Андрей Кощиенко.

Одинокий демон: Черт-те где. Студентус вульгариус. Златовласка зеленоглазая (сборник)



скачать книгу бесплатно

– А, м… ма… – похлопала глазами благотворительница, переваривая мои слова.

– Четыре золотых? – наконец, дошло до нее главное. – Сколько-сколько?

– Искусство нынче дорого… – печально вздохнул я, глядя в ее малость покруглевшие глаза.

– Не кажется ли тебе, что ты чересчур самоуверен? Неужели ты думаешь, что ты великий Рафалуджио, чтобы брать такие деньги?

Ага, теперь я знаю, сколько тут получают местные великие холстомаральщики! Негусто, в общем-то…

– Ну а как же иначе! – делая изумленные глаза, с недоумением взмахнул я руками. – Чем красивее натура, тем дороже! Красота стоит дороже! Придется все черточки прорисовать, чтобы ни капли вашей красоты не пропало!

– Так ты что же, меня в четыре золотых оценил?!

– Я с удовольствием возьму с вас больше! – доверительным голосом сообщил я. Чуть наклоняясь к варге и создавая некую интимность общения, с легким придыханием спросил: – Итак, сколько?

Та несколько секунд с обалделым видом хлопала своими длинными ресницами, потом рассмеялась:

– Это ты так торгуешься? Клиентов без штанов оставляешь? Кто же себя дешево оценит! А? Я ведь права? – Она положила локти на стол и тоже наклонилась ко мне, с насмешливой улыбкой смотря мне в глаза.

– Ну что вы! Просто я думаю, что талант не должен быть голодным! – сказал я, внимательно глядя в ее близкие глаза. – Ну так что, я услышу сумму?

– Хм… ну что ж, рисуй! Понравится, заплачу! Так и быть – золотой!

Не, ну наглая какая! Золотой! И еще так по-королевски, одолжение делает!

Мы несколько секунд смотрели в глаза друг другу. Красивая… Тайлиш из нее бы сделать… Хм… Ладно… нарисую… Сама попросила!

– Хорошо, – кивнул головой я, отодвигаясь, – договорились!

– Когда? – по-деловому спросила она.

– Недели через три…

– Отлично, я как раз буду возвращаться! Меня зовут леди Дина!

– Княжич Эриадор! – кивнул я.

– Княжич? – неподдельно удивилась леди, обегая глазами мой прикид. – Княжич?

– Да, – ответил я.

– А что тут дела…

– Это печальная и трагическая история, которую я предпочитаю не рассказывать, потому что еще не пришел в себя от потрясения… Вы понимаете, леди? – перебил я ее начавшийся вопрос.

Мне чехол нужно заказать и целителя попробовать найти, может, он мне кожу на подушечках пальцев подлечит, а с тебя, красавица, похоже, уже больше ничего не вытрясешь. Так что побегу я по своим делам, сказал я сам себе, не желая тут больше трындеть попусту.

– Понимаю, – кивнула головой Дина.

Ну и отличненько. Валим отсюда!

– К сожалению, вынужден вас оставить! – сказал я, вставая из-за стола. – Просто не терпится приступить к вашему портрету!

Аж скулы сводит, добавил я про себя.

Дина, чуть нахмурившись, кивнула.

Хм… красками рисовать… Она что думает, что я не умею… А ведь в принципе я действительно ни разу не пробовал… Вот как раз подходящий случай и попробовать! Интересно, у Пареулиуса в его свалке найдутся краски и кисточки? Нужно будет зайти, подумал я, выходя из трактира.


Богиня любви, зажмурившись и прижав голову к левому плечу, отчаянно трясла своим скипетром над головой ничего не подозревающей Дины.

Скипетр она держала в правой, полностью вытянутой руке, словно стараясь быть от варги как можно дальше. У богини был такой вид, будто она что-то сыплет в стоящую на огне сковородку и знает, что это может жахнуть. Но пока в сковородке было тихо. Сыплющиеся со скипетра золотые песчинки потихоньку окружали Дину переливающимся золотым облаком, начиная медленно вращаться вокруг нее. Закончив трясти скипетром, Мирана несколько секунд постояла, плотно сжав веки и втянув голову в плечи, словно ожидала удара. Не получив ожидаемого, она приоткрыла правый глаз и осторожно поводила им из стороны в сторону, оглядывая окрестности.

– Уф! – выдохнула богиня дюбви, убедившись, что опасности нет. – Проклятое пророчество!


Где-то в пустошах

Ветер выл на разные лады, зачерпывая из носящейся вокруг стены песка увесистые горсти и пытаясь швырнуть их мне в глаза. Воздух вокруг был полон мелкой удушающей пыли, от которой повязанный на лицо платок никак не спасал. Дышать было совершенно нечем. Легкие сжались, и втягивать воздух приходилось через их упорное сопротивление.

И что мне не сиделось в прохладном трактире, без шума, без гама, без пыли? В который раз я начал ныть про себя. А тут у меня скоро все легкие будут полны песка! Непонятно, чем там еще лошади дышат. Ноздри-то у них гораздо больше будут! Гадство! Понесло же меня!

Песчаная буря налетела не сразу. Она медленно надвигалась справа серой колышущейся стеной, и было непонятно, то ли мы в нее попадем, то ли она пройдет стороной.

Доминго повел нас влево, и мы, свернув с маршрута, довольно долго шли под чистым небом, периодически оглядываясь на колышущуюся позади серую мглу. Но потом ветер резко усилился, и нас накрыло.

– Лошадей укладывай! Укладывай лошадей! Мордами друг к другу! В круг! – орал Доминго, отплевываясь от песка и стараясь пересилить завывания ветра. Наш маленький отряд спешился, и мы, таща за поводья упирающихся лошадей, кое-как уложили их в круг. Потом мы замотали им головы мешковиной, которая рвалась из рук и собиралась куда-то улететь, и сами легли рядом с лошадьми, тоже накрывшись плащами. Было жарко и пыльно.

Сихотова погода, лежа думал я, привалившись к боку своей лошади, трясущейся мелкой дрожью. А я уже губу раскатал на ванну, полную воды, и кувшин холодного компота у Бинко…

Прошло уже почти три недели, как мы спустились с перевала и вышли в пустыню. Поход наш протекал буднично и скучно. Целый день мы плюхали по жаре, делая длинные петли возле оазиса или совершая переходы между ними. Я сканировал песок, спутники пялились по сторонам, выискивая монстров, и так день за днем. Монстры не появлялись, аномалии мы обходили, короче, тупая, однообразная работа. Общения было немного, целый день я был занят, просматривал песок, и говорить было напряжно. Разрядка наступала, когда мы становились вечером лагерем. Там я доставал гитару, и жизнь становилась интереснее. В конце концов, процесс пошел, и я начал извлекать из гитары звуки, близкие к моим ожиданиям. Добившись более-менее внятного аккомпанемента, я попробовал петь. К сожалению, у меня не было возможности записать свой голос, чтобы послушать его со стороны. Но спутники уверяли, что он у меня хороший, звонкий.

Ну ладно, решил я, выслушав их отзывы, примем мнение этих простых тружеников пустыни за истину. Будем считать, что с голосом мне повезло!

Еще я открыл для себя одну приятную неожиданность. Поскольку я был тут чужаком, попавшим сюда с далекого севера, то мог, совершенно не беспокоясь, исполнять песни на любом языке. Хоть на земном, хоть на эсфератском. И на вопрос всякого любопытного слушателя: «А на каком языке эта песня?» мог спокойно и честно сказать, глядя ему в глаза: «А это один из наших северных языков – итальянский!» Или там немецкий.

– А-а-а-а! Ага… – глубокомысленно говорил спрашивающий, с умным видом кивая головой, будто что-то понял. С русским вообще интересно получилось. Он очень хорошо переводился на местный. Песня по ритму и звуку получалась почти один в один с оригиналом. Иногда, правда, попадались словечки, нарушающие рифму, но это было несмертельно. Не так уж часто они и попадались, да и потом всегда можно было эти шероховатости сгладить голосом или добавить пару гитарных звуков. Так что я мог петь что угодно.

