Андрей Белянин.

Вкус вампира



скачать книгу бесплатно

Мы успели отъехать всего на несколько метров, когда моя подруга мягко нажала на тормоза.

– Посмотри, твоя гостья, похоже, пытается их остановить.

Действительно, наперерез догоняющим из подъезда выбежала Ева. Она что-то быстро докладывала одному из парней, тыча пальцем в сторону моего балкона. Неожиданно парень резко ударил её кулаком в живот. Рыжая охотница упала на колени, бритоголовая девушка с размаху добавила ей ботинком в лицо… Я недоумённо повернулся к Сабрине, в её глазах застыло ледяное презрение.

– Подонки… – Тёмно-вишнёвый «феррари» дал задний ход.

– Тебе это надо? – уточнил я.

– Нет, – равнодушно бросила она, врезаясь багажником в увлечённых избиением молодцов.

Двоим, прямо скажем, не повезло… Когда я вышел из машины, то первой мыслью было гуманное желание добить несчастных из жалости. Потом решил, что страдания возвышают душу… У ребят ещё всё впереди, сейчас делают очень хорошие инвалидные коляски. Две отчаянные бабульки побежали вызывать «скорую помощь» и милицию. Девица, злобно шипя, оттаскивала в сторону третьего парня – он всего лишь сломал ногу.

Я присел на корточки, склонившись над скорчившейся Евой:

– Встать можешь?

Она с трудом кивнула и, приподнявшись на локте, сплюнула кровь на асфальт. Да, били её недолго, но жестоко. Женщины обычно такого не заслуживают, даже за чрезмерно ужасные преступления. Достойнее просто убить, но не калечить вот так, на потеху самым низменным вкусам… Я мягко подхватил её на руки, легко поднял и, поддерживая, помог устроиться на заднем сиденье. Краем глаза уловил еле заметную тень слева, не оборачиваясь, ударил ногой назад. Занесённый над моей головой кол с глухим стуком брякнулся наземь, а бритоголовая без звука отлетела в песочницу. Я принёс ей свои извинения, но, возможно, она их попросту не расслышала, по уши зарывшись в детские куличики…

– Никогда больше не бей женщин! – сурово потребовала Сабрина. – По крайней мере при мне…

– Тебя это возбуждает?

– Естественно!

Я пожал плечами и, усевшись поудобнее, накинул ремень безопасности: со стороны ближайшего перекрёстка уже доносились торопливые завывания милицейской сирены. Машина взяла с места так плавно, словно в прошлой жизни была балериной. Мы свернули между домами и выехали на Звёздную. Своеобразное название улицы подтверждалось тем, что на ней традиционно селились все хоть сколько-нибудь значимые поэты и художники города. Многих я знал лично, четверо из них были вампирами, остальные не придавали этому значения, даже если знали…

– Дэн, у тебя есть платок? Тогда передай, пожалуйста, нашей девочке.

– Нашей девочке? – без тени удивления переспросил я, просто мне показалось, что у Сабрины не всё в порядке с дикцией… или с головой.

– Пусть вытрет кровь. Я, конечно, сыта, но облизываться от одного запаха уже устала!

Охотница выхватила у меня свеженький платок, в одну минуту превратив его в мокрый багрово-грязный комок.

– Можешь не возвращать! Оставь себе на память, – вовремя предупредил я. – Да и благодарить нас не надо…

– Я и не собиралась…

– А зря, – притормаживая на светофоре, отметила моя подруга, – вежливость – высшее проявление человеколюбия! Дэн, если не затруднит, опусти окно и скажи тому уроду слева, что, если он ещё раз попробует меня подрезать, я ему, козлу…

Иногда Сабрина говорит такие вещи, что я краснею.

