Анатолий Гусев.

Золото императора династии Цзинь



скачать книгу бесплатно


Глава 1

Рукопись

Шёлк был явно современный, а вот иероглифы на нём древние. Профессор Сергей Евгеньевич Ракитенко даже не сомневался. Кореец, который продал ему этот свиток так и говорил, что за то время, когда была написана эта рукопись, не один шёлк бы не сохранился, но в его семье, он каждые сто лет аккуратно и тщательно переписывался, копировался каждый иероглиф. И, если бы не крайняя нужда, он, кореец, никогда бы не продал семейную реликвию. Может быть, врёт, а может быть, и нет. Кто мешал ему понаделать таких рукописей штук десять или больше, для продажи наивным русским профессорам? Но это не исключает того, что оригинал рукописи, с которой списали этот свиток, был подлинником.

Судя по начертаниям иероглифов, это конец двенадцатого, начало тринадцатого века. Получается, что эти знаки ровесники Чингисхана. Тогда на севере Китая шла война. Теперь начало двадцатого века, 1915 год, май месяц, и на западных рубежах России, далеко от Владивостока тоже идёт война. Ровно семьсот лет назад, в мае 1215 года, в год кабана, монголы взяли штурмом китайскую столицу Чжунду и сожгли её дотла. Что стало с автором этого манускрипта? И как эта рукопись оказалась семейной реликвией корейца, если, конечно он говорит правду.

Сама рукопись представляла собой кусок шёлковой материи с прикреплёнными на концах скалками, покрытые лаком. Материя перематывалась с одной скалки на другую. Складывалось впечатление, что первоначально иероглифы были нарисованы на деревянных или бамбуковых пластинах и уже потом перенесённых на шёлк. Это было видно по характеру расположения надписей. Удивительно, как она похожа на древнеримские манускрипты. Только вместо пергамента – шёлк. С другой стороны предметы одинакового назначения могут быть схожи. Например – лук. У всех народов это оружие имеет схожесть, но по устройству, по материалам, пошедшим на его изготовление, отличается. Монгольский сложносоставной, изготовленный из рога и дерева, бьющий на семьсот шагов, и, к примеру, английский двухметровый ясеневый лук, бьющий шагов на триста – небо и земля!

Текст рукописи состоял из двух не равных частей. Первая, меньшая, заканчивалась рисунком, что-то вроде карты или схемы и отделялась от второй небольшим пространством.

Сергей Евгеньевич взял лупу и стал разглядывать рисунок. Без сомнения, это была карта. Причём карта какой-то реки. Даже двух рек, где одна, поменьше, впадает в другую, более крупную. И от меньшей реки нарисован отросток, это другая река, ещё меньше, а на правом берегу её нарисован кружочек. Что это? Неужели клад? Сергей Евгеньевич заволновался как мальчишка. И это он пятидесятилетний уважаемый житель Владивостока, профессор Восточного института, заведующий кафедрой китайского языка, историк, этнограф и антрополог, преподаватель. Кроме китайского языка, он преподавал, ещё и корейский и японский язык! От волнения у него даже вспотели ладони рук. Надо скорее перевести, что же здесь написано?

И он взялся за работу.

Старинные иероглифы не всегда совпадали с современными, Сергею Евгеньевичу пришлось попотеть над ними. Но задача, в конце концов, решилась. Он перевёл текст до рисунка карты. Сергей Евгеньевич вздохнул, распрямился над столом, потянулся, поправил очки на носу и стал читать получившийся перевод.

После положенных приветствий, он прочитал следующие:


«Я, кормчий Вашего Императорского Величества, недостойный Лю Жуншу, отправившийся по Вашему повелению в Северные земли на золотые рудники, в год собаки, за добываемым там золотом, докладываю о результатах моего путешествия.

Два судна под моим началом благополучно преодолели десять тысяч ли и достигли золотого рудника. Доставили продовольствие и смену рабочих и стражников. Но затем мы подверглись нападению неведомого народа, который местные варвары называют чаучу. Нападение было отбито, но погрузка золота и отплытие было задержано на несколько дней. Золото было три дань, двадцать четыре цзинь и четыре лян веса (162 кг. 200 гр.), а, так же были погружены пять тюков с пушниной и больше двух дань клыков морского зверя и бивней северного слона. После прохождения безымянных северных островов мы попали в жестокий шторм. Шторм разбросал наши суда. Судьба второго судна мне неизвестна. Моё же судно получило пробоину, и нам пришлось зайти для ремонта в Большую реку. После чего, мы вынуждены были признать, что выходить в открытое море с такими повреждениями, даже после их устранения, опасно. Шторм судно не выдержит. А шторма в Восточном море осенью явление обычное. Можно потерять драгоценный груз, доверенный нам, Вашим Величеством. Было принято решение двигаться рекой. На реке мы потеряли судно. Команда во главе с рулевым нас покинула за день до крушения судна. После многих злоключений, мы добрались до Срединной столицы. Золото надёжно спрятано в пещере у маленькой речки. Писано на юйшуй года красной свиньи(18-20 февраля 1215 года)».


Дальше шло подробное описание, где оставлено золото и приметы, как его найти.

Сергей Евгеньевич был в восторге. Такие исторические подробности, полные драматизма, как для кормчего, так и для императора. Да, тогда у Китайской империи Цзинь были не простые времена! Три года шла война с Чингисханом, китайский император остро нуждался в средствах. В любых! В денежных, военных и прочее. Цзинь в переводе значить золото. «Золото» нуждалось в золоте! Интересно, удалось забрать золото, или оно так и осталось на неизвестной реке? Всё-таки шла война. Профессор заглянул в начало и конец большего отрывка рукописи. Оказалось, что рукописи только выражается надежда, что золото будет доставлена по назначению, а сам автор, во время написания её, был в опале и в заточении, о чём он пишет в самом начале второго отрывка. Дальнейшая судьба автора и золота неизвестна. Получается, что император не вошёл в положение кормчего, разгневался. Это понятно: ждал золото, а получил отписку. Тут разозлишься! Хотя война всё равно была бы проиграна. С золотом или без золота, но с монголами китайцы бы не справились. Раздробленность и слишком много врагов окружали империю Цзинь. Да и предательство со счетов не скинешь! Но, наверное, вовремя доставленное золото, помогло бы собрать армию и на какое-то время задержать кочевников или подкупить соседей, чтобы они не выступали против империи или тех же чиновников, чтоб не предавали, или самих монголов – кинули бы им золото, как собаке кость и те бы на какое-то время отстали бы. Впрочем, империя Цзинь в любом случаи была обречена: золото только бы отодвинула кончину. Но погибающий, всегда на что-то надеяться, и хватается за соломинку и обвиняет в своих неудачах всех, кроме себя.

Где, интересно, этот секретный прииск, и где этот кормчий, как его? Лю Жуншу! Оставил золото, на какой реке?

Профессор открыл карту. Вот он вышел от сюда, прошёл мимо Корейского полуострова, повернул на север. Может быть они где-нибудь здесь, в районе Владивостока брали воду. Единственные крупные острова на севере, это Шантарские. Есть, правда, по дороге множество мелких островков, но, видимо, Лю Жуншу писал именно о Шантарских островах, они самые крупные в том районе, если, конечно, не считать Японских. Как же далеко они забрались на север! Шторм застал их южнее этих островов, тогда получается, что Большая река это Амур. А впадает в неё Уссури. И золото спрятано где-то около притока Уссури. Конечно, находка этого золотого клада науке ничего не даст, но подлинность событий в данной рукописи подтвердит.

А что скрывает в себе вторая часть рукописи? Сергей Евгеньевич чуть ли не дрожал от нетерпения. Он походил по кабинету, успокоился и сел переводить вторую часть рукописи. Это заняло несколько дней.


Вторая часть рукописи Лю Жуншу.


I


Чтобы не случилось – солнце взойдёт всегда!

« Благородный встречает гнев и милость высших с равным достоинством» – как сказал великий учитель Кун. (Конфуций)

Верю, что все несчастья, какие обрушились на меня рано или поздно кончаться и гнев нашего достопочтимого императора, как я считаю, не совсем заслуженный, тоже пройдёт и растает как снег под лучами весеннего солнца.

«Благородный с достоинством ожидает велений Неба». (Конфуций)

Пока же, находясь в заточении, я решил описать те события, что случились со мной за этот год, год собаки. Благо, дощечками для письма, тушью и кисточками меня не ограничивают.

В самом начале года собаки, в один из ясных дней цинмина (начало апреля), из устья реки Бай по повелению императора на север отправились две джонки. На каждой джонке было по восемнадцать членов команды, по одному рулевому и по одному капитану. Одним из капитанов и главой всего этого плаванья, был я Лю Жуншу. Это было моё четвёртое путешествие на Север, что очень и очень настораживало, число четыре не самое счастливое, по звучанию похожа на слово «смерть». Может быть, именно это и привило в дальнейшем к череде несчастий и бед? И у второго капитана Юй Сугэ тоже было четвёртое путешествие. И мы подумали, что четыре и четыре это будет восемь, а восемь созвучно слову «благополучие».

И сначала всё шло хорошо, даже очень хорошо!

Ещё со времён моих достопочтимых предков, императоров династии Хань, устремлялись в плаванье суда подобные моим. Но устремлялись они всегда на юг. Доходили они до тех мест на юге, где солнце встаёт строго на востоке и, прокатываясь над головой, заходит строго на западе. Где стоит удушающая влажная жара. Но никогда, до последнего времени, они не уходили так далеко на север, на десять тысяч ли (примерно пять тысяч километров). По справедливости, надо заметить, что какие-то смутные воспоминания о путешествиях на север сохранились. Но путешествия эти были очень трудные и всегда рискованные и большую выгоду не сулили, а климат был суровый, холодный. И об этих древних странствиях благополучно забыли.

Но к власти пришла чжурчжэньская династия Цзинь. Она происходила с севера. И чжурчжэни слышали, что ещё севернее их родины с гор текут реки, где можно найти золотые самородки. И живут там родственные им племена.

Государство всегда нуждается в золоте!

И лет тридцать назад, тогдашний император повелел отыскать те золотоносные реки. Одна река была найдена, в ней было добыто золото, и это золото повезли в Северную столицу. Но по дороге, золотодобытчики были ограблены и убиты северными кочевыми варварами. До Северной столицы добрался еле живой только один человек с маленьким самородком.

Тогда император, здраво рассудив, что на море кораблям из Поднебесной ничто не угрожает, кроме непогоды, повелел снарядить морскую экспедицию на Север, с целью поиска золотоносных рек. И через несколько лет, после неудачных попыток, такая река была найдена. В почти безлюдных местах. Мало того, чуть вверх по реке, была обнаружена золотая жила, уходящая в толщу скалы.

Там была выстроена крепость и образованно поселение. Живут там и добывают золото рабы, в основном подданные Поднебесной, которые попали в рабство за долги. Раб, проживший и проработавший год в тех краях и сумевший выжить, освобождается от рабства.

Охраняют их и крепость, воины, набранные из северных кочевников, в основном из татар, меркитов и кереитов. Эти народы не любят друг друга. На своей родине, в северных степях, они постоянно враждовали. Кроме того, они говорят на разных языках. То есть договориться между собой, что бы завладеть золотом, им будет трудно. Так, по крайней мере, считали в империи. Понятно, что они охраняли. Не понятно было от кого. Население там было редким и крайне миролюбивым, занималось охотой и разведением оленей. Золото его не интересовало.

Ежегодно, туда снаряжаются два судна, которые везут смену из рабов и их стражников, а так же продовольствие на год, в основном рис, лук, чеснок и чай. Местным охотникам очень понравился чай, и они с удовольствием меняли его на мясо и пушнину. Охране не запрещалось брать собственный товар для обмена с местным населением. Стражники, приезжая туда нищими, возвращались богатыми, тем более что меркиты и сами умели охотиться на пушных зверей.

Для обмена с местным населением привозили на Север кроме чая и железные изделия: ножи, топоры, пилы, иголки и прочее, а, так же различную материю. Назад везли не только золото, но и пушнину, которое тоже поступало в императорскую казну.

Год назад, воспользовавшись неурядицами в Поднебесной, грязный кочевник, мерзкий пастух скота, пьющий молоко – Чингисхан, сумел разбить наше войско и потребовал у императора не слыханную по дерзости дань. Он потребовал императорскую дочь себе в жёны, пятьсот юношей и девушек, золото, драгоценных шёлковых тканей и лошадей. Император согласился. Казна опустела. Настало неспокойное время. Облавные отряды грабителей – монголов опустошали страну севернее Жёлтой реки. Нужны были воины, а войнам нужно платить и платить золотом.

Наш император Удабу, всего второй год сидел на троне, но он знал, что золото, это кровь государства. И государство не может существовать без него. Тем более в такое смутное время.

Император потребовал ежегодную поездку на север за золотом совершить раньше, простоять там как можно дольше и привести золото как можно больше. А так же взять для обмена с тамошними жителями чай и железо, и привести кроме золота ещё и меха и зубы того морского зверя, которые так похожи на слоновьи бивни. Иногда эти зубы попадали в Поднебесную и ценились очень дорого, как всякая редкость. Эти зубы достигают трёх чи в длину, а то и больше (около одного метра). Какого же размера должен быть зверь, в пасти которого такие зубы? Может быть это дракон, о котором говорят наши сказки? Живёт он далеко на севере, где, как говорят, солнце совсем не заходит летом и совсем не восходит зимой. Как это может быть? Зубы морского зверя я сам держал в руках, и то, что он существует, я не сомневаюсь. Но насчёт солнца! Как может одно и то же светило в одно и то же время, но в разных местах земли заходить строго на западе, чуть севернее запада и вообще не заходить? Это выше моего понимания! Думаю, всё это сказки и досужие выдумки, день должен быть везде одинаковый, что на юге, что на севере. Земля-то плоская, а в центре её находится Срединная или Поднебесная империя во главе с нашим божественным хуанди (императором).

И так, помолившись Юйди – богу всех стихий, мы отплыли. На моём судне находилась часть охраны и доверенное лицо казначейства, чжурчжэнь Ингэ. На втором судне – охрана и рабы. Северо-западный ветер наполнил наши паруса. Джонки как ласточки летели по Жёлтому морю. Всегда зимой и вначале весны, дует этот ветер, поэтому корабли Поднебесной с охотой уходили на юг, а не на север. Летом и осенью, наоборот дует юго-восточный ветер, возвращаться удобней, а путь домой всегда короче.

Быстро мы шли при попутном ветре. На третий день пути показались берега Шаньдунского полуострова, и три дня мы шли вдоль него. Это всё были берега Срединной империи. Но вот и они оказались позади. Через четыре дня впереди на горизонте появились берега государства Корё. Мы взяли курс на юг. Вот из моря стала вырастать гора Халласан, мы приближались к острову Чеджу. Обогнув его с юга, мы вошли в Восточное море и взяли курс на север. Попутный ветер стих, но нас подхватило морское течение. Движение замедлилось. Мы ловили любой мало-мальски попутный ветер и всё-таки двигались вперёд. Справа по борту зеленели гористые берега страны Восходящего Солнца. Жители этой страны конечно варвары, но они очень много переняли у жителей Поднебесной, что весьма, весьма похвально для варваров. Они переняли иероглифы, бумагу и тушь, что бы писать этими иероглифами звуки своей варварской речи, чай, компас и многое другое. Сейчас в этой стране то же идёт война. И кто бы ни победил к власти придут всё равно свои. Простой народ даже не заметит эти перемены. В Поднебесной же всё гораздо сложнее.


II


На двадцатый день плавания к нам подошла лодка, выдолбленная из цельного ствола дерева. В ней оказался купец, который торгует с Поднебесный и, поэтому знает наш язык. Он был послан правителем той земли, мимо которой мы проходили, что бы позвать нас к себе в гости. Отдых на берегу был кстати. Размять ноги на берегу команде и пассажирам было просто необходимо. Мы испросили разрешение на это. Оно вскоре было получено. Высадив команду двух джонок и пассажиров на берег и оставив вместо себя кормчего второго судна, я, доверенное лицо казначейства Ингэ и командир охраны меркит по имени Чже. На самом деле его звали не так, но его длинное варварское имя наш язык отказывался произносить, поэтому он и получил от нас другое имя, сокращённое от его настоящего – Чже.

Правителя звали Каташи из рода Симадзу, который восходит от правителей Поднебесной империи Цинь Шихуанди. Конечно, это не династия Хань, но род тоже знатный. Титул у правителя был – самулай (самурай). Произносится он немного по-другому, но звук, который есть в этом варварском языке, отсутствует в божественном языке жителей Срединной империи, и иероглифов таких тоже нет, поэтому передать звучание я не могу. Вообще этот звук характерен для варваров востока, запада и севера, это он передаёт рычание зверей, а не людскую речь. Самое смешное, что первый звук моей фамилии отсутствует в языке вадзин – жителей страны Восходящего Солнца, и самулай Каташи из рода Симадзу, как не силился, но произнести его не смог. Поэтому, с моего разрешения он стал звать меня по имени, присоединив к нему уважительную приставку – Жун-сан.

Титул самулай или буси (воин), означает воина на службе более знатного правителя – сёгуна, по-местному, который в свою очередь служит императору, или сам стремится стать императором страны Ямато, как называют свою страну её жители.

Мы поднимались по круче берега наверх, где стоял дом господина Каташи. Вокруг стояли домики низшего сословия. Мне казалось, что они были какие-то лёгкие. Я поинтересовался у нашего проводника об этом и он подтвердил, что это действительно так. Здесь довольно часто случаются землетрясения, и, что бы можно было благополучно выбраться из-под завала, если обитателей дома землетрясение застанет внутри него, дома делают из лёгких материалов.

Господин Каташи встречал нас на пороге своего дома. Он плотно прижал руки к своим бокам, кланялся и улыбался нам. Нас провели в просторную комнату, усадили на подушки. Предварительно у порога, по местному обычаю, мы сняли обувь. Как же ругался Чже, снимая свои тесные сапоги! У дальней стены девушки играли на каких-то музыкальных инструментах. Лилась спокойная приятная музыка. Подали чай.

Господин Каташи-сан интересовался всем: куда и зачем идут на север джонки из Поднебесной, какой дорогой они возвращаются, как дела в Поднебесной, что интересного мы видели дорогой, двигаясь туда и обратно, и многое другое. Что мог, я любезно разъяснил ему. Действительно на север джонки идут вдоль берегов страны Восходящего Солнца, им помогает двигаться с юга на север морское течение и ветер с берега. А осенью они движутся по другой стороне Восточного моря, где то же есть течение вдоль берега, но уже в другую сторону, с севера на юг. Что же касается интересного и не обычного, то в позапрошлом году, когда мы возвращались обратно, на той стороне Восточного моря, я видел с борта судна, как тигр загрыз морского зверя, у которого ласты вместо ног. Согласитесь, что это не обычно! Тигр – животное южное, а морской зверь, надо думать, северное. Потому, что дальше на север этих зверей становится больше и сами они крупнее. Мы видели их лежбища на берегу. И встреча этих зверей – тигра и ластоногого, явление не обычное. В проливе между островом Эдзо и Северном островом видели морскую выдру, которая плыла на спине, а на животе грызла раковины. Это было забавно. И ещё рассказал о зубах неизвестного морского зверя. Каташи-сан был поражён.

И это было не последние, что его удивление в этот день.

Подали обед. Рыбу и другую морскую живность, и надо отдать должное повару господина Каташи, прекрасно приготовленную. Все ели, естественно палочками, кроме этого варвара – меркита. Он ел руками и с таким брезгливым выражением лица, что господин Каташи поинтересовался – в чём дело? Меркит Чже ответил, что у них в степи только самый последний нищий ест рыбу. Тот, у кого нет скота и лука для охоты. Ибо только мясо и молоко настоящая пища воинов! Тут уже у нас появилась презрительное выражение лица – чем молоко коровы отличается от её мочи? А меркит невозмутимо продолжил, что от употребления молока рождаются такие великие воины, которые могут подчинить себе Поднебесную империю и любую другую. Правда, он добавил, что Темуджин, которого сейчас называют великим полководцем Чингисханом, в молодости тоже питался рыбой. А каких высот он достиг!

Каташи-сан никогда не слышал о Чингисхане и поинтересовался у меня, кто это такой. Я ответил, что это варвар-кочевник, который покорил все кочевые племена на севере от Поднебесной, в том числе и родину этого меркита.

Почтительно выслушав ответ, он вежливо и деликатно спросил, может ли Поднебесная потерпеть поражение от этого Чингисхана? Я с возмущением дал отрицательный ответ. И доверенное лицо казначейства, чжурчжень Ингэ полностью со мной согласился. Но у меркита было своё мнение. Он сказал, что всё возможно. Войска Поднебесной составляют чжурчжени, которые сами когда-то были степными войнами и довольно таки не плохими войнами, если сумели в своё время завоевать Поднебесную. Но жизнь в Поднебесной изнежила их. Теперь не каждый из них может на скаку попасть из лука в летящую птицу, а в войсках Чингисхана это может сделать любой воин.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное