Андрей Кощиенко.

Одинокий демон: Черт-те где. Студентус вульгариус. Златовласка зеленоглазая (сборник)



скачать книгу бесплатно

Мы залезли на лошадей и двинули в пустыню.

Прощай, прощай, подумал я, оборачиваясь назад и кидая взгляд на оазис. Ты мне очень помог. Спасибо тебе! Но говорить – до новых встреч я не буду. Извини. Уж больно тут у тебя скучно!

Я отвернулся и стал смотреть вперед, на бесконечные хребты барханов, уходящие к горизонту. Солнце еще не взошло, только подсвечивало небо своими лучами, намекая на то место, где оно собиралось выскочить. Было прохладно, и тянул легкий ветерок.

Красота! Вот бы тут было всегда так!

– Ну, Эриадор, приступайте! – неожиданно раздался справа голос Доминго, выдергивая меня из мечтательной созерцательности, в которой я пребывал.

– К чему? – спросил я.

– Как к чему? – удивился тот. – К поиску! Вы же теперь маг-поисковик!

А, ну да, я же теперь искатель, сообразил я.

– Э-э… – сказал я, – а вы бы не могли уточнить… Что, прямо вот так, с лошади?

– Ну да, – удивленно ответил тот, – все так делают! Устанете, скажете. Остановимся, отдохнем…

Да? Все так делают? Однако работенка еще та! Это я, значит, тральщиком буду работать? По принципу – греби, что попадется… М-да…

– А я думал, что камушки встречаются в определенных местах, – ответил я Доминго, – ожидал, что приедем на место и займемся работой.

– Нет, Эриадор, вы не правы. Камушки разбросаны тут везде. Говорят, что они остаются из «проклятых мест», которые передвигаются по пустыне.

– Передвигаются?

– Да, есть неподвижные «проклятые места», а есть такие, которые двигаются. Но после тех и тех остаются камушки. Кстати, вам нужно следить, чтобы мы не попали в такое место!

– Угу, – сказал я, переходя на созерцание магических потоков. – А откуда они берутся, эти камушки?

– Точно никто не знает, – ответил он мне, – у магов есть несколько объяснений. Самое простое и понятное мне, что в «проклятые места» что-то попадает. Ну, скорпионы там какие-нибудь или перекати-поле, например. И вот когда они попадают туда, с ними что-то происходит такое, что превращает их в камешки. Поэтому возле «проклятых мест» следует быть особо внимательными!

Ну да, свои находки я тоже сделал возле «бубликов», понятно… Если эта теория верна, а выглядит она вполне разумной, то тогда можно предположить, что сорт камушка связан с тем, что попало в аномалию. Скажем, из скорпионов получается одно, а из ящериц – уже другое! Интересно, а если собрать несколько аномалий в одном месте, сторожить их, чтобы не расползались, и кидать в них что-нибудь такое, чтобы получались самые ценные камни?

Это ведь целая ферма по производству артефактов получится! И по пустыне мотаться не нужно… Интересно, до этого тут что, никто не додумался раньше? Или аномалии никак нельзя заставить двигаться, куда надо? А может, время изготовления артефактов очень большое? Замучаешься ждать? Хм… Обдумывая пришедшую в голову идею, я не забывал сканировать окружающий мир на наличие опасностей и находок. Это не требовало от меня каких-то особых усилий и сосредоточенности.

Взобравшись на очередной бархан и двигаясь вдоль его длинного хребта, я заметил предмет наших поисков.

– Камушек, – сказал я, останавливая лошадь, – тпру, скотина!

– Где? – всполошился ехавший за мной Вирт.

– Прямо подо мной, метров пять, – сказал я.

– Пять? Вы так глубоко видите? – изумился подъехавший Доминго.

– Да, – пожал плечами я, – а что?

Доминго с Виртом переглянулись.

– А глубже? – спросил Доминго.

– Не знаю, – снова пожал плечами я, – подвернется случай, посмотрим!

– Здорово, – сказал Вирт, – если это так, это прекрасный результат!

