Андрей Ларионов.

Широко шагая



скачать книгу бесплатно

© Андрей Николаевич Ларионов, 2017


ISBN 978-5-4485-6333-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero


Рассвет, весна, свобода

«Теплый ветер свободы мне в лицо подул,

С надеждою на завтра в этот новый мир шагнул я,

Знал отлично все по-другому на свободе»

(Из песни группы «Многоточие»).

Март 1981 год. Теперь он действительно свободен. Да, это не сон! От этих мыслей становится светлей и веселей. Сердце упоенно бьется, совсем как раньше, сжимается от радости. Теплые слезы текут по грязному лицу, по густой щетине, оставляя на впалых щеках светлые полосы, а он стоит и смотрит в небо, пробивающееся через кроны стройных сосен. Мартовский воздух свеж и даже холоден. Где-то на востоке разгорается рассвет, заполняя светлеющее небо алым светом. Кажется, что это огромный пожар, который охватил полнеба, застыл или уснул. Редкие облачка, как языки пламени изогнулись в причудливых формах. Только в тайге еще царит сумрак. Сосны плотно прижались друг к другу, их темные сине-зеленные очертания разорвали рассвет. Темнота под кроной леса накрыла собой, как покрывалом, белый снег, следы и кровь беглеца на снегу.

Кажется, все страшное позади: зона, побег, погоня. Теперь он один в этом лесу, наслаждается тишиной и красотой. В руках мужчина сжимает затертую черно-белую фотографию. Там три улыбающихся лица, таких родных и близких его сердцу. Горло опять сжимается, слезы снова наворачиваются на глаза. Фотография 1976 года – это было так давно, в прошлой жизни, когда он был свободен. Огрубевшими пальцами мужчина поглаживает лица на фотокарточке. Мысли опять его уносятся в прошлое. В такой тишине думается о доме. Как он давно не был там! Видел его в своих непродолжительных снах, видел своих близких. Они были все вместе опять. Да, он знал, что будет опять вместе с ними, теперь он не на зоне. Свободен! С чувством счастья и ощущением начала новой весны он глотает холодный утренний воздух.

Скоро он будет дома, нужно только немного отдохнуть. Рана на ноге еще ноет, но кровь уже запеклась, осталось лишь багровое пятно на тюремных штанах. Тишину тайги нарушает собачий лай. Это опять погоня! Нужно бежать, иначе найдут. Преследователи неутомимо ищут его даже здесь, в тайге. Беглец медленно поднимается с пенька, с подтаявшей снежной шапкой. Он ковыляет вперед, по мартовскому твердому насту, временами проваливаясь по колено. В голове мелькают серые воспоминания будней на зоне: люди в форме, злые собаки, ожесточенные лица зеков, кордон, тщательный шмон, колючие заграждения, серые и грязные постройки зоны и низкое зимнее небо. Нет, он не хочет этого видеть вновь. Пришло время весны, свободы. Где-то впереди слышится шум машин, проезжавших по трассе. Именно туда стремится человек, там дорога.

Дорога домой! В левом кармане мужчина сжимает старый ржавый нож с тупым лезвием. Он не даст себя так просто взять, будет бороться за свободу до последнего вдоха. Но это на худший вариант, если его все же настигнут преследователи.

Лес поредел, высокие стройные и немного угрюмые сосны остались позади. Впереди чернеют очертания голых берез, а за ними трасса. Снег растаял там, и дорога выделялась темной грязной полосой на белых просторах снегов и молчаливого леса. Машины, проезжавшие по ней, кажутся маленькими движущимися точками. Мужчина упорно ковыляет туда, вперед. Он надеется, верит, что доберется до дома. Позади опять слышится лай собак, доносится человеческая речь. Шапка у беглеца сползла на бок, по лбу течет пот. Снег попадает ему в обувь и тут же тает. Жарко, но он не сбавляет темпа, ломает твердую кромку льда. Прикладывая все свои усилия, человек стремится к дороге, которая словно манит его, уходит куда-то за горизонт. Мысли только о доме, о близких. Нога опять заболела, но это так неважно сейчас. Главное вырваться домой, а там все уладится…

Рассвет разгорается все ярче и ярче, заливает небо удивительными цветами, словно какой-то художник размазал по небосводу акварельные краски. Последние розовые облака уходят за горизонт, покидая небо. Весеннее сибирское утро обещает быть теплым и ласковым, не таким, какой была зима. Деревья стоят неподвижно, замерли в ожидании теплых лучей солнца. Они тоже чувствуют, что пришел рассвет, весна. Но снег еще искриться, хотя он уже не такой белоснежный, как раньше, особенно около магистрали.

Все, мужчина на дороге, с радостью он ощущает под ногами твердую опору. На дороге лишь растаявшая смесь грязи со снегом. Человек бежит, сердце бьется учащенно, сильно, словно хочет вырваться наружу. Все как во сне. Такие сны он видел на зоне в глухие морозные ночи, когда вьюга бесчинствовала за окнами, и деревья близ расположенного леса тревожно гудели и стонали. И лишь когда мужчина просыпался, ощущал удушающий воздух тюремного барака, слышал похрапывания других заключенных, видел почерневший от времени потолок, то понимал, что это был лишь сон. Тогда он сильно сжимал ножку нар, бесцельно смотрел в темноту. Но сейчас это был не сон. Он действительно может стать свободным сейчас.

Множество силуэтов людей с собаками появляются на опушке леса, они бегут за ним, пытаются догнать его. Человек верит, что им не догнать, потому что он уже свободен. Массивный грузовик «Урал» забрызганный грязью, несется по дороге, беглец бежит навстречу ему, машет руками. Он улыбается, по грязной щетине текут слезы. Водитель сигналит, но сбавляет ход. В конце концов, останавливается, видя настойчивость человека.

«Вези меня братишка домой!» – кричит он хриплым голосом испуганному шоферу, через раскрытую дверь.

«Что?!» – не понимает его водитель, мужчина лет тридцати со светлыми волосами, полноватым лицом.

«Все я свободен! Вези домой! Поехали!» – возбужденно кричит беглец. В его голосе нет ноток угроз и страха. Он счастлив. Непродолжительная пауза. Водитель оценивающе смотрит на непрошенного попутчика.

– Ладно, поехали. Дверь закрой, – с неохотой говорит шофер. В его глаза виден страх.

– Спасибо, тебе братишка! Отблагодарю, помогу тебе, чем смогу…

Преследователи уже совсем близко. Некоторые люди в форме с собаками окружают машину. Одиночный выстрел разрывает покой рассвета, а затем еще один. Через незакрытую дверь «Урала» медленно появляется силуэт мужчины в хлопчатобумажной старенькой телогрейке. Он вываливается из машины, падает на грязный снег. Лицо его обращено вверх. Кровь смешивается с дорожной грязью. На небритом изнеможенном лице заключенного еще виден отпечаток радости. Глаза смотрят куда-то сквозь кордонный лес, разорвав рассвет, устремлены в синеву неба. Последняя слеза стекает по небритой щеке. Правая рука сжимает небольшую черно-белую фотографию. С бледных губ с последним вздохом слетают слова: «Все, свобода». Теперь он по-настоящему свободен. Свободен от этой жизни.

Мартовское сибирское небо кажется неизмеримо высоким и далеким, таящим в себе что-то неуловимое и прекрасное, что заставляет подолгу всматриваться в него. Рассвет набирает силу. Кровавый диск отрывается от горизонта, озаряет молчаливый лес, снежные просторы, отражающие в себе красоту солнечных лучей. Воздух наполнен запахами новой весны. Весна заставляет биться сердце быстрей, смотреть на мир по-новому. Даже дышится легко весной. С упоением вдыхаешь значительно потеплевший после суровой зимы воздух и понимаешь, что это и есть свобода.

Рассвет, весна, свобода…


(2006).

Человек дождя

«Дождь – атмосферные осадки, выпадающие

из облаков в виде капель воды»

(Толковый словарь).

Утро.

Однообразный и монотонный дождь льет с самого утра. Небо серое, затянутое однородной массой туч, медленно двигающихся в высоте. Пронизывающий холод и сырость заставляли прохожих ежиться, поднимать воротники своих плащей и курток. На дорогах только лужи и слякоть. Грязные легковушки, автобусы и грузовики проносятся по дорогам города.

Именно в этот день с ним произойдет то, что полностью изменит его представление о мире, о самом себе, об окружающих, но пока молодой человек об этом даже не догадывается. Он стоит на остановке, ожидает автобуса. Смотрит то на невзрачный низкий небосвод, то на лужи, пузырящиеся под каплями дождя. Настроение у него, если честно, не очень, даже ужасное, как и сегодняшняя погода. Кажется, в душе льет тот же самый тоскливый и беспросветный дождь. Серые мысли мелькают в голове у Владимира. «Любит или не любит?» – задает он сам себе вопрос. И ответ всегда неизменен: «Нет».

