Андрей Круз.

Ар-Деко. Своя игра



скачать книгу бесплатно

5

К среде Иан загнал в склад краденый «Олдсмобиль» – крупный серый седан с багажником и рядным восьмицилиндровым двигателем мощностью в сто лошадиных сил. И уже повесил на него фальшивые номера.

– Не сломается в самый неподходящий момент? – спросил я.

– Не, колеса почти новые, тридцать шестого года модель. Покрышки свежие, – он постучал ботинком по колесу, – движок работает как сраные часики. Я даже думаю его потом перепилить и перекрасить, сделать легальным.

– Продать?

– Не знаю. Пусть стоит на всякий случай. Или продать. Всякая сраная шпана такое любит.

Это да, основный рынок сбыта Иана в основном мелкие гангстеры, они меньше всего вопросов задают и сами знают, что им досталась за машина. Ребята покрупней краденые колеса уже не любят, на них можно погореть. Хотя машины Иана пока ездили без проблем, насколько я слышал, перебивать номера он умел.

– Пока точно пусть стоит, – пожал я плечами. – Ты костюм приготовил?

– Заехал вчера в «Блумингдейл», купил что-то в сраную полоску. И шляпу, не спрашивай! – не дал он мне продолжить. – Буду выглядеть как сраный гинни из Маленькой Италии.

Не уверен, что Иан так будет выглядеть, но ему за рулем сидеть, сойдет. Остальное на нас с Раулем.

– Чей он?

– Хозяин в «Золотом Американском» работает, так что не жалко, – Иан усмехнулся. – Страховку получит.

– Черт с ним. В общем, ждем сигнала, у нас тоже все готово. Ладно, я в офис, мы сегодня допоздна открыты.

Иан и так знал, что я в офис, потому что мы выехали сюда вдвоем из дилерского гаража и он меня подвез. На «Плимуте», разумеется, причем не «делюксе», а «бизнесе», попроще и подешевле. Мы теперь все на «Плимутах», ну, кроме меня. Когда я взял «Додж», Иан не удержался, обвинил меня в желании изобразить из себя невесть что, а я тогда просто ценой соблазнился.

Он высадил меня прямо у двери и сам поехал дальше, на гаражную территорию, а я направился в офис.

– Дэн, что у нас?

– Две машины ушло, считай. – Дэн, сидящий с ногами на столе, выглядел довольным. – Одна моя и одна Ксавье.

Ксавье, невысокий молодой француз с набриолиненными волосами, одетый против всех законов местного климата в темный костюм, стоял у картотеки и копался в каких-то бумагах.

– Что ушло?

– Голубое «бизнес-купе», – повернулся ко мне он. – И Дэн подписал пикап.

Пикапы тоже скоро закончатся, надо еще брать. Но при этом, похоже, мы самое позднее к октябрю выберем годовую дилерскую квоту, и дальше пойдут бонусы. Если, конечно, «Крайслер» их в последний момент не отменит, потому что продажи подскочили по всему рынку.

– Пол на радио?

– Да, повез им чек за новую рекламу, – сказал Дэн.

Если куда надо ехать, сэйлсмены делают это по очереди, чтобы возможность не получить комиссионные распределялась между всеми равномерно. Вообще-то лучше Мэри повысить жалованье и посадить ее за руль, пусть сама катается, а те, кто должен продавать, – пусть торгуют.

– Дэн, решите между собой, кто будет позже приходить и дольше оставаться.

Мне все равно, как вы сделаете, по графику или постоянно. Но кто-то здесь должен быть вечером со мной. Мэри! – позвал я, и секретарша немедленно выглянула из своего загончика. – Заказ на машины готов?

– Да, еще вчера утром закончила.

– Дай мне, потом сдашь в почту. – Я направился уже в персональную каморку, в которую тут же следом влетела Мэри, старательно виляя задом.

Я не слепой и вижу, что Мэри явно рассчитывает получить прибавку к жалованью самым простым и, на ее взгляд, логичным способом. Отсюда и такая подвижность в области таза и низкие не по времени дня вырезы, открывающие вид на две увесистые дыни внутри. По идее бы надо ей поставить на вид и заставить носить нечто более официальное, но я заметил, что такой ее наряд и на клиентов мужского пола действует хорошо, а их у нас подавляющее большинство. Так что пусть так ходит. Если бы закон позволял и можно было бы завести здесь секретаршу в наряде из бурлеска, мы все бы распродали давно.

А вот печатает она без ошибок, реально. И вообще толковая. И машину водит, я видел.

– Мэри, хочешь дополнительный фунт в неделю и беспроцентную рассрочку на машину?

Мэри чуть опешила.

– А что надо делать?

– Делать все то, что делают Дэн и остальные, когда не торгуют. Банк, реклама и прочее.

Мэри сделала вид, что задумалась, встав в позу примерной ученицы и сложив руки перед собой, по привычке покачала бедрами. Потом вдруг выпалила:

– Конечно, согласна, босс.

– Значит, договорились. Знаешь серое «купе» прошлого года? Мы снизили на него цену до шестидесяти двух фунтов, так что рассрочка на него на два года.

Не знаю, что она ожидала, «Крайслер», что ли, но остальные машины должны приносить прибыль, а эта зависла. Но и цена в два раза снизилась.

– Если не нравится, то возьми другую. Но будешь платить больше, потому что все равно два года. И будут проценты. – Я посмотрел ей в глаза. – Хорошо, я еще десять процентов с цены скину.

– Я возьму «купе», – тут же решилась Мэри. – А еще я могу оставаться с вами вечером, босс. Или даже в субботу.

Кто бы сомневался. Но этого тут точно не требуется.

– Не нужно, мне вечером продавать надо и только. Насчет субботы подумаем.

Вообще-то ей сверхурочные на те же выплаты за машину нужны. Но все же это временно, надо что-то решать с постоянным секретарем на субботы.

– Тогда я могу идти? – спросила она, невинно похлопав глазами.

– Давай. Сама все оформи и мне принеси на подпись.

Она повернулась, зад колыхнулся и ритмично задвигался в сторону двери под цокот каблуков по плитке. Глаза у меня все же поднялись и на этом движении зафиксировались. Хочешь не хочешь, но вот так получается.

Дальше пошел обычный день. Счета, множество каких-то предложений из почты, из которых редко что-то полезное вылавливаешь, но все же иногда случается, так что я взял за правило просматривать все письма. Пол подошел с вопросом о возможной скидке на «Крайслер». Я подумал и сбросил три процента. Потом, когда он снова вернулся, скинул пять. Если «Плимуты» разлетаются, то с «Крайслером» проблем больше, неудачная прошлая модель здорово ударила по продажам. На мой взгляд, она просто опередила время, машина великолепна, но покупатель это не оценил и испугался. А очень похожий по стилю «Пежо» продавался хорошо, кстати.

Потом, часов в пять, позвонил Рауль:

– Кил дал знать, что твой Милланд зарезервировал столик в «Шанхайской Лилии» на сегодняшний вечер. На десять.

– Понял. Звоню Иану.

Началось. Как-то вроде и нет настроения влезать обратно в криминальную жизнь, но с другой стороны… жизнь автоторговца слишком разнообразной не назовешь. И вот некое возбуждение снова пришло. Я ведь всем этим занимался не только и даже не столько из-за денег, а потому что… да потому что это было весело и интересно. Азарт, волнение, предвкушение чего-то эдакого… Игра, в общем, только ставки в ней слишком высоки для моей нынешней жизни. Непозволительно высоки.


Зато мне сегодня не пришлось объяснять Сюзет, куда же я направился вечером. Оделся как подобает парню из «аутфита», то есть в легкий серый костюм в полоску и кричащий галстук, водрузил на голову легкую светлую «федору», глянул на себя в зеркало – стиль соответствует. Вместо «сэвиджа» прихватил короткий револьвер «кольт детектив». Стрелять не собираюсь, но если вдруг придется, то пусть не остается гильз и мягкая свинцовая пуля обычно плющится до неузнаваемости.

Все, готов. Спустился вниз, выехал на своем «Додже» в наш «дилершип», оставил его на стоянке, а там подсел к Иану в «Олдс». Иан в костюме и шляпе тоже вполне тянул на гангстера, если в темноте смотреть и не вглядываться.

– Ты за рулем, вообще не выходи, чтобы нам времени не терять, – сразу объявил я.

– Вы там не облажайтесь, тогда и выходить не придется. Поехали. – Он воткнул передачу.

Оттуда поехали в центр, где подсадили Рауля. Он образу вполне соответствовал, вполне себе походил на сицилийца. Оттуда покатили в сторону «Шанхайской Лилии», надвинув шляпы пониже, чтобы тень скрывала лица. И оказались на месте в половине десятого, просто поставив машину в ряд с другими у входа в бордель. Может быть, получится, не теряя времени, перехватить Милланда прямо на входе. Может быть, потому что его самого мы видели только на афише и понятия не имели, на какой машине он подъедет и в какой компании. Я только в одном уверен, что компания будет мужской, если она вообще будет, так что ранить чувства дам нам не придется.

Машин пока еще не очень много, рано для борделя, наверное. На стоянке такси всего два автомобиля, «Шеви» и «Ситроен», шоферы стоят рядом, курят и болтают. Через две машины перед нами у длинного «Паккарда» стоит шофер в форме, пытается читать газету под фонарем. Вот из клуба вышли двое мужчин в шляпах, виду трезвого, сели в белый автомобиль и уехали. Больше похоже на то, что по каким-то своим делам заезжали, не клиенты.

Иан закурил, выдыхая дым в окно. Подъехал таксомотор, мы насторожились, но из тех людей, что из него выбрались, на Милланда не походил никто. Мимо.

– Может, он уже там? – спросил Иан.

– Кил дал бы знать, вышел на улицу, – ответил Рауль. – Он уже там.

– Кил или этот торчок-актер? – уточнил наш водитель.

– Кил.

– Ну-ну. Сколько ни пытался иметь дело с ирландцами, вечно все не так, потому что напиваются не вовремя.

Рауль только хмыкнул в ответ, не считая необходимым вступать в полемику с нашим британцем. Но некая доля правды в словах Иана есть. Даже самый легендарный главарь ирландских бандитов из Нью-Йорка был зарезан во сне, когда сицилийцы, с которыми у них тогда шла настоящая война, обнаружили его спящим в баре. А до этого к нему даже подходить боялись, потому что тот всегда носил с собой два пистолета и очень хорошо и быстро стрелял. Даже во время Великой войны успел стать героем. Так что да, ирония Иана не то чтобы совсем беспочвенна.

– Рауль, а как та испанка, с которой ты был в клубе? Не застукала тебя с Керри? – поинтересовался я.

– Застукала не с Керри, – Рауль поморщился. – С другой девкой, с которой мы разбежались в тот же вечер. Даже не было ничего.

– То есть не в спальне?

– В клубе. Устроила сцену и ушла. А та оказалась такой дурой, что я ее отвез домой и сам уехал.

– Как-то обидно получилось.

– Да плевать.

– Когда-нибудь одна девка тебя просто зарежет, – прокомментировал Иан.

– Я быстро бегаю. И раз даже выпрыгнул с третьего этажа. Ногу ушиб, правда.

– Со страху?

– Она была замужем. Просто сохранил честь дамы. Муж так ничего и не заметил.

– А кто был муж?

– Казначей мэрии Марселя. Его потом погнали с должности, и сейчас у него отель и три ресторана. А жену он поймал с другим через месяц, но они по-прежнему вместе.

– Хорошо что я не женат, – заключил Иан. – И жениться не собираюсь.

– В бордели ходишь?

– Когда как, – ответил он уклончиво.

Личная жизнь Иана вообще не предмет обсуждений. Она у него есть, я точно знаю, но обсуждать ее он не любит, а я не люблю задавать лишние вопросы. С кем-то он встречается, причем давно, но больше ничего на сей предмет я сказать не могу. Но в бордели тоже ходит.

– Если ходить в бордели постоянно, то получается чистое разорение, – объявил Рауль. – И никакой любви.

– С твоей любовью все в клубах оставишь.

– У Иана любовь с автомобилями, – вставил я. – Остальное только отвлекает.

– Если бы у меня не было сраной любви к машинам, то вы бы тут пешком топтались, а потом тащили сраного Милланда до доков за руки.

– Я же не утверждал, что мы тебя не ценим.

– А если цените, то заткнитесь, – подвел итог беседе Иан.

Еще минут пятнадцать просидели молча, пока к подъезду клуба не подъехал наемный лимузин, остановившийся прямо напротив входа.

– Внимание, – сказал я, чуть подавшись вперед и схватившись за ручку двери.

Шофер лимузина выскочил из-за руля, обошел машину и распахнул пассажирскую дверцу. И первым оттуда появился молодой человек с очень знакомым лицом, следом кто-то незнакомый и уже за ним, оправляя пиджак, выбрался Милланд.

– Черт, черт! – выругался я. – Черт бы побрал этого Уильяма!

– Что? – насторожился Рауль. – Знакомый?

– Да, именно. Может узнать… Первым идет.

Да, черт бы его побрал, тот самый Уильям, сын владельца «Луксор Лайнз», кавалер Жанин, с которым она тогда занималась любовью на столе в кабинете лорда Бриггса в то время, когда я прятался под этим самым столом.

И что делать? Быстро соображай, быстро, пока они не вошли в дверь и топчутся у машины. Уильям выдает шоферу чаевые, но сейчас они пойдут дальше. Ладно, шляпу еще ниже, фонарь сверху, тень на лице, плюс я те идиотские усики давно сбрил.

– Значит, так, даем им войти в дверь, Милланд последний. Я выдергиваю его, а ты загоняешь остальных внутрь. Пошли! Иан, подъезжай прямо к лимузину!

Мы с Раулем одновременно выскочили из машины и быстрым шагом, почти бегом, направились к подъехавшей компании, которая между тем потянулась ко входу в бордель. Или все же клуб? Если в одном месте одновременно то и другое, как лучше называть подобное заведение в общем? Все же бордель, я думаю.

Голову чуть ниже, я даже лиц их почти не могу разглядеть из-под полей «федоры», надо было носовым платком низ лица закрыть, но тогда они скорей испугались бы и могли кинуться бежать. Кто с ними третий?

Дверь в бордель распахнулась перед посетителями, за ней показался рослый пузатый китаец в странной куртке и широких шароварах, комплекцией больше похожий на японского борца, специально откормленного. Широкое как блин лицо с узенькими щелочками глаз. Сначала он смотрел на входящую в двери компанию, но когда мы оказались рядом, переключил свое внимание на нас.

– Где деньги, cornuto?[5]5
  Cornuto – рогоносец (американо-итальянский сленг).


[Закрыть]
– заорал я, хватая Милланда за пиджак сзади и выхватывая револьвер. – Где наши деньги, fanook?[6]6
  Fanook – гомосексуалист (от finocchio) (американо-итальянский сленг).


[Закрыть]
Я тебе ноги переломаю!

При этом я старательно, насколько получалось, имитировал итальянский акцент, не знаю, насколько правдоподобно получалось, но обычно у меня акценты неплохо выходят. Пусть думают, что Милланд, понятно, кому задолжал, может, даже за героин.

Рауль же, размахивая оружием, толкнул одного из них, незнакомого, в спину так, что тот полетел вперед, столкнувшись с Уильямом, а тот в свою очередь врезался в массивного китайца. Но китаец не дрогнул, Уильям отлетел от него как от скалы, а привратник даже сделал шаг в нашу сторону, умудрившись еще и достаточно аккуратно отодвинуть в сторону наследника пароходства.

– Какие деньги? – заверещал Милланд. – Вы меня с кем-то…

Грохнул выстрел, пуля пробила открытую створку двери рядом с китайцем, ударив в стену, тот теперь сам словно на стену наткнулся.

– Стой где стоишь, gidrul![7]7
  Gidrul – придурок, недоумок (американо-итальянский сленг).


[Закрыть]
– заорал я. – Capish?[8]8
  Capish (американо-итальянский сленг) – Ты понял? (от capisco).


[Закрыть]

Пальнул Рауль, но теперь и я навел револьвер на китайца, который совершенно расхотел вмешиваться, а просто замер на месте как статуя. Я потащил Милланда за собой, мотая из стороны в сторону, не давая тому обрести равновесие, а Рауль не отказал себе в удовольствии пнуть в задницу третьего из той компании и тоже начал сдавать назад, продолжая держать на мушке дверь и оглядываясь по сторонам.

Болтавшие таксисты присели за своими машинами, но при этом осторожно выглядывая из-за них, шофер с газетой исчез вовсе, а водитель лимузина, уже садившийся за руль, замер с открытым ртом. Наш «Олдс», скрипнув тормозами, встал прямо за его машиной, и я даже успел с удовлетворением отметить, что лица Иана не видно совсем, только темный силуэт под полями шляпы.

– Эй вы, ублюдки! – Звонкий женский голос разнесся по тихой улице как сирена. – А ну свалили отсюда, быстро, или я вам головы снесу!

Из-за широкого массивного силуэта китайца появился еще один, куда меньший и куда более яркий, красный и золотой, подчеркнуто женский, да еще и с глубоким декольте. При этом обладательница впечатляющего бюста держала в руках двустволку со спиленными стволами, не целясь пока, впрочем, ни в кого конкретно, потому что не знала, кто тут враг и кому она собирается сносить головы.

За это время я успел доволочь насмерть перепуганного Милланда до машины, а Рауль, не отводя прицела от входа в бордель, распахнул перед нами заднюю дверь. Милланд попытался было упереться, но я упер короткий ствол револьвера ему в ребра и заорал:

– Полезай внутрь, fanook, или я тебя прямо здесь замочу!

Дама вскинула ружье, но стрелять не решилась, дробью из такого огрызка всем прилетит. Китаец совершенно неожиданно достал откуда-то из-под куртки здоровенный револьвер и навел его на нас. Отпустив Милланда, я выстрелил в красный фонарь над входом и попал удачно, прямо в лампочку, потому что свет погас, а на китайца и даму посыпалось красное стекло.

– Vaffangul, schifosa![9]9
  Vaffangul, schifosa! – … тебя в задницу, страхолюдина! (американо-итальянский диалект).


[Закрыть]
– применил я уже запрещенный прием, может, даже и зря.

Дама, оскорбленная, к слову, вполне себе незаслуженно, как я успел разглядеть, злобно взвизгнула и пальнула в ответ дуплетом, из обоих стволов. Громыхнуло, как из пушки, но прицел она взяла не то чтобы точный, так что в результате высыпалось заднее стекло лимузина. Милланд, вместо того чтобы бежать, присел и закрыл голову руками, зато в бегство обратился шофер лимузина, который понесся вдаль по улице, призывая полицию.

Рауль сграбастал актера и все же запихал его на заднее сиденье машины, но в это время из-за руля выскочил Иан с дробовиком и выстрелил в фонарь над нами, а потом, еще раз, в стену борделя над подъездом, выбив из нее облако штукатурки. Уильям с приятелем бросились внутрь, снеся даму с ружьем, а китаец, дважды выстрелив неизвестно куда, рванул следом за ними, заталкивая всех в безопасность бордельного холла.

Я заскочил на переднее сиденье «Олдса», захлопнув дверь, Рауль между тем затолкал Милланда между рядами сидений, поставив на него свои ноги, а Иан, швырнув свой укороченный «винчестер» мне, плюхнулся за руль и врубил скорость. Мотор взревел, машина сорвалась с места, набирая скорость, и тут же совсем рядом взвыла полицейская сирена.

Сине-белый «Шевроле», скрипя покрышками и мигая красными фонарями, вкатился в узкую улочку навстречу нам. Иан рванул руль вправо, машина качнулась, чуть не встав на два колеса, но все же разминулась с летевшим почти что нам в лоб полицейским автомобилем, а дальше наш водитель еще прибавил газу и выскочил на широкую улицу, заложив крутой вираж налево, прямо на дальнюю полосу, чудом разминувшись с парой отчаянно засигналивших автомобилей.

– Давай, давай быстрее! – крикнул сзади Рауль.

– Ты меня поучи еще! – огрызнулся Иан.

«Олдсмобиль» разогнался чуть не до максимальной, лавируя в потоке как лыжник между флажками, я оглянулся – красные фонари сверкали сзади, но пока еще далеко. Улица у борделя узкая, патруль наверняка не смог быстро развернуться. Но с сиреной они могут ехать быстро, машины расступаются перед ними.

Милланд начал было кричать, но Рауль успокоил его оплеухой. Я быстро заменил пустые гильзы в барабане «детектива» патронами, потом дозарядил дробовик, поставив его между коленями прикладом вверх.

Мотор ревел, машина скрипела покрышками, меняя направление каждую секунду, где-то сзади завывала полицейская сирена. Подрезав какое-то такси, Иан заправил «Олдс» в поворот. Мы влетели в узкий переулок, прямой как стрела, замелькали вывески на китайском языке – мы уже в Чайна-тауне. Остается надеяться, что Иан знает, куда ехать, потому что в этом районе черт ногу сломит. Когда в заднем стекле отразились всполохи красного, он снова свернул направо и тут же налево, опять прибавив газу. Звук мотора эхом отдавался от стен, какой-то припозднившийся китаец в черной пижаме бросил тележку, которую толкал, и отскочил в подворотню. «Олдсмобиль» поддал ей под ручки, заставив завертеться на месте, роняя груз, под колесами что-то прогремело.

Опять поворот, опять налево, звук сирены вроде бы отстал, но могли и просто стены его ослабить, так что радоваться рано. Фонари в переулке почти не горели, в свете фар мелькали окна, стены, столбы, кучи каких-то ящиков у стен.

– Тормози! – заорал я.

Иан ударил по тормозам, машину со скрипом пронесло юзом. Я выскочил на улицу, подбежал к штабелю ящиков и потянул его на себя. Те без усилий обрушились на тротуар и проезжую часть. Я кинулся обратно к машине, вдали снова замелькали красные огни.

– Гони!

Мотор снова взревел, «Олдс» рванул с места.

– Направо давай! – крикнул я, увидев перекресток.

Иан лишь кивнул и быстро закрутил руль. Снова крен и скрип покрышек, затем опять рывок. Сзади вроде бы загрохотало – полиция врезалась в ящики? Не уверен, что они их задержат, но вдруг… Они были тяжелыми, не знаю, что там внутри.

Иан опять свернул налево на следующем перекрестке. Переулок оказался недлинным и заканчивался тупиком. Мы едва успели остановиться в полуметре от кирпичного брандмауэра.

– Дерьмо! Сраное дерьмо! – выругался Иан.

– Гаси фары!

Два раза повторять не пришлось, Иан заглушил мотор и погасил свет. На нас навалилась темнота.

– Что теперь?

– Ждем.

Звук сирены приблизился, и мимо въезда в переулок пронеслась полицейская машина. Повезло. Если они знают район, то наверняка решили, что в тупик мы не сунемся. А мы сунулись. По дурости. Но повезло.

– Давай обратно к «Нью-Луп», и поедем через американский. Там нас меньше всего ждать будут. А таких машин в городе навалом.


Через полчаса мы были уже в доках. В итальянском районе, разумеется. Даже не в самих доках, а на темном захламленном всяким мусором пустыре за ними, почти на самом берегу Нила. Машина остановилась, не выключая двигателя и фар, мы вытащили из салона Милланда и поволокли в темноту. Не надо ему и сейчас наши лица разглядывать. Каблуки его ботинок скребли по сухой земле. Чтобы ему было на что посмотреть, я сунул ему под нос револьвер. Пусть в дуло заглядывает, оно ему покажется сейчас самой главной вещью во Вселенной.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7