Андрей Бондаренко.

Жаркое лето – 2010



скачать книгу бесплатно

   Глеб остановился и предостерегающе поднял руку вверх.
   – Что случилось? – шёпотом спросил Гарик.
   – Пока не знаю. Видишь, лёгкий дымок поднимается над кустами ракитника? Сделаем так. Я налегке сползаю туда и посмотрю – как и что. А вы сидите здесь и ждите. Только, ради Бога, не спорьте больше на научные и околонаучные темы. Лучше, вообще, молчите – как жирные караси в занюханном деревенском пруду, заросшем зёлёной ряской…
   Вернулся он минут через семь-восемь и сообщил, растерянно лохматя волосы на макушке:
   – Очередной облом, родные мои, нарисовался нежданно. Очень похоже, что наша пещера – уже, вовсе, и не наша. То бишь, она обитаема, только пока неизвестно кем…. Во-первых, перед её входом вытоптана ровная и просторная площадка, на которой в землю вкопано несколько уродливых деревянных идолов. Во-вторых, чуть в стороне от истуканов наличествует большая яма под высоким камышовым навесом, наполненная – доверху и с горкой – ярко-малиновыми, слегка дымящимися углями. Видимо, местные аборигены заменяют спички и зажигалки постоянно действующей «угольной» ямой…. А ещё я видел четыре высокие трубы, сложенные из дикого камня. Они высовываются из-за лиственного мелколесья. Может, это тутошние коптильни? Ну, не крематорий же, в самом деле…
   После недолгого раздумья Гарик, указывая рукой направление, предложил:
   – Считаю, что нам необходимо забраться на этот холм. Его, кстати, жарким летом 2010-го года не было…. Во-первых, он нависает над входом в пещеру, следовательно, будем вести наблюдение. Во-вторых, оттуда, наверняка, прекрасно просматривается и речное русло. И, в-третьих, ветер дует, как раз, в сторону холма…
   – А ветер-то здесь причём? – удивился Глеб. – Не понимаю.
   – Я просто подумал, что люди Каменного века должны обладать обострённым обонянием. Учуют незнакомый запах, заинтересуются, организуют облаву.
   – Вполне разумное и актуальное предположение! – одобрила Аля. – Более того, многие археологи считают, что именно во времена мезолита человеком была приручена – в качестве надёжного и верного помощника – собака. Кстати, у Кати в рюкзаке имеется мощный полевой бинокль…

   Холм, покрытый густыми зарослями орешника, действительно, являлся идеальным наблюдательным пунктом.
   – Ну, что там у нас с мамонтами? – поинтересовался Глеб, увлечённо щёлкая крупный фундук. – Чёрт, ещё созрел не до конца. Только к концу сентября дойдёт…
   – Пока не происходит – ровным счётом – ничего особенного, – сообщила Екатерина, старательно наблюдая за противоположным речным берегом через окуляры бинокля. – Мамонты спокойно пасутся в зарослях какой-то очень высокой и толстой травы и пока даже не пытаются переправиться через речку. Ты, Глебушка, опять что-то напутал…. Кстати, в стаде очень много детёнышей, есть и совсем крохотные.
   От подножия холма, где располагался вход в пещеру, донеслись отдельные визгливые и сердитые вскрики, переходящие в оживлённый и одобрительный гвалт.
   – Любимая, переведи, пожалуйста, бинокль вниз, – попросил Глеб, не отрываясь от колки и поглощения орехов. – Смотри и подробно рассказывай…
   Через минуту Катя, солидно откашлявшись, приступила к повествованию:
   – Так-с, ребятушки….
На круглой площадке – перед входом в пещеру – происходит жаркая женская свара. Вернее, дерутся и отчаянно визжат, вцепившись друг другу в волосы, две молодые женщины, а порядка двадцати-тридцати разновозрастных зрительниц с интересом наблюдают за этим увлекательным действом. Ага, здесь же присутствуют и несколько детишек детсадовского возраста.
   – А во что они все одеты? – заинтересовалась Аля. – Как выглядят? Какого роста? Что с цветом и длиной волос?
   – Ну, подруга! Сразу и не ответить однозначно…. Разнобой полнейший. Все дети разгуливают голышом. А, вот, женщины…. Большинство из них – черноволосые, но наблюдаются и светленькие, и рыженькие. Рост и общая комплекция у всех разные. То бишь, всё – как и в наши времена…. Местные барышни, естественно, облачены в лохматые звериные шкуры. Вернее, иначе и не скажешь, в одежды, сшитые из различных звериных шкур. Что, на мой взгляд, очень и очень странно…
   – Что же в этом странного? – непонимающе уточнил Гарик. – Одежда из звериных шкур? И в нашем цивилизованном двадцать первом веке это не является редкостью. Я где-то читал, что пятьдесят пять процентов современных взрослых жительниц Европы имеют в повседневном гардеробе шубы из натурального меха, или – на худой конец – жакеты, мехом отороченные.
   – Понимаешь, в научной археологической среде убеждены, что люди Каменного века были крайне примитивными и недалёкими. То есть, все бытовые проблемы они решали, идя путями наименьшего сопротивления. Например, одежда…. Считается, что жители Каменного века по-простому заворачивались в куски звериных шкур. Как закрепляли их на теле? По краям конкретной шкуры пробивали редкие дырочки, через которые пропускали короткие отрезки заранее высушенных сухожилий парнокопытных животных. Потом концы этих сухожилий завязывали нехитрыми узлами. Естественно, что при этом получались грубые и бесформенные балахоны. Или же, к примеру, некое подобие набедренных повязок…. А представительницы слабого пола, за которыми я сейчас подсматриваю самым бессовестным образом, облачены в настоящую одежду. То есть, чувствуется, что отлично-выделанные звериные шкуры сперва тщательно кроились и бережно разрезались, после чего аккуратно сшивались. Причём, я наблюдаю одежду различных…м-м-м, фасонов и стилей, если так можно выразиться. Некоторые молоденькие девицы и зрелые женщины, явно, предпочитают «мини». Другие же, наоборот, являются любительницами «макси». Да и шкуры все разные, отличаются и по цветовой гамме, и по густоте меха…. Более того, на ногах-подошвах многих любопытных зрительниц наблюдается и некое подобие обуви. А это – вдвойне странно и необычно! Подразумевается, что люди Каменного века даже и не задумывались об обувке, ходя и зимой, и летом сугубо босиком…
   – Браво! Совершено очередное судьбоносное археологическое открытие! – вылезая из орешника, пафосно объявил Глеб. – Можно готовиться к защите докторских диссертаций…. Кстати, а как такое может быть, чтобы серьёзная наука допускала – относительно людей Каменного века – такие упрощённые и неверные версии?
   – Во всем виноват Великий ледник, – объяснила Аля. – Наступая, он безжалостно и планомерно уничтожал все следы жизнедеятельности человеческой расы. Или, почти все…. Наступал, отступал, вновь – наступал…. А потом последний Ледниковый период закончился, ему на смену пришли сильнейшие и регулярные наводнения. Вода же, как всем известно, тоже горазда – смывать различные следы…. Ну, подружка, что сейчас происходит на нашей цирковой площадке?
   – Появился какой-то пожилой бородатый дядечка – весь очень важный и солидный из себя, одетый с определённым шиком. Волосы совершенно седые и очень длинные…. Ага, сейчас он, грозно размахивая толстым посохом, совершенно невежливо орёт на тутошних дам. Очевидно, пресекает глупый бытовой скандал на корню…. Все дети и часть женщин спешно ретировались в пещеру, другие же незамедлительно приступили к выполнению текущих работ. Две молоденькие девчушки сноровисто разводят большой костёр, ещё четыре барышни укладывают на земле – вплотную друг к другу – толстые обтёсанные жерди. Получается некое подобие щита. Рядом с первым «щитом» сооружают второй, третий…. Из пещеры выбрались новые работницы. Мастерят в отдалении – из более тонких жердей и не ошкуренных веток – вертикальные…э-э-э, рамки-экраны. Из высоких труб уличных печек (коптилен?) заструились в небо тощенькие серые дымки…. Пожилой же дядечка – не иначе, местный вождь – подошёл к одному из деревянных идолов, положил посох на землю и, с трудом опустившись на колени, почтительно воздел руки вверх. Творит жаркую и прочувственную молитву, надо думать….
   Со стороны речной долины послышались далёкие, трубные и певучие одновременно, вопли-вскрики.
   – Похоже, там что-то происходит, – забеспокоился Глеб. – Мамонты волнуются и сбиваются в компактное стадо…. Катенька, золотце моё бесценное, взгляни-ка, пожалуйста, на противоположный речной берег. Ну, и понятное дело, доложи обстановку.
   – Э-э-э, – замялась Екатерина. – Там, действительно, наблюдается лёгкая паника и пошлая суета. Животные, явно, чем-то встревожены…. Ничего себе, дела! Натуральные чудеса в решете, блин горелый!
   – Да, ты толком говори, без подгоревших блинов и лирических соплей. Что там происходит?
   – Это мне очень напоминает разновидность охоты, когда опытные егеря гонят потенциальную добычу на номера. С десяток охотников, сидящих верхом на мамонтах…
   – Как это – верхом на мамонтах? – перебила рассказчицу Аля. – Ты ничего, случаем, не путаешь? Может, надо тканью протереть окуляры бинокля? Наверное, слегка запотели…
   – Ничего я не путаю. И с моим оптическим прибором – всё нормально…. Итак, примерно десять охотников в звериных шкурах, восседающие на мамонтах (может, на прирученных?), пытаются отчаянными воплями и угрожающими жестами загнать других мамонтов (наверное, диких?) в речку. Кто так оглушительно и яростно трубит? Похоже, что приручённые животные. Может, они таким образом помогают хозяевам? Ага, стадо, окружив по периметру детёнышей, медленно двинулось к реке…
   – С философской точки зрения, не происходит ничего сверхъестественного и невозможного, – оповестил Гарик. – Если средневековые индусы умели приручать и дрессировать диких слонов, то почему же жителям Каменного века не совершать аналогичных действий – в отношении диких мамонтов? История нашей цивилизации, как предполагается, развивается по крутой спирали. А дурацкая фраза, мол: – «Этого не может быть, потому что не может быть никогда!», не имеет ни малейшего философского смысла. Над гениальными фантазиями великого Жуля Верна тоже – в своё время – легкомысленно насмехались…
   Через несколько минут Катя возбуждённо сообщила:
   – Стадо достигло середины реки! То есть, внутренняя часть стада, состоящая из детёнышей, находится на самой глубине. Некоторые малыши начали захлёбываться и тонуть…. Течение реки резко убыстряется! Очевидно, выше располагалась искусственная запруда, которую сейчас спешно разобрали…. По реке несутся – плотным потоком – толстенные сосновые брёвна! Мамонтов охватила паника, они, позабыв про детёнышей, рванули изо всех сил к берегу….
   Трубный рёв стал заметно громче.
   – По нашему берегу – со стороны верховий – показалось ещё шесть-семь «всадников», – пояснила Катерина. – Они тоже идут в атаку…. Взрослые дикие мамонты и отдельные детёныши, выбравшись на сушу, тут же бросаются, в смысле, несутся со всех ног, вдоль речного берега – вниз по течению…
   – Спущусь я, пожалуй, немного по склону нашего холма, – решил Глеб. – Поближе к входу в пещеру.
   – Зачем?
   – Почему-то мне кажется, что охотники – по завершению благородного процесса – прибудут с богатой добычей именно к этой пещере. Горизонтальные «щиты», вероятно, будут служить своеобразными «разделочными досками». А на вертикальные «рамки», наверняка, натянут – для тщательной просушки – свежие звериные шкуры.… Попробую всё рассмотреть получше, ну, и послушать дикарские разговоры. Вдруг, удастся понять что-нибудь? Было бы неплохо. В нашей ситуации дорога любая, пусть и обрывочная информация.
   – Глебушка, будь, пожалуйста, поосторожнее! – не отрываясь от окуляров бинокля, попросила Катя. – Мне продолжать повествование, или вам, соратники, уже не интересно? Итак…. Некоторые охотники слезли с мамонтов и вошли в воду. Они направляются к каменной гряде, расположенной примерно посередине реки. Там, в острых камнях застряло – вперемешку с брёвнами – несколько тел утонувших детёнышей. Несколько? Один, два, три…, семь, восемь. Целая гора мяса, если просуммировать…. Люди обвязывают – поочерёдно – тела погибших мамонтят толстыми верёвками. Очевидно, будут вытаскивать добычу – с помощью приручённых мамонтов – на наш берег…. Из чего сделаны верёвки? Скорее всего, они связаны из длинных отрезков тёмно-коричневой кожи. А может, сплетены из кусков каких-то местных лиан…. Остальные «всадники» окружили четверых мамонтят, отбившихся от стада, и погнали их, ловко работая длинными заострёнными шестами, куда-то вверх по течению реки. Наверное, там у них оборудовано что-то вроде зоопарка, где тутошние умельцы-дрессировщики упражняются в своём высоком искусстве….
   Через полтора часа к пещере – под приветственные и радостные крики высыпавших из пещеры женщин и детей – прибыл первый «всадник». К короткому хвосту огромного мамонта, на котором он восседал, были привязаны неуклюжие сани-волокуши, сплетённые из ивовой лозы. На санях располагались большие куски ярко-красного мяса, сложенные аккуратной горкой, и пара коричневых мохнатых шкур, свёрнутые в рулоны.
   – Надо отдать должное людям Каменного века, – одобрительно пробормотал Гарик, отобравший к тому времени бинокль у Екатерины. – Пошлой суеты и давки не наблюдается, никто не набрасывается на куски мяса и не начинает их жадно кусать…. Наоборот, женщины дружно взялись за работу. Шкуры оперативно натягивают на «рамки», часть мяса, предварительно разделав на «щитах», потащили к коптильням, часть отнесли в пещеру. Всем распоряжается седовласый вождь, которого «каменные» девицы слушаются беспрекословно.
   Вскоре появился второй «всадник», за ним – третий…. Работа кипела и спорилась, на все восемь рамок были натянуты недавно снятые (свеже-ободранные?) шкуры, четыре трубы коптилен отчаянно дымили.
   Где-то на юго-западе тоскливо и угрожающе завыли волки. Самый крупный из мамонтов тут же оглушительно и долго протрубил в ответ. Волчий вой затих и больше уже не повторялся.
   – Процесс, что называется, скрупулёзно отлажен, – уважительно отметила Катя. – Каждый боец досконально знает свой манёвр…
   Ещё через некотороё время мужчины забрались – с помощью деревянных приставных лесенок – на мамонтов, и по широкой тропе, протоптанной через сосновую рощу, отправились на восток.
   – Видимо, прирученных мамонтов они содержат в другом месте, чем-то привлекательном для животных, – предположила Аля. – Может, на заливных реликтовых лугах, поросших особо вкусной и питательной травой. Или же под крутой скалой, на которой расположен природный солончак.
   – Это мы сейчас наблюдаем за древними славянами? – спросил Гарик. – То есть, за далёкими предками древних славян?
   – Нет, конечно же. Я не берусь делать конкретные предположения – чьими предками (в национально-расовом плане), являются эти люди. Возможно, что все они вскоре вымрут – либо от резкого похолодания, либо от различных эпидемий…. Известно, что примерно одну тысячу лет – до наступления новой эры – на территории Рязанской области проживали племена финно-угорской группы…
   – Предки современных финнов?
   – Скорее, уж, современных венгров. А славянские племена – в основном, вятичи – заселили этот благословенный край только лет за двести-триста до наступления современной эры.
   Наконец, на вершину холма вернулся Глеб, устало опустился на гранитный булыжник, в несколько затяжек торопливо выкурил мятую сигарету и приступил к подробному докладу:
   – Во-первых, дамы и господа, хочу вам сообщить, что я безмерно удивлён. Безмерно! В подкорке моего головного мозга, начиная ещё с младшего школьного возраста, прочно сидел стереотип, мол: – «Люди, жившие в Каменном веке, являлись обыкновенными дикарями, совсем недалеко ушедшими от обезьян из джунглей. Они были тупыми, грязными и вшивыми. А разговаривать совсем не умели, только бессмысленно мычали и гукали…». Эти же ребята-девчонки, которые активно суетятся внизу, совсем даже и ничего. В смысле, сообразительные и вполне адекватные. А среди молоденьких девиц встречаются весьма симпатичные и пикантные…э-э-э, особи…. Катенька, родная, не надо так грозно и подозрительно смотреть на меня! Запросто прожжёшь дырку!
   – Ты хочешь сказать, что наши славные «укротители мамонтов» полноценно говорят-разговаривают? – безмерно удивилась Аля. – Это – самым коренным и кардинальным образом – противоречит современным представлениям о культуре мезолита и позднего палеолита!
   – Мало ли, что, – насмешливо поморщился Глеб. – «Пробои» во Времени тоже противоречат всем канонам и законам современной физики. Подумаешь! Дело не в научных представлениях и фундаментальных теориях, а в голых и однозначных фактах. Надеюсь, что никто из вас, мои боевые товарищи, больше не сомневается в существовании «пробоев» во Временных потоках? То-то же! Теперь о языке тутошних «укротителей»…. Они общаются между собой с помощью отдельных слогов. Самые распространённые из них: – «Ра, но, га, при, зо, пре…». Причём, слоги произносятся с совершенно-различными интонациями. Так что, можно – при устойчивом желании – понять содержание разговора…. «Га!», произнесённое с усиленным звуком «а», сродни нашей фразе: – «Подойди-ка, брат, ко мне!». Если же «Га» говорится со смазанным «а», то по-нашему это будет: – «Свободен!». То бишь: – «Пшёл вон, гнида!»…. Кстати, и во многих современных языках интонации очень важны. Например, у нас на третьем курсе философского факультета учится вьетнамец по имени – Ле Жа Дык. Так вот, если «Жа» произнести с одной интонацией, то это будет звучать для вьетнамцев – как: – «Любимый сын могучего Дракона». Если же выговорить «Жа» с другой интонацией, то это будет сродни фразе: – «Лапша для молочного супа»…. Кстати, когда из-за серых облаков выглянуло солнышко, все дикари низко поклонились светилу и радостно воскликнули: – «Ра!». Я почему-то думал, что так солнце именовали только древние египтяне.
   – Ничего подобного! – возразила Катя. – У многих народов слог «ра» был связан с живительным солнечным светом. Например, наши предки-славяне называли великую реку Волгу – именно – «Ра», что означало: – «Вода, наполненная солнечным светом». И по поводу слога «га» ты тоже прав. У славян он обозначал движение. А современное слово – «нога»? «Но-га»! Понимаете?

   Ответить ей никто не успел, так как сзади раздалось вежливое покашливание, а ещё через долю секунды послышалось и угрожающее рычание.
   Гарик резко обернулся. В пятнадцати-двадцати метрах от их компании на низеньком гранитном валуне восседал, небрежно обнимая короткое копьё, оснащённое мощным каменным наконечником, кряжистый мужик средних лет. По обеим сторонам от камня расположились, старательно скаля слюнявые пасти в многообещающих оскалах, два светло-серых пса.
   «Вполне даже симпатичный тип. Чем-то похож на благородного разбойника Робина Гута – из старого советского фильма», – подумал Гарик. – «Тщательно-расчёсанные угольно-чёрные волосы, аккуратно-подстриженная полуседая бородка. Мешковатые штаны до колен, пошитые из лосиной шкуры. Меховая тёмно-коричневая жилетка на мускулистом торсе. На ногах красуются грубые сандалии…. Глаза большие и внимательные, приятного серо-стального цвета. В его облике, безусловно, чувствуется что-то нордическое, северное…. А, вот, собачки никакого доверия не вызывают. Ростом с полугодовалого телёнка, глаза круглые, тёмно-жёлтые, практически янтарные…».
   Черноволосый мужик приветливо улыбнулся и, указывая корявым пальцем на узкий ломтик солнца, стыдливо выглядывающий из-за серых облаков, торжественно объявил:
   – Ра!
   – Ра! – машинально согласился Гарик.
   – Ра! – поддержали остальные волонтёры.
   – Га-а-а! – ласково предложил бородач, вытягивая руку вниз по склону, в сторону пещеры. – Ам, ам! – доходчивыми жестами изобразил процесс поедания вкусного и калорийного мяса.
   – В гости, похоже, зовёт, – громко сглотнул голодную слюну Глеб. – Обещает накормить от пуза. Ну, как в том знаменитом фильме [7 - – Имеется в виду художественный фильм «В зоне особого внимания».]: – «Воины-десантники, вы окружены! Сдавайтесь! Вас ждёт сытный ужин, горячий чай и наше радушие…». Может, сходим? Дядечка-то вполне мирный и симпатичный. Тем более что я здорово проголодался, а печёная несолёная рыба уже слегка поднадоела.
   – Га-а! – уже со стальными нотками в голосе произнёс «Робин Гут», недовольно сдвинув к переносице чёрные густые брови. – Га-а!
   Собаки, прекрасно поняв хозяина, угрожающе зарычали и слегка напряглись.
   – Придётся идти, – тяжело вздохнул Гарик. – Во-первых, псы больно, уж, здоровые. Во-вторых, всё равно поймают…, – согласно махнул рукой и обратился к бородатому типу: – Веди, дорогой Робин! Мы принимаем твоё любезное приглашение…. Только, чур, ты следуешь первым! Вместе с собачками, ясный мезолит, – изобразил пальцами порядок передвижения. – Ну, га-а-а? Или не га-а-а?

   Человек из Каменного века вновь добродушно улыбнулся, опершись на копьё, поднялся на ноги и упруго, не оглядываясь, зашагал вниз по склону. Собаки, бодро махая короткими хвостами-обрубками, размеренно трусили впереди хозяина. Волонтёры из двадцать первого века, отстав метров на десять-двенадцать, шли следом.
   В какой-то момент Гарик, почувствовав спинным мозгом опасность, насторожился, но ничего сделать уже не успел – в затылочную кость ударило-стукнуло чем-то тяжёлым, рядом раздался пронзительный женский визг.
   Падая на мягкий сырой мох, он успел подумать: – «Это, наверное, кто-то умело метнул из пращи подходящий камушек…».
   Подумал, и потерял сознание…


   Сознание возвращалось медленно и, если так можно выразиться, поэтапно. Сперва Гарик ощутил тупую, отчаянно-пульсирующую боль в затылке. Волны боли приходили и уходили, то давая короткие передышки, то наваливаясь с удвоенной энергией…. Потом вернулось обоняние. Пахло походными кострами, свежей кровью и в меру прожаренными шашлыками. Наконец, полностью восстановился и слух.
   Где-то совсем рядом слаженно и упорно стучали тамтамы-барабаны, изредка – примерно один раз в три минуты – раздавался трубный и тягучий рёв-вскрик, а сквозь эту звуковую какофонию прорывались людские голоса, дружно и азартно скандирующие:
   – Ра! Ра! Ра! Ра!
   Собрав волю в кулак, он открыл глаза и мысленно охнул – зачарованно и одновременно удивлённо. Открывшаяся его взору картинка была абсолютно-нереальной.
   «Хотя – с философской точки зрения – ничего нереального в нашем мире не существует», – вкрадчиво прошелестел в голове бесконечно-усталый внутренний голос. – «В современных голливудских фильмах и не такое демонстрируют доверчивым зрителям…».
   Красно-багровое, неправдоподобно-большое и однозначно-равнодушное солнце уже приближалось к линии горизонта. Круглая площадка, находившаяся рядом с входом в пещеру, была заполнена жителями Каменного века. Мужчины, женщины и дети размеренно приплясывали-подпрыгивали на одном месте и, повернувшись лицами в сторону заходящего светила, как заведённые вопили:
   – Ра! Ра! Ра! Ра! Ра!
   «Одеты они, как и днём», – заторможено подумал Гарик. – «Только лица, руки и плечи покрыты замысловатыми чёрно-белыми узорами. Да и движения людей какие-то заторможенные и странно-механические. Видимо, наши прародители, отведав какого-то древнего галлюциногена, впали в религиозный транс. Бывает, конечно…».
   Он отвёл взгляд от беснующейся толпы и посмотрел направо, откуда исходила местная громкая «музыка». Под холмом, на длинном берёзовом бревне сидели пятеро здоровенных бородатых мужиком, размеренно стучавших огромными кулаками и увесистыми палками по горизонтальным поверхностям разномастных цилиндров. Рядом с «музыкантами» застыл огромный лохматый мамонт, шкура и морда которого были щедро разрисованы странными белыми знаками.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27