Из-за поворота выезжает зеленого цвета новенький ЛИАЗ. Автобус останавливается на остановке. Молодой человек заходит и почти машинально показывает кондуктору проездной билет, садится на сиденье. Автобус почти пустой. Кроме него, еще трое пассажиров сидят, смотрят в запотевшие окна автобуса.

Красный цвет светофора останавливает автобус на перекрестке. Парень бесцельно смотрит в окно. Знакомый силуэт девушки пересекает дорогу. Глаза молодого человека оживляются, он наблюдает за ней, смотрит, как она уже поднимается по ступенькам и скрывается за дверями небольшой конторы. Опять на сердце тоска и холод. Автобус трогается с места, начинает поворачивать, затем останавливается. Двери плавно открываются, за ними видна унылая картина. Залитый огромной лужей участок дороги, одиноко стоящая старушка, прячущаяся от холодного дождя под навесом остановки. Это его остановка, пора выходить. С неохотой покидая, теплое насиженное место, молодой человек выскакивает на улицу. Смотрит почему-то вверх, на небо. Там только серое небо и ничего больше. Как он хочет увидеть сейчас чистое небо, хотя бы клочок. Сильный порыв ветра заставил его придержать свою кепку. Вот, наконец, малюсенький кусочек синего неба появляется среди серой массы облаков. Человек идет дальше.

Владимир поднимается по ступенькам вверх, открывает дверь той же самой конторы, в которую пару минут назад направлялась девушка в белом. Приветливый вахтер улыбается и здоровается. Молодой человек отвечает, берет ключ от своего кабинета и поднимается на четвертый этаж. Только сейчас он замечает, что его плащ пахнет озоном. Подходит к двери своего кабинета, соседний кабинет открыт уже. Там она. Долго возится с ключами, он пытается открыть дверь. Старается не шуметь, но это плохо получается. Слышится стук каблуков, из соседнего кабинета появляется Линда. Такая красивая, одетая в легкую белую блузку, мини-юбку она непродолжительно смотрит на него, быстро говорит: «Привет. Не открывается дверь?». Он неуверенно отвечает на ее приветствие и вопрос. Девушка грациозно уходит куда-то по темному коридору. Тусклый свет в конце длинного коридора, вычерчивает ее силуэт. Он на какой-то момент перестает пытаться открыть дверь, смотрит ей вслед. Тяжелый вздох невольно вырывается из его груди.

Когда дверь все же открывается, он почти бегом врывается в кабинет. Небрежно вещает свой плащ на вешалку. Включает компьютер, садится в кресло с каким-то облегчением. Смотрит, как загружается операционная система. Думает о Линде. Конечно, это может показаться кому-то глупо и наивно, но только не для него. Он почти по-детски любит ее, боготворит в душе.

Нужно найти какой-то предлог, чтобы позвать ее к себе в кабинет. «Спросить о чем-нибудь, что она хорошо знает. Может что-нибудь по работе?» – Владимир встает, стоит в раздумьях некоторое время. Решив для себя, направляется в ее кабинет, дергает металлическую ручку двери на себя. За открытой дверью видит ее, она сидит за офисным столом, устремив свой взгляд на вошедшего Владимира. Светлые локоны волос закрывают часть ее лица. Она внимательно смотрит на него.

– Ты что-то хотел спросить?

– Да.


***


Вечер.

…Он стоит у окна, смотрит на улицу. Там кружится и падает белый снег. Это первый снег. Небо выглядит серым и однородным. Зима торопиться прийти в этом году, накрывает этот мир своим белым покрывалом. Через форточку человек ощущает дыхание слабого ветерка. Воздух на улице сырой и свежий, но пока еще не морозный.

Молодой человек наблюдает за одиноким силуэтом девушки в белом плаще. Она неподвижно стоит на автобусной остановке, скрестив руки, держит маленькую кожаную сумочку. Временами снег сливается с ней, превращается в плотную белесую пелену. Изредка по дороге проезжают машины, озаряя грязную дорогу фарами, разгоняя сгущающийся сумрак. А Владимир смотрит только на нее. Смотрит, как играет с ее длинными светлыми волосами ветер. Линда их постоянно поправляет, на ее лице читается легкое недовольство. Это милое лицо, он может разглядеть даже через окна конторы.

Подъезжает микроавтобус, останавливается на остановке. Задние фары загораются красным, размазанным в сумраке светом. Он ждет, когда автобус уедет, чтобы вновь увидеть одинокий силуэт девушки. Но, увы, там уже никого нет. Только пустая крашенная в зеленый цвет остановка, листок газеты, гонимый ветром пересекает дорогу, залетает на скамью остановки. Светофор смотрит в темноту города рубиновым глазом.

На душе становится тоскливо и печально. Окно слегка запотело, и в сумрак комнаты льется тусклый вечерний серый свет. Новенький светло-коричневый стол, пара шкафов с книгами, вешалка с одиноко висевшей курткой молодого человека, отбрасывают неясные смазанные тени по комнате. Темнота выбирается из укромных мест, заполняет комнату. Человек смотрит в окно, думает о ней. В комнате еще висит нежный запах духов.

Непонятное чувство разливается по телу, обжигает его, заставляет сердце биться сильней. Тело теряет свою весомость, его сознание словно начинает разбиваться на тысячи маленьких кусочков, растекается в пространстве. А душа рвется на улицу, вслед уже уехавшему автобусу. Он понимает, что не нужен ей. В ее глазах молодой человек читает только холод и равнодушие. И ничего больше. Да, это так, но что же делать ему?! Его сердце горит, мысли только о ней. Жизнь теряет смысл без нее. Когда он смотрит в ее темные выразительные глаза, то видит целый мир, отражающийся в ее глазах. Эта девушка для него как целый мир. Мир счастья, любви и спокойствия. Рядом с ней мысли текут спокойно, думается о простом, человеческом счастье. Ведь не нужно так много для счастья. Но нет, это все невозможно без нее. Линда не с ним…

Владимир молча накидывает свой плащ. Долго возится опять с ключами, пытается закрыть эту чертову дверь. Идет по темному коридору. На какой-то момент он останавливается, смотрит в далекое окно в конце коридора. Теперь молодой человек понимает, чего хочет сейчас. Он хочет стать дождем. Одного только этого желания достаточно для этого. Тело человека медленно растворяется в сумраке коридора, сознание переносится на улицу. Теперь он становится просто дождем. Каплями, срываясь вниз, он смешивается со снегом, отражает свет машинных фар, сияющих цепочками в темноте фонарей, стучится в окно с уютным светом, где живет она. Но Линда этого не слышит. Девушка дома не одна. Она сидит на теплом и удобном диване, ее обнимает другой человек…

Небо темнеет. Снег опять становится дождем, обращая новое белое покрывало земли в грязный темный цвет. Опять лужи и слякоть на дорогах. Ветер шепчет песню о человеке-дожде, который смешивается со стихией, устремляется в высоту темных небес, для того чтобы сорваться с высоты вниз вновь и вновь. И это прекрасное ощущение, ощущение свободы, полета. Воздух напитан сыростью и слезами человека дождя.


(2006).

Фортуна удачи

«Боги улиц, я не слышу ваши голоса! Вместе мы,

Изменить этот мир – вот наша судьба

Скажи мне – ДА!!!»

(Из песни группы «Многоточие»)
Глава 1. Район ветхого жилья

Вечер пришел незаметно. Небо потемнело, дневной зной сменился прохладой, наполненный ароматами сирени. Сумрак накрыл все: высокие деревья, кривые пыльные улочки, серые бревенчатые двухэтажные бараки. В больших зашторенных окнах домов стал загораться уютный свет ламп. Безлюдные улицы выглядели пустынными и заброшенными, лишь по человеческим голосам, доносившимся из открытых форточек бараков, можно было понять, что здесь живут люди.

Это был район ветхого жилья. Почерневшие от времени двухэтажки больше напоминают поместья Дракулы, которые дополняют общий неутешительный пейзаж. Это и разбитые машины на обочине дороги, и внушительных размеров свалка, и уродливые трубы теплотрассы, которые стали, еще одним «фирменным» знаком этого района, и руины какого-то кирпичного здания, которое, по всей видимости, сгорело. Местные уже растащили добрую половину этого здания, оставив после себя битые кирпичи, пивные банки и многочисленные окурки. Хотя здесь бывают не только добытчики бесплатного кирпича, когда ночь опускается на город, здесь часто собираются подростки. Они очень любят побегать по развалинам сгоревшего промышленного здания, играют в карты, пьют пиво, курят. Иногда сюда приходят наркоманы. Их голоса разносятся по всему району, вызывая недовольство и страх у людей старших поколений. Одинокие прохожие испуганно шарахаются от угрожающего скопления силуэтов юнцов. Жители спешат закрыть свои окна, форточки, чтоб не слышать громких матерных криков. И когда, какая-нибудь бабка звонит в милицию, здесь по-настоящему становится жарко. Ментовская машина приезжает, разгоняя тьму мигалками. Менты не церемонятся с этими трудными подростками. Ловят всех, кто попадется им под руку. А затем этих незадачливых ночных искателей приключений ждет камера в участке, нередко и побои в отделении милиции.

И сейчас тьма выползала из самых потаенных уголков, где она пряталась, когда было время света. Первые силуэты парней, девушек начали появляться на дорогах этого забытого Богом места. Они балагурят, смеются, отпускают грязные шутки. Эти ребята уверенны в себе, однако страх тоже посещает их сердца. Довольно часто происходят столкновения с другими подростками, которые живут по другую сторону трассы. Трасса разделила здесь район на два незримых лагеря. Драки происходят в местах тусовки: на баскетбольной площадке, в развалинах предприятий, на теплотрассах. Особую опасность представляет здесь также цыгане, которых очень много в этом районе. Они живут целыми кланами, торгуют наркотиками, нередко конфликтуют с русскими парнями. Иногда эти конфликты перерастают в драки, кровавые расправы, когда в сумраке встречаются толпы молодых наглых цыган с группой агрессивно настроенных молодчиков.

Наркоманов здесь никто не любит. Их часто избивают до полусмерти и цыгане, и группировки трудных подростков. Менты тоже часто гоняются за наркоманами, ловят их буквально повсюду, бегают за ними с автоматами, а потом, наверно, с удовлетворением в сердце составляют очередной протокол о проделанной работе. Ловят, отпускают и опять их ловят. Борются со следствием этой страшной болезни общества, не трогая и даже помогая причине этой болезни – наркоторговле. Милицейские машины можно увидеть около домов цыганских наркобаронов, когда хранители порядка устраивают у них в домах обыски, ищут улики, с тем чтобы «шефствовать» над ними впоследствии, собирать налоги с торговцев. Темная игра силовиков известна многим жителям этого района, но все боятся за себя, сознательно закрывают глаза на этот беспредел, знают, что за всем этим стоят более высокие структуры, которые наживаются от продажи отравы.

Летняя ночь наполняется удалыми криками парней, визгом девушек. Луна встала из-за маленького лесочка, который вплотную подступил к крайнему бараку. Стало светлей. Отчетливо видны силуэты ребят. Сейчас они расположились на детских каруселях. Одинокий пьяненький мужичок возвращается домой нетвердой походкой. Парни сразу приметили в нем еще одну жертву, решительно направляются к нему.

– Батя, есть закурить? – начинает один небрежно.

Мужик испуганно хлопает себя по карманам.

– Нету, кончились. Последнюю сам просил…, – извиняется он заплетающимся голосом.

– Ты чё гонишь! А деньги есть? – нагло напирает на него другой парень со светло-русыми волосами.

– Нет. Все я пойду, – мужик несмело пытается пройти мимо скопившихся ребят.

– Ты куда собрался? Гони бабки! Я тебе говорю, урод, – переходит к оскорблениям бритоголовый, накаченный парень.

Резкий толчок в грудь отбрасывает мужика назад. Тот испуганно переминается с ноги на ногу.

– Да вы чего, ребята. Нету денег, правда, – выворачивая карманы, доказывает он им правдивость слов.

– Игорь хватит, отпустите его, – начинает ярко накрашенная девушка, которая подошла к ребятам недавно.

– Ну, пускай идет, что он вам сделал, – заступается другая девушка.

– Ладно, пошлите, он беден как крестьянин, – пошутил Саня, отзывая ребят к качелям.

Толпа ребят удаляется. Мужичок тоже спешит покинуть эту освещенную одним единственным фонарем улицу, скрывается в летней темноте. И, наверно, его женушка дома переживает, ждет его непутевого, смотрит в темное окно, прислушивается к громким крикам ночных авантюристов.

Эта ночь дышит сиренью, едва уловимый ветер разносит этой приятный терпкий запах по всему району. Луна скрылась за небольшим облачком. Сибирское небо усыпано многочисленными звездами, которые смотрят в этот темный мир своим далеким светом. Сейчас их свет не заглушаем сиянием ночного светила.

Где-то в кустах сверчат сверчки, их песня наполняет ночь звуками природы, и только шум редко мчащихся по трассе машин, на непродолжительное время заглушал все остальные.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6