Андрей Кузечкин.

Стеклянные стены



скачать книгу бесплатно

– Кстати, как будет уменьшительное имя от Изольды? Изя?

Изольда пожала плечами. Этот жест она видела в сериале.

– Ты какая-то совсем загруженная, – сказала Света. – Нельзя так. Себя надо любить.

– Я не умею любить себя.

– Да я вижу. Если твой козел с тобой плохо обращался, то понятно все. Расслабься и найди себе нового, нормального. Вот Руст – нормальный парень. Хочешь, подарю?

– Подаришь? Он что, твоя собственность?

– Да можно и так сказать. Воздыхатель! У меня таких знаешь сколько… Я его просто попрошу с тобой сходить куда-нибудь, а дальше ты сама действуй. Он мне потом спасибо скажет.

– Все это так странно, – сказала Изольда.

– Что?

– Отношения между мужчинами и женщинами. Я сегодня по телевизору один сериал смотрела…

– Какой?

Изольда сказала название. Света фыркнула:

– Да зачем ты эту быдлятину смотришь? В депрухе надо в другие сериалы втыкать. «Игра престолов», например! Смотрела?

– Нет.

– Посмотри обязательно. Вот там все очень весело. И насчет отношений – тоже. – Света сделала еще один долгий глоток из бутылки. – Нет, парней много. А вот Данил – один такой. Как тебе Данил?

– Я не знаю, что сказать.

– Ну, правильно. Ты его пока не знаешь. Вот узнаешь – будет что сказать… – Света вздохнула и уставилась в потолок с мечтательным выражением лица.

Так и сидела, пока в дверь не позвонили.

– Наверное, Руст вернулся. Пойду, открою.

Спустившись и отперев дверь, Света обнаружила, что на крыльце стоит незнакомый человек.

* * *

Совершая первый круг вокруг безлюдной с виду деревни, Рустам заприметил турник рядом с одним из крайних домов. Два деревянных столбика и слегка погнутая металлическая перекладина.

Пробежав второй круг почти до половины, Рустам остановился возле турника. Отдохнул две минуты. Подтянулся пятнадцать раз.

Позади, совсем рядом раздались аплодисменты.

Бритый наголо незнакомец в новенькой кожаной куртке поверх черной толстовки с капюшоном смотрел на Рустама, снисходительно улыбаясь. Глаза блеклые, губы нитяные. Скучное, непримечательное лицо.

– Не надо ко мне подкрадываться, дяденька, – спокойно сказал Рустам.

– Простите, молодой человек. Не хотел вас пугать. У меня к вам вопрос.

– Слушаю.

– Вы не видели здесь кого-нибудь, одетого вот так?

Незнакомец показал фотографию на экране планшета: улыбающийся коротко стриженный юноша в сером комбинезоне.

Что-то странное было в его улыбке. Будто неумелого актера заставили изобразить безмерное счастье, а получилась пугающая гримаса, хотя видно, что человек старался.

Да и вопрос незнакомца был странным. Спросил бы: «Видели ли вы здесь этого человека», – другое дело, но его, похоже, интересовал не человек, а одежда.

Рустам не был дураком и сразу понял, что здесь что-то не то. Но если он сейчас честно скажет: «Не видел», этот вежливый незнакомец извинится и уйдет, ничего не объяснив.

– А что такое? – спросил Рустам.

– Просто скажите: видели или нет? Информация оплачивается.

– Нет, этого парня я не видел.

Кажется, человек слегка удивился тому, что Рустам даже не поинтересовался размером вознаграждения.

– Вы неправильно поняли, молодой человек: я спрашиваю не про этого парня, а вообще.

– То есть их может быть несколько? – Рустам внимательно посмотрел в глаза незнакомцу. – Мне начинать волноваться? Может, участкового вызвать?

– Не надо, пожалуйста, участкового, – голос незнакомца стал твердым, не утратив вежливости, – вам нечего бояться.

– По лесу бегают странно одетые люди, а нам нечего бояться? – Рустам специально сказал «нам» – пусть незнакомец знает, что он тут не один.

– Понимаете, мы здесь фильм снимаем.

Несколько человек из массовки заблудились в лесу. Без телефонов, без ничего. Ходим теперь, ищем.

– Если люди заблудились – надо МЧС вызывать!

– Вызовем, если понадобится. Пока что пытаемся обойтись своими силами. Понимаете, это секретный проект. Не хотим лишней шумихи до поры до времени…

– Блокбастер снимаете? Про что?

– Экранизация «Мы», по мотивам Замятина, – ответил незнакомец. – Антиутопия.

Возможно, пытался отпугнуть излишне любопытного спортсмена сложными словами. Но спортсмен был студентом вуза.

– О, это здорово. А кто играет Д-503?

– Хабенский.

– Хабенский? Ну да, у него получится…

– Так вы видели нашу массовку? За любую информацию платим наличными.

– Нет. Никого не видел.

– Запишите мой номер!

– Не хочу, – сказал Рустам и принялся приседать.

Незнакомец не торопился уходить:

– А вы сами местный?

– Возможно, – ответил Рустам, не отрываясь от своего занятия.

– Да или нет?

– Да или нет.

Голос незнакомца стал еще тверже:

– Молодой человек! Я сказал вам правду, теперь ваша очередь!

«Правду, ага. Проект секретный – а он взял и все рассказал».

– Хорошо. Правда за правду. Мы – секция рукопашного боя без правил «Питбуль». Приезжаем сюда на тренировки.

– Почему тогда вы один?

– А вы почему один? Вы что, в одиночку здесь бегаете, ищете своих? Сами-то не боитесь заблудиться?

– Если хотите, я могу позвонить. И сюда приедут! – В голосе незнакомца появилась угроза.

– Давайте я сейчас тоже парням позвоню, и посмотрим, кто здесь быстрее появится – наши или ваши.

– Молодой человек, с вами невозможно вести разговор! Не хотите заработать – ваше дело. Доброго вам вечера.

– И вам.

Незнакомец ушел быстрым шагом.

Рустам вырос в опасном районе. Правилами словесного поединка он владел в совершенстве, всеми тремя: не лезть за словом в карман, не показывать страха и, если надо, блефовать.

Как всегда, сработало. Правда, узнать ничего не удалось.

Главное – Рустам так и не понял, нужно ли ему и остальным ребятам волноваться. Скорее всего – нет, ведь среди них пятерых нет никого, кто нужен этому незнакомцу.

Стоп. Их не пятеро, а шестеро. Еще эта девушка, Изольда, которую он даже толком не успел рассмотреть. Девушка как девушка. По ней видно, что в депрессии – а Светка к ней зачем-то со своими шуточками лезет. И одета она не в серый комбинезон, а в старый спортивный костюм – а в чем еще по деревне ходить?

Стоит ли говорить ребятам о встрече с незнакомцем? Рустам, подпрыгнув, ухватился за турник, согнул ноги под углом девяносто градусов и задумался. Нет, не нужно беспокоить людей. Они сюда отдыхать приехали.

* * *

– Здравствуйте. Вы здесь живете?

– Ну как вы думаете? – нелюбезно ответила Света, которая сразу поняла, что ничего хорошего ждать от этого противного лысого мужика в черной куртке не придется.

Тот сунул ей под нос мобильный телефон с фотографией на экране:

– Вы не видели здесь кого-нибудь одетого вот так? Информация оплачивается.

На экране – две женщины в полный рост. Обеим сильно за сорок. Выглядят подтянутыми и здоровыми, улыбаются. У обеих – короткие стрижки. На обеих – серые комбинезоны.

– Не, мужик, ваще не знаю, кто это, – сказала Света развязно, решив сыграть под дурочку, чтобы этот человек побыстрее убрался восвояси.

– А так, видели кого-нибудь поблизости?

– Нет. Все тихо, как на кладбище.

– Вы одна в доме?

– Нет, с подругой.

– А ваша подруга никого не видела? Можно с ней поговорить?

– Она спит. Мы бухали всю ночь. А у нее здоровье слабое. Слушай, у нас скоро мужики с охоты вернутся – может, они кого видели. Дождешься?

– А вы сами точно никого не видели?

– А что, есть сомнения?

– В деревне сказали, что видели девушку в сером комбинезоне, которая шла сюда.

– Если что – это не я. Я такое не ношу.

– Я знаю, что не вы. Брюнетка с короткими волосами. С ней был молодой человек.

Этот разговор начал утомлять Свету:

– Тоже в сером комбинезоне?

– Нет. Обычно одетый. Возможно, местный.

– Я с местными не тусуюсь, прости. Серьезно: зря тратишь время.

– Подумайте хорошо! За информацию мы платим!

Света посмотрела на него с жалостью:

– Мужик, да у тебя нет столько денег, сколько мне надо…

– А за какую сумму вы разрешили бы осмотреть дом? – поинтересовался человек.

Света чуть воздухом не поперхнулась от такой наглости:

– Мужик, да ты совсем охренел! Хочешь осмотреть дом – покажи удостоверение сотрудника полиции. А нету – вали отсюда.

Человек засмеялся:

– Ладно-ладно. Ухожу. До встречи!

– Да упаси боже, – сказала Света на прощание, захлопнула дверь и заперла ее.

Несколько раз выругалась вполголоса и вернулась к Изольде:

– Лапа моя, ты соскучилась?

– Кто приходил? – спросила та.

– Да какой-то придурок. Дорогу спрашивал. Понял с пятого раза, – в отличие от Рустама, просчитывавшего каждое слово, Света врала вдохновенно, совершенно не вдумываясь в сказанное. – Не бери в голову.

Она потрепала Изольду по волосам.

«Брюнетка с короткими волосами», – вспомнилось Свете. Надо же, какое совпадение. А обычно одетый молодой человек – это Славка, что ли?

Улыбнувшись этой мысли, она тут же забыла о ней.

Ян

До самого вечера я таскаю эти здоровенные коробки по коридору на склад. Когда возвращаюсь – меня уже ждет новая. Что внутри – неизвестно, на коробках ничего не написано.

Во время минутного отдыха мой напарник жмет мне руку и представляется Димой, меня называет Митей.

– Только при наставнике меня так не называй, лады, братан? – просит он.

На сектанта он меньше всего похож. Разве что на повзрослевшего пэтэушника.

– Давно здесь? – спрашиваю.

– Да не, с месяцок… – Он понижает голос и сообщает, многозначительно вытаращив глаза: – Ищут меня!

– А ты типа здесь спрятался?

– Ага. Все ж лучше, чем на нарах…

– Да я бы не сказал…

– Да нельзя мне в тюрьму! Я по пьяни подрался, пацана случайно завалил – ну бывает, да кто ж знал, что это пацан авторитетный! Если сяду – меня там в первый же день убьют, и это в лучшем случае!

Взял и все выложил как на духу. Наверное, потому, что до сих пор чувствует себя новичком – а я тоже новичок… Стоп. Ловлю себя на том, что не могу думать о Диме как об актере, даже очень талантливом. Передо мной живой человек с настоящими проблемами.

– И как ты сюда попал?

– Да просто шел по улице и увидел объявление на столбе: «Проблемы? Поможем!» – и телефон.

– И тебя не смутило, что это секта?

– Тс-с! – Он подносит палец к губам. – Забудь это слово!

– Так, что за разговоры? – звучит за спиной строгий голос.

– Ничего, уважаемый наставник, у нас перерыв – одна минута! – тут же отвечает Дима, вытянувшись по швам.

Наставник подходит к нам. Немолодой, коренастый, лысый – от природы, а не от бритья.

Смотрит на меня уничтожающим взглядом:

– Новенький? Номер!

Я называю свой номер.

– Что такое эссенция? – спрашивает наставник.

Отвечаю без запинки, слово в слово, как в Словаре. Дима смотрит на меня с уважением.

Наставник пробегается по мне взглядом. Ищет, к чему прикопаться.

– Ты бережешь свою эссенцию, МТ-5738? – спрашивает он.

– Да. Держу в чистоте.

– Чистота эссенции – это здоровый разум плюс здоровое тело. Отжимайся.

– Сколько? – уточняю я.

– Тридцать раз. – Наверное, по его мнению, это много.

Опускаюсь на пол и начинаю отжиматься.

Спокойно, Яник, спокойно. Не теряй самообладания. Только не сейчас.

Вскоре слышу строгий девичий голос:

– Что здесь происходит, наставник?

Наставник объясняет ситуацию. Я продолжаю отжиматься.

– Вам не кажется, что вы зря тратите силы этого сотрудника, наставник? – спрашивает тот же голос.

– А вам не кажется, что вы лезете не в свое дело, наставник? – отвечает лысый.

– Давайте я позову координатора, и он решит, кто прав?

Лысый что-то бурчит и уходит.

Я встаю и говорю:

– Спасибо, Викусик!

– Что вы себе позволяете, сотрудник? Какая я вам Викусик? Я ГЛ-4902! Еще раз – и в карцер!

Она старательно отыгрывает роль, но перед тем, как уйти, успевает прошептать:

– Ты отжиматься умеешь, не знала!

Мне плевать на ее восторги. Я думаю, что делать дальше.

С каждой секундой, проведенной здесь, я все больше убеждаюсь, что это не совсем спектакль. Точнее, совсем не спектакль.

Забавно, кстати: даже если все это – не спектакль, то это все равно спектакль, участники которого пытаются меня убедить, что это спектакль, хотя это не спектакль… Башку можно сломать.

Самое простое в моем случае – прожить здесь пять дней и подождать, чем все кончится. Если меня не отпустят – то других доказательств не надо.

А если отпустят? Если вдуматься, это ничего не значит. Допустим, они пускают сюда пожить всех желающих – за скромную плату, эквивалентную стоимости билета. Если человеку здесь не понравилось – его отпускают, и он искренне верит, что побывал в игре. А вот если понравилось… а здесь может понравиться? Почему бы и нет! Люди же уходят жить в монастыри, хотя там условия в сто раз тяжелее.

Нет, правда, больно хорошо: чисто, тепло, кормят, одежду выдают, а что до работы – то работать и во внешнем мире придется, но опасностей там больше, а здесь хотя бы какая– то стабильность. Ну и ну, этак я их и защищать начну!

Надо искать дальше. Я уверен: здесь можно найти что-то очень интересное.

* * *

Рабочий день заканчивается. Все бредут в столовую. Дима не отходит от меня ни на шаг, будто брошенная собачонка, которая нашла нового хозяина.

– А ты нормальный пацан, – сообщает он непонятно к чему.

– Да ты вроде тоже.

– Тут почти все с рождения живут. Со мной не хотят общаться, говорят, что я недообработанный. Да и больно надо, с ними поговорить ваще не о чем. Даже не знают, кто щас президент. Кстати, что хоть там сейчас на воле происходит?

– Думаешь, за месяц что-то могло измениться?

– Не, ну мало ли.

Забавный он.

– Ничего не изменилось. Да и вряд ли что-то изменится в ближайшие десять лет, включая президента.

Он понимающе кивает.

Перед тем как войти в столовую, Дима сообщает, что разговаривать во время еды запрещено – это пачкает эссенцию. Меня это устраивает.

На ужин – рис с соевой котлетой и какой-то горьковатый напиток, должно быть – растворимый цикорий. Вполне съедобно.

После приема пищи персонал потихоньку перемещается из столовой на площадку, где нарисована огромная спираль. Будет вечерний Резонанс.

Я спокойно дожидаюсь начала, слушая трепотню Димы. Наконец в центр спирали выходит красивая высокая женщина с красным браслетом координатора. Обитатели базы со всех сторон движутся к ней.

Дима тянет меня за рукав:

– Митя, не спим!

– Я вернусь! – отвечаю я. – Мне че-то приспичило. – Для достоверности я кладу руку на живот.

– Смотри, по головке не погладят… – укоризненно говорит он.

Мне плевать.

Я возвращаюсь на фабрику.

Почему-то мне кажется, что именно здесь я найду что-то интересное.

Захожу в помещение, куда приносят коробки, иду по коридору, ведущему на склад.

За мной следят камеры видеонаблюдения. Ваще плевать. Мне главное – найти то, что я ищу, а потом пусть ловят. Я сейчас не делаю ничего, что противоречило бы Правилам Игры.

Вот и поворот. Еще один коридор, короткий и узкий.

Еще поворот.

Полутемная лестница. Ступеньки ведут вниз, оттуда тянет холодом.

Кажется, я на верном пути.

Спускаюсь и попадаю в просторный, тускло освещенный подвал.

Голые бетонные стены и пол, чуть-чуть присыпанный песком. Повсюду строительный мусор, куски кирпичей, обломки деревянных ящиков. С потолка кое-где свисают провода.

Шагаю по подвалу в поисках другого выхода. И нахожу его. Черную бронированную дверь, запертую – внимание! – на подвесной замок, а не на электронный. Хороший такой квадратный замок, мощный, тяжелый. Так запросто не перепилишь.

Смотрю на эту дверь минут пять как баран на новые ворота. Что там, за ней? Наверное, что-то важное. Осталось понять, где найти ключ.

На двери осколком кирпича нацарапано: «Стеклорезы». Большими буквами.

Странное слово, такие обычно не пишут на стенах и дверях. Это же не ругательство, не призыв к действию, даже не «здесь был Вася». Хотя здесь, среди стеклянных стен, оно выглядит и как призыв, и немножко как ругательство. Да и как свидетельство того, что какой-то Вася здесь все-таки был.

Наконец-то я могу достать из тайника мобильный телефон.

Тайничок у меня хороший. Сколько раз я в нем шпаргалки на экзамен протаскивал! Ни разу не спалился, хотя это такой тайник, что легче пронести, чем достать, особенно на глазах у всех.

Я знаю, о чем вы подумали. Нет, не в заднице.

Телефон специальный – маленький, тоненький. Чего только не найдешь на китайских сайтах, торгующих всякой всячиной!

Сети, конечно, нет. Оно и понятно – я в подвале. Выберусь наверх – проверю еще раз.

Я фотографирую телефоном надпись и прячу его в карман.

Иду обратно. На лестнице сталкиваюсь с уже знакомым мне лысым наставником.

Лицо его перекошено яростью.

– Ты что тут делаешь?! – орет наставник.

– Я заблудился. Спасибо, что нашли меня!

– Как ты сюда попал?

Я развожу руками. Мол, сам удивляюсь.

– Почему ты не на вечернем Резонансе?

– А вы почему?

– Ты будешь наказан!

– За то, что заблудился?

– Ну и экземпляр… – Наставник качает головой, прищелкивая языком. – Первый день здесь, а уже создаешь проблемы… Топай давай. Иначе позову охрану, отведаешь электрошокера.

Мне приходится подчиниться.

Успеваю на финал вечернего Резонанса. Это особый ритуал, когда все стоят во дворе и мычат.

Стоя вместе со всеми и мыча, думаю о том, что подозрительно легко отделался.

Соблазнитель и его команда

Матильда проснулась в хорошем настроении.

Шесть часов в машине – это не шутки. Вчера ехали до часу ночи. Спина, ноги, задница – деревянные. А хуже того – тоска смертная. Гниль смотрел какие-то странные фильмы на планшете, она даже специально пересела к нему на заднее сиденье, чтобы смотреть вместе с ним – тот даже наушником поделился, – но ничего не поняла. В одном фильме группа людей в одинаковых комбинезонах блуждала по какому-то лабиринту, перелезая из одной комнаты в другую, причем каждая новая комната выглядела точно так же, как предыдущая. Если во всем этом и был какой-то смысл, то Матильда его не видела. А спрашивать у Гнили боялась – он и так постоянно подтрунивал над ее умственными способностями.

Впервые за восемнадцать лет своей жизни она встретила существо мужского пола, которое осмеливалось над ней смеяться! Этот Гниль (или правильно сказать «эта Гниль»?) будто из сумасшедшего дома сбежал. Матильда искренне пыталась понять, кто он и чем живет, – спросила, например, есть ли у него девушка. В ответ Гниль показал фотографию какого-то пирсингованного чудовища с зелеными волосами. Тогда Матильда поняла, что к этому человеку у нее больше вопросов нет.

От планшета у нее быстро устали глаза. А когда они отдохнули, Гниль смотрел уже другой фильм, про двух мужиков, которые жили в старом доме, а потом вместе с этим домом провалились в какой-то параллельный мир, где не было вообще ничего – одно только белое пространство. Потом эти два мужика узнали, что в этом мире они могут силой мысли заставлять предметы исчезать, и тут же начали забавляться, уничтожая вещи из дома. Кому и зачем нужны такие фильмы?

Матильда вернула наушник фотографу. Тот принял его равнодушно. Мол, хочешь смотреть – давай смотреть, не хочешь – не смотри. Такое отношение с его стороны Матильду устраивало. Хотя и Лас относился к ней примерно так же. Нет, в отличие от Гнили, он был предельно вежливым и галантным, но этим все и ограничивалось. Никакого флирта, даже самого невинного. И Матильда до сих пор не могла решить, нравится ли ей это.

Трудового опыта у нее было немного. После школы подрабатывала официанткой, но бросила эту работу после первого же домогательства со стороны владельца заведения. Потом уехала в Москву делать карьеру модели – и вместо этого попала в команду Ласа. Работа была простейшая: выходить вместе с ним на сцену, подавать ему маркеры, когда он по ходу своих тренингов рисует на белой доске какие-то смешные картинки, раздавать публике листочки для выполнения письменных заданий… но в основном – просто стоять позади Ласа в красивой позе.

Сперва тренинги проходили в столице. Потом Лас начал делать вылазки в другие города, забираясь все дальше и дальше. Иногда они стартовали утром, ехали весь день, вечером выступали, возвращались всю ночь и на следующий день отсыпались. И совсем редко куда-то уезжали на целый уик-энд, как сейчас. Лас говорил, что однажды решится на полноценное турне. Пока что, видимо, не решался, и Матильда его не торопила. Хотя ей очень нравились эти поездки. Ведь так можно постепенно всю страну посмотреть!

И каждый раз – какая-нибудь неожиданность. Матильда и раньше бывала на базах отдыха, и вместе с Ласом – тоже, но эта оказалась особенной.

Она напоминала декорацию из какого-то фантастического фильма: прозрачная стеклянная ограда метра три высотой, а за ней – несколько белоснежных зданий с огромными окнами.

Бронетранспортер (как Лас ласково называл свой джип) встал перед воротами. Вышел охранник в белой униформе. Матильда окончательно убедилась, что это не простая, а тематическая база. Бывают такие базы отдыха: одна замаскирована под пиратский корабль, и вся обслуга ходит в тельняшках и черных повязках на глазах, другая – как средневековый замок, с рыцарями и шутами. А тут, значит, тема – научная фантастика.

Охранник сверил номера с каким-то списком. Заглянул в машину. Суховато поздоровался. Спросил имена, сверился с тем же списком. С разрешения Ласа проверил багажник и махнул рукой.

Ворота медленно разъехались.

На асфальтовой площадке перед зданиями была нарисована огромная оранжевая спираль. Наверное, место для утренней гимнастики.

Охранник махнул в сторону автостоянки. Лас поместил бронетранспортер в один из пустых прямоугольников, начерченных на асфальте.

Матильду удивило, что других машин на стоянке нет. Впрочем, если это корпоративная база, то отдыхающих сюда привозят на специальных автобусах.

К бронетранспортеру подошел статный молодой человек лет тридцати.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5