– Что значит если это так? – поинтересовался я. – Вы что, думаете, что я вас обманываю?

– Нет, ну что вы! Просто все маги, которых я знал, видели обычно метра на два, со снадобьями – на три.

А вы так свободно… на пять метров… Удивительно!

И что же тут за маги такие? Задохлики какие-то, снова подумал я. Ну и мирок!

– Так что с камушком будем делать? – спросил я. – Копаем?

– Копать? – вперился Доминго в песок, словно хотел проникнуть взглядом вглубь бархана. – Если метров пять, то мы тут день будем копать! Если не больше…

– Тогда поехали? – предложил я.

– А достать его вы никак не можете?

– Уку! – отрицательно покачал головой я.

– Тогда поехали… – печально вздохнул Доминго.

– Поехали…

В общем, так она дальше работа и пошла. До обеда мы таскались с бархана на бархан в поисках артефактов. К полудню, когда зной стал одуряющим, встали небольшим бивуаком, в жалкой полуденной тени бархана. Натянули тент, попили водички, вяло пожевали всухомятку. Часа через два снова выступили. Опять барханы, опять вверх-вниз и так до вечера. Сделав большую петлю по пустошам, мы снова вернулись к оазису, из которого утром и стартанули.

– Ну, вот тебе здрасьте – знакомый колодец. Утром только распрощался, а вечером снова вернулся к тому, чего уж думал, никогда больше не увижу! Вот она жизнь! Никогда не знаешь поутру, чем закончится день. Диалектика…

– На ночевку! На ночевку остановимся! – заорал Доминго, перекидывая ногу через седло и съезжая по боку лошади на землю. – Шевелимся, шевелимся!

Я с трудом слез с лошади. От долгого сидения ноги подзатекли и плохо слушались.

Что-то не нравится мне эта затея с искательством, подумал я, ходя полуприсядом вокруг лошади на никак не желающих распрямиться ногах и прикидывая, за какой ремень первым тянуть, чтобы ее расседлать. Ходишь после дня работы на полусогнутых, а за весь день ничего так и не нашли! И есть охота… И попить бы не мешало… Интересно, и часто тут так с находками?

– Не расстраивайтесь, Эриадор, бывают такие дни! – сказала, подходя ко мне Стайли.

Видно, приняла недовольство на моей физиономии за огорчение и решила утешить…

– Да я не расстраиваюсь… Просто подустал малость… Хочется принять ванну, съесть кусок жареного мяса с салатиком и холодным компотиком, да и завалиться в чистую постель! – мечтательно сказал я.

Стайли буквально изменилась в лице.

– А мне-то как хочется! – выдохнула она. – Как я мечтаю избавиться от этого проклятого песка! Чтобы он не сыпался отовсюду… Ну хоть пусть еда будет без песка!

Да, еда без песка это было бы просто чудесно, согласился я про себя с ней – песок уже достал…

Он был везде. В волосах, в сапогах, ушах, на зубах и в глазах. А еще он был в еде. Не ложками, конечно, но похрустывал. Порой весьма неожиданно.

– А сколько мы еще планируем тут пробыть? – спросил я Доминго, закончив кое-как с расседлыванием Серой.

– Что, работа искателя уже не кажется такой привлекательной? – прищурившись, с легкой насмешкой произнес он.

– Нельзя так резко начинать! Нужно было подготовиться сначала… Хотя бы морально! – ответил я.

– Хм… морально, – хмыкнул он, – морально… Рассчитывайте на две недели, Эриадор. Припасов у нас на две недели.

Две недели? С ума сойти! Я же тут засохну!


Ветер завывал по каменному ущелью, хлопая нашими плащами и трепля гривы лошадей. Уже полдня как мы въехали между двух крутых каменных стен и постепенно поднимались вверх, к перевалу.

– Дикий перевал! – сообщил мне Доминго его название, когда сообщил, куда мы направляемся.

Действительно дикий, подумал я, задирая голову и разглядывая серые неприступные скалы, отвесно вздымающиеся слева и справа от дороги, – самое подходящее название! Дикий перевал, ведущий в дикие земли! Все правильно с названием…

В диких землях, под названием Серые пустоши, мы пробыли, как мне и было обещано, две недели. Хорошо, что не больше, иначе бы я не знаю, что сделал! Может быть, кактусы начал бы жрать… Тоска была смертная. Каждый день вставали ни свет ни заря, седлали лошадей и отправлялись в пустыню – «тралить», как я называл это скучное действо. Сидишь на лошади и смотришь, нет ли чего нужного в песке? А в песке в общем-то ничего и нет! За две недели нашли шестнадцать камней. Грубо говоря – в день по камню.

– И сколько это все стоит? – поинтересовался я у Доминго в последний день.

– Ну… думаю, что десять золотых мы за них получим… – задумчиво протянул тот.

По три золотых на нос? За две недели сидения в пустыне? Негусто, быстро прикинул я. Учитывая жару, теплую тухловатую воду и еду с песком, то совсем негусто! А если еще вспомнить, что нас пару раз пытались сожрать, так это вообще слезы…

Первый случай произошел к концу моей первой недели в пустошах. Сканируя песок, я неожиданно увидел впереди под ним какой-то живой организм. В магическом плане он выглядел, как толстая сосиска из багровых энергетических жгутов с широкой средней частью и сужающимися концами. Один из краев сосиски находился у самой поверхности песка. Багровый цвет принес ощущение опасности.

– Стоп! – заорал я, резко натягивая поводья.

– Камешек? – с надеждой в голосе спросил Вирт, не думая останавливать лошадь и направляясь ко мне.

– Стой! – снова закричал я. – Тут какая-то штука в песке!

– Какая штука?

Пахх!

Впереди, метрах в четырех от нас, внезапно произошел песчаный взрыв. Над поверхностью взметнулось большое облако серого песка, из которого во все стороны стеганули какие-то фиолетово-лиловые нити. Не достав до нас буквально чуть-чуть, нити бессильно упали на песок.

Лошади, заржав, взвились на дыбы. Я бросил поводья и что есть сил обхватил лошадиную шею руками, пытаясь не свалиться. Кое-как успокоив Серую и добившись от нее повиновения, я наконец-то смог глянуть вперед. В чуть осевшем облаке песка, впереди, проступила шляпка какого-то гриба. Все фиолетовые нити вели к нему.

– Песчаный джанкель! – выдохнул, изменяясь в лице Вирт, тоже висящий на шее своей лошади. – Светлые боги!

– Что за пакость? – поинтересовался я, выпрямившись в седле и наблюдая за нитями, которые стали небольшими рывками подтягиваться к грибу.

– Джанкель! – ответил Вирт, с отвращением глядя на подергивающиеся движения на песке.

– А чем он знаменит? – продолжил я расспросы, поскольку слово «джанкель» мне ничего не говорило.

– Знаменит? Ну вы скажете, Эриадор! Знаменит! Ха! – Это вмешался в разговор подъехавший сзади Доминго. – Знаменит он тем, что, кто к нему попал, тот уже навек пропал! Видите вон те кривые коготки на отростках? Они с ядом. И если они вцепятся в человека, то его уже ничего не спасет. Он умрет в страшных мучениях. Я один раз видел такое. Ужасное зрелище! Ваше счастье, Эри, что он до вас не достал!

Вот оно, значит, как выглядит мое счастье, подумал я, разглядывая уползающие щупальца. Кто бы мог подумать! А я-то думал, что мое счастье выглядит несколько иначе…

– Нужно уходить отсюда, – с тревогой в голосе вмешалась Стайли, – он сейчас подтянет свои отростки и попробует еще раз нас поймать!

– Да, поехали, – поддержал ее Доминго, – нечего нам возле этой пакости делать.

– А все-таки что это за штука? – продолжил любопытствовать я, как только мы отъехали от противно выглядевшего джанкеля.

– Демон пустошей! – коротко ответил Вирт. – Их тут много. Вы, Эриадор, лучше не отвлекайтесь! Видите, что тут водится?

Да, вижу, какая тут фигня обитает, интересно, а чем она питается? Судя по ее размерам, это должно быть что-то немаленькое. И попадаться это немаленькое должно не так уж редко. Иначе джанкель сдох бы от голода. Или слинял бы отсюда… Интересно, а джанкель умеет ходить?

Я озвучил свои вопросы вслух, обращаясь к моим спутникам. Но, к своему удивлению, так ответов я не услышал. Команда Доминго впала в какую-то задумчивость.

– А ведь парень прав, – сказал Вирт, обращаясь к Доминго, когда я уже намеревался повторить свой вопрос, – должен же он что-то жрать, этот проклятый джанкель!

Вирт с Доминго обменялись взглядами.

– Демоны! – выдохнули они практически одновременно.

– Если он тут сидит, значит, он на них охотится! А если он на них охотится, значит, их тут много! Нужно немедленно уезжать отсюда! – напряженно, с тревогой в голосе сказала Стайли.

– Точно, – кивнул Вирт, – демоны нам ни к чему!

Ну, хороший демон будет украшением любой компании, но, похоже, тут о хороших демонах не слыхали. Тут водятся, видно, только плохие… Недодемоны… Так что я, пожалуй, тоже откажусь от встречи с ними…

Доминго достал штуку, с помощью которой он определял направление, и карту. Покрутил их в разные стороны и сказал, указывая рукой направление:

– Туда!

– Ну, туда так туда. – Я потянул за повод Серую, разворачивая.

– Это куда? – спросил Вирт.

– В Лысый оазис! – ответил Доминго.

Многообещающее название, интересно, как он умудряется ориентироваться по этому папирусу? Там же ничего не поймешь!

Я уже успел сунуть в него нос, но после ознакомления разочарованно вытащил его обратно. Назвать это картой можно только с большим натягом. Скорее, это была грубо рисованная, упрощенная схема. Лично я бы не рискнул выйти в пустыню, имея в качестве путеводителя подобные каракули…

– А почему туда? – поинтересовался у командира Вирт.

– А почему бы и нет? – ответил Доминго. – Или у тебя есть другое предложение?

Ор-ригинальный способ выбора маршрута! Почему бы нам не пойти туда? Ну вот просто так, взять и пойти? Без всяких оснований? Просто так. М-да… с таким подходом мы тут много чего найдем… Точнее не найдем…

– Да нет, – пожал плечами Вирт, – предложений нет. Пойдем к Лысому!

– Вопрос! – поднял я вверх правую руку для привлечения внимания. – А нет тут мест, где камушки часто встречаются?

– Ну почему же, есть… – ответил, вздохнув, Доминго. – Как раз у развалин они встречаются часто. Только мы туда не пойдем!

– Почему? – поинтересовался я.

– Ну, во-первых, там всегда много «проклятых мест», во-вторых, эти места там порой резко двигаются, в-третьих, там всегда полно демонов, и соваться туда без нескольких сильных магов, это верная смерть!

– Понятно…

И мы двинули к оазису с многообещающим названием, оставив позади разочарованного, голодного джанкеля.

– Интересно, а джанкель съедобный? – обернулся я к едущей чуть позади меня Стайли, как к главной поварихе отряда. Обратился я не вовремя. Стайли в этот момент решила попить водички из своей фляги. Услышав мой вопрос, она поперхнулась посреди глотка, и часть воды, не попав по назначению, плеснула ей в подбородок.

– Га… дс… гадство! – прокашлявшись, вытерла подбородок рукой она. – Да будь он хоть трижды съедобен, в жизни не возьму в рот эту дрянь! Как тебе такое могло в голову прийти, Эри?

– Ну почему же дрянь? – в недоумении приподнял я брови. – Может, если обрезать всякие ядовитые части, то оставшееся будет очень даже ничего? С лучком, на сковородочку и пожарить?

Мм-мм?

– Вы, мужики, готовы все сожрать, все, что шевелится! Главное, чтобы жареное было! – с возмущением в голосе громко произнесла Стайли.

– Ну почему бы и нет? – безмятежно произнес Вирт. – Еду нельзя есть только в одном случае – когда она отравлена. Во всех остальных случаях всегда можно что-нибудь придумать, чтобы ее съесть!

– Например? – с иронией спросила Стайли.

– Ну, выпить перед едой, например… Или зажмуриться…

Стайли фыркнула.

– И потом, Стайли, все, что шевелится, можно не только есть… – многозначительно подняв брови, голосом умудренного старца сказал Вирт.

– Да знаю я про ваши две извечные проблемы, – небрежно махнула рукой та, – первая – где пожрать, вторая – где поблудить!

– Все-то ты знаешь… – печально произнес Вирт, – а вот как сделать, чтобы песок не попадал в твою кашу, не знаешь…

– Почему не знаю? Знаю! – удивилась Стайли.

– М-да, и как? Почему тогда не делаешь? – заинтересовался Вирт.

– Просто готовить нужно отдельно… отдельно от пустыни! Тогда песка в каше и не будет! – глядя со злорадством на Вирта, сообщила секрет Стайли.

– А… – открыл рот тот, не зная, что сказать.

Доминго заржал, потешаясь над его растерянным видом. Стайли тоже засмеялась.

Одному мне было не до смеха.

– Какая-то хрень скачет слева по барханам! – напряженным голосом выдал я сообщение весельчакам. Смех как ножом отрезало.

– Где?! – развернулись все разом ко мне.

– Вон! – вытянул я руку, указывая направление.

Вдали, на третьем от нас хребте бархана, что-то бодро прыгало длинными прыжками. Как кенгуру. И прыгало оно в нашу сторону.

– Демоны!! – истошно заорал Вирт.

Ну все, конец, подумал я, услышав этот полный ужаса и паники крик, – допрыгались!

– Доминго, свиток! – закричала Стайли, торопливо доставая что-то из-за пазухи.

– Сейчас! А… чтоб тебя! – закричал Доминго, запутавшись рукой в плаще.

Пару мгновений заминки, и наконец, он тоже достал плотно свернутый в трубочку желтоватый лист бумаги.

– Уходим отсюда! – заорал Вирт, разворачивая лошадь.

Я тоже последовал его примеру, готовясь сделать «тапки в пол». Хотя паническая скачка по барханам, с сидящими в них джанкелями, была очень сомнительной затеей.

– Стой, – закричал Доминго, – он один! Мы его завалим! Где твой свиток?

Окрик командира подействовал на Вирта отрезвляюще. Он сунул руку в сумку, которая лежала впереди седла, и тоже достал оттуда свиток.

– Наверх, – мотнул головой Доминго в сторону гребня бархана, по средней части которого мы ехали, – встретим его там!

Пришпорив лошадей, мы птицами взлетели на верхушку. Лошади нервничали и сил не жалели.

– Вон он! – протянул руку со свитком Вирт, указывая на прыгающую в нашу сторону тварь, которая только что перемахнула верхушку второго от нас бархана.

– Нападем, когда он будет внизу, под нами! Все вместе, разом! – напряженным голосом сказал Доминго. – Всем ясно?

– Да! Да! – ответили Вирт и Стайли, тоже не на шутку взволнованные.

– Втроем мы его завалим! – бодрясь, произнес Доминго, глядя на соседний бархан, за которыми скрывался в данный момент наш преследователь.

– Вот он!

Взметнув небольшое облако песка, на гребень выпрыгнула туша песчаного оттенка. Секунду помедлила, видно фиксируя нас в поле своего зрения, и, сделав прыжок, ринулась вниз.

– По моей команде! – звенящим голосом закричал Доминго.

Хищник сделал еще несколько прыжков и оказался в самом низу, в расселине между барханами.

– Готовьс-сь! – заорал Доминго, не отрывая взгляда от твари и, видно, лихорадочно высчитывая момент начала атаки.

Тварь сделала первый прыжок на наш бархан.

– Давай! – скомандовал Доминго.

Доминго, Стайли и Вирт одновременно резко вытянули правые руки в сторону твари. Три яркие разноцветные вспышки разом вспыхнули на ее груди. Удар пришелся в момент прыжка. Тварь вякнула, перевернулась в воздухе и грузно упала на спину. Немного проехав на потекшем под ее весом песке, она перевернулась через голову, потом кувыркнулась еще раз, и еще раз, и наконец остановилась внизу бархана, вяло перебирая задранными вверх лапами.

– Есть! – ликующе закричал Доминго. – Готов! Эриадор, смотрите, как он там, сдох или нет?

Я присмотрелся к мутанту. Магическим зрением было видно, как дрожат и распадаются светящиеся линии, образующие каркас энергетической оболочки существа.

– Он умирает! – кивнул я Доминго, который уже успел достать новый свиток и крепко сжимал его в правой руке.

– Хвала пресветлым богам! – воскликнул тот, услышав, что я сказал.

– Он умер… – спустя несколько мгновений сказал я, увидев, как распалась энергетическая оболочка.

– Хорошо, – ответил Доминго, убирая свиток, – пойдем, посмотрим! Может, можно чего взять с него. Три свитка извели!

– А сколько стоит свиток? – поинтересовался я, пытаясь направить лошадь к убитой твари. Однако Серая фыркала, дергала ушами, но спускаться вниз не желала.

– Эти свитки стоят по ползолотому! – сварливо ответил Вирт, слезая с лошади, – а вы, Эриадор, зря понукаете лошадь, не пойдет она. Боятся они демонов. Что-то, видать, чувствуют такое… Страшное…

Вот же пугальщик-нагнетальщик, подумал я, слезая с лошади. Страшное! Страшное это то, что полтора золотых улетело! Это только на одного мутанта! А если их толпа припрется? Все, что добудем, – за свитки уйдет? Не… неправильные тут какие-то экспедиции. Не доходные!

Мы слезли с лошадей, Стайли осталась их сторожить, сказав, что и так плохо спит по ночам, а созерцание дохлых чудовищ спокойствия не прибавляет. А мы, утопая ногами в песке, пошли к валяющейся внизу туше. Спустившись, осторожно подошли к поверженному, еще раз убедились, что он сдох, и приступили к осмотру.

Мутант лежал спиной на песке, задрав широкие трехпалые ступни в небо. Каждый палец ступни заканчивался здоровенным крючковатым когтем темно-коричневого цвета. Когти были малость поободраны песком. Видно, немало ему пришлось поноситься по пустыне. Ноги у мутанта были мощные, особенно в бедрах, с узлами мышц под серой кожей. Они росли из продолговатого тела, имевшего еще одну пару конечностей. Только на этот раз тощую, с тремя пальцами на каждой ноге. Сверху к телу крепилась морда. Какая она, видно не было, но создавалось такое впечатление, что все тело сверху – это морда. Даже не морда, а пасть, со здоровенными треугольными зубами желтого цвета и лиловым раздвоенным языком, вылезшим между ними.

Сам демон был серо-песчаного цвета с сухой и жесткой на вид кожей, собирающейся местами в складки. Походив вокруг туши и попинав ее для верности ногами, искатели приступили к разделке, радуясь, что тварь лежит брюхом кверху. От мутанта исходил неприятный запах, плюс еще воняли подпаленным мясом раны, нанесенные свитками, а уж когда ему распороли брюхо, вонь стала просто невыносимой. Я поспешил убраться подальше, потеряв всякий интерес к тому, какие ценные органы и части можно вырезать на продажу. И вообще, было совершенно непонятно, как их можно было дотащить по такой жаре до покупателя? Ведь все протухнет! Причем наверняка! Но у искателей были свои виды. Они торопливо суетились вокруг мертвеца, занимаясь вивисекцией. В результате их действий демон лишился когтей, наверное, почти всех зубов, кожи, желчи и, может, еще чего, что я издали не заметил. Все это было аккуратно упаковано и разложено по седельным сумкам.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28