Андрей Круз.

Короткое лето



скачать книгу бесплатно

Когда меня выкатили из трубы, я зажмурился и несколько раз моргнул, попытался сесть, но не сумел и повалился обратно. Тело задеревенело, в прокушенном плече размеренно билась тугая боль, словно дергался нарыв. Не нарыв, конечно, вовсе нет.

– Держи! – протянула Ирина стакан с горячим чаем и рассмеялась: – Да ты весь в пупырышках! И губы синие!

Стараясь не выбивать зубами дробь о стекло, я сделал осторожный глоток, и внутри немедленно растеклось мягкое тепло, слабость отступила, перестала кружиться голова.

– Отличный чай! – выдохнул я, вернул стакан Ирине и слез с каталки. Сразу подогнулись колени, в голове зазвенело, а перед глазами посерело, и не упасть удалось, лишь собрав в кулак всю свою волю. За ширмой я немедленно плюхнулся на стул и тяжело навалился грудью на подоконник.

За окном – лето, внутри меня притаилась зима.

Будто Кай, которому осколок льда в сердце загнали. Или там зеркало было?

Не суть важно…

Помотав головой, я отогнал подступавшее беспамятство, оделся и вышел из-за ширмы.

– Ну как? – обратился к заведующему отделением, который рассматривал на экране компьютера переплетения каких-то разноцветных линий.

Ирина с интересом заглядывала ему через плечо, а вот для меня все это был темный лес. Ни хрена не понятно.

– А все очень даже неплохо, – излишне бодрым, на мой взгляд, голосом ответил Хирург. – В медикаментозной терапии не вижу никакой необходимости. Витамины, микроэлементы – продолжайте пить. И для давления. Давление у вас пошаливает.

– Замечательно! – обрадовалась Ирина и даже похлопала в ладоши.

Заведующий отделением покачал головой.

– Это еще не полное излечение, но движение в правильном направлении определенно присутствует. Внутренняя энергетика стабилизировалась, теперь надо просто продолжать наблюдение.

– Хоть что-то, – улыбнулся я.

– И это приводит нас к вашим экспериментальным таблеткам, Вячеслав Владимирович, – вновь завел привычную шарманку врач. – Не прошу дать контакты поставщика, но я мог бы передавать рецепты через вас.

– Уверены, что это хорошая идея?

– С Николаем Гордеевым ведь сработало, не так ли?

– Да, Слава! – поддержала заведующего отделением Ирина. – Это очень важно для нас. Многие люди нуждаются в лечении, а мы просто не в состоянии им помочь!

Я поморщился.

– Это будет слишком дорого. Я не набиваю себе цену, просто не смогу платить за таблетки из собственного кармана.

– Это и не потребуется. Если договоримся, я выбью фонд для клинических испытаний на безнадежных больных.

– А потом кто-нибудь выбьет из меня имя поставщика?

– Это будет закрытый фонд и закрытые испытания. Если все пойдет хорошо, мы выкупим патент на препарат.

– Не все так просто, – поморщился я. – Но попробую что-нибудь придумать. На стадии клинических испытаний ничего не обещаю, если будет результат, возможно, получится перевести все это в официальную плоскость.

– О большем и не прошу. – Хирург вынул из верхнего ящика стола файл.

Верхний лист в стопке был заполнен не только печатным текстом, но и парой графиков. – В первую очередь чрезвычайно интересно опробовать препарат вот с таким эффектом.

– Сделаю, что смогу.

– Молодец, Слава! – Ирина поцеловала меня в щеку, посмотрела на золотые часики и взялась за дверную ручку. – Идем? У меня перерыв заканчивается.

– Одну минуту, Ирина Сергеевна! – Заведующий отделением придержал меня за рукав. – У меня вопрос личного характера. Вы позволите?

– Конечно-конечно! – разрешила Ирина и вышла из кабинета.

Когда за ней закрылась дверь, я с усмешкой спросил:

– Надо понимать, есть и плохая новость?

Хирург приложил палец к губам, указал на забытый девушкой планшет на краю стола и поинтересовался:

– Вячеслав Владимирович, давно хотел узнать: чем пиво от эля отличается?

Я принял игру и пустился в объяснения:

– Пиво – это и эль, и лагер. В зависимости от выбора дрожжей идет либо верховое, либо низовое брожение…

И в этот момент в кабинет вернулась Ирина.

– Слава, ты мой планшет не видел? – спросила девушка. – О, вот же он!

– Заберу тебя после работы, – предупредил я, прикрыл дверь и повернулся к Хирургу. – Ну и какая плохая новость?

– Почему сразу плохая? – хмыкнул тот в ответ. – С внутренней энергетикой у вас полный порядок, просто обнаружилась одна непонятная для меня закономерность.

– А именно?

– Вот смотрите.

Заведующий отделением вывел на экран два графика. На одном красная линия едва колебалась, на другом разброс минимальных и максимальных значений по вертикали был существенно больше.

– И что это? – не понял я.

– Первый график – это изменения вашей внутренней энергетики в зависимости от колебаний интенсивности поля магической энергии. Показатели отклика не без особенностей, но в целом укладываются в норму. Это до вашего последнего ранения. А вот после отклик становится очень быстрым и сильным. Лага почти нет, насыщение и рассеивание энергии происходит мгновенно и достигает чрезвычайных значений. Теоретически вас должна прикончить любая магическая буря, но в аппарате перепады полей выше и быстрее.

– Хм… – задумчиво потер я подбородок. – И чем это мне грозит?

– Понятия не имею, – честно сознался заведующий отделением. – Но зато знаю, что послужило причиной этой аномалии.

На экране возникло трехмерное изображение человеческой фигуры, в основном окрашенной в бледно-голубые тона.

– Это ваша энергетика в обычной ситуации, – пояснил Хирург. – А сейчас начнется закачка в аппарат магической энергии. Вот, смотрите!

В углу экрана замелькали цифры таймера, индикатор магического поля начал показывать приток энергии, и одновременно стала темнеть фигура. Магия распределялась по телу неравномерно, в первую очередь она растекалась вдоль вен и артерий, потом расходилась по более мелким сосудам и лишь под конец закрасила все непроглядной синевой, а затем и чернотой. И так же быстро рассеялась, когда сканирование перешло в стадию оттока энергии.

– А теперь для сравнения посмотрим одну из старых записей, – предложил заведующий отделением, стоило фигуре окончательно обесцветиться, и запустил новый ролик.

На этот раз энергия проникала в тело равномерно со всех сторон, но при этом цветовая гамма лишь слегка потемнела, бледно-голубые оттенки сменились насыщенной лазурью.

– Заметили интересную особенность? – спросил Хирург, остановив воспроизведение.

– Заметил, – кивнул я и потер левое плечо.

Если раньше энергия проникала в меня равномерно и понемногу, то теперь она вливалась через оставленные клыками вампира раны, расходилась по кровеносным сосудам и стремительно наполняла тело. А потом уходила, словно рана неким образом пробила целостность организма, призрачной пуповиной соединив его с полями магической энергии. Всякий раз после сканирования внутренней энергетики укус ныл сильнее обычного, неприятная пульсация начинала отдаваться в голове.

– Первый раз наблюдаю подобный эффект, – сообщил заведующий отделением. – Вы как шар с клапаном: энергия легко заполняет вас и столь же легко покидает. Идеальная проницаемость, абсолютный отклик. Но есть и хорошая новость: за счет равномерного распределения магии в организме вы не испытываете от этого ровным счетом никаких неудобств. Удивительно! Такого эффекта не даст даже пачка экомага натощак.

– В вампира хоть не превращусь? – пробурчал я, не особо воодушевившись услышанным.