По-моему, она делает это специально – прилив крови к щекам вампиры находят очень сексуальным, доходя едва ли не до экстаза…

Ева, примолкнув, сидела сзади. Ни слёз, ни тихой истерики, ни жажды мщения в глазах. На какую-то долю секунды мне даже показалось, что она тайком подсматривает в зеркальце водителя – не слишком ли её портят синяки. Я никогда не понимал женщин, да это и не требуется – достаточно просто принимать их такими, какие они есть. Это здорово сберегает нервы мужчине, живущему уже две сотни лет…

– Куда мы едем?

– За железнодорожный переезд, через Три Протоки, у стоянки сверни налево, там вдоль насыпи, дальше – я буду показывать по ходу.

– Хорошо, где высадим девочку?

– Где тебе удобнее выйти? – повернулся я. Охотница молчала, глядя на меня совершенно пустыми глазами. Я помахал пальцем у неё перед носом, дабы убедиться, что реагирует, и уточнил вопрос: – Куда нам тебя подвезти, чтобы ты побыстрее добралась домой к папе и маме?

– Я не… – на мгновение закашлялась она и, постучав себе кулаком в грудь, хрипло продолжила: – Я из другого города и никого здесь не знаю. Мне некуда идти.

– Притормози, пожалуйста, – попросил я. Сабрина поставила машину у обочины, и мы оба крепко задумались. Со стороны, наверное, наши реплики казались абсолютно лишёнными смысла…

– Всё это чрезмерно случайно, а в последние годы я стал очень ценить уют и уединение.

– У неё хорошая кровь.

– Ты говоришь так, словно еда для тебя главное.

– В конце концов, мы могли бы использовать её вместе.

– Раньше тебя не привлекало трио, ты готова делиться мной?

– Я не об этом! У неё есть энергия и харизма…

– Исключено, при нас двоих она не продержится и недели!

– Никто не вечен! Это всего лишь человек, а они быстро плодятся…

– Ну, не знаю… надо попробовать. Капрал встретит нас с распростёртыми объятиями, но присутствие посторонней девушки…

– Он не любит женщин?

– Наоборот…

– И как он их любит?

– Иначе, чем ты.

– Тогда я хочу посмотреть.

Дальнейший спор уже не имел смысла. Если Сабрина что-то вбила себе в голову, то исполнит задуманное, чего бы ей это ни стоило. Поэтому она торжествующе кивнула, а я пожал плечами в знак признания поражения.

– Хорошо, поедешь с нами, но по дороге расскажешь всё о тех людях, что привезли тебя в наш город.

– А когда вы всё узнаете, то убьёте меня? – напряжённо сощурилась рыжая жертва всех, кому не лень. Другой бы на моём месте демонически расхохотался: чего спрашивать, ты и так практически мертва! Но я не злораден по природе…

– Скорее всего, да… – …и честен в большинстве случаев до патологии.

– Я из Сибири, маленький город Тында, так называемая столица Байкало-Амурской магистрали. Хорошо училась в школе, занималась гандболом и стреляла в тире. Потом меня заметили такие в белых накидках…

– Адепты?

– Вот-вот! Ну, пригласили в отряд, там было собеседование и даже экзамены. Я прошла, нам платили… вернее, обещали приличную зарплату. Два месяца активной подготовки: теория, вампироведение, демонология, стрельба, рукопашный бой… Первое практическое задание здесь, в Астрахани. Инструктор говорил, что этот город буквально кишит вампирами. Нас встретили вчера вечером на вокзале, куда-то отвезли, накормили и сразу отправили на… вас. Дом, квартира, план Охоты – всё было подготовлено заранее. Я должна была в одиночку убить вампира. Вот её, это вроде зачёта, для получения лицензии… Остальные осуществляли функции группы поддержки, у каждого была своя задача. О том, что с ней такой… кто лишает энергии, нас не предупреждали. Мы с ребятами вообще увидели друг друга только перед непосредственным выходом на задание.

– Кто стрелял в окно?

– Не знаю, о снайперах нам ничего не говорили. – Она перевела дыхание и, величественно зажмурившись, еле слышно закончила: – Можете меня убить.

– Можем, можем… – автоматически откликнулась Сабрина, прогревая мотор. – Так как ты говоришь, направо от стоянки или налево?

– Налево, – кивнул я. – Дальше будут дачи, я покажу нужный участок.

– Вы… так свободно рассуждаете о вашем тайном убежище потому, что я сейчас умру?

– Нет, просто до сих пор никому не удавалось нас предать, – беззаботно откликнулась моя подруга.

– Почему? – Ева открыла один глаз.

– Не успевали…

* * *

Дом стоял на отшибе у реки. До воды шагов десять, тут пролегал один из многочисленных рукавов Волги. Южная дельта дробит великую реку на сотни больших и маленьких проток. В идеале все имеют какие-то имена, но названия именно вот этой я не знал. Узкая, метров пятнадцать, и глубокая, в два человеческих роста, противоположный берег зарос камышом, но вода настолько чистая, что у соседей цветут лотосы. Хотя, как я уже упоминал, домик отдалённый, до ближайших соседей пешком минут двадцать…

– Ну и дыра… Надеюсь, нас не будут долго искать, больше двух дней я здесь не выдержу.

– Это хорошее место для того, чтобы предаться размышлениям, – задумчиво предложил я. – Внутри есть всё необходимое.

– Ты хочешь сказать, что всё необходимое здесь есть, а мы будем предаваться размышлениям так, будто больше предаться уже нечему?! – фыркнула Сабрина.

На мгновение мне показалось, что Еву несколько передёрнуло. У разных людей разное мнение о границах дозволенного, но почему-то никто не хочет понять, что вампиры в эти границы традиционно не вписываются. Увы, для вампиров мир не окрашен всем радужным спектром человеческого счастья, им доступны лишь два наслаждения – любовь и кровь! Второе – более популярно, первое – даровано лишь избранным. Это не так сложно и противоречиво, как кажется на первый взгляд. Вампиризм по сути своей чертовски сексуален!

Некто в чёрном крадётся в постель к невинной девушке в белом, он обольщает, одурманивает её, и вот… Первая кровь как первое причастие, знак чистоты и непорочности в её первую и последнюю брачную ночь. Кто-нибудь слышал, чтобы вампир рвал свою жертву на куски и сидел, выгрызая костный мозг, весь обляпанный кровью?! Кто-нибудь читал о вампире, насилующем девушек, упивающемся садизмом или хотя бы поднявшем руку на существо слабого пола?! Пусть их душа черна, а в сердце нет места святости, пусть их всех ждёт осиновый кол и вечное проклятие, но… Поэтизировать можно долго, и в конце концов всё равно придёшь к выводу, что всему этому нет оправдания. Почему же мне порой так больно смотреть в глаза Сабрине, словно заточенную уверенность осины я ощущаю именно в своих руках…

– Дэн, ключи у тебя?

– Дверь не заперта, этот дом в замке не нуждается.

– Почему? – раздалось за нашими спинами. Интересно, как она ухитрилась дожить до своих лет с таким неуёмным любопытством? Мы ведь, по идее, два беспринципных кровавых вампира, а она обманутая, всеми преданная, избитая дурочка из зачуханного северного городка и…

– Ну почему?

– Сабрина, ей положено нас бояться или нет?

– Тебя боюсь только я! И то не тебя, а за тебя. Потому что люблю, а ты вечно лезешь вершить разные глупости. Пусть подождёт до вечера, после девяти я её укушу, и она всю ночь глаз не сомкнёт от ужаса.

– Тогда она будет за нами подсматривать.

– Упс, тоже верно… а что делать?

Пока мы так препирались, Ева прошмыгнула вперёд и взялась за ручку двери. Лучше бы она этого не делала, но, увы, свою голову не приставишь. Прямо из облупленных досок двери по локоть высунулась мужская рука, ловко сцапав охотницу за запястье. Как она визжала-а-а… А вырвавшись и плюхнувшись задом на порог – ещё громче! Женщины всегда загадочны… Ведь если разобраться, то чего визжать, раз вырвалась?! Так нет! Начинающая убийца вампиров надрывалась так, словно впервые в жизни видела привидение…

– Стоять! Смирна-а-а! Кто позволил?! Кому тут е…ма, в п…ма, за у…ма, под них у…ма и ё…ма, а?!

Прямо из закрытой двери, уперев руки в бока, с самым суровым выражением на лице выплыл наш Капрал. Обычное, я бы даже сказал, вполне заурядное привидение… Призрачный камуфляж, грудь в боевых орденах, берет сдвинут на брови, а вместо левой руки – пустой рукав, пришпиленный к плечу.

– Повторяю, специально для баб-с! Какого ты тут ё…ма, по хе…ма, уе…ма на территории вверенной мне части?!

Охотница заткнулась. Мат вообще в большинстве случаев действует на женщин отрезвляюще. Видимо, какая-то языческая магия в нём всё ещё сохранилась… Хотя я передаю слова Капрала абсолютно верно, без стыдливых отточий и купюр. Просто, как заядлый матерщинник, он в пылу беседы частенько «проглатывал» буквы, оставляя лишь начало и общий смысл ругательного слова.

– Привет, Енот! Это со мной.

– Дэн?! Друган, кого я вижу, мочи пять! – Привидение широко улыбнулось и с размаху «хлопнуло» ладонью о мою ладонь. На деле беззвучно пролетело сквозь неё, не оставив даже ощущения соприкосновения.

– Позволь представить тебе Сабрину. Я о ней много рассказывал. – Моя подруга приветливо кивнула, чуть приподняв тёмные очки. – А это – Сергей Енот, бывший пограничник, майор, участник трёх-четырех вооружённых конфликтов, геройски погибший во время боевых действий в Чечне.

– Я был кадровым офицером, дамы, но друзья называли меня просто Капрал. – Смахнув пылинку с призрачных наград, он повёл бровью. – Я не имел привычки прятаться за спины своих ребят, как некоторые ш…ма, в по…ма их всех, ох…ма и… Ой! прошу прощения… вырвалось!

– Говорящи-и-й… – придушенно выдала Ева. Бешеный стук её сердца свидетельствовал о том, что сибиряки и вправду отличаются завидным здоровьем – какую-нибудь фэнствующую москвичку давно бы уже хватил удар.

– Дэн, это что?!

– Отдаю должное твоей проницательности, Капрал, это что-то!

– Но ведь она же по…ма её, к на…ма, по пере…ма…

– Девушка? – подсказал я.

Лицо майора Енота из бледно-серого стало грязновато-розовым.

– Да разуй глаза, она – охотница! Гончая, век их на…ма, в ко…ма, по пи…ма, скопом!

– Как он догадался? – поразилась Сабрина.

– Запах чеснока, псевдовоенная униформа, защитные амулеты на запястье и надпись «Смерть вампирам!» на брючном ремне.

Вообще-то я мог бы перечислить ещё с десяток явных и малозаметных признаков, но зачем? И так понятно, что если ты живёшь за счёт энергии слабого пола, то просто обязан замечать любые детали их экипировки. В деле охмурения женщин – мелочей нет…

– Я – пленница! – вмешалась в разговор обсуждаемая особа.

Мы трое, повернув головы, смерили её взглядом так, словно видели впервые.

– Милочка, Дэн уже говорил, ты абсолютно свободна! Никто тебя не держит, иди куда хочешь, ты вовсе не…

– Нет, я – пленница! – Упёртая девица, видимо, начиталась фантастических романов и никак не хотела поверить, что из «сказки» можно просто уйти. – Нас учили любую опасность встречать лицом! К Смерти невежливо поворачиваться задом…

– Может не так понять? – уточнил я, а Сабрина почему-то оскалила на меня зубы.

Енот, он же Капрал, поправил видавший виды беретик и сизым облачком подкатился к охотнице:

– Молодца! Хвалю! Так держать, у…ма, с за…ма, подружка! Позволишь одинокому офицеру пригласить тебя на романтический ужин?

– О, е…ма! – храбро ответила Ева. Девчонка разом выросла в наших глазах…

Чуть притомившийся «феррари» мы поставили за забором, поближе к реке. Как в коммерциализированное время строятся приличные и недорогие дачи? Покупается сносный деревянный домик, обкладывается кирпичом, покрывается шифером – и перед вами новенький коттедж. В нашем случае всё было с диаметрально противоположной точностью. Внешне дом выглядел ветхим, полуразвалившимся сараем в один этаж плюс мансарда и флигель. На деле вы бы только ахнули, шагнув внутрь. Просторный холл, за ним две большие комнаты: гостиная и спальня. Ремонт я оплачивал лично, хотя дача мне не принадлежала. Ею владело очень милое семейство оборотней – цирковые артисты Яраловы, муж с женой и две дочки. Вечно на гастролях, к тому же на лето они обычно уезжали к дальним родственникам в Словению, так что домик был в моём полном распоряжении.

– Какая прелесть!

– Какой кошмар! – едва ли не одновременно выдохнули девушки, по разным причинам вытаращив глаза. Сабрина благодарно прижалась ко мне круглым плечиком, восхищённо оглядывая коричнево-серые стены, чёрное ковровое покрытие, тёмно-синий потолок, декоративную паутину по углам, множество разноцветных свечей и резную мебель работы местных гробовщиков.

– Почему ты никогда раньше не привозил меня сюда?

– До ремонта здесь нечего было делать, а потом, разве нам было плохо в моей квартире…

– Не спорь со мной! – Ладонь Сабрины взлетела к моей щеке, задержалась, чуть коснувшись кончиками пальцев, и игриво царапнула ноготками мочку уха. – Покажи, какая тут спальня, и я прощу тебя до самого вечера.

Охотница, глянув на нас, старательно сделала вид, будто её мутит от таких отношений. Наверное, их учили, что всё человеческое нам чуждо…

– Налево туалет и ванная, – предложил я.

– Премного благодарна, – сдержанно козырнула она, словно в американской армии приложив руку к «пустой голове», и развернулась так резко, как будто двигалась на шарнирах. Видимо, в числе прочих дисциплин ребятам преподавали и строевую подготовку. Это плохо… Я хочу сказать, это значит, что из них воспитывают не отдельных охотников на вампиров, а целую армию серийных убийц. Строгая униформа, печатающий шаг, оловянные глаза и жёсткие параграфы устава в неокрепшей девичьей душе… Охотник – профессия одиночная, он живёт сам по себе и убивает избранно. Армия различий не делает, там любят глобальные зачистки.

– Дэн, а куда девался Капрал?

– Прихорашивается и занимает выжидательную позицию в ванной, – подумав, ответил я.

– Он будет её пугать? – не догадалась Сабрина.

– Нет, он будет за ней подсматривать.

– Извращенец!

– Нормальное привидение, – заступился я. – Сама посуди, ну какие у него ещё радости в жизни? Только посочувствовать…

– Тогда пусть заглянет в ванную, когда там буду я, – милостиво разрешила моя подруга. – Его ждёт совершенно незабываемое зрелище! И потом, у меня грудь на два размера больше, чем у неё…

Из стены под канделябром на миг вылезло блаженное лицо Енота. Глаза косые, улыбка идиотская, язык счастливо свесился до подбородка. Похоже, он слышал предложение Сабрины. Предложение из тех, от которых НЕЛЬЗЯ отказаться…

* * *

Ужин прошёл без эксцессов. Я успешно дозвонился в Координационный центр и получил разрешение на встречу с Бегемотом. В принципе к нему можно было зайти и так, но хоть иногда следовало соблюдать некую субординацию. Будучи одним из верховных демонов Ада, он не страдал излишним высокомерием. Когда прочие томили посетителей в коридорах по нескольку лет, мой покровитель настаивал лишь на непременных взятках. И то весьма символических – какое-нибудь свеженькое издание популярно-новомодной религии. Сущая мелочь, если вдуматься… Хаббардом его уже не удивишь, но у меня на полке стояли два рекламных сборника школы «Рейки». Не религия в чистом виде, но как пропуск вполне годится, поверьте…

Капрал дважды пытался подглядывать за Евой в туалете. Как я понял, она вовремя его засекла и вроде попыталась дать по морде, здорово ушибив руку о смывной бачок. С привидением проблемно драться, даже имея на вооружении мощный фен или пылесос. Но, видимо, Енот предпочёл извиниться и отвалить, так как хвастался мне потом, что на «романтический ужин» охотница всё же придёт. Что это значит, доподлинно знал только я. Мой бесплотный друг уже дважды пытался соблазнять таким образом жалостливых женщин. В обоих случаях последствия были, скажем так, неадекватные… Мне хотелось посмотреть реакцию третьей претендентки.

– Дэн! Дэн, я к вам обращаюсь?!

Я поднял глаза, кто-то из присутствующих в доме отвлёк меня от важных мыслей. Капрал? Он не столь скуп на слова, а попросту – болтлив. Сабрина никогда не повторяет дважды и редко говорит «вы». Остаётся Ева…

– Я просто не знаю, как к вам обращаться. Дэн – это имя или кличка?

– Денис Андреевич Титовский, потомок польской шляхты, коренной астраханец, художник-авангардист. Что-то ещё?

– Ну, согласно своему статусу военнопленной, я хотела бы как можно больше узнать о захвативших меня вампирах.

– Адреса, пароли, явки, базы, список агентов, места массового сбора, – пустился перечислять я, и охотница, не удержавшись, кивнула. Потом опомнилась и надулась. Зря, все мы попадаем в детские ловушки…

– Почему бы и нет, Дэн? За последние сто лет наше сообщество уже настолько легализировано, что мы вполне могли бы даже зарегистрироваться как национально-религиозное меньшинство. Обычные люди и не подозревают, какую нагрузку мы несём и насколько важно в их жизни присутствие вампиров.

– Так вас действительно здесь много?! – поражённо прижалась к стене вытаращившаяся пленница. – Эх, предупреждал же нас инструктор, что Астрахань кишит вампирами!

– Не только ими, – поправил я, наливая дамам красное мерло. Ужин был простой, но вполне человеческий: ветчина, сыр, оливье, фрукты. Рваные куски протухшего мяса, загустевшую кровь, плесень и перегной оставьте идиотам. Несмотря на все старания писателей-фантастов, вампиры этого не едят. – В городе, как мне известно, довольно большая община оборотней, много привидений, несколько колдунов, клуб ведьм феминистического уклона и скромная диаспора людоедов-беженцев. На Кавказе сейчас неспокойно, а наша территория достаточно стабильна для роли некоего перевалочного пункта…

– Настоящий рай для охотника, не так ли? – подмигнула моя подруга. – Дорогой, представь нас. После фужера вина я всегда вспоминаю о правилах хорошего тона.

– Госпожа Сабрина фон Страстенберг, баронесса Икскуль, младшая дочь германского посла в Японии, – я встал из-за стола, приподняв свой бокал. – Рад представить вас Еве …?

– Лопатковой, – невнятно буркнула охотница. – Ева Лопаткова, титулов не имею, папа – бригадир монтажников.

– Ваше здоровье, дамы!

– Будем пить на брудершафт? Дэн, она опять меня боится.

– Ничего я не боюсь… А только с женщинами не целуюсь, вот!

– Это была шутка, – поспешил объясниться я. – Брудершафт у вампиров несколько отличается от традиционного поцелуя после глотка вина. Обычно при этом прокусывают нижнюю губу, наиболее безболезненно и приятно делая человека вампиром. Сабрина, стыдись! Твой лимит давно исчерпан, зачем вводить девушку в искушение?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении