Андрей Кощиенко.

Одинокий демон: Черт-те где. Студентус вульгариус. Златовласка зеленоглазая (сборник)



скачать книгу бесплатно

Но понимал это не только я. Доминго собрал нас и сообщил, что собирается взять в охрану из крепости солдат. Рассчитаться он предложил предметами, найденными в подвале. Отряд с одобрением принял идею командира. Договорились с начальником крепости насчет охраны. Это нам обошлось в два древних бокала. Один – начальнику и один – пятерке солдат. По мне так, с охраной наш караван стал выглядеть еще привлекательнее для грабителей.

Однако все прошло без происшествий и, благополучно спустившись с перевала, мы разгрузились на хранение у «надежного человека», как сказал Доминго. Оставили Стайли и Вирта присматривать, а сами с Доминго, прихватив несколько камешков и образцы из подвала, отправились в «пункт приема магического вторсырья».

– Если что, сами продадим, – рассуждал вслух Доминго, – а то на этих магов порой жадность такая нападает…

Да, древности и без магов продать можно, согласился я про себя, слушая его рассуждения, – антиквариат всегда можно продать…

Но Доминго беспокоился зря. Когда Вольстер увидел наши образцы, он, не раздумывая, сказал, чтобы мы даже и не думали продавать на сторону, он заберет всё. Причем по деньгам предложил даже больше, чем мы рассчитывали. Выходило по шестьсот золотых на нос. Плюс еще по восемь золотых за камушки, которые смотрелись на фоне шестисот более чем смешно. Услышав сумму, Доминго не стал кочевряжиться и дал согласие.

В принципе, нормально, а то будешь потом по одной штуке в месяц продавать… В конце концов продашь-таки, но сколько просидишь с этим барахлом…

Ударив с Вольстером по рукам, мы перешли к продаже подвала.

Доминго будничным голосом сообщил, что у нас еще есть кусок древней крепости с работающими заклинаниями древних магов, и мы хотим его продать.

Подвал превращается, подвал превращается, превращается… в обломок могучей древней крепости! Молодец Доминго! Соображает в рекламе! Судя по вытянувшемуся от изумления лицу Вольстера, это сообщение должно было его заинтересовать. И действительно, он просто как клещ вцепился в нас, пытаясь выжать как можно больше информации. В конце концов, я потребовал себе лист бумаги и принялся рисовать, пытаясь подробно изобразить на рисунках все, что мы там видели.

Часа два я рисовал и рассказывал, пока у меня не пересохло горло. Вольстер был в восторге и, кажется, приготовился просидеть со мной весь оставшийся день и всю ночь.

Тут Доминго, тоже уже отсидевший весь зад, решил, что рыба окончательно заглотила крючок и обратно уже не выскочит, и озвучил сумму – триста тысяч золотых.

Вольстер было дернулся, но быстро вернул невозмутимое выражение на лицо.

– Это очень большая сумма… – покачав головой, сказал он, – и я такими деньгами не распоряжаюсь. Но в любом случае я сообщу о вашей находке в столицу. Пусть совет магов решает – нужна она ему или нет!

– И рисунки ваши, господин Эриадор, отправлю… для наглядности, – добавил он, выравнивая листки, стукая краем стопочки рисунков по поверхности стола. – Надеюсь, вы не против?

– Совершенно, – сказал Доминго, разочарованно поджимая губы. – И когда можно ждать ответа?

– Увы, увы… – ответил Вольстер, – вряд ли я вам это скажу.

Пока депеша дойдет до совета, пока они соберутся, пока примут решение… Вы же понимаете, что процесс абсолютно непрогнозируемый! Особенно отсюда.

– Понимаю… – покачал головой разом погрустневший Доминго, – хорошо, будем ждать! Тогда мы пошли за нашими находками?

– Да, да! Давайте несите! Только прошу вас о второй находке не распространяться! Как бы у некоторых людей не вызвало это нездорового рвения. Я имею в виду Светлый орден… – сказал Вольстер. – Вы меня понимаете?

– Конечно! Какие могут быть вопросы! – набрал воздуха в грудь и раздул щеки Доминго. – Это можете не сомневаться! Вы же давно меня знае…

– Хорошо, хорошо! – выставил правую ладонь вперед Вольстер, прерывая словесный поток Доминго. – Мы с вами действительно давно работаем, и у вас хорошая репутация. Надеюсь, что и в этот раз вы не подведете! Ну что ж, господа, не буду вас больше задерживать! Очень хочется посмотреть на ваши находки! Несите!

Мы откланялись и пошли на склад, где оставили Вирта и Стайли. Опять загрузились, правда, в этот раз на телегу, и снова поехали к Вольстеру. Потом мы долго передавали найденное. Мы распаковывали, предъявляли, Вольстер осматривал, записывал, его слуги укладывали обратно… В общем, к вечеру мы умудохались по полной программе.

– Уф, – выдохнул Доминго, когда все закончилось, и мы выбрались на свежий воздух, – давненько я так не работал!

– Ага… и я тоже! – ответила потягиваясь Стайли. – Но я думаю, что это стоило того! Наконец-то у нас будут нормальные деньги!

– Через неделю! – влез Вирт.

Вольстер, как обычно, сразу денег не дал, а обещал расплатиться потом.

– Ладно, я думаю, все будет нормально. До этого он нас никогда не обманывал! – сказал Доминго.

– Всегда что-то случается в первый раз… – философски отозвался я.

– Да бросьте, Эриадор! – парировал Доминго. – Пойдемте лучше что-нибудь поедим! И горло промочим! А то ведь, считай, только утром сегодня и ели!

– Это дело! – поддержал его Вирт. – И я думаю, что нужно отметить наш успех! Мы богачами стали!

– Я вообще-то помыться сначала хотел… – неуверенно сказал я.

– А в чем проблема? – спросил Доминго. – Пойдем к Лысому в бани! Закажем, пока готовят, успеем помыться, а потом и отметим! Как вам идея?

– Да, неплохо! – пожал плечами я. – Я не против!

– Тогда пошли? – предложил Доминго, обводя всех взглядом.

– Пошли! – дружно отозвалась его команда.


– А вот еще один случай был, – раскрасневшийся после бани и вина Доминго перешел к следующей байке, – пошли мы как то с Беспалым Гимом за шкурой пещерного гризли…

Прошло уже, наверное, часа два, как мы вылезли из купальни и переместились за стол.

Стол ломился от еды и выпивки. Красное сладкое вино было очень даже ничего.

Первый раз нашлось что-то путное среди местной кислятины… Я, лениво подперев голову рукой, слушал, что там врет Доминго, – хорошо-то как! Помылся… буду спать в нормальной кровати… и в еде песка нет… Красота!

– Так вот, – продолжил между тем Доминго, – узнали мы, что в пещерах, совсем недалеко от города, объявился пещерный гризли. Огромный-преогромный! И стукнуло нам с Гимом в голову пойти добыть его шкуру. Шкуры гризли тогда ценились, не то что сейчас. Взяли мы с ним по арбалету, значит, и пошли…

– Кто ж на медведя с арбалетом-то ходит? – удивился уже изрядно пьяненький Вирт, – это надо копья брать, собак…

– Да у нас тогда кроме арбалетов и не было-то ничего больше… – ответил Доминго, – молодые были, дури много…

– И что? – спросила Стайли, глазами обожравшегося кролика глядя на стоящую перед ней еду.

– Ну, пошли мы с ним, – ответил Доминго, – выспросили место, где его видали. Долго, помню, искали, уже хотели плюнуть, но вдруг услыхали этакое порыкивание…

Доминго взял со стола кубок и неспешно приложился к нему, создавая паузу.

– И что? – не выдержал Вирт.

– Услышали, значит, и пошли на звук – а там пещера! Черная-черная! Ничего не видно внутри! И вот оттуда, из черноты, кто-то рычит! Мы арбалеты зарядили, а стрелять-то куда? Темно! Ну, Гим и придумал камни кидать. Дескать, медведю интересно станет, кто там кидает. Он и вылезет. А мы его подстрелим!

Доминго снова сделал паузу, словно припоминая.

– И что? – не выдержал опять Вирт.

– Два раза успели кинуть. А потом из темноты – зубы! Огромные! Белые! И клыки! С два пальца! Я с перепугу и выстрелил! А медведь как зарычит! И зубы – ко мне! Я арбалет кинул и бежать! Бегу, смотрю, а впереди меня Гим несется! И быстро так! Ну, тут я сообразил, что медведь первого меня сожрет, если я Гима не обгоню! Я ходу прибавил, пытаюсь догнать его, а он, как услыхал, что я его догоняю, еще быстрее припустил! А у меня сапоги тяжелые, бежать трудно. По камням бухают, не слышно, где там медведь. Обернуться страшно, да и нельзя. Обернешься – на камнях шею свернешь! Бегу, только спина Гима впереди мелькает! Долго мы с ним так бежали. Чувствую – нет сил больше, сейчас упаду! Оглянулся назад, а медведя-то и нету! Отстал… или не побежал за нами. Ну, я к Гиму оборачиваюсь, хочу сказать что, мол, стой! А он тоже устал, спина уже прямо передо мной. Я ему кричу: «Гим, стой!». А горло-то у меня от бега пересохло, и только один хрип вышел: «Хррр… Хрр!» А Гим хрип услыхал, да вдруг как заорет: «Я не стрелял! Я не стрелял!» И как припустит! Только я его и видел! Наверное, решил, что медведь его догнал. Только в городе его потом и встретил…

– И что дальше? – спросила Стайли.

– Арбалет тогда я потерял. Не рискнул за ним пойти. И друга потерял. Дал я тогда Гиму в его трусливую морду, и разошлись с тех пор наши пути-дорожки… – задумчиво сказал Доминго. – Не стрелял, видите ли, он! Сволочь…

– Грустная история… – сказал я, – а хотите я вам песню про дружбу спою?

– Давай! – обрадовалась Стали. Она всегда с удовольствием слушала мои гитарно-песенные изыскания.

– О’кей! – кивнул головой я, вытаскивая гитару из чехла.

Как там у нас?

 
Пам-пам парарам, па пара рам рам,
Пам пара ра рам па пам пам!
 
 
Если с другом вышел в путь,
Если с другом вышел в путь…
 
 
…Что мне снег, что мне зной,
Что мне дождик проливной,
Когда мои друзья со мной[2]2
  Отрывок из песни на слова М. Танича.


[Закрыть]
.
 

– Какая чудная, веселая песенка! – раздался насмешливый голос откуда-то справа, от входа. Оборачиваюсь – леди Дина! Чем-то недовольная и с насмешливой иронией в глазах. Рядом с ней, по бокам, четыре девушки помоложе. Светленькая, светленькая… еще светленькая и темненькая. Вообще-то очень ничего… я бы сказал…

А не сделать ли мне из них тайлиш? Деньги у меня теперь есть, приодену, приобую, и будет у меня эскорт из четырех тайлиш. Приеду в столицу как нормальный демон… Нужно будет подумать!

– Леди, – я отложил гитару и, качнувшись, выбрался я из-за стола, – несказанно счастлив снова видеть вас!

Я ак-куратненько сделал поклон. Надеюсь, он у меня вышел. А то что-то стол покачивает…

– Да неужели?! Я тоже хотела тебя видеть!

– Правда? А с какой целью?

– Мне очень хочется поговорить с тобой об одном твоем произведении!

– Где? А-а-а… Вы имеете в виду портрет? – качнулся я вправо. – А что там не так? Все правильно! И ноги, и попка, и сись… грудь, – все на месте! Все, как есть! Все в лучшем виде!

– Чего? – ошеломленно спросила Дина. Ее подруги, чуть улыбнувшись, переглянулись, а в зале как-то стало тише.

– У меня все точно нарисовано! Я же вижу! – Я уставился на грудь Дины, словно собираясь призвать ее в свидетели.

– Точно? Видишь? Все видишь? – Дина, сделав несколько шагов, подошла ко мне.

– Ты зачем, паршивец, меня голой нарисовал? – тихо спросила она, вплотную приблизив ко мне свое лицо. – Знаешь, что я с тобой за это сделаю?

Какие у нее бездонные глаза! И губы… и пахнет от нее чем-то таким…

– Поцелуешь? – предположил я.

– Чее-его-оо? – удивленно распахнула глаза Дина.

– Того! – ответил я и решительно качнулся вперед, припадая к ее губам.

Мм-мм… восхитительно, подумал я, наслаждаясь вкусом ее губ, какие они у нее нежные! И клыки не мешают!

Тресь!

Мгновенное ощущение полета, и я во что-то врубаюсь головой!

Бамц! Ух, блин, больно!

Где я? Это лавка… а я под лавкой… лежу спиной на полу – как это я?

А… Это меня Дина отблагодарила за поцелуй! Вон стоит посреди зала с красным от гнева лицом и сжатыми кулаками. Ну подумаешь, поцеловали! Не понравилось – так и скажи… Что сразу драться-то?

– Госпожа, госпожа! Прошу вас, не сердитесь на нашего друга! Он немного перебрал по молодости… – Из-за стола выскочил Доминго и, встав между мной и Диной, начал торопливо говорить, жестикулируя руками. – Мы только сегодня вернулись из пустошей, вот он немного и расслабился! Знаете, солнце, жара, усталость… Вот он немного и не рассчитал! Он извинится! Он сейчас встанет и извинится! Эри, вставай!

Я попытался оторвать голову от пола. Не получилось.

– Не буду я вставать, – с трудом ворочая языком, сказал я, – мне и тут хорошо…

– Эри, вставай! Леди, он уже извиняется!

– Что-то я не слышу, – зловещим голосом произнесла Дина, наклонив голову к правому плечу и смотря на меня сузившимися глазами.

– Извиняется! Извиняется! Эри, ты ведь извиняешься, правда?

– Мм-мм… – ответил я, осторожно ощупывая свою макушку.

Ничего себе шишак! Чуть голову не проломила… дура! Да ну ее с ее извинениями! Обойдется. Налицо несоизмеримое применение силы, как говорят на Земле.

– Я вижу, твой друг не торопится шевелить языком, – сказала Дина и, небрежно отодвинув Доминго в сторону, подошла ко мне.

– Ну, где же твои извинения? – Дина несильно толкнула меня в бок носком сапога. – Не слышу!

Сихот бы тебя побрал! Ну чё ты докопалась до меня, зубастая? Не видишь, что ли, плохо… человеку?

Голова кружилась. То ли вино в голове взболталось после удара, то ли удар вино взболтал… Дина в моих глазах покачивалась и поворачивалась туда-сюда… Муть такая!

– Так вот, слушай сюда, паршивец! Ты оскорбил меня! Портретом и своей выходкой! Будь кто другой на моем месте, ты бы давно уже был на пути к Хель! Ты меня понимаешь?

Я молча взирал на нее с пола.

– Но я добрая. Очень добрая. И я тебе дам шанс. – Не дождавшись от меня ответа, Дина опустилась ко мне на одно колено и, ухватив за грудки, немного приподняла с пола. – Ты поедешь со мной в Эторию, ко мне! И нарисуешь мой портрет так, как нужно. Чтобы мне понравилось. И если ты хорошо постараешься, я, может, тебя и прощу!

– Ты меня понял? – Дина несколько раз тряхнула меня, видно, недовольная моей активной пассивностью.

– У-у-у… не тряси… Голова… – промычал я в ответ.

– Что? – не поняла та.

– Не могу я поехать… – грустно глядя ей в глаза, сказал я, – у меня калош нету…

– Калош? Каких калош?

– Резиновых… – так же грустно ответил я, – а без резины к леди – тортик на ветер!

– Да ты совсем пьян, паршивец, – брезгливо сморщилась Дина, отпихивая меня от себя, – несешь какую-то ахинею!

Пум!

Опять моя голова обо что-то ударилась. На этот раз, кажется, об пол.

Да что это за обращение такое со мной?! Лениво-добродушное настроение, в котором я до этого пребывал, сменилось раздражением.

Какого черта она себе позволяет? Валяет меня по полу как тряпку! Меня, Бассо эль Эгардо, младшего сына князя д’Эгардо дома Изменчивых! Да она охренела! Похоже, я начал трезветь.

– Я тебе грифель с собой дам, – сказал я, обращаясь к нахалке, – сама себя нарисуешь! Или даже два! Обрисуешься!

– Что? Что ты сказал? – наклонилась ко мне Дина.

– Того самого. Недосуг мне с тобой ездить! У меня другие планы!

– Ах, даже так? Мальчик решил показать зубки? – насмешливо сказала Дина и, не дождавшись от меня ответа, продолжила: – То есть ты не поедешь?

– Уку, – отрицательно помотал головой я, – не поеду!

– Ну что ж, – Дина поднялась с колена и еще раз бросила на меня насмешливый взгляд, – посмотрим!

– Пошли! – сказала она, уже обращаясь к своим спутницам и направляясь к выходу.


Богиня любви с удовлетворением смотрела на нить, протянувшуюся из золотого облака Дины к избранному.

– Ну, наконец-то! – самодовольно улыбнувшись, сказала она. – Я свое дело сделала! Посмотрим теперь, что из этого выйдет!

Мирана еще раз глянула на нить и, улыбнувшись, исчезла.


– Какое прелестное наказание ты придумала своему мальчику, – прощебетала Эльвира с самым невинным видом, – забрать к себе и, если «ты хорошо постараешься»… Не сомневаюсь, что он будет очень стараться, рисуя тебя в самых разных позах по нескольку раз в день… Глядишь, и дочку тебе нарисует, а может, даже и не одну, если успеет!

– Эльвира, заткнись! – коротко сказала Дина.

– Нет, а что? Я разве неправа? Очень миленькую зверушку ты себе нашла! И рисует, и на гитаре играет… да и симпатичный! И нас не боится. Только вот как наша служба безопасности на это посмотрит? Или ты на тетку свою надеешься?

– Он чужестранец, случайно оказавшийся тут, и законы нашего императора на него не распространяются! Его искать никто не будет!

– Ох, и хитрая ты, Динка! Ну, допустим, законы императора распространяются на всех в империи и в первую очередь на нас! А вот то, что его искать никто не будет… это да. Это другое дело! Везучая ты! Может, отдашь его мне? Я его тоже с удовольствием бы «понаказывала»!

– Рядовой, вы забываетесь! – резким голосом ответила Дина.

– Прошу прощения, госпожа лейтенант! Что прикажете? – вытягивая руки по швам, и тоже совершенно уже другим тоном спросила Эльвира.

– Мне нужна еще одна лошадь! И провиант на одного человека до Этории из расчета движения по тропам! Сегодня к полуночи!

– Слушаюсь, госпожа лейтенант! Разрешите выполнять? – отдала честь Эльвира.

– Выполняйте!


– Эриадор, вы категорически неправы! Целоваться с варгой это самое худшее развлечение, которое может придумать себе человек! – назидательно выговаривал мне Доминго, подняв правый указательный палец. – Вы меня слышите?

– Слышу… слышу… – уныло ответил я.

Я сидел, приложив к голове тряпку, намоченную холодной водой. Настроение было кислое. После вспышки гнева, спровоцированной стычкой, все опять куда-то пошло вниз. Все стало ленивым и вялым. Голова кружилась.

Наверное, это от вина, плюс еще усталость, накопившаяся после похода…

И что она так возбудилась? Картина ей прям так не понравилась, что ли? Это она брешет! Все там нормально нарисовано. Это она, наверное, чтобы не платить. Жмотяра… да ну ее! Я решил выкинуть мысли о Дине из головы.

– У нас там вино еще осталось? – спросил я, поворачиваясь к Вирту.

– Эри, мне кажется, тебе на сегодня хватит, – сказала Стайли, с сочувствием глядя на меня, – тебе еще до трактира идти!

– Да дойдем! – махнул рукой я. – Смотрите, сколько еще еды осталось! Всухомятку это не съесть!

– Наливай! – скомандовал я, протягивая кубок Вирту.

 
Шумел к-аа-аамыш, деревьяяя гггнулись.
А ночка темная быыылаааа!
 

Ночка была сегодня, действительно, темной. Мы еще часок с лишним посидели и стали расползаться по своим местам жительства. Когда мы вывалились на порог, было уже совсем темно. Мы сгрудились в плотную компашку и двинули по безлюдным улицам. И тут меня пробило на песни.

 
Домо-оойй! Туда, где бьется сердце северных гор!!
Домо-оойй!!
 

Голосил я, что есть мочи. Песня улетала куда-то в черный небосвод и распространялась по сонному городу.

– Эри, тише! Ты всех бандитов к нам привлечешь! – ругалась на меня Стайли.

– Какие бандиты, – отвечал я, – круче нас только горы! Наверняка они подумают, что если мы так смело себя ведем, то у нас есть на это основания! И сто раз подумают, прежде чем что-то предпринять. А пока они будут думать, мы успеем добраться, куда нам нужно!

– А если они не будут думать и нападут сразу? Может, они без мозгов?

– Не, – уверенно сказал я, – безмозговые давно уже все вымерли! Выживают только с мозгами!

– Что-то я в этом сомневаюсь…

Так мы, распевая и потихоньку переругиваясь со Стайли, добрались почти до моего трактира.

– Ладно, все, я пошел! – сказал я, увидев впереди знакомое освещенное крыльцо. – Всем пока!

– Дойдешь? – спросил меня Вирт.

– Да чё там! – махнул рукой я. – Чего там идти-то?

– Ну ладно! Тогда бывай! – сказал Вирт.

– Пока-пока! – сказал я и, пожав всем руки, повернулся к трактиру.

– Пока, – сказала Стайли, направляясь в переулок вместе с Виртом и Доминго, – до встречи!

– Бай! – сказал я и, немного покачиваясь, пошел к своему трактиру.

Сейчас приду и завалюсь спать… Я лениво думал, неспешно переставляя ноги. Завтра просплю до обеда, и фиг меня кто разбудит!

Но дойти до трактира мне было не суждено. Из темной подворотни, кажется единственной на пути, внезапно ко мне метнулись два силуэта, протягивая руки.

Ну ворья-то поразвелось, еще успел подумать я, до того как в меня вцепились четыре руки и потащили в подворотню.

Врешь! Не возьмешь! Я крутанулся вокруг себя, сбрасывая с плеч чужие руки. Где тут мои чаки?

Я рванул вперед, судорожно пытаясь нащупать крышку сумки.

Вот блин, был бы обычный кинжал, давно бы уже вынул! А этот Сихотов эксклюзив пока достанешь…

Тут меня снова схватили сзади за плечи. Не оглядываясь, я лягнул ногой назад, одновременно открывая сумку с кинжалами.

– Вэяк! – ошеломленно вякнули сзади.

Попал! Но мои успехи на этом закончились. Меня дернули за мою лягающуюся ногу, и я полетел носом вперед. Не успел я ничего понять после падения, как кто-то навалился мне на спину, придавливая к земле, и я ощутил у себя на шее твердые пальцы.

Су-уук… ии-ии… – только и успел подумать я, теряя сознание от пережатой сонной артерии.


Где-то в лесу

Утро следующего дня

– Давай просыпайся, красавчик! Хватит валяться!

Меня кто-то пихал в бок.

Да что за черт! Я же собирался сегодня поспать до упора! Какая скотина меня будит? Я попытался продрать никак не желающие слушаться глаза.

– Вставай давай!

Меня опять пихнули в бок.

Да что это за гадство такое! Кто тут в моей комнате?

М-м… пожалуй, это не моя комната… Я в конце концов разлепил свои глаза – деревья и много-много свежего воздуха! Это явно не трактир Бинко.

Где я и что тут делаю?

С попыткой напрячь извилины голова отозвалась колокольным набатом.

– Мм-мм… голова, – ухватился я руками за виски. – Сихот…

– Что, головушка болит? – насмешливо спросили меня. – А вот не надо было нажираться вчера так!

Поднимаю глаза. Какая-то девица в мужском костюме и высоких сапогах. Ехидно скалится.

Огляделся: лежу в каком-то стогу сена, рядом деревья… Лес. Так, где я? И кто эта громкоголосая дура? Почему я валяюсь в сене? Я что ночевал тут? Похоже, да… Один? Или… или не один? Я уставился на девицу. С ней? Если да, то это… это алес! Черт, ничего не помню!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28