Анатолий Дубровный.

Баронесса из племени волчиц



скачать книгу бесплатно

Глава первая. Знакомство

Анита

Тишина просто осязаемо давила. Наваливаясь сверху, обволакивала со всех сторон. Пытаясь вырваться из этой затягивающей тишины, Анита проснулась. Но тишина никуда не исчезла, мало того, к ней добавилась ещё и темнота. Анита несколько раз открыла и закрыла глаза, но ничего не изменилось – эта тёмная тишина и поглощающая все звуки темнота никуда не исчезли.

– Свет! – девушка попыталась вырваться из этой вязкой субстанции. Но опять ничего не произошло, реакции на голосовую команду не было. Анита зашарила рукой, разыскивая клавишу аварийного включения освещения и найдя её, с силой вдавила, услышав щелчок, разгоняющий тишину. Но вот свет включился, как и положено ему, только аварийный: слабый и тусклый. Анита несколько раз щёлкнула выключателем, словно надеясь, что свет станет ярче, или желая убедиться, что звуки всё же существуют. Только сейчас Анита заметила, что воздух какой-то затхлый, словно вентиляционная установка давно не работает. Девушка встала с кровати, посмотрела на вторую, аккуратно застеленную, и пошла к массивной двери, нажала на клавишу «открыть», но ничего не произошло. Вздохнув, Анита провернула кремальеру и отодвинула толстую стальную плиту. В коридоре тоже горел тусклый аварийный свет, но звукового сигнала, сообщающего об аварии, не было. Воздух пах так же как и в комнате – затхлостью и немного плесенью. Девушка покрутила головой, вернулась в комнату и надела ботинки, в носках как-то неудобно ходить по шершавому бетонному полу. Решив, что умоется позже, вообще-то надо было бы принять душ, Анита пошла в зал управления. По правде говоря, это был не зал, просто большая комната с тремя большим мониторами у стены и пультом-клавиатурой к каждому, ну и джойстиками. Тут тоже были следы – не запустения, а какой-то непривычной пустоты, обычно в зале, у светящихся экранов, сидели операторы, а на пультах-клавиатурах мигали огоньки. Анита потрясла головой, словно отгоняя наваждение – может это ещё сон? Или просто дурацкий розыгрыш? Но даже для розыгрыша обесточивать аппаратуру ребята не решаться. Но глаза девушку не обманывали, экраны были выключены. Анита подошла к ближайшему пульту и провела пальцем по экрану, затем по клавиатуре – пыли не было, как будто это всё только что выключили. Девушка пожала плечами и нажала клавишу пуск. Экран замигал мертвенно-синим светом, и на нём появилась надпись-транспарант: «Система находится в режиме консервации. Начать расконсервацию?».

Анита машинально нажала кнопку «да» и выругалась, почти как сержант Браун. Хотя куда ей до сержанта, тот изгалялся минут двадцать, произнося слова, которых домашняя девочка Анита даже не слышала, только догадывалась о их значении и то не всех. Анита улыбнулась, вспоминая тот случай.


– Я сделаю из вас настоящих бойцов! Даже несмотря на то, что у вас между ног ничего не болтается! Вы у меня бросите свои бабские штучки – в обморок падать! – ревел сержант Браун, побагровев от натуги.

Ревел так уже минут пятнадцать. Строй одетых в форму девушек, стоящий перед ним, казалось, вот-вот рассыплется, и перепуганные курсантки, как зелёные мыши, прыснут в разные стороны. Сержант, удовлетворённый эффектом своего выступления, прорычав: «Урок первый», достал из мешка, что держал в руках, поросёнка и перерезал тому горло. Струя крови хлестнула по шеренге девушек. Три сразу упали в обморок, ещё три сделали то же самое, предварительно повизжав. Анита брезгливо скривилась, она не то что привыкла к такому, просто помогая своей матери, биологу, когда та работала в виварии, ассистировала ей, когда та делала операции мышкам, крысам и кроликам, так что к виду и запаху крови девушка привыкла. Сейчас же Анита досадовала на то, что испачкалась её новенькая форма. А вот её подруга Дороти, маленькая пышечка, любившая поесть и не изменившая своей привычке сегодня за завтраком, продемонстрировала сержанту все, что съела. Браун, на свою беду, слишком близко подошёл к этим двум нестандартно отреагировавшим на поросёнка с отрезанной головой. Если Анита просто брезгливо кривилась, то Дороти была занята тем, что изо всей силы сдерживала рвотный позыв, и теперь не смогла это сделать. Анита с удовлетворением наблюдала, как щегольской зелёный комбинезон сержанта стал неопределённого цвета, украшенный не до конца пережеванными листьями салата. Вот тогда-то Анита и услышала эти неизвестные слова, много слов.


Отведя душу словами, почерпнутыми из лексикона сержанта Брауна, Анита возмущённо закончила:

– Они, что, в конец обалдели?! Консервировать модуль с живым человеком! Дурацкие шуточки!

Экран в ответ на эти слова, высветил новое сообщение:

– Введите пароль.

Пальцы Аниты, продолжавшей возмущаться вслух, привычно забегали по клавиатуре. Когда равнодушная железка спросила: «Введите свой статус», показав три варианта: оператор, старший смены и командир командно-ретрансляционного модуля, Анита мстительно ткнула курсором джойстика-мыши в третий пункт. На что ехидный электронный разум заявил: «Введите код доступа». Усмехнувшись, Анита, проведя рукой по обратной стороне плоского монитора, нащупала там прилепленную бумажку и быстро отстучала по клавишам, набирая длинную строку символов. Лейтенант Джелисон ничем не отличался от своих подчинённых, хотя наказывал их за то, что они записывают длинные, придуманные им пароли. А сам-то! Не мог запомнить то, что придумал!

Экран несколько раз мигнул и выдал большой транспарант: – «Доступ разрешён! Приветствую вас, старший лейтенант!».

– А старина Джели тщеславен, только-то получил звание, – хихикнула Анита. Пальчики девушки снова застучали по клавишам, вызвав следующую надпись: «Включить голосовое управление?». Анита захихикав – сейчас она переведёт всё управление модуля на себя, а эти шутники пусть побегают там снаружи, нажала на транспарант «Да», после чего, откинулась на спинку кресла, приготовившись страдать. Получив подтверждение, тупая машина долго мучила Аниту, заставляя произносить различные слова и фразы, настраиваясь под её голос. Это было необходимо, так голос может измениться – охрипнуть или от волнения стать выше, поэтому умная программа вычленяла признаки характерные только для Аниты, теперь девушка могла отдавать команды как угодно: басом, визгом, шёпотом и так далее. Устав от работы с компьютером и слегка охрипнув, новый начальник командно-ретрансляционного модуля протянула руку и достала из шкафа-холодильника банку с колой. Машинально открыв её и сделав глоток чуть тёплой жидкости, холодильник не работал, Анита произнесла в пространство:

– А все-таки, почему законсервировали и когда это успели сделать? Да и зачем холодильник выключили? Аварийка-то работает.

Пальцы девушки снова забегали по клавиатуре, и она с удивлением узнала, что все таймеры обнулены! Это уже было слишком! Такие шуточки могут кое-кому вылезти боком! Если в этом участвовал и Джели, то не стать ему старшим лейтенантом! Девушка хлопнула себя по лбу и включила внешние камеры обзора. Если эти шутники снаружи, то они пошутили сами над собой – в режиме консервации блокируются все внешние двери, в том числе и ворота гаража. Надёжно отсекая модуль от внешнего мира.

Вообще-то командно-ретрансляционный модуль – это было название небольшого укрытия для мощной принимающе-передающей аппаратуры, попросту – военного ретранслятора, рассчитанного в том числе и на приём сигналов со спутников. Подобных бункеров по стране было понастроено несколько тысяч, потому как страна готовилась к войне, и в случае массированного ядерного удара какая-то часть таких укрытий должна была уцелеть и обеспечить работоспособность всей системы. Так считалось, поэтому такие бункера обладали системой жизнеобеспечения, рассчитанной на сотню человек: обслуживающий персонал аппаратуры и подразделение охраны. Но обычно было около десятка-двух операторов и взвод солдат. А этот безымянный пункт, имеющий только порядковый номер, был вырублен в скальной породе отрогов Скалистых гор. Не в диком месте, рядом имелось небольшое селение, куда периодически ходил (в увольнение) и бегал (в самоволки) весь персонал этого модуля, включая его командира – лейтенанта Джелисона. Анита Моралес была младшим оператором этого же пункта.

Выведя на экраны картинки с внешних камер, Анита удивлённо присвистнула. Наблюдаемый пейзаж ничего не имел общего с тем, что было раньше! Тогда камеры давали обзор только в одну сторону, потому что бункер представлял собой несколько тоннелей, вырубленных в горе, и камеры смотрели только от склона. Сейчас же камеры были направлены в разные стороны так, словно высокая гора превратилась в маленький холм. Да и окружающий пейзаж… С одной стороны была пустыня, с другой – что-то типа саванны, на горизонте зеленевшей полоской джунглей. А сам холм представлял собой часть невысокой скалистой гряды и, скорее всего, тоже был скалой. Никаких селений поблизости не наблюдалось. Анита хмыкнула, чтоб такое показать, надо очень хорошо потрудиться, в том числе и поработать с программным обеспечением, а насколько ей было известно, таких специалистов здесь не было! Девушка достала ещё одну банку и тут же поставила её на место, передача одной камеры её очень заинтересовала – своей запредельной реалистичностью. Увеличив изображение, Анита увидела девушку в меховом бикини, бегущую к скале. Забравшись на выступ, девушка побежала по нему дальше, но выступ закончился, и та остановилась. Бежать дальше было некуда, а вниз прыгать, значило – разбиться насмерть. Там, где кончалась эта тропинка, вниз уходила довольно глубокая пропасть. А из-за скалы появился тот, от кого девушка убегала. Диплодок решила Анита. Но какой-то странный, ископаемого травоядного ящера этот зверь напоминал только длинной шеей. Весь покрытый костяными пластинами или крупной чешуёй, ящер имел большую голову, с такой же большой зубастой пастью, в ней он держал ящера поменьше или кого-то, напоминающего кенгуру. У этого зверька были мощные задние лапы, длинный и толстый хвост, а вот передних Анита не разглядела, они были или очень маленькие, или большой ящер их уже съел. Судя по его поведению, этот большой ящер обладал зачатками разума или развитыми инстинктами: поняв, что жертва, попытавшаяся от него убежать, этого сделать не в состоянии, а вот он благодаря своей длинной шее достать её сможет запросто, ящер заревел и остановился. Звука Анита не слышала, она определила по вибрирующим складкам на шее, что ящер ревёт и довольно громко, а тот положил зверя, что держал в зубах, на землю и стал его есть. Это было настолько реалистично, что Анита, выругавшись, вскочила и побежала в гараж. В конце концов, если это розыгрыш, то эти шутники в модуль без неё не попадут, а она убедится, что это таки розыгрыш.

Гараж, расположенный за помещением-казармой охраны, был уже ярко освещён – автоматика сработала на перемещение Аниты. Девушка, когда шла в зал управления, обратила внимание, что все комнаты модуля открыты, кроме той, где она спала. Дверь в гараж тоже была открыта, и там вроде как стоит полагающаяся по штату техника, Анита даже при скудном аварийном освещении это разглядела. Сев в водительское кресло небольшого джипа, Анита, чисто машинально, проверила наличие автомата и патронов в нём, оружие было в футляре-кобуре, расположенном на дверце, потом зачем-то надела пояс с пустым патронташем и двумя большими ножами, видно кого-то из пехотинцев, чтоб застегнуть этот пояс, Аните пришлось его два раза обернуть вокруг талии. Проверив, как выходят из ножен ножи маньяка полковника Боуи, а кем ещё может быть человек, придумавший такие кошмарные острые штуки. К тому же неудобные, то ли дело – скальпель!

Повернув ключ подачи питания, Анита увидела как стрелки приборов дрогнули и остановились на отметках, показывающих что всё в порядке. Значит все аккумуляторы заряжены как и положено! Получается, что модуль переведен в режим консервации совсем недавно.

– Открыть ворота! – скомандовала Анита и утопила педаль хода до отказа и вывернула руль – лёгкий джип, как норовистая лошадь, скакнул вперёд и, накренившись на повороте, помчался, огибая скалу. Которой раньше здесь не было!

Диплодок с зубами закончил есть, как отметила Анита, чешуйчатое кенгуру и теперь тянулся к замершей неподвижно девушке в бикини из шкур.

– Ах ты ж скотина! – Анита, не раздумывая, выдернула из зажимов автомат и всадила очередь разрывных пуль в бок гигантского ящера, именно таким он вблизи и выглядел. Вообще-то надо было стрелять в голову, но Анита боялась попасть в девушку, прижавшуюся к скале. Разрывные пули хоть и оставляли большие дыры в боку длинношеего динозавра, но особого вреда ему не нанесли, а только разозлили. Он заревел так, что заложило уши и, открыв громадную пасть, повёл головой в сторону Аниты, с явным намерением проглотить эту нахальную козявку.

– Отличная мишень! Не промахнёшься! – Анита, как в тире, хладнокровно всадила в распахнутую пасть заряд из подствольного гранатомёта. После чего, вбросив автомат в футляр-кобуру, быстро сдала назад, чтоб не попасть под предсмертные конвульсии громадного тела. Подождав, пока зверь перестанет трепыхаться, подъехала к началу тропы и поманила девушку, стоящую в её конце. Анита широко улыбнулась, ведь так было написано в наставлении по общению с дикими аборигенами, а кем могла быть девушка в таком наряде? Впрочем, это руководство мало кто читал. Какие могут быть аборигены, да ещё дикие, здесь, в самом центре страны? Были когда-то здесь аборигены, но это было очень давно, ко времени, когда появилась на свет Анита, они уже ничем не отличались от остальных жителей. Правда, мама говорила девушке, что в её жилах течёт кровь этих самых аборигенов; чёрные волосы, смуглая кожа и чуть раскосые глаза Аниты – это было наследие давно исчезнувших коренных жителей страны.

Продолжая неестественно широко растягивать рот, Анита лихорадочно вспоминала, что же в том дурацком наставлении было написано? Его Анита не читала – так, быстренько просмотрела. Не переставая улыбаться, Анита ударила себя грудь и сказала:

– Анита!

Но от усердия ударила слишком сильно и скривилась от боли. Так и не вспомнив, как же спросить у дикого собеседника о его имени, Анита ткнула девушку пальцем в грудь и с вопросительными интонациями, при этом, не переставая кривиться, произнесла:

– Уу-у-уу?

Девушка отшатнулась и вроде бы поняла, потому что ответила:

– А-а-а!

– У-у-уу. А-а-а? – продолжила Анита свои расспросы, снова ткнув девушку пальцем в грудь, но в это раз сильнее. Та сразу же откликнулась:

– Ай!

– У-у-у, а-а-а, ай? – не поняла Анита и снова попыталась ткнуть девушку пальцем в грудь. Та отпрыгнула назад. Анита покачала головой и сообщила непонятно кому: – Как тяжело налаживать контакты с аборигенами! Тем более с дикими, а мне ещё и дура какая-то попалась!

– Сама дура! – тут же отозвалась девушка, Анита на неё удивлённо посмотрела:

– Ты что говорить умеешь? Не дикая?

– Сама ты дикая! – обиделась девушка и вроде как похвасталась: – Я не только говорить, я ещё читать и вязать умею! Если тебя интересуют такие подробности.

– Так чего же ты сразу не сказала? Когда я тебя спрашивала? – возмутилась Анита.

– Где ж ты меня спрашивала, укала как гугутан, зубы скалила и пальцами тыкалась! И что я тебе должна была сказать?

– Ладно, проехали, – усмехнулась Анита, на этот раз нормально улыбнувшись.

– Кто проехал и куда? – поинтересовалась девушка, Анита объяснила:

– Так говорят, когда хотят сказать, что всё, что было до сих пор, незначительно. Меня, кстати, Анита зовут. А тебя?

– Алита, – ответила девушка, а Анита спросила:

– Как ты сюда попала? И почему этот зубастый диплодок за тобой гнался? И откуда это чучело здесь взялось?

Алита

Не найдя никакой дичи в буше, Алита решила подъехать ближе к красным скалам, возможно, там кто-нибудь будет? Послав вперёд своего гурха, девушка перехватила поудобнее лук, стрела была наложена на тетиву, натянуть и выстрелить было делом мгновения. Но дичи не было, никакой! А возвращаться без добычи было стыдно, Алита, пытаясь доказать матери, а главное, Архите, что она уже может сама охотиться, и предприняла этот безрассудный поход, ведь в одиночку так далеко от становища даже опытные охотницы не забирались – можно было встретить не только опасных хищников, но и гугутанов. Эти большие мохнатые полулюди-полузвери были очень опасны. Гурх, слегка покачиваясь, перешёл на быструю рысь. Его большая голова, которая при обычной ходьбе была вровень с головой седока, сейчас опустилась, открывая хороший обзор вперёд. Мощные задние лапы, мерно топали, маленькие передние гурх прижимал к груди. Алита оглянулась назад, мощный, покрытый мелкой чешуёй хвост верхового зверя вытянулся параллельно земле, создавая противовес передней части мускулистого тела. Алита, оглядываясь, прозевала атаку тардыма, впрочем, если бы девушка смотрела вперёд, она всё равно ничего бы сделать не успела бы. Большая зубастая пасть должна была схватить всадницу, но верный Коко, резко затормозив, поднялся во весь рост, закрыв собой Алиту. Тардым вцепился в брюхо гурха, прокусил чешую и мотнул своей башкой, вырывая бедному Коко все внутренности. Алита, вылетев из седла, упала, потеряв лук. Тардым заревел и, схватив зубами гурха, поднял того, а Алита, пока зверь был занят, вскочила и побежала к скальному выступу, тянущемуся вдоль скалы и огибающему её. Выступ был узкий и вёл вверх, тардым по нему не пройдёт и не достанет, если там укрыться. Но, не пробежав и сотни метров, девушка остановилась, каменная тропа оборвалась. Если она сначала поднималась, то дальше просто шла вдоль скалы и закончилась над пропастью. Но тардым благодаря своей длинной шее запросто мог сюда достать. Бежать обратно не имело смысла, там рвал бедного Коко грозный хищник, а вперёд дороги не было. Алита прижалась к скале, надеясь, что тардым удовлетворится гурхом. Но зверь развеял надежды девушки, появившись из-за поворота. Увидев, что его добыча уйти от него не может, тардым победно заревел и, словно издеваясь, остановился и стал доедать гурха. Алита, кусая губы, зашарила по поясу, но ножа там не было! Видно он потерялся, когда девушка упала, но с другой стороны – что она может сделать ножом этому бронированному чудовищу?

Тардым, доев гурха, потянулся к Алите, а та, несмотря на безвыходность ситуации, широко раскрыла глаза от удивления – из-за скалы выскочил борх, но какой-то странный. У него не было лап, а были толстые колёса, и не было панциря. Внутри борх был пустой, словно его кто-то выел, и самое странное – там сидела охотница! Ну, может не охотница, только ученица, уж очень молодо она выглядела. Эта ученица или всё-таки охотница, уж очень она себя уверенно вела, подняла какую-то палку. На конце этой палки заплясало пламя, и послышался звук, будто кто-то стучал в ограду становища, сильно стучал. Тардым взревел, видно ему этот звук не понравился и развернулся к борху, заслонив его от Алиты. Раздался хлопок, потом ещё один – и тардым, упав, забился в агонии, а борх, как ему и положено, отбежал назад и стал ждать, пока гигантский зверь издохнет, чтоб потом полакомиться свежим мясом.

Алита уже было собралась бежать обратно, как этот странный борх заурчал и подбежал к месту, где каменная тропа опускалась низко к земле. Миновать этого странного зверя никак не получалось. Охотница, его приручившая, спрыгнула на землю и поманила Алиту. Делать нечего – девушка спустилась, а эта странная охотница оскалилась, совсем как гугутан перед дракой, и громко произнесла, наверное, боевой клич:

– Анита!

После чего издала звук, с которым гугутаны бросаются в бой, ткнула Алиту пальцем в грудь, сильно и больно ткнула, похоже, вызывая на бой, нет, скорее всего, просто решив убить и скормить девушку своему странному борху. Алита отшатнулась и непроизвольно вскрикнула. А эта дикая и странная гугутанка снова ткнула Алиту пальцем в грудь, но уже сильнее, снова издав своё уханье, Ещё и передразнила начинающую охотницу, видно, чтоб показать своё презрение! Алита отпрыгнула назад, собираясь бежать, только не решила еще, как проскочить мимо борха, чтоб он её не сцапал. А гугутанка вполне членораздельно произнесла:

– Как тяжело налаживать контакты с аборигенами! – А потом начала обзываться: – Тем более с дикими, а мне ещё и дура какая-то попалась!

Несмотря на всю бедственность своего положения, Алита не стерпела и ответила:

– Сама дура!

Чем вызвала неподдельное изумление этой, как оказалось, совсем не гугутанки:

– Ты что, говорить умеешь? Не дикая?

Алита опять обиделась и ответила в том же духе, так поговорив некоторое время, незнакомка назвала своё имя, оказывается то, что она почти выкрикнула вначале, был не боевой клич, а её имя. Девушки познакомились, потом Анита поинтересовалась, почему тардым гнался за Алитой, как-то смешно его назвав. Пока Алита всё это рассказывала, она с завистью смотрела на ножи в замечательных ножнах, висевшие на широком поясе Аниты. Та заметила этот жадный взгляд и спросила:

– А у тебя, что, нет ножа? Ты же говоришь, что охотница, а как может охотница пойти на охоту без ножа? Тем более, насколько я поняла, это у вас основное оружие, если не считать лук. Но и его у тебя нет.

Алита решила, что Анита, заметив её интерес к своему оружию, хочет поставить неудачливую охотницу на место, намекая на её злополучную охоту. Хоть как это было ни позорно для охотницы – потерять своё оружие, врать было еще более позорно, поэтому Алита рассказала, как это случилось. А нож – это большая ценность, и другой вряд ли дадут. Этот нож, мама попросила Отанка выковать для своей дочери в обход всех правил, ведь Алите нож ещё не положен, она же ещё не охотница. А потерявшую нож охотницу больше не считают охотницей, она становится даже ниже загонщика. А что теперь будет с ней? Пока Алита рассказывала, у неё даже губы дрожать начали, а на глазах выступили слёзы, усугубляя её позор. Анита покивала, а потом вытерла девушке слёзы и сделала такое… У Алиты перехватило дыхание. А Анита сняла с себя пояс с ножами и подала его Алите:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4