Андрей Гусаров.

Знаменитые петербургские дома. Адреса, история и обитатели



скачать книгу бесплатно


Коллектив издательства «Всемирная литература». 1919 г.


Участница событий в ДИСКе, писательница Ольга Форш, в романе «Сумасшедший корабль» показала жизнь в Доме искусств – общежитии сотрудников издательства «Всемирная литература». Создано это издательство было в сентябре 1918 г. при участии Алексея Максимовича Горького, привлекшего в качестве участников коллегиального органа управления изданием книг многих известных литераторов. Среди них можно назвать имена А.А. Блока, Н.С. Гумилева, К.И. Чуковского, Е.И. Замятина и академика С.Ф. Ольденбурга.

Вопрос о создании общежития впервые обсуждался на общем собрании инициативной группы 19 ноября 1919 г. при участии А.А. Блока, Н.С. Гумилева, Ю.П. Анненкова, М.В. Добужинского, К.И. Чуковского, Е.И. Замятина и некоторых других сотрудников издательства. Кроме общежития, для писателей работали распределительный продуктовый пункт и столовая, несколько литературных студий, книжный магазин, более похожий на небольшую лавку, и неплохая библиотека, собранная со всего города.

Как видно, Дом искусств не просто служил местом жительства литераторов, но и выступал в качестве своеобразного культурного центра терзаемого Гражданской войной города, где с докладами и лекциями выступали писатели и поэты бывшей столицы погибшей Империи.


ДИСК. Членский билет Н.С. Гумилева


Из лекций и курсов, читавшихся в ДИСКе, отметим: «Практические занятия по поэтике» Гумилева; «Теорию сюжета» Шкловского; «Пародию в литературе» Тынянова; «Технику писания рассказов» Замятина и «Философию театра» Евреинова.

Эйхенбаум проводил здесь занятия по творчеству Толстого, а Чуковский изучал с учениками поэзию Некрасова. Кроме этих занятий, в Доме искусств проходили встречи и диспуты, читались публичные доклады и проводились литературные вечера, в частности «Понедельники Дома искусств». Постоянными стали выставки и концерты. В 1922 г. в доме Чичерина размещалась контора издательства «Солнце».

Осип Эмильевич Мандельштам вспоминал: «Жили мы в убогой роскоши Дома Искусств, в Елисеевском доме, что выходит на Морскую, Невский и на Мойку, поэты, художники, ученые, странной семьей, полупомешанные на пайках, одичалые и сонные. Не за что было нас кормить государству, и ничего мы не делали. Впрочем, молодые не унывали, особенно Виктор Борисович Шкловский, задорнейший и талантливейший литературный критик нового Петербурга… Он, как настоящий захватчик, утвердился революционным порядком в елисеевской спальне, с камином, двуспальной постелью, киотом и окнами на Невский проспект».

В те годы в доме Чичерина можно было часто встретить писателей А.М. Горького, М.М. Зощенко, Е.И. Замятина, Б.А. Пильняка, поэтов Н.С. Гумилева, А.А. Ахматову, А.А. Блока, К.И. Чуковского, В.В. Маяковского, И.В. Одоевцеву. Здесь бывали К.С. Петров-Водкин, Е.Е. Лансере, А.

Белый, Ф.К. Сологуб, К.А. Федин, В.Б. Шкловский, Б.Л. Пастернак и другие. Писатель Александр Грин написал в Доме искусств знаменитую повесть «Алые паруса». Именно здесь, на набережной Мойки, ночью 3 августа 1921 г. чекисты арестовали одного из лучших поэтов Серебряного века Николая Степановича Гумилева.

Долго существовать оазис творческого вольнодумства, каким был Дом искусств в Советской России, конечно, не мог, и его закрыли уже в 1923 г. В этом же году началась история кинотеатра, знакомого многим поколениям петербуржцев, – «Баррикада», занявшего часть дома Чичерина. Но это «революционное» имя кинозаведение получило не сразу.

В 1923 г. (вход с угла здания со стороны Большой Морской улицы) открылся кинотеатр «Светлая лента». Поднявшись по высокой и длинной лестнице на верхний этаж, вы попадали в большой зал с заветным экраном. Так и забыли бы мы «Светлую ленту», если бы не один исторический факт: с 1923 по 1925 г. здесь работал тапером великий русский композитор Дмитрий Дмитриевич Шостакович. Он тогда учился, а деньги для студента лишними не бывают.

Помещения в кинотеатре позволяли проводить выступления артистов, а также читать лекции на популярные темы. Расцвет деятельности кинотеатра как культурного центра приходится на 1960-1970-е гг. В более позднее время концертно-лекционная деятельность затухла, а в 1990-е гг. прекратился и показ фильмов.

Кроме кинотеатра, в советское время в доме Чичерина располагались различные организации, магазины и кафе. В 1925 г. сюда въехал Хореографический техникум, в довоенное время в доме работало швейное ателье. В «застойные годы» принимали посетителей кафе «Дружба» и котлетная (домовая кухня), с зубной болью сюда приходили в стоматологическую поликлинику № 9 (открыта весной 1952 г.), а в Университете марксизма-ленинизма при Доме политического просвещения Горкома КПСС (наб. р. Мойки, 59) слушатели постигали тяжелую науку строительства светлого будущего. Но и это осталось в прошлом…

В настоящее время дом Чичерина занят отелем «Талион Империал», ресторанами, спа-центром с большим бассейном под стеклянной кровлей в мансарде.

Голландская реформаторская церковь
(Невский пр., 20)

От дома генерал-полицмейстера перейдем к зданию Голландской реформаторской церкви, расположенному совсем рядом, за Полицейским мостом, на противоположной стороне Невского проспекта. И хотя существующая ныне постройка сооружена в 1830-х гг., история голландской общины – главного заказчика строительства церкви – началась раньше, еще во времена царя Петра Алексеевича.

Голландские подданные появились в Санкт-Петербурге буквально сразу, с момента его основания, – это были архитекторы, врачи, моряки, инженеры-кораблестроители и ремесленники. Нужно сказать, что голландцы приезжали в нашу страну и в более ранние годы – их общины компактно жили в Москве и Архангельске и при ранних Романовых, и даже при Рюриковичах (вспомним торговца Оливера Брюнеля). Постоянное голландское посольство в Москве работало с 1676 г. Конечно, реформы Петра, его идеи возведения новой столицы требовали большого числа специалистов-иностранцев, и голландцы сыграли во всей этой истории не последнюю роль. Тут важно помнить о царском Манифесте от 16 апреля 1702 г., подтвердившем свободу вероисповедания прибывшим на работу иностранцам. Документ под названием «О вызове иностранцев в Россию, с обещанием им свободы вероисповедания» вышел на немецком языке.


Голландская реформаторская церковь. Открытка нач. XX в.


«Небезызвестно каким образом Мы давно уже в Царствование Наше отменили и уничтожили древний обычай, посредством коего совершенно воспрещался иноземцам свободный въезд в Россию, – сообщал царский указ, – посему Мы сие не токмо что подтверждаем, но и распространяем так, что бы всяк и каждый, имеющий намерение сюда ехать, для поступления на службу… И понеже здесь в Столице Нашей уже введено свободное отправление богослужения всех других, хотя с Нашею Церковью несогласных Христианских сект…».

Приехавшим в Петербург голландцам, как и остальным иностранцам на русской службе, требовалось место для устройства своей церкви, и власти города выделяли для этого земельные участки. Но не будем забегать вперед.


Вице-адмирал К. Крюйс


Первое время, пока община была малочисленной, церковные службы проводились в небольшой деревянной церкви, сооруженной на территории двора вице-адмирала Корнелиуса Крюйса. Фигура этого флотоводца весьма примечательна. Родился он в Норвегии, в семье портного, и звали его Нильс Ульсен. По воле случая в возрасте 14 лет оказался на голландском торговом корабле и, в итоге, в Нидерландах. С этого момента жизнь будущего русского адмирала оказалась связанной с морем. В новой стране он поменял имя – теперь он стал моряком Корнелиусом Крюйсом.

Где только ни побывал отважный моряк, успев даже подработать капером, захватывая французские торговые суда, за что просидел в тюрьме города Бреста шесть месяцев. Государь Петр Алексеевич нанял Крюйса в то время, когда он служил в Адмиралтействе Амстердама, и после подписания контракта в начале апреля 1698 г. голландец отправился на новую, уже третью по счету, родину. Корнелий Иванович Крюйс, а так теперь именовался Нильс Ульсен, получил высокий чин вице-адмирала и 9 тысяч гульденов годового жалования. В Европе годовой доход среднего горожанина составлял 150 гульденов.

Поработав в Воронеже и Архангельске, Крюйс уехал в Голландию, но затем вновь вернулся в Россию, где его направили на Балтийский флот. В 1705 г. он спроектировал и построил для себя двухэтажный дом с садом в районе современного Зимнего дворца. Умер адмирал в 1727 г. в столице Российской империи, а его тело родственники увезли в Нидерланды. Как отмечают современные историки, значение Корнелиуса Крюйса для становления и развития протестантизма в России чрезвычайно высоко.

Церковь на земле Крюйса появилась его стараниями в 1708 г. и некоторое время оставалась центром небольшой голландской общины – в 1717 г. в ее состав входило всего 36 человек. Впрочем, ее двери всегда были открыты для протестантов любой национальности, а проповеди читались на голландском и немецком языках. Первым пастором служил немец В. Толле – адмирал пригласил его в 1704 г. После смерти Толле в 1711 г. (на похороны община выделила 62 рубля 89 копеек) его место занял тоже немец Х.Г. Нациус, позднее перешедший к своим соплеменникам в Петрикирхе. Первым голландским служителем стал Херманус Герардус Грубе в 1717 г., прослуживший в Петербурге до своей кончины, последовавшей в 1724 г.

Время шло, и число прихожан увеличивалось (к 1724 г. достигло 250 человек), к тому же у Крюйса возникли проблемы с царем и его сослали в Казань. В общине начали подумывать о собственном здании в городе, и в начале 1720-х гг. русские голландцы находят такой дом на углу Невской перспективы и реки Мойки и снимают у его владельца Пьера Пуси часть помещений для устройства школы. В 1724 г. они выкупают это здание в собственность. В апреле 1733 г. община приобретает за 1500 рублей и соседний с домом Пуси одноэтажный дом архитектора Жана-Батиста Леблона, в то время принадлежавший Лефорту, и на Невском проспекте возникает большой голландский протестантский культурно-религиозный центр. Прихожане обустраивают его, но сильный пожар 1736 г. уничтожил все, что они успели сделать здесь, не оставив и следа от деревянных строений.

Новую кирху в стиле барокко на 250 человек в 1742 г. возвели уже из камня на средства, собранные в Петербурге и полученные из Голландии. Кроме здания кирхи, тогда построили дом пастора, школу. Часть помещений с окнами на Невский проспект община сдавала под магазины. Первая большая реконструкция церкви прошла в 1771 г. – в ней установили орган работы мастера Губкрама.

Кроме построек Голландской церкви, здесь (я имею в виду участок от Мойки до Конюшенной улицы) находился небольшой садик, застроенный архитектором И. Кребером в 1797–1799 гг. трехэтажным жилым домом, во дворе которого в 1825–1826 гг. архитектор И.К. Лаутер построил флигель. Угловой участок на перекрестке Невского проспекта и Конюшенной улицы занимал трехэтажный дом, появившийся в начале XIX в. Здание 1747 г. постройки, принадлежавшее П. Палону, тогда надстроили двумя этажами.

Первые проекты полной реконструкции построек появились еще в конце XVIII столетия, но реализованы они тогда не были. На бумаге остался и проект итальянского архитектора Р. де Ригеля 1830 г. Лишь архитектору Павлу Петровичу Жако петербургские голландцы в 1831 г. заказали проект монументального здания в стиле классицизма, фасады которого после постройки, кроме Невского проспекта, будут выходить на Большую Конюшенную улицу и набережную реки Мойки. Строительство продолжалось до 1834 г. и обошлось заказчикам в 423 000 рублей, собранных по подписке и взятых под проценты. Торжественное освящение нового храма состоялось 14 января 1834 г. в присутствии будущих королей Нидерландов Вильгельма II и Вильгельма III. Строительство всего комплекса зданий Голландской церкви завершилось в 1837 г.

В центре постройки архитектора Жако – здание церкви, его выделяет портик с четырьмя колоннами коринфского ордера. К церкви примыкают два симметрично расположенных жилых дома, и все вместе они образует единый ансамбль. Как известно, культовые здания на Невском проспекте построены с отступом от красной линии, в глубине участков, и лишь Голландская реформаторская церковь сооружена по красной линии. Это связано с тем, что здание совмещает в себе место, где проводились богослужения, и место жительства многих членов церковной общины.


Портик Голландской реформаторской церкви


Церковный портик обозначает центр здания, выделенный дополнительно ризалитом, – его венчает приземистый купол, обшитый железом. В настоящее время на куполе нет креста, но до 1920-х гг. он, конечно, занимал центральное место. Купольное пространство отделено по фасаду каменной балюстрадой.

Колоннаду портика завершает архитрав, над которым в момент открытия находилась надпись накладными буквами на латинском языке: «Deo et servatori sacrum», что переводится как «Церковь Бога-Спасителя». Тимпан – треугольное пространство, завершающее портик, – украшен сложным горельефом с фигурами ангелов и раскрытой Библией. Здесь, в центре постройки, между центральными колоннами, расположен парадный вход в церковь, весьма скромный, в духе лютеранства.

Крылья дома с жилыми и торговыми помещениями по фасадам также решены довольно просто, хотя полуциркульные оконные проемы первого этажа и напоминают аркаду, а окна второго этажа выделены сандриками (часть) и простыми наличниками. Два балкона по краям здания с ажурными металлическими ограждениями завершают общее убранство фасада по Невскому проспекту. Все чугунные детали изготовили на заводе Карла Грейсона.

Интересны сохранившиеся интерьеры первой половины XIX в., в частности росписи гризайлью на плафоне вестибюля работы художника Васильева, а также лепнина на стенах, выполненная известным мастером И. Балиным. Центральное помещение второго этажа – круглый церковный зал на 370 человек – завершает каменный купол с росписью кессонами. Его поддерживает восемь колонн коринфского ордера светло-зеленого стюка (искусственного мрамора). Золоченую бронзовую люстру для зала изготовил мастер К. Тегелынтейн, кафедру вырезал столяр Герфурт. Первый орган для церкви изготовил мастер Г.Л. Фридрих, а в 1892 г. его заменили инструментом ведущей немецкой фирмы Эбехарда Фридриха Валькера (автор проекта хоров А.А. Гимпель). При установке нового органа мастера решили оставить фасад работы Фридриха, в создании которого принимал участие автор проекта церкви.

Судьба органа Голландской реформаторской церкви сложилась благоприятно. В 1927 г. мастер Г. Куят перенес его в здание капеллы, а эта инициатива исходила от директора Михаила Георгиевича Климова и органиста Федора Федоровича Грибена. На следующий год музыкальный инструмент получил государственное охранное свидетельство. В 1967–1968 гг. церковный орган реконструировала чешская фирма «Ригер-Клосс», сохранив историческую часть инструмента. Последняя его реставрация проведена в Германии немецкой фирмой «Г. Ойле» в 2006 г. В апреле 2007 г. бесценный музыкальный инструмент из Голландской реформаторской церкви привезли и вновь собрали в здании Капеллы.

В силу малочисленности голландцев в Петербурге службы в церкви велись еще и на немецком языке, а в зимнее время, с окончанием навигации на Балтике, в храме и вовсе переставала звучать голландская речь. С 1842 г. храм считался посольским – ему покровительствовал посол Нидерландов, но это не спасло его от закрытия в 1920 г. В тогдашнем Петрограде просто не осталось голландцев.

Несколько лет храм использовали русские лютеране – Община Иисуса Христа, но и ее власти поборами и огромными налогами выжили, передав в 1927 г. помещения церкви театральному коллективу. На этом завершилась двухвековая история Голландской реформаторской церкви в Санкт-Петербурге.

С историей дома Голландской реформаторской церкви связано прошлое множества торговых товариществ, магазинов и культурных учреждений. При церкви работало училище и действовал Голландский клуб.

Художественный магазин Андрея Михайловича Прево расположился во флигеле во дворе церкви в 1826 г. Этот господин запомнился современникам выпуском в 1830–1835 гг. «Панорамы Невского проспекта», изданной на основе акварелей художника Василия Семеновича Садовникова. Позднее Прево пригласили на должность комиссионера Общества поощрения художников, а высочайшим указом назначили в 1853 г. комиссионером Двора по части изящных искусств. В июне 1855 г. состоялись инициированные императором Николаем I и поддержанные А.М. Прево первые аукционы по продаже 1219 картин из коллекции императорской фамилии. Эти полотна считались второстепенными, но фамилии художников говорят скорее об обратном. К продаже Двор представил работы Аннибале Караччи, Гвидо Рени, Сальвадора Розы, Караваджо, Веронезе, Шардена и некоторых других европейских авторов.

Журнал «Отечественные записки» летом 1855 г. сообщал читателям: «В известном магазине Прево начался на днях аукцион картин, оказавшихся ненужными при разборе кладовых Императорского Эрмитажа. Между произведениями художников малоизвестных продаются и картины известных живописцев. Аукцион будет по понедельникам, средам и пятницам, а по вторникам, четвергам и субботам выставка картин, назначенных в продажу. Несмотря на лето и хорошую погоду, несмотря вообще на настоящее время, когда все прочие интересы поглощаются интересами военными, публики собралось на аукцион довольно. Некоторые, очевидно, пришедшие только из любопытства, невольно принимали участие в покупке, потому что цены были очень невысоки. При мне, например, продали весьма хорошо сделанный пейзаж, требовавший только некоторой реставрации, за сорок с чем-то рублей; довольно большую картину, представляющую какой-то пир из древней жизни, за двадцать рублей и т. д.».

Кроме того, в магазине Прево размещалось Правление Общества поощрения художников. Поэтому здесь нередко проходили выставки-продажи произведений живописи и графики современных мастеров, а также ежегодные конкурсы на лучшие картины. В 1871 г. первую премию получила картина Ильи Ефимовича Репина «Бурлаки на Волге».


А.А Краевский


Кстати, упомянутый журнал «Отечественные записки» тоже связан с домом Голландской церкви. Именно здесь размещалась редакция возобновленного журнала, изданием которого в 1820-х гг. занимался историк и писатель Павел Петрович Свиньин. Выпуск этого периодического издания прекратился в 1831 г., но через семь лет вновь возобновлен. В 1839 г. Свиньин передал (сдал в аренду) издание Андрею Александровичу Краевскому, который и разместил редакцию в доме № 20 по Невскому проспекту.

С журналом в это время сотрудничали многие знаменитые литераторы и критики: Е.А. Баратынский, В.А. Жуковский, П.А. Вяземский, М.А. Дмитриев, Н.В. Гоголь, Н.А. Некрасов, Ф.М. Достоевский, И.А. Гончаров, И.С. Тургенев, A. И. Герцен. Отделом критики руководил В.С. Межевич, затем В.Г. Белинский (с 1839 по 1846 г.), а с 1847 г. – B. Н. Майков, сын художника и брат известного поэта. С журналом сотрудничали историки М.П. Погодин и C. П. Шевырев, славянофилы А.С. Хомяков и С.Т. Аксаков, профессор словесности И.И. Давыдов.

Издание содержало отделы: современная хроника России; науки; словесность; художества; домоводство, сельское хозяйство и промышленность; критика; современная библиографическая хроника.

В 1840-х гг. журнал «Отечественные записки» оказывал сильное влияние на общественное настроение и литературные круги, оставаясь долгое время на стороне прогрессивной части интеллектуального сообщества страны и проповедуя западно-либеральные ценности.

В 1840-е гг. редакция журнала располагалась в книжной лавке Петра Алексеевича Ратькова, снимавшего помещение в доме Голландской церкви. Ратьков оказал содействие в издании повести «Бедные люди» Ф.М. Достоевского, да и вообще благоволил молодому писателю. С закрытием лавки перебралась в другое место и редакция журнала.

С 1833 г. большой популярностью пользовался книжный магазин Фердинанда М. Беллизара, с богатым выбором литературы на французском языке. Позднее (с 1879 г.) торговлю книгами здесь продолжил Август Федорович Цинзерлинг, ведущий свою родословную (в рекламе) от книжной торговли «Мелье и К?», существовавшей, возможно, с 1814 г. Магазин занимал первый этаж с правой стороны от церкви, там, где сейчас находится магазин «Зенит Арена», торгующий товарами с символикой футбольного клуба «Зенит».

Как видно, дом Голландской церкви всегда играл роль культурного центра. Вдобавок к книжным лавкам и магазинам в середине XIX столетия здесь работала библиотека для чтения Г. Штирмера, а позднее – магазин эстампов и картин А. Фельтена, известного в городе антиквара и издателя гравюр. Так, в 1901 г. Фельтен издал серию офортов по рисункам художника Сергея Соломко.

В доме размещалась редакция газеты St. Petersburger Zeitung, а также контора публикаций и переводов Н. Матисена. На углу с Большой Конюшенной улицей принимала читателей библиотека для чтения А. Излера (Buchhandlung und Leihbibliothek von Andreas Isler). В прошлом веке традицию книжной торговли подхватил Дом военной книги, открытый здесь в 1920 г.

Во второй половине XIX в. и начале XX столетия в доме Голландской церкви работало множество торговых товариществ и магазинов. Складочный магазин мебели санкт-петербургских столяров Павла Ивановича Ченцова открыт в 1883 г. – реклама этого предприятия красовалась на Невском проспекте. Вихер Лукич Янсен держал здесь табачный магазин. Табаком, а заодно и винами, торговала в доме Голландской церкви фирма «Фейк и К?». Первое время работы в столице Империи в доме располагалось отделение Сибирского торгового банка. Позднее это финансовое учреждение переехало в собственное здание. Кстати, этот банк был здесь не единственным. Ранее в доме Голландской церкви работали Нидерландский банк и Петербургский учетный и ссудный банк.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное