничуть не стесняясь того факта, что читает мысли человека.

– Д-давай, – согласился Макс. Вроде бы никогда не был заикой, а тут накатило. – Меня зовут Максим.

– Насчёт тебя я в курсе, можешь не сомневаться, Максим. Зови меня Искин. Я являюсь управляющим центром этого транспортного средства. Если тебе будет комфортнее, можешь общаться с моим образом. – На лобовом стекле автомобиля появилась проекция человеческого лица мужского пола.

– Почему ты называешь меня потенциалом?

– Это долгая история и требует развернутого ответа, иначе только запутаешься. Прими как данное. Твой пульс всё ещё высок, но не критично. Ты готов продолжать наше знакомство? – уточнил искин.

– Да, готов, – у Макса не осталось сил удивляться происходящему, всё казалось просто управляемым сном, когда вроде бы и проснулся, а вроде и нет.

– Хорошо, тогда позволь мне закрыть дверь. Это необходимо, чтобы осуществить дальнейшие действия.

– Нет проблем, закрывай. – Дал утвердительный ответ Максим.

Далее произошло вообще нечто совершенно невероятное. Дверь автомобиля с тем же шелестом встала на место, произведя в конце звук, похожий на герметизацию шлюза, такой знакомый по фантастическим фильмам. А потом пространство салона внезапно развернулось в стороны, словно вывернувшись наизнанку, и Макс оказался сидящим в кресле перед консолью в помещении, напичканном другими консолями и экранами по всему периметру. Экраны отображали окружающую автомобиль обстановку, различные графики и непонятные цветные символы. Пока Максим вертел головой вокруг, обозревая удивительные изменения, сзади послышалось приближающееся цоканье, и синтезированный задорный голос произнёс: «Ну привет, Максим! Вот мы и свиделись, наконец-то… Я заждался!».

Глава 5. Знакомство с экипажем корабля

Макс вскочил, словно ошпаренный, с кресла, ещё в воздухе развернувшись всем телом в сторону говорившего, при этом едва не снеся задом рулевое управление. Навстречу выступило нечто, похожее на блюдо метрового диаметра с прозрачным куполообразным колпаком, передвигавшееся на восьми паучьих конечностях и оснащённое спереди двумя руками-манипуляторами. А поразительнее всего было содержимое под этим колпаком, наполовину заполненным жидкостью. Внутри сидел необычный крабообразный организм, на тех же поджатых восьми ножках, с ручками-клешнями. Только его тело раскрывалось, словно раковина, одной створкой вверх, обнажая при этом субстанцию, больше всего смахивающую на извлеченный из черепной коробки мозг. Из субстанции торчали два глаза на подвижных веточках, так чаще всего рисуют в мультиках улиток. Оба персонажа некоторое время разглядывали друг друга в упор, один с любопытством, другой в очередном шоке.


– П-привет. – Выдавил, наконец, из себя ответ Максим, одновременно пытаясь руками нащупать свою челюсть, с грохотом упавшую на пол. – А-а ты кто?

– Я – Мыслящий в фазе Рассвета, можешь звать меня Слот. Мы с Искином давно приглядываем за тобой, и очень ждали нашей встречи.

– П-почему? – Человек отрешенно подметил, что голос раздавался из блюда краба в тот момент, когда начинала бежать цветная радуга по начинке раковины.

– Потому что ты – Потенциал, которого мы обнаружили. – Краб явно был горд.

– Потенциал… Кто такой потенциал? – Макса стала немного раздражать непонятная зацикленность на этой теме, и это позволило немного справиться с охватившим его ступором. – Может, проясните, наконец?

– С удовольствием! Только пойдём, присядем для твоего удобства. Разговор будет долгим. – Слот развернулся и засеменил ножками вглубь помещения. Достигнув свободного пространства в центре, Мыслящий развернулся и посмотрел на Максима, который всё ещё стоял там, где его оставили.

– Ну что ты замер? Тебя клешнями, что-ли, тянуть? Проходи сюда, садись. – Произнес Слот.


Макс на непослушных ногах, словно поломанная деревянная кукла, прошагал к этому диковинному Мыслящему, недоумённо завертел головой в поисках места, куда присесть, и тут же заметил, как из пола вырастает такое же кресло, как и то, в котором он сидел совсем недавно. Ну всё, теперь ещё и глаза выпали из орбит, вслед за челюстью. Человек осторожно подошёл и сел в сформировавшееся кресло. Слот же остался стоять, как стоял до этого.

– За меня не переживай, я и так сижу, а платформе всё равно, стоит она или нет. – Посчитал он необходимым удовлетворить любопытство Максима. Рядом с крабом, как для себя решил его называть Макс из-за внешнего сходства, возникла проекция человека в советской военной форме с лицом Искина.

– Позвольте начать мне, товарищи присутствующие. – Заговорил Искин. За время своего присутствия на Земле тот нахватался советской тематики и предпочёл прощеголять этим знанием, решив, что она близка Потенциалу. И надо отметить, что он не сильно то и ошибся. За время советско-пионерской юности что-то крепко запало и осталось внутри человека, не считавшего зазорным сказать про себя "Я из СССР!".


– Сразу поясню суть происходящего. Как ты видишь, ваше человечество не одиноко во Вселенной, хотя бы уже по нашему присутствию здесь, на Земле. Более того, многими веками ранее оно не только знало об этом, но и поддерживало контакты. Но не теперь. После некоей катастрофы основная масса знаний была утеряна человечеством, а контакты с вами теперь запрещены, так как цивилизация откатилась практически в каменный век. Если эта тема тебе интересна, то позже ты сам сможешь подробнее её изучить.

– Сейчас важно лишь то, что за пределами Солнечной системы, в галактике Млечный Путь и в других галактиках проживает огромное количество Рас – цивилизаций в разной степени развития. Согласно земной терминологии, некоторые из них находятся в каменном веке, другие – в средних веках, третьи запускают первые ракеты в космос. Ну и конечно же есть те, кто давно уже освоил космические просторы и перемещается по ним так же просто, как ты по городу. Эти продвинутые цивилизации контактируют друг с другом в области торговли, науки и технологий, создали институт регулирования межрасовых взаимоотношений под названием «Межгалактический Совет». Он мониторит отношения между цивилизациями, решает спорные вопросы и так далее. Многие десятки тысяч лет назад жители нашей Вселенной обнаружили, что череда непонятных случайностей и великих катастроф есть не что иное, как планомерная агрессия из-за её пределов. Сперва каждая Раса пыталась сражаться сама за себя, но быстро стало понятно, что только в единстве наша сила, и только так мы способны противостоять агрессии. Слишком много ресурсов требуется отдавать борьбе. Была основана Галла – военизированная суперорганизация, вобравшая в себя всё лучшее от объединившихся Рас, призванная осуществлять централизованный контроль за пространством Вселенной, принимать меры по её охране и поддержанию Порядка и Безопасности.


– Хирты – так по-научному назвали этого агрессора, принёсшего массу бед многим Расам, или Враг – по-простому. – Вставил свои пять копеек Слот.

– Да, всё верно. Продолжим. – Снова вернул себе слово Искин. – Галла стала исследовать Врага, создавать новые технологии, развивать промышленную и ресурсную базу, ну и конечно же, готовить свои войска. Ведь Хирты могут появиться где угодно, и войск требуется много. До сих пор не найдена система в их экспансии, и это удручает. В частности, ваша предыдущая цивилизация погибла как раз из-за неожиданного нападения Хиртов. И как в любой армии, в войсках Галлы существуют войска специального назначения, наиболее тренированные и подготовленные элитные части, способные выполнять самые различные задачи в рамках отражения этой агрессии.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное