Андрей Агаев.

Панацея стратегическая



скачать книгу бесплатно

– Хорошо, я попробую. Слышали наверно, о таком библейском событии, как всемирный потоп?

– Конечно.

– А то что до него люди жили в среднем по тысяче лет?

– Наслышан – гость смотрел на меня немигающим взглядом.

Прямо как путасу, хихикнул я про себя.

– А после его, не каждый сотню лет может протянуть?

– И с этим я знаком, но причем здесь и сейчас всемирный потоп?

– Не назовете ли причину и того и другого?

– Могу назвать только наиболее популярные версии, астероид, например.

– В точку. А продолжительность жизни?

Александр с сожалением развел руками, в глазах вспыхнул интерес – Вы знаете ответ?

– Да.

– Скажете?

– А вы его уже сказали – астероид!

– Гость задумался – Ну с потопом понятно, но причем здесь продолжительность жизни?

– Вот теперь возвращаемся к радуге. Но прежде хочу спросить, вы уверены, что эта информация никуда не уйдет на сторону? Это важно!

Немного подумав, гость усмехнулся, достал телефон и нажав вызов, сказал – Код два, семь, два. Жду!

Вытащил из кармана пачку сигарет, повертел её в руках и пожаловался – Никак не получается бросить!

– Тут мы с вами похожи, у меня та же беда! Я жестом попросил сигарету.

Закурили. Кузьма бросил курить пару лет назад, Алексей вообще не курил. Кстати, после радуги я про сигареты стал банально забывать. Не увидел бы – не вспомнил!

Звякнул телефон. Александр прочитал эсэмэску и весело сказал – теперь можно говорить.

– Хорошо. Попробую говорить сравнительно, так проще. Что будет, если в лужу, схваченную тонким ледком, бросить солидный булыжник?

– Булыжник на дно пойдет! – буркнул Кузьма.

– Не только. Вся ледяная корка расколется на куски, мелкие или крупные, от гидроудара!

– Алексей кивнул, а Александр медленно протянул – Пожалуй, именно так и будет. Вы это к чему?

– Теперь представим себе, что ледяная корка, это земная кора. Роль воды выполняет магма. И булыжник! Какой результат?

– Примерно такой же, земная кора, потрескается даже с другой стороны планеты.

– Опять маленькое отступление. Земля до потопа была поделена на ячейки, похожие на медовые соты. Что бы пересечь одну ячейку, потребовалось бы два дня, пешком. От края, до края. Каждая ячейка была местом обитания примерно такой же радуги. Все вместе они создавали сеть, в которой каждая радуга имела контакты с другими. В каждой содержался эталон здоровья человека. Дальше могу только предполагать, если хотите.

– Сделайте одолжение!

– Хорошо. В человеке природой, а если точнее, то радугой заложен гораздо больший потенциал, чем считается сейчас. В те библейские времена люди ходили в основном босиком, или в такой обуви, которая не изолировала его от поверхности планеты, ходили они по сети, практически ежедневно поправляя здоровье. И жили долго. Весь секрет в радужной сети. Радуга – это подзарядка человека. Вот ваш телефон сядет, что вы будете делать?

– Естественно, попытаюсь зарядить!

– Логично.

И сколько он проработает в таком режиме?

– Ну, затрудняюсь сказать, но не один год, точно.

– А без подзарядки?

– Максимум неделя.

– Вот так же и человек. После удара исчезла подзарядка человека, и он стал жить кратно меньше. Вот когда этот космический булыжник ударил землю, земля потрескалась, вся. На мелкие и крупные куски. Радужная сеть была разрушена. Те ячейки, что уцелели, ушли под землю, и скажем так, впали в анабиоз. Очень много ячеек просто погибло. Нам просто повезло увидеть и разбудить одну из спящих ячеек, при прохождении которой, включаются забытые возможности человека к регенерации и излечению. Ну и зарядка жизни тоже имеет место. Вот примерно так.

– Так вот почему человек становится моложе! Александр подскочил и не в силах сдержать возбуждение, стал наматывать круги вокруг нас. Я с усмешкой наблюдал за ним. Озадачил!

Ээ-э, Кузьма уже четвертую откупорил! Так и не останется ничего! Отобрав у медведя бутылку, я удовольствием выцедил первоклассный портер. И зажевал рыбкой, Кузьма мрачно дал мне щелбан, едва не проломив мне лоб. Я ответил и чуть не сломал палец. Д-деревня!

Гость плюхнулся в траву рядом с нами, не щадя импортный костюм.

– Последний вопрос – попросил он – Хотя их миллион.

– Давайте.

– Что такое радуга?

– Я ведь вам только что объяснял про глухого и оперу.

–И всё-таки попробуйте, будьте так добры! Вы действительно хорошо и доходчиво объясняете, это тоже, своего рода талант.

Мне нравится вежливость. И очень не нравится Невежливость, от кого бы она не исходила. Срываюсь. А с этим парнем, мы похоже, сработаемся.

– Если коротко, то наиболее близко к смыслу будет так – радуга, это информационно – энергетический поток, где энергия и информация составляет единое целое. Информация закодирована энергией. Поэтому у ваших ученых ничего не получится с радугой, максимум замерят визуальные видимые показатели и только. Нет сейчас на земле близко подобных технологий, и как следствие, нет Инструмента для их замеров. Поэтому, предупреждаю сразу – пусть ваши умники изучают радугу, не мешая людям, если попробуете ограничить доступ, я её просто погашу!

– Вы и это можете?

– Он еще и крестиком вышивает – вставил Кузьма. Леха улыбнулся.

– Знаете что такое кровная связь?

– Представление имею.

– В случае с радугой обычное представление всего лишь слабое подобие. Мы чувствуем друг друга ежеминутно. В принципе, я являюсь радугой, а радуга является мной!

Я мысленно хихикнул, видя вытаращенные глаза друзей. Сейчас я вам такого заверну, всей академией не развернете!

– Разница только в том, что на радугу нельзя воздействовать физически, а на меня можно. Она чувствует мое настроение даже сейчас, а я её! Напугаете меня – напугаете её. Разозлите меня, значит и её, и так далее. И если я все это может и переживу, то радуга просто уйдет в землю, и покажите мне человека, который её не то что достанет, а хотя бы просто увидит!

– А разве вы не сможете? – спросил Александр.

– Злой или напуганный – точно нет. Даже вы знаете, что под горячую руку лучше не попадаться. Тут еще один ма-аленький нюанс, в котором вы еще убедитесь, радуга смотрит в душу человека и видит её. Поэтому ни наркота, не наигранное настроение не поможет. И гипноз тоже – к месту вспомнил я недавний разговор.

Алексей украдкой показал мне большой палец. Кузьма напоминал кота, сожравшего банку ворованной сметаны. Довольного трижды – украл, сожрал и не попался!

Александр задумчиво почесал кончик носа – Как все просто и сложно одновременно!

– В самую точку!

– Я обещал последний вопрос, пусть так и будет. Надеюсь, мы еще не раз встретимся и у нас будет возможность поговорить – гость вздохнул и попросил – Вы можете продемонстрировать что ни будь из выше перечисленного, извините, но это в ваших интересах!

Я задумался. Что тут можно продемонстрировать?

– Да вызови ты её сюда, и все! – буркнул Кузьма, видя мои затруднения.

А это мысль! Я снял ботинки, отошел немного в сторону.

Закрыл глаза. Вспомнив, повернулся к зрителям – Если я вызову её сюда, то там она исчезнет.

Вернуть сможете? – Александр встал. Нервно.

– Попробую!

Опять закрыл глаза. Позвал радугу и услышал её. Объяснил. И попросил, её на минуту показаться здесь. Она согласилась. Еще секунда и из земли резко поднялись перламутровые переливы рады – радунюшки. Я коснулся её обеими руками и получил в ответ ничем не замутненную радость. Вот-вот замурлыкает! Струи цвета заструились, переплетаясь и набирая скорость. Я повернулся к гостю – Вы сами проходили в неё?

– Нет – Александр расширенными глазами наблюдал за явлением.

Вот уж действительно – явление!

– Тогда прошу – я сделал пригласительный жест – сами и оцените результаты, не все чужими рассказами жить!

Тот даже не колебался. Набрал полную грудь воздуха, словно собрался нырять на предельную глубину и сделал шаг. Вспышка. Выйдя из арки, Александр зашатался и плюхнулся на землю. Стал вертеть головой, словно впервые увидел этот мир.

Я подошел, погладил веселые косы радуги и попросил вернуться на место. Она кивнула и исчезла.

Придя в себя, гость упруго встал, по-кошачьи потянулся и повернулся к нам. У него тревожно заголосил телефон. Выхватив его из кармана, и напрягшись, он выслушал сообщение, после окончания которого ощутимо расслабился.

– Во дворе вашего дома пропала радуга и отсутствовала целую минуту. Поднялась паника. Стали искать вас и тут она появилась снова. А значит, все, что вы мне говорили – правда. А это, в свою очередь, в корне меняет дело. И все вместе это необычайно интересно!

Он подсел к нам, как к своим. Мы все это ощутили. Все кто прошел радугу, чувствуют некое родство. И легко отличают тех, кто не прошел.

Открыв бутылку портера зажигалкой, он залпом опустошил её до дна. Закурил и недоуменно сморщился – Странно, такое ощущение, словно накурился на всю жизнь и больше совершенно не хочется!

Щелчком метнул сигарету с обрыва. Немного помедлив, кинул следом всю пачку.

– Есть ли какие то ограничения по проходу? Или рекомендации?

– Их немного – я зевнул, после пива всегда клонило в сон – Проходят те, кто родился и живет в России и все его состояние не превышает тридцати миллионов, рублей естественно. И не испытывающих ненависти к стране и народу. Вот пожалуй и все!

– С чем это связано?

Я укоризненно посмотрел на него.

Он понял – Вы правы, опять вопросы, хорошо, если вы не против, продолжим беседу вечером? Он выжидательно посмотрел на меня.

– Почему бы и нет! Заходите вечерком, поговорим, да и вы мысли, что называется, разложите по полочкам.

– Добро, на этом и остановимся. Тогда до вечера! Он пружинисто подскочил, прислушиваясь к новым ощущениям в старом теле. Кивнул нам, как старым знакомым и направился к выходу из парка.

Мы не торопясь, допили пиво, собрали мусор, запихали его в урну. С обрыва двинского берега открывался потрясающий пейзаж. Широченная река, посередине множество островов и островков, с населением и без. На той стороне Двины берег еще выше и круче. Видны купола Малых Карел – музея под открытым небом. Все строения там, от мельницы до церкви, собраны без единого гвоздя, по старым технологиям. Сейчас гроб без гвоздей не соберут. Прогресс, однако!

– Может на рыбалку рванем? – предложил Кузьма, сколько можно в квартире парится!

– Не поздновато? – спросил Алексей, посмотрев на часы – Второй час!

– Завтра с утречка можно – загорелся собственной идеей Кузьма – и лучше сразу на море, сейчас как раз камбала пойдет!

Без рыбалки Юрка просто не мог существовать. И без рыбы. Он мог ловить рыбу везде, от моря, до колодца. Главное, чтобы вода была. И везде он её именно ловил, а не пытался поймать. Сколько раз я сгонял Кузьму с насиженного места, где у него шел неудержимый клев, он поругиваясь, шел искать себе другое. Я заменял его и клев тут же как ножом отрезало! А у Кузьмы начинало клевать в другом месте. Мистика! У него даже кот назван палтусом, а собака мойвой!

– Давай до вечера доживем, а там посмотрим – предложил я – Но в принципе согласен.

– Так, уже два голоса за – обрадовался Кузьма – Значит Леху можно не спрашивать!

– Я тоже согласен – сообщил Алексей – но по результатам вечера, что нам еще товарищ ГБист скажет!

– Кузьма заметно сникнув, согласился. Впервые в жизни мы собрались вместе и нам нечем было заняться! Погуляли по городу, что было последний раз еще в юности, гуляя с будущими женами. Потом жизнь пошла галопом, и оставалось только удерживаться на поворотах. Жены наши собрались в деревне у Кузьмы с детьми и про нас больше не вспоминали, если мы не прокалывались, как сегодня утром. Невероятно, но нам нечего было делать! Обычно не знали, что надо сделать, что бы побездельничать.

– Надо с работой решить – сказал Алексей – Нам по два года до пенсии осталось, жалко бросать!

– Мы этим вопросом товарища ГБиста нагрузим – предложил Кузьма, почесав уже довольно роскошную шевелюру – Андрюха его так озадачил, они нам теперь режим полного благоприятствия создадут. И дога…

– Пасть закрой – оборвал его Алексей – Мы сейчас все под "колпаком". И возможно, не только у "Мюллера" Почти уверен, нашу беседу в парке уже слушают спецы и разлагают её на буквы и интонации. Будешь много болтать – создадут нам режим… одиночного содержания. Будет тогда тебе рыбалка! В тюремной канализации. С властью не шутят! Обо всем важном будем переписываться, а не переговариваться!

– Это как?

– Дома покажу.

Заткнулись мы все. Потому что мучительно соображали, о чем можно говорить, а о чем нет. Так и шли молча целый квартал. Народу в городе прибыло кратно. Машин – не протолкнутся! Словно в Мегаполисе. Большинство инвалиды. И у большинства глаза как у детей перед новым годом – сбудется или нет?

Еще одна мысль пришла мне в голову, и я решил её озвучить.

– Давай мужики, во-он в скверике устроимся на скамейке, буду вас огорчать!

Друзья посмотрели на меня и молча направились к скамейке.

– Ну давай, попробуй, огорчи – Кузьма многозначительно погладил свой кулак, размером с трехлитровую банку, устроившись на скамейке.

– Про уши не забудь – тонко намекнул Алексей.

– Про это можно – успокоил я – Им полезно будет.

– Значит так, вы теперь оба – агенты влияния!

– Вот те раз – всплеснул руками Кузьма – с какого бодуна?

– Собственно, чьи мы агенты влияния и на кого должны влиять? -Алексей усмехнулся – Агент влияния, штука серьезная, не серийный шпиён, эксклюзив, можно сказать, все наперечет!

– Влиять вы будете на меня, а вот чьи агенты, это вопрос, скорее всего будете агентами тех, кто будет заставлять вас влиять на меня.

На меня нажимать нельзя, сами знаете почему, можно только уговорить, а самые лучшие уговорщики, это лучшие друзья! Так что готовьтесь мужики, давить на вас будут, как на дверной звонок! Без жалости! Подставил я вас, короче. Мне стало противно.

Медведи задумались.

– Вполне может быть – подумав, сказал Алексей – По крайней мере, очень правдоподобно.

Я только вздохнул. Бестолочь я, тупорылая!

– Надо подумать, как обратить эту ситуацию в нашу пользу – Алексей задумчиво пошевелил пальцами в воздухе.

– Да что тут придумаешь – кисло сказал я – Хотя… вечером с товарищем Александром поговорю, переиграем!

– Не вздумай – Алексей погрозил мне пальцем – На эту тему есть идея, так что очень может быть это даже хорошо, что такая подстава вышла.

–Еще какие– то идеи есть?

– Пусть безумная идея, не ругайте сгоряча – пропел Кузьма и практично добавил – С деньгами надо решить вопрос.

– Что тут еще решать? – подозрительно спросил я – Решили уже, все делим! Какого хрена? В отказ пошли?

– Я о другом, идиот! Надо их хотя бы в банк положить, что ли. Или так и будут у тебя под диваном валятся? Не пятачок закатился! Да еще вечером баба Тамара наверняка еще принесет. Тоже под диван?

– У тебя Каринка экономист? Алексей повернулся ко мне.

– Угу.

– Тогда берем себе сколько надо, в кои веки контроля нет, квиточек на зарплату прикладывать не надо, остальное отдаем женам, и пусть у них голова болит, куда все это деть!

Наивный! Алексей в свете последних событий забыл о женских способностях в присваивании и осваивании любых финансовых средств. Способность превращать прибыль в небыль прошито в них на генетическом уровне.

– Голова болит – Передразнил Кузьма – да у нас голова заболит угадывать, куда они все это дели и сколько им еще этой "головной боли" нужно!

– Предложи альтернативу – Алексей пожал плечами.

– А хрен его знает!

– Нужен человек, которому мы все доверяем, вот он пусть займется сбором денег и ложит их на три наших счета за оговоренный процент – по моему, это стоящее предложение.

– Интересно, где ты такого найдешь? – скептически хмыкнул Кузьма

– Может бабу Тамару попросить?

– Не будет она бегать по банкам, да и денег не возьмет – покачал головой Алексей.

– Генка-спецназник – вдруг осенило меня.

– Это какой? – заинтересовался Кузьма.

– Ну помнишь, он еще тренером по рукопашке работал, а потом в банкиры ушел?

– Он еще живой? Я его лет шесть не видел!

– Сердце у него подвело, после операции посадили на инвалидность, теперь в Вельске доживает. У меня где то его телефон был.

– Звони – решительно сказал Алексей.

Я позвонил. Генка обрадовался. Ему давно никто не звонит. Как здоровье? Как обычно, каждый день ждет прихода старушки с косой, уже её шаги слышно. Про радужные врата первый раз слышит, из дома выходит редко. Деньги добраться до Новнинска найдет, но зачем?

– Короче Геныч – отрубил я – Гони сюда как можно скорее, не шучу, не пожалеешь! Дорогу тебе оплатим, не беспокойся. Ты очень нужен!

– Добро – голос старого знакомого был немного удивлен – К вечеру буду!

Порешав народо-хозяйственные дела, направились домой. Уже на подходе к дому были обескуражены прямо таки армейским порядком, царившим во дворе и вокруг. Во первых, на было беспорядочной толпы. Длинная змея очереди вытянулась от входа во двор и уходила куда-то к дороге. Во дворе было почти пусто, если не считать головы очереди и людей, прошедших радугу. Их оттаскивали в сторону и усаживали на скамейки, вдруг выросшие по периметру двора через каждые три метра. Двор, не убиравшийся со дня его появления на свет, был чисто выметен, в дальнем конце бригада рабочих сооружала качели с каруселями. Радуга, взятая в редкую цепь сурового вида мужиков, многие из которых инвалиды, выглядела как высокий гость, взятый в кольцо почетного караула. У всех стоящих в цепи, на руках красные повязки. Мимо очереди пробиться было невозможно. Мужики, весьма вежливо по началу, но непреклонно заворачивали всех халявщиков в хвост очереди, которая даже внешним видом наводила мысль о многочасовом стоянии. В глубине двора слышался зычный голос бабы Тамары. Позади радуги стояли две огромных коробки из – под телевизоров, и на боку каждого крупно было написано – «ХОЧЕШЬ – ПОЛОЖИ, ХОЧЕШЬ-ПЛЮНЬ»! Плюющихся я не заметил, а вот бросающих деньги в коробку было много. Каждый прошедший в радугу, посидев на скамейке и придя в себя, считал своим долгом пихнуть в коробку не мелкую купюру, а то и как эта тетка, вытряхивавшая из вывернутого кошелька все, что в нем было.

Мы подошли поближе.

– Женщина – обратился я к ней – Совершенно не нужно отдавать последнее! Если уж так хотите, киньте сотку, вполне достаточно!

Та повернулась. В глазах застыла многолетняя боль и слезы, готовые пролиться. Левая нога была заменена протезом. Мужики, стоявшие в оцеплении и люди в очереди, обратили внимание на нас.

– Твоя что ли, арка? – вместо ответа спросила она меня, нехорошо сузив глаза.

– Ну да, можно и так сказать – я не ожидал такой враждебности.

Нехороший прищур разгладился – Тогда спасибо тебе и пусть тебя и детей твоих оберегает господь! А деньги – ТЬФУ!!! Теперь будут у меня деньги! А не будет – наплевать! Не на одной ноге скакать! Тебе этого не понять и слава богу, пусть так всегда и будет! Наверно, она долго крепилась, потому что слезы хлынули дождем. Разрешила себе расслабится. Суровая женщина.

– Что здесь происходит? – Командный голос, вдруг раздавшийся у меня над ухом, невозможно было не узнать.

Тамара Федоровна, а бабой Тамарой назвать её язык не поворачивался, выглядела на все сто. Новенький, современный камуфляж, с майорскими погонами сделал из крикливой старухи властную женщину военного образца. Сопровождавшие её полковник с пустым рукавом и старшина с повязкой на правом глазу уставились на нас с видом – Скомандует майор и к бабке не ходи, от нас троих клочья полетят! Вон, и мужики из оцепления быстро взяли нас в полукруг, как волчья стая. Я твердо знал, что нас на тронут, разберутся, но озноб по спине пробежал.

– А, наконец то – насмешливо поприветствовала нас майор. Нагулялись, соколики! Так, Танечка, а ты чего плачешь?

От этого вопроса женщина просто зарыдала и кинулась на грудь Бабы Тамары. Та, поглаживая её по голове, отвела к скамейке. Усадив и присев рядом, принялась успокаивать. Мы стояли в окружении мужиков, в напряженности которых прямо таки чувствовалось – головы оторвут, но не выпустят, пока команды не будет!

Подскочил товарищ с инвалидной коляской, в которой сидел ребенок лет семи, с наклоненной на бок и трясущейся головой. За коляску цепко ухватилась молодая женщина.

– Василь Андреич – обратился товарищ к стоявшему в оцеплении, на руке которого была повязка с буквой "Р" – Еще ребенка обнаружили в очереди!

– Детей и женщин инвалидов без очереди – коротко ответил распорядитель и кивнул кому то – Командуйте!

Из оцепления выскочил седой мужик, с рваным шрамом через все лицо. Четкая команда и оцепление сдвинулось отгородив очередь от радуги, открыв небольшой проход с боку. Товарищ подхватил коляску с ребенком и уцепившейся мамой, развернул и быстро вкатил в арку радуги. Вспышка, двойная. Выкатив коляску, товарищ так же напористо отбуксировал её вместе с мамой к ближайшей скамейке, где усадил женщину и подкатив поближе к ней коляску. Коротко кивнул и заторопился куда– то в конец очереди.

Ребенок, ошеломленно замер, медленно поднял голову, рассматривая этот мир, который оказывается, мог и не быть источником боли! Мама, расширенными глазами наблюдающая за мальчиком, неожиданно упала перед коляской на колени, спрятала лицо в детской курточке и затряслась в беззвучном плаче, вцепившись в ребенка.

Подошла Тамара Федоровна, посмотрела на рыдающую мать, отвернулась, смахнув слезинку.

– Ну что, товарищи, разрешите представить вам создателя радужных врат, его друзей и соавторов – она показала на нас, затем коротко, по– военному четко представила каждого. Я почувствовал себя олимпийским чемпионом на пьедестале почета. Судя по неуверенному перетаптыванию, друзья чувствовали себя примерно так же.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8