– Нет, конечно! Это иной биологический вид. Как-то я вскрывал вампира, так у него оказалось два сердца.

– Серьезно? – удивился я. – Проводили вскрытие вампира?

– Давно дело было, – вздохнул Хирург. – Никакого оборудования, из инструментов только скальпель и ножовка, да еще тело хорошенько промерзнуть успело. Дорого бы отдал за такую возможность сейчас. – Он посмотрел на меня и подмигнул. – В следующий раз, как вампира пришьете, везите тело с собой.

Я посмеялся шутке, но врач оказался предельно серьезен.

– В самом деле, это очень помогло бы исследованиям. В том числе и вашего случая.

– Собираюсь держаться от этих тварей подальше, – поежился я. – Скажите лучше, чем мне это грозит?

– Понятия не имею, – развел руками Хирург, – случай уникальный. После укусов вампиров выживших еще меньше, чем после нападений оборотней. Фактически первый документально зафиксированный случай – это вы и есть.

– Повезло так повезло!

– Ну вы же еще живы, – философски отметил заведующий отделением. – Никакого заражения биологического характера при укусе не произошло. Полагаю, сказалась нестабильность вашей внутренней энергетики вкупе с резким скачком интенсивности магических полей и травматическим воздействием. Зато теперь перепады энергетического излучения вам особо не страшны. Правда, как это скажется в дальнейшем, предсказать пока не возьмусь. И если надумаете выбраться из Форта, следите за давлением. Сейчас оно у вас пониженное, а раньше было в норме. Возможно, это какой-то побочный эффект.

– То есть никаких противопоказаний?

– Надолго лучше не уезжать. И в следующую пятницу ко мне на осмотр. Запишу на это же время.

– Спасибо!

Я попрощался с врачом, в некоторой прострации спустился на первый этаж и встал на крыльце, не чувствуя ни мягких лучей летнего солнца, ни дуновений ветра.

Из огня да в полымя!

Вот ведь угораздило вляпаться! Но с другой стороны – теперь таблетки ждать без надобности.

О! К слову о таблетках, надо к Бородулину заехать. У него для Платона новая партия готова, да и Клондайку запасы пополнить стоит.

Я нацепил на голову кепку и отправился домой.


По дороге пришла мысль завернуть к соседям, так и сделал. В «Большой Охоте» посетителей не оказалось, продавец листал невесть где раздобытый глянцевый журнал. С голыми бабами, наверное, – уж больно шустро сунул его под прилавок.

– Привет, Дим! – поздоровался я. – Хозяин у себя?

– Не, уехал.

– А Саня?

– В подвале.

– Тогда спущусь.

Саня-чародей сидел в любимом кресле, теребил бородку и задумчиво раскручивал на лакированном подлокотнике автоматный патрон.

– О, привет, Хмель! – встрепенулся он, подхватив уже полетевший вниз боеприпас. – Как здоровье?

– Жить буду, – вздохнул я, опускаясь в свободное кресло. Как-то мне после сегодняшних откровений было нехорошо. – Так доктор сказал, а он врать не будет.

– Докторам надо верить! – рассмеялся чародей. – Но чего-то ты бледный какой-то.

– С обследования, – сообщил я и в свою очередь поинтересовался: – Ты чего с патроном делаешь? Это же Клондайка вотчина.

– Да знаешь, – неопределенно поморщился Саня, – заказ нам интересный поступил, а даже не знаю пока, как к нему подступиться.

– Что такое?

– Держи! – Чародей кинул мне патрон и спросил: – Что скажешь?

Я присмотрелся и пожал плечами.

– Патрон как патрон. Хотя… пуля, что ли, неродная?

– Угадал.

– Это не из тех, которые горожане разработали? – предположил я. – Против алхимических амулетов?

Отводящие пули амулеты делились на колдовские и алхимические. И если спецпули пробивали защитное поле первых, то со вторыми такой номер не проходил. Они считались абсолютно неуязвимыми, пока в прошлом месяце разведгруппа горожан не применила принципиально новых боеприпасов.

– Из тех, – со вздохом признал чародей. – У Братства наверняка что-то аналогичное имеется.

– Не сомневаюсь даже.

Традиционно самыми сильными считались городские алхимики, но в свое время Братство ухитрилось переманить нескольких специалистов, и те обучили чародеев основам своего мастерства. А вот в Форте алхимиков не было вовсе.

– В этом-то все и дело! – вновь вздохнул Саня. – Высокое руководство подрядило нас найти решение. Обещали неплохо заплатить. Да и вообще…

Я кинул патрон обратно и спросил:

– Почему именно вас?

– Это у Клондайка какие-то свои подвязки. Может, и не только нас, не знаю.

Саня явно чего-то недоговаривал, но я с расспросами приставать не стал. И так ясно, что этот заказ неспроста. Чародеи в большинстве своем работали на Братство, а эта задачка как раз для них. Так кого еще подтягивать? Саня у нас уникум в своем роде.

Я покачал головой.

– Мой совет: не распространяйся об этом. И Колю предупреди.

– Думаешь, горожане диверсию устроят? – усмехнулся Саня. – Фигня же!

– Не горожане.

– Братство?

Я усмехнулся.

– Братство вежливо попросит поделиться с ними ноу-хау на добровольно-принудительной основе, а вот гимназисты тебе голову оторвут, чтобы в чужие дела не лез.

– А они тут каким боком?

– А почему разобраться попросили вас, а не их? У них там целые кафедры исследовательские! Ну сам посуди, а?

– Так не их профиль! – азартно выкрикнул чародей.

– Все, что происходит в Форте, их профиль. Просто новый директор свою линию гнет. Раньше новые амулеты чуть ли не каждую неделю появлялись, теперь одно и то же клепают. И ничего не улучшают особо. Нет зачатков дара – до свиданья, активные амулеты не для тебя, только пассивные обереги. И с Дружиной у Гимназии уже отношения не те. Дружба дружбой, а табачок врозь. Все новое и мощное уже без материальных носителей. Хочешь использовать – нанимай колдуна. Гимназисту алхимический амулет – тьфу и растереть, а тут вы им монополию перебиваете. Кто такому обрадуется?

Саня посмотрел на меня с неприкрытым сомнением:

– Слушай, Хмель, день не задался, да? Или с Иринкой поцапался? Чего ты мне мозги полощешь?

– Мое дело предупредить.

– Да ну тебя! – отмахнулся чародей. – У меня и так голова пухнет!

– Так поделись, не держи в себе, – усмехнулся я, поудобней устраиваясь в кресле.

Возвращаться в бар и вставать за стойку не хотелось. Путь Ваня отдувается. В следующий раз не будет, как Саня выразился, мне мозги полоскать.

Чародей пригладил короткую бородку и показал патрон.

– Это специальный алхимический сплав. Абсолютно нейтральный к магическому излучению.

– На него магия не действует? – заинтересовался я.

– На него магия действует, он на магию не действует.

– Объясни.

Саня поднялся на ноги и принялся расхаживать от стены к стене.

– Обычная пуля минимально, но искажает магическое поле. Амулеты улавливают эти искажения, вычисляют траекторию, скорость и тип объекта. В нужное время – хлоп! – и срабатывают! А пули из этого сплава никак на поле не воздействуют. Невидимки! Стэлс-система!

– Хочешь повторить сплав? – предположил я.

– Хрен там повторишь! – выдал чародей. – Не зная технологии, это не всякий алхимик повторит. Но вот что-то подобное замутить можно.

– И как?

– Двухкомпонентная система! – выдал Саня с видом безумного изобретателя. – В пулю помещаются два кристалла: один пустой, другой с залитой магической энергией. Оба экранированы. Плюс управляющее заклинание. Тогда если за счет пули создается положительное искажение – излишки энергии из окружающего пространства закачиваются в пустой кристалл, а если за пулей остается разряженный след, выбрасывается магия из полного накопителя. Как тебе, а?

– И за чем тогда дело стало?

Чародей сразу поскучнел.

– Это на словах все просто, а расчетов выше головы. Управляющее заклинание сделать, алгоритм анализа изменений разработать. Потом испытания для оценки погрешности, которые в амулетах заложены. После этого финальная подгонка, чтобы вероятность поражения цели сделать не меньше семидесяти пяти процентов для начала. А еще носители нужны!

– Носители?

– Ну, кристаллы. Мы сейчас горный хрусталь используем. Закупаем специально ограненный, подготовленный под заливку энергии. Коля предлагает кварц с нашего карьера брать, но сомневаюсь я чего-то. Столько мороки с гранением! Да и энергоемкость ниже. Не уверен, что и хрусталь подойдет. А на первом этапе, чтобы просто обкатать идею, я бы, честно говоря, алмазы использовал.

– Губа не дура, – посмеялся я.

– Никто знакомый алмазы по дешевке не продает? Там ма-а-аленькие подойдут. Малепусенькие совсем.

– Алмазы? По дешевке? Ну ты дал!

Из всех камней алмазы годились для заливки магической энергии лучше всего. Магию даже измеряли каратами: одним каратом считался объем энергии, который помещался в алмаз весом в один карат.

– Очень надо, – расстроился Саня. – У алмазов еще и магическая наводка наименьшая. Алхимические амулеты сверхчувствительные, это тоже свою роль сыграть может. Мне же только на обкатку идеи! Если все сработает, систему на тот же хрусталь перевести вообще не проблема будет! Наверное…

– Так купи. И в счет оплаты попросите. Выделяли же раньше вроде. В чем проблема?

– Так дорого! Каждый выстрел даже не золотым получаться будет, бриллиантовым! Если просить алмазы, их по рыночной цене посчитают и выплаты уменьшат. Нам бы взять деньгами и алмазы самим купить. Подешевле. Их же не один и не два надо, там серьезная экономия получится!

– Да понятно! Понятно! – Я поднялся из кресла и почесал затылок. – Ладно, есть у меня контакт в ювелирном бизнесе, спрошу.

– Спасибо!

– Что – спасибо? Деньги готовьте!

– Это к Коле.

– Но пока ничего не обещаю.

Я попрощался с чародеем, поднялся из подвала и воспользовался черным ходом магазина, чтобы пройти напрямик на задний двор.

Надо баньку затопить. Пятница, вторая половина дня, скоро Ирина с работы освободится, а у меня баня не топлена.

Непорядок.


Банька удалась на славу. И погрелись, и расслабились.

В баню с подругой сходить – это прямо-таки рафинированное удовольствие получается, в чистом виде. Особенно если не в ссоре, да еще и не виделись перед этим больше месяца.

Отметили встречу, в общем. Попарились.

Правда, вместо пива я пил травяной чай – алкоголя в последнее время особо не хотелось, да и мутило меня после выпитого. Не мутило даже, наверное, а в сон клонило. Кружку пива выпью – и на боковую. То ли потепление так подействовало, то ли пониженное давление сказывалось.

Ирина тоже на пиво не налегала, и кувшин остался нетронутым.

– Слава, я спать! – сразу объявила девушка, накинув длинный банный халат. – За неделю после возвращения вымоталась больше, чем за всю командировку. Сейчас задрыхну без задних ног.

– Ага, давай. Я пиво Ивану отнесу и тоже поднимусь.

– Жду.

– Сейчас.

Но вышло все совсем не так. Только сунулся в бар – и лицом к лицу столкнулся с Климом.

– Какими судьбами? – удивился я и сразу хлопнул свободной рукой себя по лбу. – А, точно! Стас Кудрин, день рождения! Ты предупреждал, помню.

– А про скидку помнишь?

– Как с куста!

Стаса Кудрин был заместителем Климова, и на сегодняшний вечер братья забронировали сразу три стола на улице. Надо ли говорить, что знакомых в этой компании у меня оказалось предостаточно и не выглянуть к гостям я попросту не мог.

– Сейчас подойду, – пообещал я Климу и отвлекся на разговор с Николаем Гордеевым.

Перекинулись с ним парой слов да раздавили по рюмке самогона, и я вышел на улицу, прихватив с собой кувшин пива. А в итоге весь кувшин сам и выпил. Братья употребляли под горячее все больше принесенную с собой водку; мрачный Иван подсчитывал недополученную выручку, но молчал. О важности полезных связей он знал ничуть не хуже меня.

А Братство… Братство – как ни крути, это навсегда.

Очень быстро накатили сумерки, похолодало, и находиться на открытом воздухе стало как-то слишком уж зябко. Я решил закругляться и огляделся в поисках именинника, но Стаса нигде видно не было.

– Куда твой зам убежал? – спросил я у изрядно набравшегося Клима.

– Оксанку клеит, – ответил Климов и задумчиво подпер щеку ладонью. – Ну а почему нет? Стас холостой и при должности, племянница у меня девка видная, есть за что ухватиться, правда, уж больно непутевая…

Я не стал слушать пьяных словоизлияний и потихоньку сбежал из-за стола. Только вошел в бар, и болтавшая до того с широкоплечим черноволосым парнем Оксана пулей метнулась на кухню.

Стас Кудрин обернулся и шагнул ко мне с открытыми объятиями.

– Вячеслав Владимирович, дорогой!

Мы обнялись, и я вывел хмельного именинника на улицу. Усадил там его рядом с Климом и вернулся в бар.

– Водку жрут? – спросил Иван.

– Ее, родимую, – подтвердил я и поежился.

Замерз на улице, так и морозит.

– Дядь Слав, не заболели? – забеспокоился помощник. – А то бледный шибко.

– А? Нет, нормально. Просто не стоило после бани на улице сидеть, продрог. Воды кувшин налей, пойду греться.

Ваня отправился на кухню, а я достал из-под прилавка графинчик с настоянным на травах самогоном и набулькал две рюмки.

– Да не стоит… – замялся вернувшийся с водой Иван.

Но я даже слушать ничего не стал.

– Чисто символически. За пятницу!

Мы выпили, и самогон резанул горло непривычной резкостью. Я шумно выдохнул, взял кувшин и отправился наверх, но на крутой лестнице неожиданно закружилась голова. Мир стал каким-то нереальным и расплывчатым, ноги подогнулись, и, чтобы не упасть, пришлось усесться на ступеньку. Чудом кувшин не рассадил…

По губе потекло что-то теплое, я провел пальцем под носом и увидел красный мазок. И сразу закапала кровь.

Да что же такое-то?!

Я запрокинул голову, а потом и вовсе улегся на спину. Затылок очень удобно устроился на краю ступеньки, и беспокоило лишь, что кто-нибудь выйдет в коридор и увидит меня в таком виде.

А впрочем – да и хрен с ним. Тут не о чужом мнении беспокоиться стоит, а как бы копыта не откинуть. Очень уж резко прихватило на этот раз. Похоже, не стоило на пиво налегать.

Понемногу головокружение и слабость отступили; я уселся на лестнице, плеснул из кувшина на ладонь, стер с лица кровь. Потом поднялся на ноги и едва не уселся обратно. Но устоял и по стеночке, по стеночке доковылял до второго этажа.

Тихонько отпер дверь спальни, шагнул через порог, и неожиданно отчетливо по коже скользнул призрачный холодок охранных чар. Опознали – и тут же отступили, уснув до поры до времени. Только ломота в зубах и осталась.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

сообщить о нарушении