Андрей Яковлев.

Незаменимый человек



скачать книгу бесплатно

Продолжил движение, но, не пройдя и пяти шагов, остановился. Буквально метрах в десяти я увидел Ольгу. Девушка смотрела на меня, и было понятно, что она ждёт, когда я подойду. Смысла уходить в сторону не было, надо было объясниться и «расставить все точки над и». Поэтому я решительно направился к ней.

– Здравствуйте, Марк, – первая поприветствовала меня Ольга.

– Добрый день, – ответил я сухо.

Ольга тяжело вздохнула, видимо, подбирая слова для разговора.

– Вам, наверно, нужен ещё один арбуз, – пытался острить я.

– Нет, простите, Марк, но… арбуз здесь не причём, ну в смысле, спасибо, что в прошлый раз мне помогли…

Изобразив безразличный вид, я оглянулся по сторонам.

– Видите ли, Марк, мне нужно с Вами поговорить.

– О чём?

– Прошу Вас, меня выслушать, я очень мало общаюсь с людьми и сейчас немного волнуюсь…

Ольга опять тяжело вздохнула и продолжала:

– На самом деле я давно Вас искала.

С недоумением я посмотрел на неё.

– Сейчас объясню. Некоторое время назад я попала в автоаварию и после этого стала…. Ну, как бы другим человеком. Я вижу людей по-другому. Понимаете, я живу в двух реальностях. Одна из них, что обычно называют сном. А вторая – это наша действительность. Но именно из сна я узнала о Вашем существовании. А в этой жизни мы…

– Послушайте, девушка, – прервал я её. – В этой жизни, в той жизни…. Я не понимаю. То, что Вы говорите, больше похоже на какую-то несуразицу.

– Марк, но я пытаюсь Вам объяснить. Так получается, что Вы единственный человек, обладающий… ну, в общем, который может помочь мне быть полноценным человеком. А я, возможно, помогу Вам. Понимаете, об этом я узнала в своём сне…

– Во сне, значит?

– Да.

– Вы что, действительно думаете, что я вот так, возьму и поверю во всё это? Не морочьте мне голову! Причём здесь сон? Скажите, только честно. Кто Вы и чего от меня хотите?

– Правда! Мы можем помочь друг другу.

– По-моему, после той аварии…. В общем, ко мне Вы обратились не по адресу! Лично мне ничья помощь не нужна, я всегда жил своим умом, старался ни от кого не зависеть, как-нибудь буду жить и дальше.

От этих резких слов, сказанных мной, в прекрасных глазах Ольги показались слёзы. Конечно, не так я представлял себе знакомство с симпатичной девушкой. Сначала арбуз, потом сны какие-то. Всё это меня раздражало.

Попытался взять себя в руки. И уже немного мягче продолжил:

– Чего Вам надо, я не знаю, сейчас время такое неспокойное, много разного рода жуликов. Только почему Вы выбрали именно меня? Про себя могу сказать, что я безработный, помочь Вам не в состоянии, денег у меня нет…

– Ну, причём тут деньги, – перебила меня Ольга, её очаровательное личико было мокрое от слёз. – Я не жулик…

– Хорошо, давайте так: если Вы сейчас мне не скажете, чего Вам от меня надо…

– Вы…. Вы единственный человек, который сможет… сможет мне помочь, – давясь от плача и всхлипывая, говорила Ольга.

Я ничего не понимал и уже не хотел понимать.

С её-то внешними данными могла бы как-то и по-другому зарабатывать. Нет, она не аферистка, она, видно, просто… как бы это помягче выразиться…. Начиталась в Интернете всякой мистической чепухи, а теперь несёт ахинею про какие-то две реальности. Да это же очевидно – «с приветом» девушка. Чем тут поможешь?

– Вы… Вы… я… – продолжала всхлипывать Ольга. – Не знаю, как мне Вам объяснить это. Мне… мне очень сложно… поймите, пожалуйста. Я, правда, очень долго искала Вас.

С рассеянным видом я стоял и смотрел на трясущуюся от плача девушку, соображая, как поступить. Ещё недавно хотел прикоснуться к её красоте как к чуду. А теперь вот не знаю, что с этим делать. И, действительно, глупее ситуации не придумаешь.

К нам подошёл патруль из двух милиционеров:

– Старший сержант Алексеев, – представился один из них, сделав руку под козырёк. – У Вас всё в порядке?

Я даже не знал, что ему ответить, и только кивнул. Неожиданно Ольга сорвалась с места и побежала в сторону перекрёстка.

– Ну что, побежишь догонять, Ромео? – спросил второй патрульный.

– Э-ээ… я, в общем-то…

Тут я понял, что мне лучше помолчать и хотел было уйти. Но сержант Алексеев преградил мне дорогу. Вежливо, но с твёрдостью в голосе попросил:

– Предъявите-ка, любезный, Ваши документы.

Протянул ему свой паспорт, а сам смотрел в ту сторону аллеи, куда быстрыми шагами удалялась Ольга.

– Так, так, Марк Сергеевич, – приговаривал он, рассматривая документ. – Значит, на Войкова проживаете?

– Да.

– Всё-таки скажите, почему Ваша девушка плакала? – спросил Алексеев, возвращая мне паспорт.

– Не знаю.

– Не знаете?

– Ну, правда, я не всегда понимаю женщин…

– Честный ответ! – поддержал меня второй патрульный.

– Ладно, всего Вам доброго.

– До свидания, – попрощался я, проводив патруль взглядом.

Ну и дела! Моя девушка? Хм. Была бы она моей девушкой, я наверняка знал бы, почему она плакала. А так, и правда, кто её поймёт…

Непроизвольно я смотрел вдаль аллеи, видел, как Ольга остановилась около автомобиля чёрного цвета, словно её кто-то окликнул. Из машины вышел высокий мужчина. Он подошёл к девушке и взял её за руку. Очевидно, его жест ей не понравился, и она попыталась вырваться. Но мужчина уже с силой схватил руку Ольги и буквально впихнул её на заднее сиденье машины.

Вот так разворот событий. Я уже не знал, что делать. Вдруг это похищение? Может, позвать на помощь?

– Эй, товарищи милиционеры! – закричал я удалявшему патрулю.

– Ну что ещё? – обернулся на мой крик сержант.

– Там эту девушку… – быстро заговорил я, подбегая к патрулю. – Возможно, её похитили.

– Как это?

– Я видел, как её запихнули в чёрную иномарку.

– Где?

– Там, с той стороны аллеи.

– А машина-то где? – спросил второй патрульный.

– Ну, вероятно, уже уехала, – ответил я.

– Номер запомнили?

– Нет, далеко ведь было.

– Скажите мне, любезный, кто Вам эта девушка? – спросил сержант Алексеев. – Вы с ней в каких отношениях?

– Видите ли, мы посторонние люди, она хотела со мной познакомиться…

– Она хотела?

– Да, но я её, видимо, просто не понял, поэтому она расплакалась и убежала.

– Вы настаиваете на заявлении о похищении?

– Ну, как настаиваю. Возможно, мне показалось…

– Так, Марк Сергеевич, если хотите сделать заявление, то пройдёмте с нами в отделение, а если Вам показалось, то перекреститесь и успокойтесь, не создавайте нам и себе ненужных трудностей.

Перспектива пойти в отделение милиции особо меня не прельщала, поэтому, сославшись на занятость, я попрощался с патрульными.

Теперь уже была очевидна взаимосвязь между чёрной иномаркой и Ольгой. Вряд ли её похитили. Просто она капризничала и не хотела садиться вовнутрь.

Мне не давал покоя наш не получившийся разговор. Что же всё-таки хотела от меня Ольга? О какой помощи шла речь? Денег, говорит, ей не надо. Что же тогда надо? Хотя, если у девушки «не все дома»…

Интересно, куда увёз её этот автомобиль? Вдруг я поймал себя на мысли, что мне уже не безразлична судьба Ольги.

Повернул в сторону своего дома. Очевидно, надо было переосмыслить то, что произошло. Зашёл в универсам за хлебом. Стоял в очереди в кассу за двумя старушками, которые громко между собой разговаривали о какой-то их общей знакомой.

– Она не послушала меня, вот так и вышло, – говорила крючконосая пожилая дама.

– Да, да, да, – кивала её подруга.

– А сны-то ведь часто сбываются.

Сказав это крючконосая дама повернулась в мою сторону, и обратилась уже ко мне:

– Не правда ли, молодой человек?

При этом её рот искривился в беззубой улыбке. От этих слов, возможно, сказанных в философском смысле, мне стало как-то не по себе. Посмотрел на неожиданную собеседницу, неуклюже кивнул ей.

Вдруг перед глазами у меня всплыло заплаканное лицо Ольги. Я вспомнил наш незаконченный разговор о её снах, про которые она пыталась рассказать. Духота в магазине, очередь, философские старухи. Мне вдруг захотелось на свежий воздух. Я ретировался из очереди, поставил корзину с хлебом на столик в прикассовой зоне и вышел прочь.

4

Вечером не находил себе места, думал об Ольге. Кто тот человек, который силком запихнул её в машину, безусловно, причинив ей физическую боль? Мне было стыдно за своё безразличие. Очевидно, я не был готов к разговору с ней. Ну почему я такой? Надо было набраться терпения и дослушать её до конца. Своей нетерпимостью я причинил Ольге не меньшую боль, чем тот незнакомец из иномарки. Известно, что душевные страдания ещё сильней. Я не умею слушать людей, пытаясь быть рациональным, страдаю хроническим снобизмом. Поэтому я так одинок.

Чтобы как-то отвлечься, согласился с дочерью поиграть в лото. Соня выигрывала и поэтому весело надо мной подшучивала. Глядя на счастливые глаза ребёнка, я тоже немного повеселел.

– Так, у кого одиннадцать, барабанные палочки? У меня!

– На этот раз твоя взяла, – признавался я.

– Ничего, папа, какие твои годы! – приговаривала Соня. – Учись, пока молодой.

– Угу.

Было уже начало девятого, хлопнула входная дверь, пришла Алёна с работы.

– Мамочка! – Соня кинулась ей на шею.

– Привет, Солнышко, – целуя дочку в щёку, ласково говорила Алёна. – Чем занимаетесь?

– Сегодня отменили занятия в музыкальной школе, и мы с папой сели играть в лото.

– А уроки все сделали?

– Завтра ведь суббота, нам ничего не задали. После второго урока мы всем классом идём в театр.

– А точно, совсем забыла, ты же мне говорила про театр. Ладно, я сейчас переоденусь, иди пока в комнату, – с этими словами Алёна закрылась в ванной.

Соня вернулась, и мы продолжили игру.

– Пап, а пап.

– Что, доча?

– Когда мы пойдём покупать мне коньки? Ты мне обещал.

Соня спросила это с таким серьёзным видом, и я почувствовал, что отшутиться, как раньше, уже вряд ли удастся.

– Ближе к зиме, наверно. Вот устроюсь на работу и…

– А если не устроишься?

– Да куда ж я денусь?!

– Ну, а вдруг.

Я развёл руками.

– Тогда придётся пойти и попросить у мамы.

– Всё бы у мамы просили! – донеслось из коридора через приоткрытую дверь.

А после появилась и сама Алёна, вытирая лицо полотенцем.

– И не стыдно тебе перед ребёнком? Давно бы уже хоть дворником или грузчиком устроился!

Несколько виновато я смотрел то на Соню, то на карточки лото, но сказать было нечего. Почувствовав, что разговора не получится, Алёна вздохнула и прошла на кухню. А через некоторое время оттуда раздался её возмущённый голос:

– А почему хлеб не купили?

Она опять зашла в комнату.

– Дома хлеба ни крошки! Я не понимаю, ты чем сегодня занимался? Что, не судьба было зайти в магазин?

– Был я в магазине.

– И что? Хлеба не было?

– Хорошо, сейчас схожу.

– Сходит он! – не унималась Алёна. – Я с работы пришла…

– Ну, мама, не надо ссориться, папа же сказал, что сейчас сходит, – встала на мою защиту Соня.

С благодарностью я посмотрел на свою спасительницу. Алёна замолчала и опять ушла на кухню. Соня последовала за ней. Оставшись в комнате один, я смотрел в окно на огни домов напротив. Слышно было, как в кухне разговаривали мама и дочь.

– Почему вы всё время ругаетесь? Когда же вы, наконец, помиритесь? – задавала вопросы Соня.

– Твой папа эгоист, он думает только о себе, – отвечала Алёна. – Разве ты не видишь? Он издевается надо мной, не устраивается на работу.

– Ну, просто у него пока не получается.

– Хожу, как оборванка! На работу надеть абсолютно нечего, а у него всё не получается! – не унималась Алёна.

Засвистел чайник, потом запахло растворимым кофе.

– Другие мужики на двух работах вкалывают и даже по ночам, – продолжала взвинчивать себя Алёна. – А этот, дома сидит…

Слушая их разговор, вдруг подумал, что моя чёрная полоса жизни сильно затянулась. Может, это правда, что я эгоист и меня почти все перестали понимать. Я стал никому не нужен.

И тут опять вспомнил про Ольгу. Я нужен ей. Да, безусловно, я нужен ей! После нашего разговора она сейчас находится в ещё худшем положении, чем я. Она говорила, что долго искала меня и вот нашла, при этом наткнулась на чёрствость и стену безразличия. Для неё наверняка это было ударом. Какой же я осёл! Ведь буквально перед нашим знакомством, оценивая её красоту, всё готов был отдать за неё.

Ольга говорила, что попадала в аварию, ей нужна моя помощь. Она не совсем обычный человек, то есть девушка сама понимает свои отклонения. А если Ольга их осознаёт, значит, она не сумасшедшая. Ну почему, почему эта мысль сразу не пришла ко мне? Да, я виноват и должен всё исправить. Исправить немедленно!

5

Быстрыми шагами я шёл по улице. Почти девять вечера, и было уже темно. Моросил мелкий холодный дождь. Ещё не знал, что буду делать, и что ей скажу, но при этом осознавал, что делаю всё правильно.

Через некоторое время подошёл к дому Ольги. В освещённом окне на четвёртом этаже увидел её силуэт. Она всматривалась в темноту неосвещённой улицы, и мне казалось, что по её прекрасному лицу текут слёзы. Единственный фонарь освещал небольшую площадку перед домом, на которой на ночь были припаркованы автомобили.

Перешагнув через невысокое ограждение площадки, вышел в самый центр освещённого пространства. Ольга увидела меня. Какое-то время мы смотрели друг на друга. Дождь усилился, как наказание, посылаемое на меня свыше. Выйдя из оцепенения, я перепрыгнул через ограждение, обошёл дом слева и попал в открытый подъезд. Хотел пойти к лифту, но там был человек с огромным псом, которого он держал на поводке. Мой вид собаке, видимо, не понравился, и животное издало угрожающее рычание. Поэтому решил подняться по лестнице.

Оказавшись на четвёртом этаже, увидел, что дверь в квартиру приоткрыта. Понял, что открыли её для меня, и зашёл. На полу стоял тот самый арбуз, на том самом месте, где я его в прошлый раз и оставил. Ольга ждала меня, прислонившись плечом к стене. На ней был лёгкий домашний халат, волосы распущены, лицо слегка распухло от слёз.

– Ольга, вот, пришёл попросить прощения… – начал я. – Мне, видимо, нужно было время, чтобы осознать это. Не думал, что…

Не успел договорить, как Ольга стремительно бросилась мне на шею, крепко прижалась ко мне. Она плакала, уткнувшись лицом в отворот моей мокрой от дождя куртки, временами шепча:

– Марк, Марк, мой Марк…

Бережно поправлял её густые длинные волосы. Одна рука скользила по её спине, до талии и обратно, второй рукой крепко сжимал её плечи.

– Всё хорошо, прости, – шептал я. – Всё хорошо…

Я терпеливо ждал, когда успокоится Ольга. Затем она подняла на меня заплаканные глаза, улыбнулась уголками губ, тяжело вздохнула. Тихонько отстранившись, села на пуфик, стоявший рядом с тумбой для обуви.

– Простите, Марк, дала волю чувствам… Вы не будете против, если я пойду, приведу себя в порядок?

– Да, конечно…

– Не стойте в прихожей, проходите, пожалуйста. И надо, наверно, закрыть дверь.

Мы, действительно, забыли закрыть входную дверь.

– Да, да, сейчас закрою.

Ольга, немного пошатываясь, вероятно, от потерянных сил и пережитого эмоционального порыва, ушла в ванную.

Оставшись один, стал оглядываться. В квартире, помимо кухни, было три комнаты. Двухстворчатая дверь в виде арки вела в гостиную, там горел свет. Направился туда, споткнувшись об арбуз.

Обычно у владельцев подобных квартир гостиная заставлена всякими шкафами с хрустальной и иной посудой, шифоньерами, мягкой мебелью. Но в Ольгиной гостиной было минимум мебели. Почти во всю стену стоял шикарный гарнитур, состоявший из кожаного дивана и двух кресел. Посередине комнаты находился небольшой стеклянный столик, на котором лежал телевизионный пульт. А сам телевизор, а вернее, огромная плазменная панель, подвешена на противоположной от дивана стене. Под ним стоял электрокамин, по бокам – две тумбочки, с двумя одинаковыми вазами, наполненными искусственными цветами. Пол гостиной устилал белый ковёр с длинным ворсом. Из-за открытой форточки колыхались полупрозрачные шторы, завешивающие окно.

На диване возлегал персидский кот кремового окраса. Стоило мне зайти в гостиную, как перс проснулся и уставился на меня своими большими глазами. Очевидно, моё присутствие его напрягало. И когда я сделал ещё шаг вглубь комнаты, он издал угрожающий звук, напоминающий стон.

– Уже познакомились? – спросила Ольга, заходя следом за мной.

– Ну, как сказать. Похоже, этот зверь мне не очень-то рад.

– Нет, он у меня душечка, – сказала она и взяла кота на руки, а сама села на диван. – Знакомьтесь, это Сэм.

– Здравствуйте, мистер Сэм, меня зовут Марк, – пытался шутить я.

– Марк, проходите, садитесь.

– Да, спасибо.

Сел в кресло, стоявшее ближе к окну. Сэм, видимо, на всякий случай, спрыгнул с колен хозяйки на пол и, демонстративно потянувшись, покинул комнату.

Какое-то время мы сидели молча. Наконец решился заговорить первым:

– Ольга, простите, своим присутствием я, наверно, несколько стесняю Вас, просто, уже поздновато…

– Нет, ну что Вы, для меня это ещё детское время.

– А кроме Вас, ну и кота, разумеется, в квартире нет никого?

– Да.

– Всё-таки неудобно получилось: я пришёл к Вам без приглашения…

– Это не совсем так, Марк, я Вас пригласила, но моё приглашение Вы приняли несколько позже, и я очень рада, что Вы пришли именно сегодня.

Мы опять молчали. В коридоре с важным видом мимо комнаты прошёл Сэм, его огромные глаза блеснули, отразив комнатный свет.

– Наши отношения начались столь неожиданно, и мне не совсем понятна их природа, – начал я, опять заговорив первым. – Может, объясните, Ольга, Вы такая красивая, зачем я Вам нужен?

– Чтобы Вы меня поняли, Марк, мне следует рассказать о себе всё по порядку.

Ничего не оставалось, как кивнуть в знак того, что готов слушать. И она начала свой рассказ:

– У нас была отличная семья. Я всегда чувствовала себя счастливым ребёнком, ведь мои родители любили друг друга. Родители познакомились в Ленинграде, куда отец сразу после школы уехал учиться, поступив в авиационный институт. Мама заканчивала Ленинградский педагогический. Изначально мама планировала уехать к своим родителям, которые ранее эмигрировали в Финляндию, но из-за любви к папе передумала. Отучившись в институте всего три года, отец бросил это дело и вернулся в наш город, но не один, привёз с собой маму. И представил её как свою невесту. Мама была старше его почти на пять лет. Разница в возрасте сразу не понравилось будущей свекрови, то есть моей бабушке. Это и понятно, он – её единственный сын, которого она одна растила и желала для него лучшей доли. Но отец был настойчив, и сделал всё, чтобы быть с любимой и жить отдельно от своей матери. Потом родилась я…

– В каком году?

– В 1988 году, мне сейчас 21.

– Ясно.

Она продолжала:

– Папа работал на заводе и учился на вечернем отделении в институте. Мама сначала сидела дома со мной, а потом устроилась по специальности, учителем младших классов в школе. Лет через пять, после развала СССР, отец вместе с другом организовал свою первую фирму, которая занималась строительством, потом к его бизнесу добавилось агентство недвижимости. Отец сумел стать обеспеченным человеком, купил вот эту квартиру. Дома он появлялся редко, много работал, похоже, в этом видел смысл жизни. Как-то бабушка попросила папу устроить её куда-нибудь на работу, так как их отделение в ВУЗе было расформировано.

– Бабушка – мать Вашего отца?

– Да.

– А кем до этого она была, где работала?

– Бабушка в своё время окончила Уральский университет и осталась в аспирантуре, работала на кафедре социологии, то есть была чистой воды гуманитарий.

– Ясно.

– В общем, поскольку их кафедру реформировали, она решила уйти из университета. Папа создал для неё бизнес, а саму её сделал руководителем этой фирмы. У бабушки сначала плохо получалось, и отцу приходилось всё делать самому. Но, в дальнейшем, она освоилась, сейчас руководит фирмой самостоятельно.

На некоторое время Оля замолчала.

– А потом…

Девушка тяжело вздохнула, на глаза её навернулись слёзы, подбородок задрожал, но, тем не менее, она продолжила:

– Потом заболела мама. Тяжело заболела. Врачи поставили диагноз – рак. Отец готов был потратить все свои деньги, лишь бы она поправилась. Но было уже поздно, сказали, что четвёртая стадия…

Оля вытерла слёзы.

– Мы смотрели, как она угасала, но ничего сделать не могли. С отцом по очереди дежурили в больнице. Тогда я даже не пошла на школьный выпускной. Мы с ней разговаривали, я держала её за руку, она просила меня идти дальше учиться в институт. Ради неё поступила в тот же год, в июле сдала все экзамены в наш педагогический. А в августе мамы не стало…

Опять затянувшееся молчание.

– Смерть мамы сплотила нас с отцом. Он стал уделять мне больше времени. Провожал в институт, после занятий забирал. В выходные брал с собой в поездки на разные мероприятия, посвящал меня в некоторые свои дела. Вместе ездили в отпуск за границу. Мне было интересно с ним. Примерно раз в три месяца мы бывали на могиле мамы. И так прошло почти два года. Однажды отец пригласил меня на мероприятие, посвящённое открытию одного из его грандиозных загородных объектов. Я сначала отказывалась, готовилась к летней сессии. Но он настоял. Мы сели в его машину и помчались, видимо, опаздывали. Прошёл дождь, дорога была мокрая и скользкая. Тот день у меня как в тумане. Случилось дорожно-транспортное происшествие, а точнее – автокатастрофа с нашим участием. Встречная машина – большая фура – выехала на нашу полосу движения…. В общем, лобовое столкновение на скорости около ста километров в час. Помню момент удара, непонятные звуки – и всё…

Ольга опять заплакала. Мне ничего не оставалось, как подождать, когда она успокоится.

– Я осталась жива благодаря системе безопасности машины бизнес-класса, но всё равно ударилась головой и долго лежала в больнице. Какое-то время я была без сознания, как сейчас говорят – в коме. Это был период, когда я общалась со своим отцом, находясь в другом измерении, в мире духов. Именно тогда я узнала от него, что сам он погиб, основной удар встречного авто пришёлся на его сторону.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8