Андрей Бехтерев.

Фунт



скачать книгу бесплатно

– У меня супер-подарок, – сказал Сера, беря в руки коробку с «Золотым деревом».

– Сначала представь невесту, – сказал Игорь Святославович. Он уже успел кивнуть Лизе головой.

– Папа, тебе лишь бы каркнуть, – сказал Сера, подводя папу к девушке, – Лиза.

– С днем рождения, Игорь Святославович, – сказала Лиза, протягивая юбиляру букет.

– Спасибо, Лизочка, – Серин папа приобняв, поцеловал девушку в щеку. – Какой букет обалденный.

– Пап, главный подарок здесь, – сказал Сера, отобрав у папы цветы.

– Креативненько. Спасибо, – сказал юбиляр рассматривая картонную коробку обмотанную скотчем. К ним подбежал слуга и забрал цветы у Серы. Игорь Святославович протянул слуге коробку.

– Пап, ты хоть посмотри что там, – возмутился Сера.

– Там еще внутри что-то есть? – с хитрой улыбкой сказал юбиляр и стал вертеть коробку. Игорь Святославович попытался зацепится за скотч. После нескольких неудачных попыток он просто разломал коробку пополам, как буханку хлеба. Золотое дерево выпрыгнуло из упаковки. Сережин папа его ловко поймал.

– Ничего себе идеализм. Красиво, – сказал он, после довольно длительной паузы, потраченной на рассматривание подарка. Похоже, подарок его впечатлил.

– Это Лиза мне помогла найти, – сказал Сера.

– Я не сомневался. Ты же у нас известный художник. Густав, – крикнул папа в сторону группы людей стоящих недалеко и громко что-то обсуждавших. В их сторону пошел немолодой человек в ярко-оранжевой футболке и зеленой косынке на шее.

– Это папин дизайнер, – сказал Сера Лизе, – Известный экскрементатор. Сейчас наше «дерево» будет жестоко унижено.

Густав подошел к Игорю Святославовичу и взял протянутое ему «Золотое дерево». Внимательно покрутив его и посмотрев снизу, Густав улыбнулся.

– Антонин Заусер. Эль Арбол Де Оло. «Золотое дерево». Похоже, оригинал. Их всего две штуки. Они то пропадают, то появляются. В Москве нашли?

Сера кивнул.

– И почем?

– Это подарок, – ответил Сера.

– А-а, – сказал дизайнер и, подошел к Сергею вплотную. Сергей прошептал ему на ухо, – М-м. Адекватные деньги. Со временем должно расти. Дерево все-таки. Давай, Игорек, на стол его поставим в кабинете. У нас там зеркало в золотой раме и дерево будет смотреться вполне симметричненько, – Густав вернул дерево юбиляру. – И давай все-таки не усложнять с сервизом. Ножа с вилкой вполне достаточно.

– Ты же наешь, что я отвечу, – с легкой улыбкой ответил Игорь Святославович.

– Знаю. «Я все решаю сам». Просто проинформировал.

Тут к ним подошел мужчина с пачкой листков с текстом. Лиза с удивлением признала в нем известного артиста Дмитрия Харатьяна.

– Игорь Святославович, третий тост же всегда за родителей, а у вас за Россию-матушку, – сказал артист, пытаясь сунуть листы со сценарием под нос юбиляру. Игорь Святославович вежливо пресек эту попытку.

– Димочка, – с обезоруживающей улыбкой сказал юбиляр, взяв артиста под руку, – все вопросы к Олегу Поповичу.

Мне что родители, что Россия – одна любовь.

Харатьян всем видом показывая свое недовольство, ушел. Не успел он вернутся к сцене, как сверху по ступенькам к ним слетела девушка в спортивном костюме. У нее была огромная грудь, высветленные волосы и огромная жемчужина в носу. Она подбежала к Сергею и поцеловалась с ним. Сергей хотел увернуться, но не смог. Потом она протянула руку Лизе.

– Кармен, – сказала она протяжно.

– Лиза, – ответила девушка, взяв ее ладонь.

Девушка подскочила к юбиляру и обняла его.

– Как насчет совместной свадьбы? Сереженька и мы. Это может быть мило. Подводная свадьба на дне океана. Я так и вижу – рыбы плавают нарядные. YouTube умильнется.

– Я пойду, – пробурчал Густав под нос и вернулся к своей компании.

– И знаешь, милый, я решила сегодня быть в красном. Ты будешь в черном, я в красном. А ты оденешь красный галстук, а я черный жемчуг. Мы будем такие милые. Даже враги пожелают нам спокойной ночи.

– Хорошо, мой пупырыш, – сказал Игорь Святославович. Кармен захихикала.

– Я же за тобой спустилась, – сказала она, хватая его за обе руки, – ты должен посмотреть на меня. Только без хулиганства.

– Айда, – сказал юбиляр, – я не прощаюсь, – сказал он, повернувшись к Лизе.

– Одну секунду, – сказала Кармен и, подбежав к Сережиной спутнице, прошептала ей на ухо. – Сиськи себе сразу сделай. Любовь пройдет, а сиськи останутся.

– Это твоя мачеха? – спросила Лиза Серу, когда парочка зашла в дом.

– Это папина девушка, – ответил Сера. – Пока время есть, пошли ко мне. Я покажу тебе свою студию?

– Покажи.

Сера повел Лизу вдоль дома по дорожке, уложенной разноцветной плиткой. Минут через пять они подошли к другому входу в дом, гораздо более скромному, сделанного в виде теремка. Сера открыл дверь и пропустил девушку вперед. Они прошли через непримечательную комнату с коридором и попали в студию. Это был большой зал с высоким потолком. В студии был беспорядок. Валялось несколько гитар. Микрофоны вместе со стойками лежали на полу. Большое электропианино было заставлено чашками и пепельницами. На диване валялось скомканное одеяло и красная куртка. В углу возвышалась огромная барабанная установка. В другом углу не менее внушительно выглядел пульт. Стены были плотно завешены постерами. Джим Моррисон, Джимми Хендрикс, Джэфферсон Аэроплан, травянной пацифик и т.д. На плакате с Джимом Моррисоном было от руки написано: «Я-то жив, а вы?»

– Извини за беспорядок. Я не пускаю сюда убираться, а сам не люблю, – сказал Сера, наблюдая за произведенным впечатлением.

– Надеюсь, ты не убираться меня привел?

– Смешно. Просто это моя нора. Я тут даже ночую, когда в Москве делать нечего.

– Ты – хипан что ли? – спросила Лиза, рассматривая постеры.

– Ты в теме? Крячно. Я не хипан. Просто хиппи – это очень геологическое явление. Я его изучаю. Ну и музыка тогда била фонтаном.

– Надеюсь после этих слов ты не вытащишь из кустов какой-нибудь огромный белый косяк?

Сера засмеялся.

– Знаешь, что погубило хиппи? – спросил он, – Всего 2 вещи.

– Какие же? – спросила Лиза.

– Ганджубас и фри лав.

– Смешно, – сказала Лиза, – и еще есть третья вещь. Дженис Джоплин.

– Откуда ты ее знаешь? – сказал, смеясь, Сера. – Это ж такое старье.

– Я знала одного блуждающего хиппаря . Он шел из Санкт-Петербурга в Тыкманду и подзастрял у нас, в Орле. Порастаманил месяц и дальше пошел. У него был кассетник «Романика» и ассорти растаманских анекдотов. Сыграй, что-нибудь виртуозное, – попросила Лиза, постучав по клавишам пианино. Сера сел, кривляясь выпрямил спину, размял пальцы, взмахнул руками и заиграл «Турецкий марш» Моцарта. Играл он, действительно профессионально.

– Дальше не помню. Ноты надо, – сказал он, довольно-таки быстро оборвав исполнение.

– Красиво, – сказала Лиза, – сыграй тогда что-нибудь свое.

– Так я и играл свое, – серьезно ответил Сера, вставая из-за пианино. – Давай потом, когда будет нечем заняться, я сделаю концерт для тебя. Буду играть пока тебе плохо не станет. Обычно плохо становится между 6 и 11 минутой.

– Понятно. Всем меломаночкам тут играешь.

– Причем здесь меломаночки? Я в «музыкалке» был «хэдлайнером» концертиков и даже исполнял Грига с оркестром на выпускном. Правда, налажал изрядно, но кроме сторожа этого никто не заметил.

– Почему в музыканты не пошел?

– Да ну, – махнул рукой Сера. – Что бы выступать профессионально, надо работать. К тому же это музейная музыка. Посвящать ей свою жизнь, это все равно, что торговать собой в секонд-хэнде. Видела лица профессиональных музыкантов? Поверь, они не кривляются. Давай я лучше тебе на барабанах сыграю.

– Ты умеешь?

– Нет.

– Тогда давай.

– Но с условием, что ты будешь танцевать под мой забойный ритм.

– Ок, – кивнула девушка.

Сера взял палочки и забрался за барабанную установку

– Что предпочитаете? – спросил он.

– Что-нибудь лирическое.

Сера стал стучать. Лиза стала пританцовывать, пытаясь приноровиться под сбивающийся ритм. Приноровившись, Лиза стала танцевать в полную силу. Танцевала она превосходно и совершенно без усилий. Видна была профессиональная подготовка, но Лиза больше дурачилась, чем показывала свое мастерство. Сера не сводил с нее глаз и часто сбивался с ритма. На ошибки Лиза реагировала телесными охами-вздохами. Они барабанили-танцевали минут 5, пока девушка не устала. Девушка, сделав фуэте, упала на диван. Сера подбросил палочки к потолку, подбежал к дивану и упал рядом с ней.

– Хуже лирика, только у Евтушенко, – сказала Лиза, тяжело дыша.

– Ты где-то танцуешь?

– Было дело – на нем и села. В школе работал заслуженный педофил, при нем был кружок танцев, а при нем ансамбль «Орловские лебеди». Я была солисткой. Орловской лебедью.

– Педофил домогался?

– Не-а. Он по мальчикам вздыхал, а со мной болтал, как с подружкой. Теперь я геев распознаю, как собака наркотики.

– Что про меня скажешь?

– Ты не гей, но будь осторожен. Можешь залететь, – Лиза посмотрела на Серу. – Не залетал еще?

– Нет. Но буду осторожен. Спасибо, что предупредила.

Повисла пауза. Она быстро стала романтической. Они валялись рядом на диване. Лиза смотрела в сторону, а Сера на нее. Он перестал бороться с предательской эрекцией. Лиза ее не замечала. Сера, собравшись с духом, поднял руку, что бы взять ладонь девушки и посмотреть на ее реакцию.

– Включи свои песни, – сказала вдруг Лиза, жестоко разрушив всю романтику.

– Не сейчас, – пробормотал Сера, положив свою руку назад.

– А чем «не сейчас» отличается от «сейчас»? – Лиза посмотрела на Серу. Сера быстро поменял позу и закинул ногу на ногу. Лиза тоже села поприличней и одернула платье. Похоже, она сама нашла ответ на свой вопрос. Девушка еле сдержала улыбку.

– Ты будешь смеяться и испортишь мне настроение, – ответил Сера, смотря в сторону.

– Я не буду, – сказала Лиза и, не выдержав, засмеялась.

– Тем более. Потом как-нибудь, – пробурчал Сергей.


В этот момент, раздался спасительный стук в дверь. В студию зашел молодой человек в костюме и галстуке.

– Долой интим! Да здравствуют зрители! – продекламировал он, увидев парочку на диване.

– Привет, Нура, – сказал Сера, вставая с дивана. Лиза тоже поднялась. Мужчины поздоровались и обнялись.

– Лиза, это Нурсун. Нурсун – это Лиза, – представил Сера своего друга девушке.

– Мне уже дядя Игорь напел про красотку инопланетную. Можно чмокнуть? – спросил Нурсун, переводя взгляд с Серы на Лизу. Сера пожал плечами и тоже посмотрел на Лизу.

– Смотря, что вы имеете в виду под словом «чмокнуть», – сказала Лиза. Нурсун подошел к ней и аккуратно поцеловал девушку в щеку.

– Что-то вроде этого, – пояснил он.

Внешность у Нурсуна была китайско-казахская. Он был невысокого роста и полноватый. Длинные волосы сзади были схвачены в хвост.

– Вы – продуманные, блин. Со сменной формой. А я запарился в этом костюме. Хоть бы кондиционер на улицу вытащили, – сказал Нурсун, снимая пиджак и расслабив галстук. – Сейчас на пороге столкнулся с Каем Метовым. Надеюсь, он приехал пожрать на халяву и нас избегнет «Position Number Two». Вы сегодня будете бухать?

– Я собирался, – сказал Сера, – хотя уже не уверен. А ты? – спросил Сера Лизу.

Лиза пожала плечами.

– Хочется, но боюсь, если я бухну, то разнесу тут все на фиг, – сказала девушка и улыбнулась и сделала смешной жест.

– Welcome, – сказал Сера, смеясь, – я думаю это всем понравится, даже Каю Метову.

– Блин, Лиза, – сказал Нурсун, широко улыбаясь, – если честно, я всем девчонкам, которые более-менее и менее-более делаю комплименты. Но ты просто шедевр. Ты та, кто мне нужна.

– Отвали, – сказал Сера.

– Сера, ты знаешь, а Лиза не в курсе. Ты нужна мне исключительно в качестве учебного экспоната, раз большее не светит.

– Отвали, – повторил Сера.

– Дело в том, что я написал книжку, – продолжил Нурсун, не обращая внимания на Сережины посылы. – Чистая революция, 1000 алкогольных градусов. Сейчас договариваюсь с издательствами, рвут на части, а я накручиваю клубок. Я же не такой тараканище, как Сера. Мои запросы всегда на шаг впереди моих финансов. Книжка про стиль. Это новый подход к стилистике. Знаешь все эти передачи, как сделать девушку красивой – мисс make up и мистер ботекс? – Нурсун посмотрел на часы, стоящие на столе, – А сколько времени до приезда гостей?

– Час где-то, – сказала Сера, – но это не твой час.

– Мне 15 минут хватит. И ты, Сера, можешь послушать. Глупей точно не станешь, а может, и запишешься в ученики. Там такой денюшкин фонтан забьет, что ваша нефть будет кусать свои грязные ногти. Я же без 5 минут «коуч». Уже сайт мне рисуют. Не поверите, но домен nursun.ru оказался не занятым. Прямо проведение какое-то. Только не знаю, что со своей киргизской родословной делать. Может закосить под китайца и разговаривать через переводчика? Китай сейчас в тренде. Присаживайтесь, пациенты. Сейчас вы почувствуете себя больными.

Нурсун усадил Серу и Лизу на диван и стал рассказывать.

– Короче, были проведены эксперименты – начал он, – 12 мужиков оценивали 12 девушек, примерно одинаковой смазливости по трем критериям: по фото, по голосу и по видеозаписи с выключенным звуком. Результат оказался странным. Мужчины так и не смогли определиться. По голосу они выбирали одну девушку, по фото – другую, а по видеозаписи, на которой в основном были показаны мимика и жесты девушек, – третью. То есть они даже не всегда могли определить кто есть кто. Потом устраивалась вечеринка, где эти самые мужики и девушки общались в живую. Вечеринка была веселой: алкоголь, непринужденность, но без излишеств. На утро мужчин снова собрали, построили перед ними девушек. Теперь мужчины выбирали свою пассию целиком. Результат удивил, поразил и убил. Все мужики выбрали тех девушек, которые им понравились на немом видео. Получается, ключевым фактом выбора был не голос, ни внешность, а мимика и жесты. Открытие века – главное не косметика, не рекомендации стилиста, не ум или его отсутствие и даже не те самые операции. Женщину соблазнительной делают мимика и жесты. А обучением мимике и жестам не занимается абсолютно никто, кроме как в школе «Нурснунбай стайл» на курсе «От очаровательной мимики до неотразимого жеста». На курсах, как и во всех книжных магазинах галактики можно приобрести книгу «Мимика и жест – идеальный make up».

Нурсун замолчал, остановившись напротив Серы и Лизы.

– Всё? – спросил Сера.

– Нет, – ответил Нурсун и снова стал маячить туда-сюда, размахивая руками. – Есть миллион примеров, когда девушка и красива и умна и доступна, а это никто не хочет проверить. Она идет к стилисту. Он подбирает ей make up, одежку, стрижку. Она идет к хирургу, который делает выкройки исключительно франузо-итальяно-лондонские. Девушка становится еще стильней, сисястей, губастей. Ей аплодируют ведущие телепередачи. Она выходит на улицу уверенная в себе, готовая к очереди из похотливых самцов и беспрерывному сексу. Через день-другой эта уверенность плавится, как провод на включенной плите. И все, потому что она, как была для мужчин пустым местом, так и остались. Можно было бы предположить, что она просто слишком дура или умна до безобразия. Так ведь никто даже не собирается это проверять. И, конечно же, все дело в мимике. А поменять мимику и уж тем более натренировать жесты и легче и дешевле, чем ходить к стилисту, а тем более к хирургу. Плюс немаловажная деталь – определенные жесты и мимика действуют на определенные типы людей. То есть если тебе нужен домработник тренируешь один комплект, если сексуальный маньяк – тренируешь другой. У меня в книжке, пока не складно со систематизацией, но 2-3 смешных анекдота есть. Главное, есть куда расти. Новые книги, новый ажиотаж, ТВ программы, деловые дамы. Тренинги, семинары, лекции. А за личное общение с самим Гуру, прилетевшим на пару дней из благословенных внутренностей Китая, конечно, главные бонусы. Моя школа будет мощным насосом. Богатые тетки – двигатель прогресса. Столько человеческой мудрости под них заточено.

– А причем тут я? – спросила Лиза.

– У тебя, Лиза, та мимика, о которой я мечтал. На свете много симпатичных девчонок и ты одна из них. Но когда ты начинаешь двигаться, все остальные покрываются слоем льда.

– Комплимент не принимается. Я двигаюсь как все и похвастаться толпой поклонников не могу.

– Неправда, – сказал Нурсун, – ты же не исследователь женских телодвижений. А я уже отличаю улыбку Моно Лизы от улыбки Джоконды. Да и мне-то нужно всего небольшое видео, как эталон, что бы показывать своим клиенткам.

– Хочешь дурить страшных теток с моей помощью. И Бог не додал, еще и добрый человек обобрал. И с какой стати я должна делиться собственными разработками по части мимики, – Лиза скорчила несколько рожиц и засмеялась. – Я шучу, – сказала она другим тоном, – снимай и используй. Хотя…

– Что? – спросил Нурсун.

– Я вряд ли приду на твои занятия, потому что по мне это чушня.

– Конечно, чушня. Тебя никто на занятия и не приглашает. Принцессе не место на плантациях. Спасибо, – Нурсун опять чмокнул девушку в щеку. – Тогда я попрошу операторов, которые сегодня будут работать, брать почаще твои крупные планы для меня.

– Хорошо, только порно повырезай, пожалуйста, – добавила Лиза. Сера и Нурсун посмотрели на нее вопросительно. – Я пошутила. Это орловский юмор. Я девушка недоступная… непристойно недоступная.

Сера и Нурсун продолжали смотреть вопросительно.

– Просто, если я делаю вот такой жест, – Лиза махнула руками, – то это значит, что я шучу, а если я делаю так, – Лиза сделал тот же жест в другую сторону, – то завтра – конец света, – опять возникла пауза. – Ладно, давайте я буду молчать, а то у меня гонки начинаются.

Лиза демонстративно замолчала.

– Можно я тоже тебя чмокну, – неожиданно попросил Сера, – а то киргиз, ни за что ни про что, 2 раза уже чмокнул.

Лиза пожала плечами. Сера аккуратно поцеловал Лизу в щеку.

– Хотела сказать «зачмокали уже», но буду молчать дальше, – пробурчала Лиза.

– Так у вас еще не шуры-муры? – спросил Нурсун.

– Мы 5 часов, как знакомы, – ответил Сера, – а в высшем обществе знакомятся медленно и поэтому живут жирно.

– Тогда выбор Лизы где-то за горизонтом и я вполне могу составить тебе конкуренцию, – радостно сказал Нурсун, – а так как я не из высшего общества, конкуренция будет жестокой. У меня и внешность, и внутренность, и детей я хочу полную юрту. Это, как первое, второе, и третье. Меню в столовой всегда актуально. По рестораном пусть любовники водят, а муж – повседневная столовка. И поэтому…

В этот момент запищала большая ТВ панель, висящая на стенке, загорелся огонек, экран загорелся и на нем появился крупным планом Игорь Станиславович, сзади мелькала Кармен. Нарсун не сумел закончить мысль, чему был рад, так как мысль не хотела заканчиваться.

– Сережка, давайте собирайтесь уже. Сейчас гости будут приезжать, а вы все еще в исподнем. Лиза, – Игорь Святославович махнул девушке, – я уже соскучился. Короче, Нурсунчик, проследи за персонажами. Жду вас.

– Хорошо, дядя Игорь, – сказал Нурсун. Экран погас.

– Надо идти, – сказал Сера, вставая, – мой костюм в отцовской комнате.

– А у Лизы где? – спросил Нурсун.

Лиза нахмурилась. Сера вспомнил про проблему с платьем.

– Нормальное у тебя платье, – сказал он неуверенно.

Лиза закрыла ладонями лицо.

– У тебя ничего нет больше? – догадался Нурсун.

– Спасибо, – сказала Лиза Сере, – закажи мне такси и я уеду.

– Блин, – сказал Сера, раздраженно. – Давай я буду в шортах и Нурсун нас поддержит.

– Конечно, я могу ради Лизы и без трусов быть, но это херня полная, – ответил Нурсун, – У тебя платье не смертельное, – это во-первых, а во-вторых – надо просто 3 элементарных частицы добавить и елка загорится – сережки, колье и браслет. У Кармен два ящика этого добра. И, кстати, размер у вас похожий, можно и платьице подобрать помажорней, если это для тебя так критично. У нее для этого барахла уже вторую гардеробную делают.

– Ерунда, – пробурчала Лиза. – Кто я ей? И что она обо мне подумает?

– Что о тебе может подумать девчонка из Таганрога с неоконченным начальным? Она будет счастлива тебе помочь. Она клевая.

– Спасибо, Нура. Как я сам не догадался, – добавил Сера.


Нурсун позвонил Кармен. Она с радостью согласилась помочь. Они двинулись к ее гардеробным. Что бы не застать никого лишнего, пошли через служебные помещения. Кармен снова увидев Лизу засияла.

– Вы, ребята, идите. А мы с Лизочкой сами явимся.

Молодые люди ушли. Гардеробная Кармен была похоже на стоковый магазин. Проход между рядами был узкий. В центре стояло несколько огромных корзин, набитых разной одеждой. Вдоль стен стояли стеллажи с обувью. Стены, потолок и пол были зеркальными.

– И как тут выбирать? – спросила Лиза.

– Хочешь, я выберу? – спросила Кармен.

– Очень хочу. А то я тут утону.

Началась примерка. 4-е платье было впору и в отличие от первых трех не совершенно безумным. Лиза сразу на нем и остановилась. Платье было белым, с розами, чуть выше колен, на талии был красный ремень.

– По моему, лучше не бывает, – довольно сказала Лиза, покрутившись перед зеркалом.

– Из 4-х платьев нельзя выбрать лучшее, – засмеялась Кармен, – Просто это платье выходит в четвертьфинал.

– Так мы пару дней тут просидим, а нас ведь уже ждут.

– Подождут. Не реанимация, – бодро сказала Кармен.

– А если не подождут. Напьются без нас и свалят в открытое плавание.

– Лизок, для открытого плаванья нужно корыто побольше. Поверь, там не на что смотреть. Сядут кротики – разинут ротики. Но так как ты у нас первоклашка давай ускорим чемпионат Европы. Одевай следующее.

– Ну, пожалуйста, – заскулила Лиза, – Давай я выберу туфли и побежим. Мне интересно, что там. Если меня вдруг надолго сюда занесет, то мы тут зависнем. Хорошо?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15