Андрей Кощиенко.

Одинокий демон: Черт-те где. Студентус вульгариус. Златовласка зеленоглазая (сборник)



скачать книгу бесплатно

Судя по карте, находился я на самом ее верху и соответственно на самой окраине империи. Выше были только горы и белое пространство с надписью «Серые пески».

Княжество Уртхейм тоже располагалось в окружении гор. Сверху широкая горная гряда перед песками, слева и справа – более узкая, отделяющая его от соседей. Ниже еще одна горная цепь. Во всех этих перегородках были обозначены места проходов. Судя по карте, княжество сообщалось с внешним миром через четыре перевала. Южный проход в горах, собственно, и вел вглубь империи, к ее столице.

– Вот ваш путь, – провел Парелиус пальцем по карте сверху вниз, перечисляя названия княжеств и городов, которые попадутся мне на пути.

– И сколько примерно потребует времени путешествие до столицы? – поинтересовался я у него.

– Ну… я думаю, недели три… или чуть больше… смотря как дороги… – ответил он.

Чудненько! ТРИ недели на ЛОШАДИ! Об этом можно только мечтать… А нет ли у них тут более комфортабельного транспорта типа дилижансов каких-нибудь или почтовых карет?

Я задал вопрос и узнал, что да, есть что-то типа почтовых карет, которые регулярно курсируют между городами, но это дорого и проще добраться с попутным транспортом, автостопом, так сказать… Тут всплыла неприятная новость. Оказывается, жителям империи было необходимо иметь при себе документ, подтверждающий личность. Без него путешественник автоматически переводился в статус бродяги, а дальше его будущее зависело от настроения и причуд хозяина земли, на которой его поймали. Причем паспорта имело только дворянское сословие. Поскольку тут царил феодальный строй, то население делилось на две категории – дворяне и все остальные. Все остальные были собственностью дворян и, если болтались сами по себе, то считались бродягами. А вот дворянам полагался документ, подтверждающий их статус.

Ну, здорово, ну и мирок! Матрасов нормальных делать не научились, а паспорта уже придумали! Ладно, ну и как получить этот портфолио?

С этим оказалось тухло. Поскольку империя периодически «дружила» с соседями, то все чужаки рассматривались как потенциальные шпионы. Для получения документа требовалось оформление прошения с подробным объяснением, почему я так хочу жить в этой прекрасной стране, подробной биографией и списком людей, которые тут могут за тебя поручиться, или, другими словами, кого вешать, если меня не смогут поймать, в случае чего…

– И сколько времени длится рассмотрение прошения? – поинтересовался я, начиная догадываться, что легализация тут будет делом непростым.

– Когда как… – растягивая слова, произнес Парелиус, – обычно от полугода до года… Правда, можно заплатить за ускорение процесса рассмотрения прошения… но это дорого и все равно несколько месяцев. Быстрее всего это можно сделать в столице…

Мыслимое дело, в столице колеса бюрократии всегда быстрее крутятся… Смазки там гораздо больше, чем на периферии… Только вот как добраться без документов до столичных взяточников, чтобы сделать документы? Похоже, это чисто бюрократический прикол…

– А какие-нибудь другие способы получения документов есть? – делая невинное выражение лица, поинтересовался я у Парелиуса.

Оказалось, что нельзя.

Документы магически защищались от подделки. Для этого на них ставилась особая печать. Когда владелец документа прикасался к ней, то она начинала светиться, подтверждая, что документ выдан именно этому человеку. Одновременно светился и текст, показывая, что печать не перенесена с другого документа. Поскольку документы делались в присутствии заказчика с использованием его ауры, то подделать такой документ было совершенно невозможно. Единственное, что можно было сделать – написать какую-нибудь фигню в тексте. Но для этого требовался сговор двух умников, которые при необходимости очень легко вычислялись по отпечаткам аур, вложенным в печать. Маг ведь тоже вкладывал в нее свою ауру. Изготовлением таких хитрых документов занимались маги определенной специализации – изготовители магических вещей…

Артефакторы, перевел я на привычный мне язык услышанное.

Артефакторы были тут чем-то вроде земных нотариусов. Заверяли все документы и, похоже, так же, как и их тезки на Земле, имели с этого неплохие деньги.

Наверняка они делают и «левые» документы, но стоить это будет… Даже только найти желающего, готового рискнуть доходным местом ради разового заработка… Не имея ни знакомств, ни связей… Утопия! Хотя в принципе все вопросы решаются, были бы деньги… Только вот их как раз и нет! На пару листов бумаги не хватает…

Я вздохнул. Тут мне в голову пришла другая мысль, которую я поспешил озвучить.

– Так это что, если у меня нет сейчас документов, подтверждающих, кто я такой, так значит, меня в любой момент могут принять за бродягу? – спросил я.

– Не беспокойтесь, – отрицательно покачал головой Парелиус, – наш князь закрывает глаза на многие вещи. Вы можете спокойно ходить по улицам, никто не будет требовать с вас документов. Ну… если только вы не совершите чего-нибудь этакого, что потребует судебного разбирательства. Вот тогда с вас и спросят, а так нет.

– А что так? – поинтересовался я.

– Все просто, – ответил Парелиус, – княжество бедное, ничего тут нет. Плюс еще постоянные засухи… Солнце, сами видите, какое! Так что искатели – тут, пожалуй, единственный стабильный источник дохода. А они люди с проблемами. Будет ли кто без проблем, просто так, ходить в пустыню в пасть к демонам? Нет, и такие, конечно, есть! Но очень мало… Открою вам секрет, Эриадор, если вы еще не поняли. Среди искателей почти нет благородных людей… Вы понимаете меня?

Парелиус внимательно посмотрел мне в глаза.

– Вполне, – кивнул в ответ я.

Что тут непонятного? Бродяги, одним словом, как бы их назвали в других княжествах. Сбежавшие от господ и выбравшие между разбоем на дорогах и виселицей нечто третье – походы в пустоши. А местный князь собирает с них каким-то образом деньги и глаза закрывает на то, что по законам империи их вешать, наверное, всех нужно. Если с искателей документы требовать – разбегутся… нету их у них. А искатели разбегутся – дохода не будет. Все просто, как дважды два… Голая экономика. Значит, придется изучить местные законы, дабы чего не нарушить… Я ведь сейчас, как черепашка-ниндзя, потерявшая в канализации панцирь. Весь такой мягкий и нежный… Лучше, как говорится, не отсвечивать…

– А у вас есть сборник законов? – поинтересовался я.

– Один момент! – одобрительно глянул на меня Парелиус и ушел за шкафы.

– Вот! – спустя пару минут сказал он, выкладывая на прилавок довольно толстый фолиант.

– И сколько это стоит? – кисло поинтересовался я, разглядывая объемный труд.

– Тридцать серебряных монет, – сказал он и, глядя на мою скривившуюся физиономию, добавил: – Совсем недорого по сравнению с ценой жизни, не так ли?

– В сравнении с жизнью – да! – согласился я.

Только вот нет сейчас этих тридцати монет! И что потом делать с этой книгой? Таскать за собой? Тяжеленная, сказал я себе, взвешивая книгу на руке. М-да…

– Вы знаете, уважаемый Парелиус, – решил я проблему по-другому, – в самое ближайшее время я планирую много путешествовать, вернуться домой… Понимаете?

Парелиус кивнул.

– Так вот, – продолжил я, – боюсь, что эта книга не скрасит мою дорогу. Она тяжелая и ее содержание наверняка не вызовет желания ее перечитывать…

– Это уж точно! – усмехнувшись, перебил меня Парелиус.

– Мне собственно нужно ознакомиться с законами… – сказал я, – сама книга мне не нужна. Если бы я заплатил только за прочтение книги, вас бы это устроило?

– Хм, почему бы и нет? – пожал плечами Парелиус. – Свод законов это действительно не та книга, которая скрасит отдых у костра, однако хочу сказать, что вы не заметили у нее одного несомненного качества, молодой человек!

– Это какого? – поинтересовался я.

– При необходимости ей можно будет легко отмахнуться от лихого человека на дороге! – с совершенно серьезным видом сказал Парелиус.

М-да… Если приложить с разворота, мало никому не покажется, подумал я, еще раз оценивающе окидывая взглядом фолиант, – серьезный труд!

Я поднял глаза на Парелиуса и увидел в уголках его глаз смешинку.

Да он смеется, понял я.

– Это будет невыразимой жестокостью… – с серьезным видом сказал я, отвечая на шутку, – ведь наверняка при ударе по голове лихого человека, часть содержимого этой книги переместится ему в голову! Просто страшно подумать, какие мучения будет испытывать бандит с большой дороги, обнаружив у себя в мозгах свод законов империи! Нет! На это я пойти не могу!

– Вы думаете, это будет жестоко? – уже откровенно улыбаясь, спросил Парелиус.

– Просто невыразимо! – подтвердил я, тоже широко улыбаясь.

– Да, об этом я как-то не подумал… Ну что же, Эриадор, однако я вижу, вы сейчас не при деньгах! Появятся – приходите! Я думаю, мы договоримся, сколько будет стоить прочтение этой замечательной книги! – Парелиус смачно похлопал ладонью по кожаной обложке свода законов. – Договорились?

– Договорились! – кивнул головой я.


– И… эти… побольше им нарисуй!

– Сиськи?

– Ага!

– Хорошо! Сиськи побольше…

Я принимал заказ у очередного клиента. Прошла уже неделя с небольшим, как я занялся бизнесом. Все оказалось достаточно просто. Купив бумагу, я вернулся в таверну и сделал несколько рисунков. Один был шаржем на Бинко за стойкой, другой был рисунком искателя, стоящего на груде сокровищ с повисшими у него на плечах двумя грудастыми девицами. Поверх картинки я шла дугообразная надпись: «Привет из пустошей!». На третьем рисунке я изобразил молоденькую самочку, которая, прогнув спинку, стояла в очень интересной позе. Сделав рисунки, я понес их показывать Бинко, надеясь, что у него все нормально с юмором. Волновался я зря. Бинко себя сразу узнал и, поняв, что это просто шутка, долго смеялся, восхищенно разглядывая рисунок.

Подождав, пока он отсмеется, я начал разговор с ним о совместном деле, используя, так сказать, позитивный момент. На мое удивление, Бинко схватил идею на лету и дал согласие. Мы с ним, конечно, попрепирались насчет причитающихся ему процентов, но довольно быстро пришли к «общему знаменателю», устраивающему нас обоих.

– Только вот таких не рисуйте! – в конце разговора сказал Бинко, тыкая пальцем в третий рисунок.

– Каких таких? – спросил я.

– Худых. Ребята любят попышнее. А эту будто не кормили никогда…

То, что ребята «тут любят попышнее», в этом я сам имел в скором времени возможность убедиться.

Худышки тут были не в чести. Если уж баба – то ух! Размер груди от четыртого и выше!

Да мне, собственно, было все равно, что рисовать. Не жалко. Нравится людям – пусть смотрят!

Я нарисовал стопку «пышечек» и отдал Бинко на продажу, с расчетом по факту. У него это хорошо получалось – с таинственным видом и из-под стойки. Оттуда товар уходил гораздо быстрее, чем с открытого лотка. Может, народ думал, что это контрабанда? Не знаю, что там на самом деле думали, но бинковская стопочка таяла быстро, радуя меня приятным звоном монет в конце дня. Моя придумка оказалась верной. Такого действительно тут ни у кого не было, и народ ко мне потянулся. Правда, пытались разок побить, но я удачно разрулил ситуацию. Пришла компания, неплохо посидели, а один возьми да закажи шарж на друга. Ну я нарисовал. Когда компания увидела рисунок, она натурально уползла под стол от смеха, а шаржированный, с лицом, красным от гнева, кинулся бить мне морду. Но мне его удалось перехватить и направить его энергию в мирное русло. Хорошо, он оказался не вусмерть пьян и понял, что я ему говорю. В результате компания весь вечер заказывала друг на друга шаржи, и я весьма неплохо заработал. Однако после этого случая я стал очень аккуратным с такой публикой. Рассмешить выпившего – дело несложное, порой палец покажи – уже смеется. Только вот и по морде получить тоже недолго…

Заказывали мне и письма-комиксы. Выглядело это так: на первой странице – отправитель с поднятой рукой в крутом прикиде искателя с подписью вроде: «Привет, Вася, это я, Петя! Помнишь меня?» Далее: «Я вот хожу по пустоши (картинка – отправитель на лошади на фоне барханов), вчера мы нашли сокровища (картинка – отправитель у груды монет и торчащих из нее граненых камней), а потом мы классно погуляли (картинка – таверна, за ломящимся от еды столом отправитель, сисястые девки с кружками в руках и пьющие-жрущие товарищи)». И подпись на последнем листе: «Приезжай, Вася, тут здорово!».

Сначала я рисовал азартно, с интересом, затем мне стало это как-то надоедать. Одно и то же! Туповатый контингент тут все же… Никакой фантазии… Скучно…

Но скучно, не скучно, а денежка пошла. На жилье и еду уже хватало и кое-что еще сверху оставалось. Но это решило только насущные проблемы, а для решения стратегических задач типа поездки в столицу и обзаведения документами это были сущие слезы. Но я не роптал, а работал, рассчитывая что-нибудь придумать и совершить качественный скачок, который позволит заработать сразу много денег. Поэтому и сегодня я сидел в своем углу и принимал заказ на очередное письмо-комикс. Дело близилось к вечеру, в таверне собирался народ, уже была хорошо погулявшая компания, которая активно шумела за столом в другом конце зала. Тут еще притащился местный менестрель – тощий тип с козлиной мордой и начал завывать под свою арфу. Я, когда первый раз его увидел и услышал, своим глазам и ушам не поверил. Это с таким репертуаром, голосом и инструментом он собирается деньги зарабатывать? Не, ничего, слушали и деньги кидали. Пипл тут хавал всё! Вот и сейчас он исполнял какие-то баллады по заказам веселящихся. Я слушал краем уха и тихо ехал крышей. В данном случае более уместными были бы какие-нибудь похабные частушки, деревенские песенки, а никак не стенания про рыцарей и драконов. Но пьяной компашке, похоже, нравилось, они периодически просили его что-то спеть и потом кидали ему медяки.

– Хорошо, – сказал я заказчику, – завтра после обеда будет готово!

– А что не сегодня? – спросил тот.

– Так ведь рисовать много! Да и свет уже не тот! – Я кивнул головой в сторону темнеющих окон. – Вечереет! Если хочешь сегодня, то это будет срочная работа, в три раза дороже!

– Э… лучше завтра!

– Договорились! Тогда удачи!

Поняв, что разговор закончен, заказчик распрощался и вылез из-за моего стола. В принципе, работы там было на час, но рисовать сейчас мне было просто в лом. Еще этот козло-мунустрель со своими завываниями…

– Ила, принеси моих любимых сухариков и компотика! – затормозил я за юбку пробегающую мимо разносчицу с подносом.

– А вина вы не желаете? – обернулась та, поудобнее перехватывая поднос, который она держала на уровне плеча одной рукой.

– Напоить меня хочешь? А потом что-нибудь сделать со мной, беззащитным? А? Признайся!

– Скажете тоже! – Ила сделала вид, что смутилась, и, наклонившись вперед, потянула у меня из руки юбку. – Отпустите, принесу!

Ну, неси, неси, подумал я, отпуская ее. Ага, смутилась она! Тут такое по вечерам говорят – уши трубочкой заворачиваются…

Разносчицы у Бинко были отборные. С грудями, как с рекламы немецкого пива, и широкими звонкими задницами, по которым их так любили хлопать посетители таверны. Носили они серые просторные юбки до пят и серые блузки, в вырезе которых была видна верхняя часть пышной груди. Разносчицам я нарисовал по портрету, изрядно правда приукрасив образец.

Это я сделал так… по случаю своего хорошего настроения и с заделом на будущее – может, пригодится. Хорошие отношения – вещь стоящая, особенно если она тебе ничего не стоит…

Так что девчата со мной дружили, что, впрочем, не мешало им периодически пытаться подсунуть мне что-нибудь алкогольное и дорогое, или намекнуть, что если кто-нибудь будет поактивней, то в этом мире все возможно… Но я им не поддавался, решив для себя, что они и так нормально имеют, обсчитывая пьяных посетителей и трахая клиентов с дикими воплями и стонами в каморке у кухни. Не про вас мой цветочек рос…

Ила принесла мне большую глиняную миску с сухариками и кувшин компота из ягоды, похожей на вишню. Очень вкусно слегка размачивать сухарики в кружке с компотом, а потом догрызать их. А вино тут – сплошная кислятина, бррр! Еще и разбавленная. А пиво… не знаю, не пробовал, но, наверное, такой по вкусу должна быть ослиная моча. То ли дело на Земле! Шампанское… Бейлиз со льдом… Я погрузился в приятные воспоминания о Земле, о том, что и когда я ел и пил…

– Светлый князь, гроза драконов, вынул меч Дерадикон! – взвыл пронзительным тонким голосом мунустрель, выдергивая меня из приятных грез.

– Сколько же тебе нужно, чтобы ты наконец заткнулся? – вздрогнув от неожиданности, совершенно искренне громко спросил я, забыв, где я и что я…

В зале таверны возникла пауза. Тип с арфой заткнулся на середине строки, вытаращив глаза.

Тишина… что-то затянувшаяся… Подозрительная, я бы сказал, тишина…

– Это кому тут не нравятся наши песни?

Ну так и есть! Здоровый мужик из компании, которая весь вечер прикармливала менестреля монетами, солидно поднялся из-за стола и навис над ним, упершись в столешницу сжатыми кулаками.

– А? Не слышу!

Прелюдия к банальной трактирной драке, подумал я, опуская руку на сумку с кинжалами.

Появившиеся от бизнеса деньги позволили мне сделать у скорняка нужную сумку, и кинжалы были всегда со мной. Только вот не слишком их много для меня одного? И не будет ли потом судебного разбирательства? До книги законов я так и не добрался. Решал другие проблемы, да и, честно говоря, неохота мне было ее читать…

– Что, язык проглотил? – продолжили эскалацию конфликта из угла. Рядом со стоящим поднялись еще двое и так же уперли кулаки в стол.

Я окинул взглядом их фигуры и определил: орангутангус обыкновенный, причем здоровый. Ладно, попробуем для начала поговорить… Если че, тапки в пол и ходу! Бегаю я быстро – пьяные не догонят. Главное, чтобы в угол не зажали и выходы не перекрыли. Фигня! Прорвемся!

– Уважаемые, вас гнусно обманывают! – громко сказал я, обращаясь к восставшим фигурам. – То, что вам предлагает данный исполнитель, на самом деле является низкопробным ширпотребом и сомнительной квинтэссенцией героических эпосов, исполняемых инструментом и голосом, совершенно не подходящими для передачи энергетической составляющей героического произведения!

– Чего? – прилетело из угла после паузы.

– Петь он не умеет! И песни у него дурацкие! – уменьшил я количество информации в сообщении.

Снова пауза. В углу пьяными мозгами обдумывали услышанное.

– Врет он все! – свечкой взвился опомнившийся менестрель. – У меня лучшие песни! Я при императорском дворце выступал!

– Ага, – сказал я, – в театре! Эпизодическая роль осла за занавесом!

– Ах ты ничтожество, – задохнулся от злости тот, – завистник! Ничего сам не умеет, только на пустую хулу способен!

– Мои песни тебе и не снились! – прищурившись, сказал я, прикидывая степень агрессивности упертых в стол мужиков.

– Ну так, может, споешь? А мы оценим, кто лучше! – внезапно предложил мужик, вставший первым, и, вероятно, главный в компашке. – Лучшего отблагодарим!

Мужик небрежным жестом извлек откуда-то из-за пояса золотой. В зале восхищенно ахнули посетители.

Ого! А вот это уже вызов! И никто меня за язык не тянул… сам вылез. Залезать обратно уже поздно… Хм… придется петь… А что я могу спеть? Без гитары… и вообще без ничего?

М-м-м? А если? Точно! Отличная идея!

– Щас спою! – громко объявил я. – Из королевского репертуара! Пару минут на подготовку и спою. Устроит?

– Договорились! – хлопнул ладонью по столу мужик и начал усаживаться обратно, собираясь смотреть шоу. Его сотрапезники последовали его примеру.

Я выскользнул из-за стола и, перекидывая сумку с кинжалами через плечо, шагнул к трактирной стойке.

– Крикни, пусть с кухни принесут пару разделочных досок! – сказал я с удивлением смотрящему на меня Бинко. – А я пока тут… дощечку подберу…

Пол в обеденном зале таверны был каменный, но перед стойкой был участок, застланный широкими деревянными досками. Я стал по очереди топать ногой по каждой из них, слушая, какой звук получается при этом.

Не то, не то… эта тоже… эта подгнила… О! Вот эта! Да, она!

– Доски! – сказал Бинко, держа в руках две небольшие разделочные доски с ручками.

– Давай!

Так, что тут получается? Друг о друга?.. Не то… О стойку? Угу… пойдет!

– Ну что, споем? – обратился я к посетителям таверны, поскольку все уже давно бросили есть, пить и болтать, следя за моими манипуляциями.

– Пой! – махнул из угла рукой мужик, ставший внезапно главой жюри.

– Окей, – кивнул я, – погнали!

Главное сейчас, чтобы голос не слетел с первой строчки…

 
Пум-пум-пу… М!
Пум-пум-пу… М!
 

Наверное, с полминуты я отбивал ногой об пол и разделочными досками об стойку известный всем землянам ритм. Убедившись, что я из него не выпадаю, приступил к первому куплету, стараясь брать повыше:

 
Buddy you’re a boy make a big noise!
Playin’ in the street gonna be a big man some day…[1]1
  Отрывок из песни группы «Queen».


[Закрыть]

 

А теперь припев:

 
We will, we will rock you!
We will we will rock you!
 

Эх, где моя гитара!

Исполнив второй куплет, я кинул на стойку разделочные доски и стал хлопать в ладоши в ритме песни, повторяя припев.

– А теперь все вместе! – крикнул я.

 
We will, we will rock you!
We will, we will rock you!
 

Народ сначала не понял, что я от них хочу, но потом до них дошло. Причем первым оказался руководитель жюри. Видать, творческая душа с нереализованным потенциалом…

Минуты через две уже весь трактир хлопал руками, топал ногами и, раскачиваясь, распевал:

 
We will, we will rock you!
 

Так мы хлопали и пели минут пять с лишним. Увидев, что публика начала уставать, я свернул выступление.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28