Андрей Чемезов.

Новый Марс



скачать книгу бесплатно

В этот момент гигантский глаз координатора разглядывал нас, словно подопытных букашек!

– А-а-а-а!!! – испуганно заорал Никита, посмотрев вверх. – Убери глаз! – и машинально погрузил кулаком бездонному чёрному зрачку!

Чёрный зрачок тут же исчез, в комнате стало заметно светлее.

«Наверное, вы увидели мою душу… Но не будем отвлекаться на эту тему. Соберитесь!..»

Мы постарались собраться, и больше не отвлекались на око координатора.

Через 20 минут после начала регламентных работ «родными» стали для нас все механические конечности микророботов, а не собственные руки, ноги и другие части тела! Координатор продолжал следить за каждым нашим движением, за тем, как мы выполняем команды, как привыкаем к обстановке.

«Итак. Теперь дотроньтесь до стоящей рядом платформы в виде стола, почувствуйте осязание, тактильные ощущения».

– Чувствуем!

«Визуально как друг друга воспринимаете? В смысле, видите вы друг друга хорошо?».

– Видим друг друга хорошо!

– Так себе!

– Неплохо!

– Только у меня левый глаз мелькает! – пожаловался Никита.

«Ну, так подёргай проводок над ним, он там отходит».

– Ага, вот, пошло!

«Больше никаких проблем со зрением, я полагаю, нет?»

– Проблем нет!

«Вот и отлично! Приступаем к выполнению работы. Перед вами находится трёхуровневый стол, в центре стола – наноробот. Никаких действий без моего разрешения по отношению к нему не предпринимать! Всем понятно?»

– Да!

«Никита, тебе даю первое задание: подойди к ящику с молекулами азота, что в правом углу находится, подцепи ухватом пять штук».

– Пять штук молекул азота взял! – доложил вскоре Никита.

«Чётко! Теперь ты, Михаил. Подойди к нанороботу с правой стороны, найди сектор, отмеченный буквой Ж».

– Нашёл его!

«Открой створку».

– Открыл!

Тут я заметил, что при ближайшем рассмотрении наноробот вовсе не безупречен на вид, – слеплен он был грубо, тяп-ляп как-будто, словно его топором на скору руку тесали! А, может, он стал таким вследствие того, что студенты с ним часто занимались? Да нет, вроде… Скорее всего он был сделан таким изначально; производственники достигли порога малоразмерности на этом изделии! Неидеальность форм говорила сама за себя: трудно придать изделию правильные формы, когда оно собирается из ограниченного числа атомов!

«Атомы азота опусти в сектор Ж, – дал команду координатор. – Теперь…»

Одна за другой после этого пошли команды, которые мы выполняли быстро, без замечаний, почти не задумываясь. Работа шла с опережением графика, в связи с чем, когда мы закончили, координатор разрешил нам «покурить», не разоблачаясь.

– Перекур, у-уф! – Никита плюхнулся на стоявшее неподалеку нанокресло, наивно полагая, что оно может быть мягким. Не тут-то было! Сенсоры «сообщили» его телу, что кресло это жёсткое, как табурет. Но Никита заметно устал, поэтому не придал этому пустяку особого значения, даже сделал вид, что ему в этом кресле вполне удобно сидеть.

– Сюда бы еще телевизор! – сказал он, разглядывая комнату из своего угла.

Михаил рассмеялся:

– Экран с разрешением 5х7 точек? Извини, больше в эту комнату не войдёт!

Никита возразил:

– Когда я был в игровом микромире, там был телевизор, и футбольный мяч, и велосипед, и даже автомобиль! Правда, масштаб игрового мира был не таким уж крупным, всего 1:1000.

– Вот видишь! А здесь увеличение в сто раз сильнее!

Никита подошёл к молеклоприёмнику и заглянул в него:

– Как-то даже не верится, что эти шарики и есть настоящие атомы и молекулы!

После этих слов он подхватил на лету неизвестно откуда взявшуюся молекулу воды и затолкал её в молекулоприёмник.

«Ребята, на сегодня процедуры закончены! Наноробот исправен.

Готовьтесь к выходу из микромира!»

– А где выход? – спросил Никита и пошел бродить по коридорам…

«Стоять всем! На счёт три выключаю оборудование. Приготовиться к снятию костюма и шлема! Раз-два-три!»

– А-а-а! – постучал по своей железной башке Никита. – Заработался я…

«Ничего, бывает!».

В шлеме стало темно, и я, одновременно со своими товарищами, снял его, после чего… оказался в точно таком же помещении, но натуральной размерности и без наноробота на столе.

Глава 8. Порядок во Вселенной

– Ну, как ваши впечатления? – спросил дядя Петя ребят.

– Здорово, блин! – улыбнулся Миша.

– Конечно, лучше не придумаешь! Жаль только, что поиграть не дали, – посетовал Никита. – Никогда ещё я не видел мир в таких микроскопических формах!!!

– Знаешь, Никита, правило есть такое: когда говорят «работать» – надо работать, – похлопал его по плечу дядя Петя.

– А что?.. Я знаю! Дисциплина на Марсе – прежде всего!

– Знаешь? Ну, и прекрасно. Задумайся, что о тебе могут подумать другие, изучая твои поступки со стороны, особенно товарищи, которые тебя плохо знают либо не знают совсем. Ведь мнение о человеке всегда складывается по первому впечатлению. Поведение человека, тем более поведение новичка на Марсе, должно отличаться от земного в пользу большей благоразумности; я часто бываю здесь, знаю о местном укладе не понаслышке, и могу сравнивать: не только в науке, но и в жизни дисциплина на Марсе на два порядка выше и основательнее, потому что каждый относится к этому вопросу с серьёзным вниманием здесь. Марс пронизан духом общности, дисциплины и порядка, особенно остро это чувствуют те, кто прилетает на Марс впервые. Целеустремлённое общество, сформировавшееся здесь, поддерживает дисциплину на армейском уровне, хотя и является гражданским обществом, поскольку каждый человек, проживающий на Марсе, несёт ответственность за жизни окружающих, равно как и сам на 100% зависит от окружающих, от их действий. Поддержание духа товарищества на должном уровне гарантирует марсианскому обществу безопасность и уверенность в завтрашнем дне.

– Армия в постоянной готовности к обороне находится, а Марс от чего обороняется? – спросил Михаил.

– Здесь, как на линии фронта, идёт непрерывная борьба за выживание каждого человека, где бы кто не находился, за каждое поселение ведётся борьба… «Только в борьбе можно счастье найти…» – слышали вы такую песню?

– Да, да! «Гайдар, шагай впереди!..» Значит, борьба здесь никогда не прекращается?

– Ни на минуту она прекратиться не может! Пока существует жизнь – борьба ведётся, пока борьба ведётся – существует жизнь! Человек и на Земле постоянно борется за свою жизнь, просто на Земле не замечают люди этого, как рыба к воде привыкают там ко многим обстоятельствам. К тому же, борьба на Земле протекает не так остро, как здесь, на Марсе. Здесь она более конкретна, более ярко выражена!

– На Марсе более высокий уровень сложности жизни, я бы так сказал.

– Это верно! В России, по рассказам старшего поколения, все, кто имел дело с Космосом, всегда были людьми дисциплинированными. Традиция блюсти строгий порядок возникла ещё при подготовке первых полётов в Космос, она распространилась затем на все ключевые предприятия космической отрасли…

– Космос на заре Космической Эры осваивали военные!

– И это верно. Но почему-то именно в ракетно-космических войсках уровень дисциплины был самым высоким среди всех родов войск! Значит, всё-таки людей дисциплинировал и дисциплинирует господин Великий Космос… В России всегда было много разгильдяев, к сожалению. Однако удивительным образом Космос в России самоограждался от таких людей. И даже больше того: когда страна стояла на краю пропасти, не видела будущего, дисциплина в российском Космосе позволяла сохранить задел и спасти страну! Космос – как символ высокой, одухотворённой цели! Именно с таким пониманием, с таким представлением о нём мы и пришли на Марс в ХХI веке!

– Помню, – сказал Михаил, – из школьного урока истории: Сергею Павловичу Королёву в 1960-м году отдали приказ подготовить полёта человека на Марс. И он начал его готовить, выполнял всё по приказу, без возражений, вот только приказа отправить человека на Марс так и не последовало…

– Постой, какого ещё человека?!. Разве можно было до выполнения первого полёта человека в Космос отдавать какие-то приказы о подготовке полёта человека на Марс? Странно это… Ведь это же всё равно, что царю Петру I отдать приказ о строительстве железной дороги и паровозов с вагонами! – сострил Никита.

– Может быть и так, как ты выразился, но вот если бы у Петра был такой талантливый инженер, как Сергей Павлович Королёв, то, вполне возможно, что он построил бы ему и железную дорогу, и паровозы с вагонами – первые в мире! – ответил Миша.

– Хм-м… – задумался Никита. – Да, Королёв талантливым был человеком, ничего не скажешь!.. Но неужели ты в самом деле считаешь, что он смог бы отправить человека на Марс, если бы ему позволили сделать это в рабочем порядке в процессе общей плановой работы в то время?

– Сергей Павлович Королёв? Да! Я в этом уверен, чтобы ни говорили другие! – сверкнул очами Миша. – У Королёва была в проекте первая в мире марсианская космическая программа!

Никита замолчал.

Глава 9. Жизнь, пора молодая

Мы отправились на ужин. Перед входом в столовую стояли раковины. Ополоснув руки, я протянул ладони под сушилку и услышал, спустя несколько секунд, голос: «Переверните ладони».

В недоумении посмотрел на дядю Петю:

– Говорящая сушилка? Пионеры, что ли, тут развлекаются?

Между тем аппарат повторил: «Переверните ладони!»

– Переверни, иначе ужин не получишь. В сушилку встроен идентификатор бактерий, – пояснил дядя Петя. – Перед тем, как руки начнут контактировать с пищей, они должны быть проверены на наличие марсианских бактерий. Перчатки от бактерий не всегда защищают, тебе это известно, однако обычное домашнее мыло избавить от этой гадости может.

Аппарат тревожно запищал, заморгал красным…

– Приехали!

– Ага, иди, помой руки ещё раз, с мылом, да получше, до локтя!

Я так и сделал. После этого сушильный аппарат не нашёл на моих руках ничего.

«Гигиенические процедуры на Марсе крайне важны, так как они есть барьер, препятствующий распространению инфекций» – гласила «заповедь» над входом в помещение столовой.

– А что ещё умеет сушильный аппарат? Обеззараживает руки ультрафиолетом? – спросил я, когда заметил, что руки под сушилкой окрашиваются в фиолетовый цвет.

– Не только обеззараживает ультрафиолетом, но и сканирует рисунок ладони, с полной геометрией поверхности твоей руки.

– Опа! Это-то зачем?

– Для идентификации личности, чтобы передать информацию об обнаруженных на твоём теле бактериях в информационный центр министерства здравоохранения Марса. Пока не пройдёшь эту процедуру, еду не дадут.

– Ну, надо же! Никогда бы не подумал, что в простой марсианской столовке всё так серьёзно!.. А с виду обычная сушилка!

– С виду здесь всё обычное. Главное, что делается это ненавязчиво, по ходу дела. Ведь никто же не проскочит мимо сушилки с мокрыми руками, верно?

– Пожалуй.

Мы вошли в столовую, выбрали себе, что поесть. Поели. После этого отправились в свои номера.


«Марсрыбаэкспорт»: https://yadi.sk/i/H-UljF-M3HVBtr


– Ну, ребята, какие у вас планы на завтра? – спросил дядя Петя, когда мы поднимались на свой этаж.

– А что у нас будет завтра? – спросил в свою очередь я.

– Завтра у нас будет выходной, послезавтра тоже. Практические занятия продолжатся в понедельник.

– Невероятно! Вчера утром тоже был понедельник!

– На Земле, – поправил его дядя Петя. – На Земле вчера утром был понедельник, а на Марсе был четверг. Лаборатория работает по местному календарю, не забывайте. Сутки здесь отличаются и дни недели тоже.

– Вон оно что… Всё не так, как дома! Но почему же тогда в гостинице вчера был «понедельник»?

– А на этот вопрос я отвечу вам так: гостиница для удобства гостей работает, поэтому она живёт по земному календарю, не взирая на местное время и дни календаря. Лаборатория – сугубо марсианское учреждение, поэтому календарь, которым она пользуется – марсианский.

– Всё ясно!

– Однако, путаница…

– Ничего, – успокоил нас дядя Петя, – привыкните. Конечно, вам потребуется какое-то время, чтобы приобщиться к двойному стандарту времени, но здесь все привыкают, привыкните и вы.

Никита посмотрел на часы. Он сейчас только заметил, что его наручные часы всё ещё показывают ему земное время, хотя должны были перевестись на марсианский режим автоматически.

– Постойте, я переведу стрелки на марсианский режим!

Никита нажал кнопку «М» на своих часиках и они стали показывать ему время и календарь с буквой «М». То же самое сделал и я, а вот Михаилу такая операция не удалась. Его часы могли показывать только земное время!

– Досадно, – почесал он в затылке. – Что же мне теперь делать?

– Выбрось, – порекомендовал дядя Петя, кивнув на его «досадные» часики… – Здесь от них толку не будет!

– Зачем сразу выбрасывать? Я их лучше до дому приберу, спрячу!

– Выбрось, кому говорю, не мучайся! На Землю тебя не пустят ни с какими часами, в карантинной зоне Космопорта заставят всё снять. Вещи на карантине уничтожаются либо подвергается жёсткой химической чистке, поэтому… дешевле выбросить!

Михаил понял, в чём суть дядипетиного совета; расстегнул браслет, размахнулся и вышвырнул свои часики в окно! Было слышно даже, как они брякнулись о тротуар!

– Молодец! Ни к чему балласт на руке носить, – похвалил его и похлопал по плечу дядя Петя. – Возьмёшь напрокат марсианские, напротив «Спартака» можно хорошие часики выбрать, я тебе покажу, где это…

Действительно, земляне часто допускают такую оплошность: привозят на Марс ненужные им вещи, после чего сокрушаются долго, носятся с ними по городам и весям, не зная, куда же их деть, пристроить… Нет, чтобы подумать перед дорогой, что следует взять, а что оставить!.. Как результат – на Марсе процветает прокатный бизнес: местные предприниматели скупают за бесценок вещи туристов, возвращающихся на Землю, постоянно обновляют свой ассортимент продукции за счёт свежих приобретений, а старые вещи сдают на переработку, в крайнем случае отправляют их на длительное хранение под открытым небом (на Марсе объекты длительного хранения под открытым небом не являются свалками, они здесь классифицируются как перспективные сырьевые площадки – ПСП). Все скупленные вещи коммерсанты выставляют на комиссионную продажу либо предлагают их напрокат всем желающим, буквально за сущие копейки. Вот почему хорошие часики можно выбрать на Марсе – на раз-два! В этой связи в ходу здесь такая поговорка: «на тот свет с собой ничего не возьмёшь», подразумевается под «тем светом», конечно же, Земля! Коммерсанты на Марсе, надо это признать, умело пользуются выгодой своего положения, честь и хвала им за это. Ну, а умные туристы стараются не брать на Марс лишнего. Берут только самое необходимое в дорогу, всё остальное арендуют. Перед вылетом, когда планируется путешествие на Красную планету, умные туристы заказывают вещи через интернет в марсианских пунктах проката; по приезду являются туда со списком, как в супермаркет, и затовариваются на весь срок своего пребывания!

– Так, значит, выходные завтра? Может быть, на охоту махнём? – поспешили мы задать волновавший нас вопрос дяде Пете, пока он не ушёл к себе.

– Нет, к сожалению завтра не смогу, – ответил он. – Мне к любовнице надо!

– Что?! К какой ещё любовнице… Вы что, Пётр Степанович?!.

– А что я?

– Когда же мы на охоту соберёмся? Вы ведь обещали!

– Да, я обещал. И моё обещание будет исполнено, клянусь Олимпом!

– Ну, так когда же?

– В следующие выходные, ребята!

– Хорошо, мы так и запишем! Точнее – заметим!

В небольшом скверике, что располагался напротив гостиницы, находился уличный стенд с марсианским календарём, на котором… каждый желающий мог воткнуть цветной флажок на любую дату, себе на память! Флажки были не только разноцветными, но и с именами различными, написанными на них. Мы выбрали себе подходящий флажок с именем «Пётр», написали на нём вдобавок слово «охота» и воткнули его на следующие выходные, на 43-е число! Сделали мы засечку таким образом, чтобы самим не забыть и чтобы нас никто не надумал обмануть! Помимо того, на стенде, рядом с календарём, имелась афиша, на которой анонсировались события нескольких ближайших недель в городе, по флажкам на календаре можно было догадаться, какое событие или мероприятие вызывает у людей повышенный интерес! Уличное новшество это показалось мне оригинальным, ничего подобного я на Земле не встречал.

Разглядывая афишу, я прочитал объявление, текст которого меня заинтриговал: «Уважаемые друзья! Если вы любите космографию, то приходите к нам, на наше мероприятие: оно состоится такого-то числа в таком-то месте… – далее следовали координаты этого места… – Будет семинар-лекция, на которой выступят учёные, являющиеся почётными членами общества изучения Венеры!»

– Да, я схожу на семинар в таком случае!..

Никита махнул рукой:

– Зачем тебе туда? Ведь есть же клубы, дискотеки!

– Экий ты! Жить не могу без лекций о Венере – вот зачем!

– А-ха-ха, я тоже, – поддержал меня Михаил. – Мёрзну на дискотеках!

– Да, действительно, кто-то на дискотеках мёрзнет, а кто-то на семинарах засыпает, – с усмешкой сказал дядя Петя, посмотрев на Никиту, – что ж, дело молодое, решайте сами кому куда! Хотя я бы на вашем месте поспел всюду!

Глава 10. Уходим огородами

На следующий день мы проснулись рано, было ещё темно. Спали, валялись в постели долго – темнота никак не уходила, пришлось вставать.

– Что ж это мы?! Думали, отоспимся здесь, на Марсе, а получается, что каждый день на полчаса раньше встаём!

– Да, привыкнуть никак не можем… – согласился со мной Никита, посмотрев на свои часы.

– Значит, к марсианскому режиму вы ещё не приспособились, – сказал Миша и перевернулся на другой бок.

– Так что мы вчера решили на сегодня? Во сколько будет семинар по Венере?

– В четыре, – ответил я.

– А сейчас семь. Целый день ещё впереди! Давайте-ка я позвоню другу своему Арарату, у него отличная машина на Марсе есть… Кстати, те записи, которые мы просматривали перед вылётом, были сделаны именно им!

– А как, ты сказал, друга твоего зовут?

– Арарат.

– Микоян?

– Он!

– Дед у него известный марсианский академик?

– Да, точно! На Земле Арарат бывает реже, чем на Марсе, поскольку его родной дом здесь. Он даже среднюю школу закончил здесь, на Марсе, и в земном институте учится теперь заочно. Зато хорошо знает здешние окрестности!

– Звони!

Никита включил телефон:

– Алё!

Пока телефон молчал, Никита соединил его с динамиком, чтобы мы услышали всю беседу.

– Здравствуй, Никита, как твои дела? – раздался голос в трубке «на том конце провода».

– Я в Келдыше, со своими товарищами. Поедешь с нами, Арарат?

– На чём?

– На своей, если сможешь.

– Да-а… вообще-то у меня были планы на сегодня… Впрочем, пустяки! Я готов с вами встретиться!

– Тогда приезжай сейчас!

– На машине хотите, чтобы подъехал к вам? Город, наверное, посмотреть хотите?

– Нет, зачем город? Город мы видели уже!

– А когда вы успели, если не секрет?

– По дороге из аэропорта!

– Ну, нет, не смешите меня! Если по дороге из аэропорта, то, значит, вы не видели нашего славного города!

– Хорошо, хорошо, Арарат, тебе виднее! Вот только знаешь… хотелось бы на природу куда-нибудь махнуть…

– А-а, – рассмеялся он. – С этим у нас проблемы! На Марсе леса не растут.

– Знаю. В пустыню хочется, – уточнил Никита.

– В пустыню неплохо было бы съездить сегодня, но, к сожалению, не могу я сейчас в пустыню податься…

– А что такое? Случилось что-то?

– Да, случилось. Выезд на природу мне запретили. Была одна, понимаешь, история…

– Права на машину забрали?

– Нет, с правами, слава Богу, всё в порядке! Говорю же: выезд запретили. Буквально: забанили! Я сейчас за город выехать не могу, пока мне пропуск не разблокируют.

– Печально…

Никита помолчал, подумал, что бы ещё предложить своему закадычному другу, затем осторожно стал выяснять, в чём причина такого неприятного казуса… И вдруг он сделал Арарату предложение, от которого тот не смог отказаться:

– А, может, рискнём? Обойдём все посты незаметно и нырнём в пустыню!

– РЫскнём? Ну, давай! – также неожиданно согласился с ним его друг Арарат. – Я тут знаю лазейку одну, неопробованную, правда, опробовать можем её прямо сейчас!

– Обойдём все посты, уйдём от погони, Арарат! – закричал Миша в азарте.

– Хорошо!..

Из динамика послышались короткие гудки.

– Выезжает! – сказал Никита.

* * *

Мы быстро оделись и спустились к парадному крыльцу. Ждали его жигуль недолго. Автомобиль назывался «Фраер»… вазовского производства был… Подъехал он к нам, двери открыл автоматически! Всё по-фраерски, да, машина-то аховая – на понтах вся, к тому же с приставкой «спорт», и без крыши, что вообще зашибись для Марса-то! Мы расселись в ней, кто куда, и рванули вперёд!

Арарат сразу вывез нас на оживлённый перекрёсток и с восторгом сказал:

– Смотрите, какой замечательный у нас город!.. О, Боже, если б вы знали, как люблю я его!..

Мы готовы были разделить с ним эти прекрасные чувства, но, с другой стороны, что же здесь любить, скажите: чистые, да, но узкие улочки, кое-где ещё заметны несущие конструкции небоскрёбов, поддерживающие свод, чтобы он не упал, много неоновых огней всюду. Скверики зелёные, тенистые, да, но небольшие. Между сквериками – площадки, иногда даже площади, они освещены лучами от солнечных световодов, ну а в остальном… подземелье как подземелье! Замкнутое, ограниченное в объёме пространство. Марс есть Марс, никуда не деться от биосферных ограничений!

Минут через пять после нашего отъезда от гостиницы мы вспомнили о поговорке «как корабль называется, так он и плавает»: разогнав на шоссе летучего «Фраера», Арарат резко затормозил и свернул в один из театральных проездов… Проезжая мимо какой-то гардеробщицы, сидевшей у бесконечного ряда вешалок, он помахал ей, словно подал условный знак, синим платочком. Затем, не останавливаясь, ринулся дальше… Краем колеса задевая подмостки сцены оперного театра – тут, наверное, театр был «под открытым небом», как в Пальмире когда-то – машина продолжила двигаться дальше, на восток (потолочный компас показывал направление движения). За сценой мы заметили… зрительный зал… Настоящий! После неописуемого кульбита в каком-то лабиринте «Фраер» неожиданно въехал в узкий туннель, ведший неведомо куда; вынырнул из туннеля, не проехав его до конца, свернул на подземную галерею-автостоянку, пересёк её по диагонали, однако не к выезду с автостоянки направился он, а к очередному подземному лабиринту!..



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12