Ну, хоть тут повезло.

Камушки в этот раз попадались часто, и мы быстро набрали заказанное количество. Буквально за полторы недели. Я уж было намылился на возвращение, но вечером того дня, когда стало ясно, что дело сделано, на большом совете отряда у костра Доминго удалось заразить всех жадностью.

– Коль такая удача пошла, – убедительно говорил он, тараща глаза и широко разводя руками с растопыренными пальцами, – это просто против богов идти, отказываясь от посланного! Может, это нам знак свыше, что деньги нам скоро очень понадобятся! Чтобы мы смогли пережить трудности!

М-да… приятно считать себя личностью, о которой пекутся высшие силы, это несказанно повышает самомнение и создает впечатление своей исключительности, иронично подумал я про себя.

Но как бы там ни было, тактика Доминго оказалась верной… Ломались все недолго и быстро дали ему себя уговорить. Лично я имел свое отдельное мнение о том, что значит божеская забота. Но я его не озвучивал. Может, действительно наткнулись на грибное место? Что разбрасываться-то?

Деньги всегда кстати, вспомнил я земную фразу, с которой был полностью согласен.

В общем, мы остались еще на недельку. И вот, когда мы уже возвращались, нас настигла эта невесть откуда взявшаяся песчаная буря.

Ладно, будем ждать, пока стихнет. Все когда-то кончается…

Я поплотнее завернулся в плащ.


– Что там?

– Не знаю, труба какая-то… большая! – ответил я, задумчиво разглядывая песок впереди себя.

Буря длилась полдня и, может, всю ночь. Ну, или не всю. Ночью я спал, как, впрочем, и все. На охрану забили, решив, что ни один приличный демон в такую погоду не вылезет. Думаю, что мы были в корне неправы. Наверняка лазают. Но организовать наблюдение и отпор внезапно появившейся живности не представлялось возможным. Мало того что за песком было ни фига не видно, так еще и свист ветра глушил все звуки. Поэтому все завалились спать, в надежде провести неприятные часы как можно быстрее и проснуться живыми, когда буря уже стихнет. Так и произошло.

Утром я стряхнул с плаща давивший на спину песок и выбрался на воздух, огляделся по сторонам. Пустыня сияла чистыми голубыми небесами, только что вылезшим нежарким утренним солнцем и заново переложенными, без единого изъяна, нарушающего их гладкую поверхность, барханами.

Лепота! Полетать бы!

Проснулся я самым первым и принялся будить остальных, пихая кучи песка, которые начинали после этого забавно шевелиться. Все проснулись, продрали глаза и принялись считать убытки, нанесенные бурей. Их не оказалось. Никто не помер, все были живы, в том числе и лошади. Что несказанно радовало, ибо тащиться на своих двоих совершенно не хотелось. Напоив лошадей и по-быстрому позавтракав, мы собрались и двинулись назад, намереваясь пройти как можно больше до того момента, когда полуденная жара заставит нас остановиться. Примерно через час пути я, уже на автомате сканирующий песок, внезапно заметил под его толщей большое инородное тело.

– Что случилось? – обеспокоенно спросил Доминго, увидев, что я встал.

– Какая-то штука под землей… – ответил я, пожав плечами.

– Какая штука? – переспросил тот.

– Не знаю… что-то длинное… и неживое. Глубоко.

– Может, лучше объехать? – обеспокоенно предложил Вирт.

– Давайте объедем! – сказал я. Мне было все равно. Опасности я не ощущал.

Мы свернули влево и пошлепали вдоль зарытой в песке штуковины. Метров через пятьдесят штуковина не закончилась, а стала ярче и как будто ближе к поверхности.

На что-то это похоже…

– Не кончается! – сообщил я, останавливая лошадь.

– Не кончается? И что делать? – с тревогой в голосе спросил Доминго.

– По-моему, это какой-то тоннель! – сказал я.

– Тоннель? – изумился Доминго.

– Похоже… – сказал я, перебирая поводья, – может, посмотрим, куда он ведет?

– А вдруг это какой-нибудь древний подвал… – с мечтательностью в голосе сказала Стайли, – с сокровищами…

После ее слов наступила тишина. Отряд обдумывал открывающиеся перспективы.

– Гм… хм… – прокашлялся Доминго, – хм… так близко от перевала найти неразграбленный подвал? Вряд ли! Тут уже все исхожено давно вдоль и поперек.

– Вечно ты что-нибудь скажешь, – вздохнула Стайли, – на месте мечту убиваешь!

– А ты мечтай меньше, – ответил ей Доминго, – целее будешь! И разочарований меньше…

– Ну, если все уже украдено до нас… – сказал я, – тогда что, поехали на перевал?

Но мои спутники не спешили. Похоже, произнесенное слово «сокровища» вызвало дрожание их струн души.

– Может, стоит сходить посмотреть? – внес предложение Вирт. – Коль там уже все исхожено, то опасности нет. Пойдем?

– А зачем? – спросил Доминго. – Поглядеть на голые стены?

– А вдруг там остался не замеченный никем тайник? – с надеждой в голосе ответил Вирт. – А Эриадор у нас гораздо лучше видит, чем все маги, которых я до этого знал. Может, он найдет там чего-нибудь?

Все дружно уставились на меня. В глазах было одно и то же выражение.

«Найдешь?» – спрашивали их глаза.

Жадность человеческая! Ну есть же мешок камней, есть заказчик, готовый заплатить! Нет! Нам этого мало! Еще хочется приключений на… Хотя, с другой стороны… Вдруг там книжонка какая завалялась… Может, действительно сходить? Если безопасно-то…

– Ну давайте сходим! – пожал плечом я.

– Пошли! Веди! – скомандовал Доминго, принимая решение.

Мы снова пошли вдоль тоннеля. Он быстро поднимался все ближе к поверхности, и через какие-то сто метров он был уже почти под ногами. Теперь мне стали видны слабые энергетические потоки, текущие по его поверхности.

– Он почти рядом! – сказал я, останавливая лошадь, и указал рукой: – Вот здесь!

– Давайте копать! – сказал Доминго и стал слезать с лошади. Его спутники последовали его примеру. Я остался сидеть на своей кобыле, намереваясь наблюдать за процессом раскопок сверху. Обязанности в отряде давно уже были распределены: я ищу, они копают.

Но в этот раз долго копать не пришлось. Свод тоннеля обнаружился буквально под пятисантиметровым слоем песка.

– Ух ты! – сказал Вирт, расчистив руками небольшой пятачок.

Под песком оказалась серая поверхность. Серость ей придавали серебристые песчинки, вкрапленные по всей ее глубине.

– Никогда не видел такого! – сказал Доминго, стоя на карачках рядом с Виртом.

Почти приложив правое ухо к расчищенному месту, он постучал костяшками пальцев по поверхности. Звук был еле слышен.

– Толстый, – уважительно сказал Доминго, имея в виду толщину свода тоннеля, и, обернувшись к Вирту, сказал: – Тащи кирку!

Вирт безропотно сходил к лошади и принес кирку.

– Ну, давай! – скомандовал ему Доминго, отойдя в сторону и оттряхивая свои колени от песка.

Вирт расставил ноги пошире, поудобнее ухватился за ручку и широко размахнулся.

«Бздыщь!» – ударилась кирка о свод тоннеля.

«Вау… вау… вау…» – прошли волны отдачи по рукам Вирта, его плечам и телу.

– Ё…!! Твою…..! Сука! – сообщил нам всем Вирт, вытаращив глаза и тряся отбитыми руками. Кирку он бросил, и она со звоном упала вниз.

– Ха-ха-ха! – заржал Доминго, глядя на изумленное лицо Вирта. – Что, крепко древние строили? – смеясь, спросил он.

– Вот возьми сам и попробуй! – огрызнулся Вирт, дуя на свои отбитые ладони.

– А я не поняла, зачем ты взялся бить дырку? – задала вопрос Стайли. – Ведь если тут уже все украдено до нас, как сказал Эриадор, то где-то должен быть вход! Просто надо дойти до него!

– Да, зачем ты начал махать киркой? – спросил Доминго Вирта. В его глазах все еще плавали смешинки.

– Так ты же сам сказал! – удивился тот.

– Я-то думал, ты постучишь ею. А ты сразу принялся ею махать! Я и слова тебе не успел сказать! – ухмыляясь, сказал Доминго.

– Ага, – рассердился Вирт, глядя на улыбающиеся лица, – все, значит, умные, один я дурак!

– Ладно, не обижайся, – примирительным тоном сказал Доминго, – пойдем лучше вход поищем, Стайли дело говорит!

Вирт с обиженным видом поднял кирку и пошел к своей лошади. Отряд снова взобрался на лошадей и двинулся дальше. Но далеко ехать нам не пришлось. Тоннель кончился буквально через сто метров.

– Приехали, – сказал я, – конец! Тоннель закончился!

– Где? – спросила Стайли.

– Вот! – указал рукой вниз. Под песком мне была видна более сложная энергетическая структура. С какими-то петлями, перекрещивающимися линиями и кругами.

– Похоже, тут дверь! – сказал я, кончив все это разглядывать.

– Дверь? – оживился Доминго. – Вирт, неси лопаты!

– Чуть что, сразу Вирт! – пробурчал тот себе под нос, но так чтобы всем было слышно.

– Ладно, не бухти! Все вместе будем копать! – сказал Доминго. – А потом Эриадор найдет пропущенный всеми тайник!

У Вирта загорелись глаза, и он с энтузиазмом ухватился за черенок лопаты.

Ну прям дите малое, подумал я, слезая с лошади. От сидения в седле у меня вспотела задница, и я решил, что ее будет неплохо проветрить…

Начавшиеся раскопки принесли сюрприз. Вместо ожидаемого зева туннеля, забитого песком, мы наткнулись на вертикальную серую плиту, перегораживающую вход.

– Плита! – удивленно констатировал Вирт, для верности постучав по ней лопатой.

– Угу… – отозвался Доминго. – Закрыто, что ли?

– Может, это одна створка, а вторая открыта? – предположила Стайли, тоже копающая вместе со всеми.

– Может, – пожал плечами Доминго. – Ладно, копаем дальше!

Через час докопались до другой стороны свода тоннеля.

– Тю… – сказал Доминго, обозревая открывшееся в раскопе, – точно закрыто!

– Ага! – подтвердил Вирт, увязая ногами в осыпающемся песке на склоне ямы.

– Тогда получается, что тут еще никто не был? – спросила взмокшая Стайли с лопатой наперевес.

– Может быть… – задумчиво глядя на плиту, сказал Доминго.

– И как ее открыть? – через секунду обратился он ко мне.

– А это нужно? – вопрошающе наклонив голову к левому плечу, спросил я. – Может, не стоит?

– Как это не стоит? Как это не стоит! – взбудоражился Вирт. – А сокровища?

– А демоны? А магические ловушки? У нас заказ выполнен. Считай, деньги уже в кармане! – напомнил я ему, зачем мы здесь. – Стоит ли это неизвестное того, чтобы терять то, что у нас уже есть?

Доминго выпятил губы трубочкой вперед и прижал верхнюю к носу.

Командир находится в сложных раздумьях, как понял я, глядя на его гримасу.

– И что, мы вот так просто уйдем, – не веря, спросил Вирт, – от дверей сокровищницы?

– Вирт, Эриадор прав, – нехотя медленно сказал Доминго, разглядывая плиту, – там может что угодно быть… Вспомни наш последний поход! Двоих тогда потеряли…

Наступила тишина. Народ обдумывал варианты.

– Может, только заглянем? – робко спросил Вирт.

Не… Отсюда мы просто так не уйдем…

– Эриадор, вы чувствуете что-нибудь за дверью? – обратился ко мне Доминго.

– Уку, – отрицательно покачал я головой в ответ, – ничего!

– Хм… – хмыкнул он, – тогда, может, все же попробуем открыть? Уходить от запертой двери, даже не заглянув… Это как-то не по-искательски даже! Давайте все же откроем!

– Я – за! – сказала Стайли. – Только как ее отрыть? На ней ведь нет никаких ручек или отверстий!

– Может, ниже? – предположил Вирт. – Давайте копать!

Да, копайте, копайте… Говорят, что физический труд проясняет мозги…

Еще через два часа раскопок показался низ плиты. Только вот никаких рычагов и дырок на ней так и не обнаружилось. Плита и плита. Ровная и серая.

– Нету, – констатировал Вирт, чуть ли не носом обнюхав каждый сантиметр плиты, – нету ручек!

– А может, у нее магический замок? – предположила Стайли. – Древние же были магами! Зачем им ручки и ключи?

– Что скажете, Эриадор? – обратился ко мне Доминго.

Что я скажу, что я скажу… Я скажу, что пытаться открыть замок, настроенный на ментальное излучение хозяина, полная бредятина. На Земле данные шифруют с помощью электронных ключей длиной 512 или кое-где уже 1024 килобайта. Но ментальный ключ гораздо длиннее… И многомернее… Это вам не тупая последовательность из цифр…

– Попробуем, – бодро сказал я, изображая энтузиазм, – попробуем!

Я встал с песка, величественно запахнул плащ, стараясь походить на римских императоров, потянул край своей шляпы вниз, как Индиана Джонс, и торжественно шагнул в раскоп, как Черный археолог. Однако образ не удался. Песок предательски поехал под ногами, и я слетел в яму, размахивая руками, словно подбитая ворона крыльями.

– Опс! – сказал я, плюхаясь на зад перед плитой. Неудачненько вышло!

Над моим падением хихикать не стали. Может даже не из уважения, а просто не заметили. Все уже были там, за дверью… С сокровищами…

– Все, – сказал я, усаживаясь поудобнее с видом, что я и собирался тут сесть, а не случайно прилетел, – теперь не мешайте, буду смотреть!

– Да, да, конечно! – ответил мне Вирт, и все торопливо полезли из ямы.

Чудненько!

Наклонив голову к плечу, я задумчиво посмотрел на плиту.

И как же ты открываешься?

В магическом плане дверь выглядела частой решеткой из слабо пульсирующих энергетических линий белого цвета. Таким же белым цветом светилась внешняя сторона свода тоннеля. С левой стороны виднелось что-то навороченное. Какие-то узлы и многочисленные разветвления линий, но уже разных цветов. Энергетика тут явно была пониже.

– Итак, что мы имеем? – задал я вопрос сам себе и начал на него отвечать: – Во-первых, тяжеленную плиту, которую нужно отодвинуть. Как это можно сделать? Судя по всему, плита и раньше выполняла функции двери, значит, у нее должен быть стандартный привод, двигающий ее туда-сюда…

Я принялся разглядывать переплетение энергетических линий.

Вот эта штука больше всего на него похожа… И энергетика у нее соответствует – белого цвета!

Похоже на телекинетическое заклинание… Странное, но вроде оно… А как его привести в действие? От клубка линий белого цвета вверх вели два энергетических тонких жгутика зеленого и красного цвета. Жгутики поднимались вверх и пропадали внутри спутанного клубка разноцветных линий.

А это, похоже, собственно замок… Я попытался отследить путь жгутиков. Но это мне не удалось. Больно плотно все увязано…

И за что же мне тут дергать? И можно ли дергать? Похоже, тут все находится «под напряжением», и вполне возможно, что на неправильные действия в ответ может и «плюнуть». Хм. Да и вообще, смогу ли я до него добраться? Наверняка замок должен быть защищен от того, чтобы в нем копались все желающие.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28